Андрей Воронин - европейский украинец

Андрей Воронин - европейский украинец

29 января 2008, вторник. 21:392008-01-29T21:39:43+02:00

Новоиспеченный отец уже полгода как игрок «Ливерпуля»

Обесцененное создателями шлягеров и телесериалов понятие «оставаться самим собой» в устах Андрея Воронина снова обретает глубокий смысл. Новоиспеченный отец, уже полгода как игрок «Ливерпуля», как всегда на бегу успел открыть MAX секрет своего магнетизма, в котором, впрочем, нет ничего сверхестественного.

– Скажите честно, много времени проводите с ребенком?

– Нет, много не получается. Когда сыну исполнилась неделя, у меня была Лига чемпионов. Сплошные матчи и тренировки. Но если их нет – сразу лечу домой.

– Сегодня вы звезда, ваша карьера движется исключительно вверх. Что такое быть звездой? Правда ли, что все больше знакомств, но меньше друзей?

– По поводу последнего – я уже давно это прочувствовал. Все хотят поговорить с тобой, постоять рядом, взять автограф или сфотографироваться. А для чего? Просто чтобы потом рассказать в компании, да еще и приукрасив в собственную пользу. А насчет звезды – я себя ею не ощущаю. Для меня очень важно вести себя так же, как я вел себя раньше. Я бы не хотел, чтобы на меня повлиял статус. Надеюсь, этого не произошло, хотя, конечно, лучше спросить у моих близких.

– А кого вы считаете самыми близкими?

– Моих родителей, девушку, с корой я живу, и детей.

– С кем из великих людей вы хотели бы познакомиться?

– С Диего Марадоной. Да хоть бы просто сфотографироваться рядом. Второй в моем списке – Зинедин Зидан.

– А из украинских футболистов кого-то считаете кумиром?

– Нет сейчас таких людей. Когда ыл маленьким, мне нравились Игорь Беланов и Олег Блохин. Но сложилось так, в 16 лет я уехал жить в Европу и появились другие кумиры. Со многими из них я играл вместе. А если с 18-ти лет играешь в одной команде со звездами европейского уровня, это меняет взгляды.

– Вы с раннего возраста живете без родителей. Это лишило вас детства или наоборот – подарило вам свободу?

– Скорее, я лишился детства. Когда я уехал, у меня был тот самый счастливый возраст, когда родители склонны многое тебе отдавать. Конечно, они старались делать то же самое за 3 тысячи километров, но мое детство было не таким, как у всех. В любом случае, я благодарен судьбе и родителям за то, что они дали мне этот шанс. Если я и добился многого, то именно благодаря им.

– Вы отличаетесь от украинских футболистов, вы ведете себя, как европеец. Что для вас Родина?

– Все – что бы кто ни говорил. Я люблю свою страну и особенно свой го­род. В Германии у меня был отпуск дважды в году – летом и зимой. Каждый раз я при первой возможности пытался съездить в Одессу. Именно туда я и хотел бы вернуться, когда завершится моя футбольная карьера.

– Признайтесь, что вам больше нравилось на родине, чем в Aнглии?

– Конечно, дома все роднее и все ближе, даже грязь на улицах. Я часто обсуждаю эту тему с друзьями. Они надо мной смеются – говорят: ты просто здесь не жил!

– Что означает быть украинцем в Европе? Что вы слышали в первую очередь, когда говорили, что украинец?

– Сначала путали с русскими. В Германии, например, русских не любят. А сейчас почти не путают и относятся к нам отлично.

– Вы молодой человек, но прошли большой жизненный путь. Что нужно мужчине, чтобы выжить в современном мире? Чему вы первым делом научите сына?

– Тому, что помогло мне. Что касается спорта, у меня, честно говоря, ха­рактер жесткий. В личной жизни я совсем другой, но в профессии... Люблю, чтобы все было правильно, не приемлю нечестных путей. Я всегда знал, чего хочу, и верил в себя. У меня всегда было свое мнение, которого я придерживался. Все это, как ни странно, мне в жизни помогло. Вот это я сыну и объясню. Что важно быть настоящим мужчиной не только на словах.

– К слову о характере. Вы дважды ссорились с Блохиным. У вас разные характеры, или вы по-разному воспринимаете футбол?

– Именно! Речь идет о двух характерах, причем похожих друг на друга, но с разницей в возрасте. Олег Владимирович намного меня старше. У нас был разговор, и мы решили все проблемы. Я сообщил Олегу Владимировичу, что уважаю его как личность и как футболиста. Мы оба могли быть неправы – и я, и он. Но это все в прошлом.

– Вам сложно было поменять благополучную и обжитую Германию на Англию, где вы под прицелом, где ваших ошибок не простят?

– Не люблю засиживаться на одном месте. В моей футбольной карьере в Германии я сменил четыре клуба. Я давно говорил своему агенту, что хочу покинуть страну. Я ведь знал всех игроков Бундеслиги наизусть. Конечно, в Германии было проще, но я не жалею о своем выборе. Более того, уверен, что это не последний переезд в моей карьере.

– Не боитесь читать английскую прессу?

– Честно говоря, я ее не читаю. С чтением пока не сложилось, картинки смотрю.

– Правда ли, что дома вы наклеили на предметы быта их английские названия? Это для кого?

– И для меня, и для моей девушки. Знаете, времени нет совсем язык учить. Но сдвиги есть. Я ведь в Англии не так давно. Я и немецкий не так быстро выучил.

– Почему adidas выбрал вас лицом марки?

– Почему он меня – не знаю. А я его – потому что считаю самым сильным спортивным брэндом в мире. Я уже три года играю в бутсах adidas.

ЕВРОПЕЙСКИЙ СТАЖ

1995-2000 – «Боруссия», Дортмунд

2000-2002 – «Майнц»

2003-2004 – «Кельн»

2004-2007 – «Байер», Леверкузен

2007 – «Ливерпуль»

Источник: Екатерина Давыдова, «MAX»
ПРЕССИНГ


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев