"Антилопы! Ребята, поглядите – антилопы!"

"Антилопы! Ребята, поглядите – антилопы!"

22 января 2008, вторник. 18:522008-01-22T18:52:26+02:00

Кубок Африки смотрю. Практически всегда. Как правило, не удается посмотреть финал. Потому, что финал играется в выходной день, и, в общем, что бы ни происходило, конкурирует он уже с футболом лучших европейских чемпионатов. За меня конкурирует, то есть за зрителя... И проигрывает. Не знаю, у кого как, а для меня Кубок Африки – зрелище все-таки в большей степени диковинное. Из последнего, например, как ни вспоминаю – самый памятный эпизод, когда в стандартной ситуации – нападающий не успел к передаче на краешек и уперся в спину защитнику, который, расставив ноги, дает мячу упрыгать на угловой – этот нападающий, подотстав, ахнул с ноги наивному защитнику по доверчиво подставленным яйцам.

Не хочу показаться зрителем, которому непременно важно, чтоб было много голов. Да и в диковинном зрелище порой почерпнешь не меньше. Очень интересно, например, как проявляют себя отлично известные тебе игроки в качестве непререкаемых лидеров. Это часто бывает сопряжено со сменой позиции, вообще с иной, непривычной в клубной жизни игрой. Джордж Веа, например, в своей сборной (Либерии, кто не помнит) играл вообще в полузащите. Ну, а харизматический лидер ивуарийцев Дидье Дрогба хоть и не перестает быть ударным форвардом, становится форвардом куда больше и разнообразно подыгрывающим, чем обыкновенно за ним это водится. Все, с одной стороны, привычно, а с другой стороны – иначе.

(«- Знаешь, что самое прикольное в Европе? – Что? – Вот эти маленькие отличия. Вроде бы та же хрень, что у нас, но та да не та. – Что, они не говорят «Четвертушка с сыром»? – Нет, у них метрическая система, они не понимают, что это за хренотень – «Четвертушка с сыром», что это четвертушка фунта. – И как же они говорят? – Рояль с сыром. – Иди ты»).

Африка...

Тем не менее футбол, конечно, мог бы быть и поразнообразнее. Возникает довольно странное противоречие: видя игру африканских звезд (причем это сейчас уже касается вовсе не только самых лучших) в европейских клубах, нас подкупает в них именно нестандартность. Мало того: самые памятные образцы игры африканских команд на крупнейших турнирах (тут я преимущественно имею в виду черную Африку) тоже связаны с этой самой неожиданностью, какой-то земляной мощью, взрывом... Хоп! – и случилось.

А вот, например, один из центральных матчей группового турнира Кот д'Ивуар – Нигерия, который мне очень хотелось посмотреть, сложился ровно тем самым образом, который можно было предсказать хоть за неделю, хоть за год. Летели искры, мало было ударов по воротам, мало вообще коллективной игры, забилось не больше гола, вышекдшая вперед команда не дала сопернице ни единого шанса отбиться, спокойно засушив игру.

Я к чему затеял весь этот рассказ? У меня вдруг возникла догадка, почему так происходит. Почему Кубок Африки по большому счету остается таким странным, очаровательным – да, но при этом как-то диссонирующим с идеальным образом футбольной Африки турниром.

Конечно, не хватает традиций. Тех, которые могли бы определять облик той или иной команды не просто наличием в конкретный момент времени плеяды игроков, а – стилистически. От поколения к поколению. Сейчас этого нет; но это довод иррациональный, потому что неизвестно, когда и в силу чего, кроме как в силу все перемалывающего времени, это появится. Конечно, не хватает тренеров. Африка лет десять буквально молилась на Филиппа Труссье, который оказался просто молью. На фоне завоеванного в Африке авторитета он получил несколько замечательнывх шансов проявить себя – и никак не проявил (привет моим горячим товарищам из «Спорт-Экспресса», которые шесть лет назад мечтали, чтоб он возглавил сборную России).

И точно так же и с другими тренерами, работающими в Африке. Кто туда попадает – исчезает с радаров. И никогда уже не возвращается. Вот сейчас Паррейра поехал в ЮАР – но тут все ж особый случай, команда будет чемпионат мира принимать... А так – или примелькавшаяся в Африке публика, либо почтенные пенсионеры, которых больше никуда не зовут. Поприща достойные, но факт остается фактом – периферия это, глубокая периферия тренерской мысли.

Но глобально дело все-таки не в этом. И вот, собственно, догадка моя.

Неожиданно подумалось, что вообще-то ведь в африканских звездах в Европе ценят... Ну, примерно одни и те же качества. Это атлетизм во всех его проявлениях. Мощь, или скорость, или искусство вести борьбу. Если африканец – успешный защитник, то возможны два варианта: или энергичный краек, или центральный защитник типа «стоппер» – быстрый, который всегда успеет, который ногу не уберет. Но не тот, который выбран в пару защитников, чтобы читать игру и начинать атаки. Таких защитников в Африке мы, думаю, не вспомним (за исключением Кунде из сборной Камеруна Непомнящего, но это и вправду теперь уже трудно вспомнить).

Если это полузащитник – то тоже либо человек-энергия (как севильский Кейта), ценный тем, что может отбегать хоть три игры подряд, либо неукротимый борец за мячи (как Зокора или Микел). Или же амплуа вроде опять же быстрого крайка. Который вообще-то всегда куда в большей степени играет сам по себе. Как Диуф.

Ну, и нападающие. Те самые антилопы или же слоны. Это'О или Маккарти, или Дрогба.

В первую, во вторую и в третью очередь африканские игроки ценимы в высшем футбольном обществе за физическую силу, за атлетизм.

Да, я беру в основном Черную Африку, но Африка Северная вообще поставила в Европу куда меньше звезд и добилась куда меньшего на чемпионатах мира.

И в итоге выходит, что, собрав лучших представителей, африканские страны получаются, во-первых, похожими друг на друга, а во-вторых, вынуждены однотипно организовывать свою игру – поскольку и игроки в каждой отдельно взятой команде в общем-то схожи.

И вообще, африканских футболистов, блиставших интеллектом и именно этим славных в первую очередь, мы вспомним – на мировом уровне – единицы за последние годы. По большому счету, Африка дала миру пока только одного «десятого номера», способного организовать игру команды, держать ее в руках с первой до последней минуты – это Джей-Джей Окоча.

Отчасти то же можно сказать об Абеди Пеле или Джордже Веа, которые тем не менее были природными форвардами и забивалами, а не организаторами. И Кану – тоже форвард. Чрезвычайно умным игроком был Джордж Финиди – но играл он флангового форварда, амплуа, откуда тоже не до всего поля дотянешься. Ну, кого еще вспомним? Халилу Фадига, пожалуй. Но его мы помним по одному-единственному турниру – чемпионату мира. Слишком мало и скоротечно. А потом у него разболелось сердце, и на высшем уровне он уже не сыграл.

Вывод такой, я думаю: Африка пока что не законодательница мод. Европа ее пользует, полностью определяя мейнстрим самостоятельно; украшает себя африканскими чертами, которых сама не имеет, что брильянтами тамошними. А самостоятельного направления развития Африка пока что не приобрела. У нее есть талантливые игроки, но собственный футбол эклектичен и вторичен. Хотя и занимателен.

Источник: Василий Уткин


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев