Чемпионат Италии
11.02.2012
суббота
23:14
Фабио Капелло. Человек из камня
Рейтинг публикации

Предлагаем вниманию читателей материал о Фабио Капелло из издания «Великие», написанный в то время, когда итальянский специалист только-только принимал сборную Англии. Возможно, ознакомившись с текстом (сразу предупреждаем: текст объёмный, на любителя!), вам станут чуточку более понятны мотивы, двигавшие доном Фабио, когда он объявлял об уходе...

«Человек из камня» - потому что названия «Человек из железа» и «Человек из мрамора» уже использованы великим польским кинорежиссером Анджеем Вайдой - прим.авт.




Игру можно определить как рациональную и геометрическую. По Евклиду.
Типичным евклидовым игроком является Фабио Капелло.
Джанни Брера, итальянский журналист и писатель



Вечером 18 июня 2007 года тренер мадридского «Реала» Фабио Капелло праздновал сразу два события. Во-первых, ему исполнился 61 год, во-вторых, возглавляемая им команда стала чемпионом.

Сначала тренер отметил чемпионство, а затем вместе с женой Лаурой поехал в свой любимый и хорошо знакомый ресторан Txistu. За одним столом с четой Капелло сидели Франко Бальдини и Массимо Нери, помощники тренера. Txistu – заведение модное и известное. Вскоре в сопровождении четырех телохранителей приехали Том Круз и Дэвид Бекхем с женами, приехали и Ван Нистельрой, Рауль, Фабио Каннаваро, Иван Эльгера… Они сидели за своим столом, но уже одно их появление означало: «Мы с Вами, дон Фабио».

Позже приехал и Рамон Кальдерон, президент «Реала», человек, которому предстояло объяснять, почему руководство клуба собирается избавиться от наставника, принесшего «Реалу» чемпионский титул. А ведь год назад все было иначе…

В начале июля 2006-го, когда параллельно с чемпионатом мира в Германии разворачивался «моджигейт» в Италии, Кальдерон шел на выборы президента «Реала» с двумя важнейшими обещаниями: «Я привезу в Мадрид Кака и Капелло!»

Половину обещания он выполнил. Фабио Капелло стал тренером «сливочных» с контрактом «2+1» и сделал то, для чего, собственно, его и приглашали – сразу выиграл «примеру».

Но оказалось, что выполнение задания не гарантирует продолжения работы…

…Через три дня после победы «Реала» в футбольном чемпионате Испании баскетболисты клуба тоже стали чемпионами страны, победив в финальной серии «Барселону». Если статистики не ошибаются, то подобный «дубль» был последний раз 21 год назад. Еще раньше, в апреле, те же баскетболисты праздновали победу в Кубке ULEB, так что поклонникам «Реала» было, чем гордиться и что отмечать.

В этой обстановке победной эйфории и прозвучало заявление спортивного директора «бланкос» Предрага Миятовича о расторжении контракта с тренером Фабио Капелло. «Это решение далось нам нелегко…(…) Но мы приняли его единогласно.(…)Нам показалось, что в свете стоящих перед командой задач, фигура Капелло не является оптимальной… Мы должны не просто побеждать, а побеждать красиво…».

Из заявления и последовавших после объяснений вытекало лишь одно: «Да, Капелло снова сделал команду чемпионом, но не так красиво, как хотелось бы». Конечно, «Реал» может позволить себе требовать не «просто побед», но тогда возникает вопрос: «А вы, что не знали, кого приглашаете? Вы не знали тренерской репутации Капелло?»

Есть известное выражение: «Тренер – это стиль». Тренер может гарантировать определенный стиль игры команды, но не может гарантировать победу. И что было важнее, для Кальдерона, приглашавшего Фабио в Испанию – победа или то, с какой игрой она будет добыта? Думаю, что все-таки победа в «примере». Ну, а когда «сливочные» стали чемпионами, можно было заговорить и красоте.

Есть и другое, не менее расхожее выражение: «Стиль – это характер»…

Bisiachi

Деревня Пьерис, в которой 18 июня 1946 года появился на свет Фабио Капелло, расположена на самом северо-востоке Италии, в 20 километрах от тогда итало-югославской, а теперь - итало-словенской границы. Вся область, к которой относится Пьерис, называется Гориция. Словенцы называют эту местность Горица. Население там смешанное – кроме итальянцев, проживают потомки словенцев, есть немцы. Деревня небольшая, количество жителей посчитано точно – на начало 2008 года их было аж 3 036 человек. Самый знаменитый уроженец этих мест – футболист и футбольный тренер Фабио Капелло. В Пьерисе до сих пор живет его мать Эвелина Капелло, в девичестве Тортуль. В Италии биографию Фабио знают все любители футбола. Когда же Капелло недавно стал руководителем сборной Англии, то на его родину началось просто паломничество английских журналистов, и Эвелина старательно пересказывала им историю семьи и местности, обязательно подчеркивая, что мы здесь не furlani (или friulani) – не фриульцы, мы – bisiachi. Кто это такие? Слово происходит от латинского «bis aqua – две воды» - люди, родившиеся на территории, ограниченной реками Изонцо и Тимаво. «Это родившиеся за рекой Дино Дзофф и Энцо Беарзот – furlani. А сам Джанни Брера называл моего Фабио не просто bisiachi, а Большим bisiachi!».

Еще уроженцев этой местности, через которую неоднократно ходили всевозможные завоеватели, называют «людьми границы» и отмечают присущий им набор черт характера – решительность, и в то же время осторожность, а, самое главное – ответственность.

Отец Фабио – Гуэрино Капелло, в 1943 году был отправлен в числе других итальянских солдат, разоруженных немцами в Хорватии, в концлагерь в Польше. Он вернулся домой только в сентябре 1945-го, дома его ждали жена Эвелина и четырехлетняя дочь. Гуэрино Капелло стал в своей деревне, «ответственным за спорт», т.е. помимо преподавания в местной начальной школе он тренировал детскую футбольную команду. Да и собственного сына Фабио приучал к спорту с детства и учил ничего не бояться. Каждое лето они ездили на скалистый берег моря в Дуино, и отец с сыном прыгали со скал в воду…

К футболу большому семейство Капелло тоже имело отношение. Младший брат мамы Эвелины, Марио Тортуль, был игроком генуэзской «Сампдории» и даже провел провел одну встречу за национальную сборную Италии.

В 1958-м Гуэрино повез Фабио в Феррару, в футбольную команду СПАЛ к своему знакомому Паоло Мацце. Паренек понравился, и Мацца предложил папе Гуэрино, чтобы сын закончил начальную школу в Пьерисе, а затем снова приезжал в Феррару: «Будет играть у нас и учиться дальше. Договорились?». – «Да».

Так оно и получилось. Но старшему Капелло пришлось выдержать немалое давление. Если Мацца заинтересовался парнем, значит, в нем что-то есть. И к отцу стали наведываться гонцы из других клубов севера Италии. Всем им Гуэрино отвечал одно: «Я дал слово».

Но однажды приехал сам Джипо Виани. «Нам нравится, как играет ваш сын, синьор Капелло, и мы предлагаем отдать его к нам, в «Милан». – «Сожалею, но я дал слово Мацце». Виани стал расписывать прелести города, возможности для учебы и «это же большой город и, главное, большой футбол!». – «Нет» - «Но вы можете поговорить с Маццой, объяснить ему, извиниться, в конце концов». – «Я очень сожалею, синьор Виани, но это невозможно…».

Легенда? Кто знает?

…На своем 60-летии Фабио Капелло говорил: «Мне повезло с родителями. Я считаю, что отец все тогда сделал правильно. Он научил меня жить»…

И вскоре Фабио отправился в Феррару. Он тренировался и играл за СПАЛ: «Мацца решил поставить меня в полузащиту. Ну, ему виднее, а мне поначалу нравилось просто играть. Техничными мы были все, но тренер сказал, что я хорошо вижу поле, у меня получается длинный пас и поэтому мое место в полузащите».

Однажды, когда Фабио ехал на занятия в архитектурную школу (Капелло ее закончил и получил диплом строительного чертежника), он познакомился в автобусе с девушкой по имени Лаура, студенткой педагогического училища. Тогда же, в 1964-м они поженились и не расстаются уже 53 года.

Из чертежников в профессоры

Феррарскому клубу CПАЛ в 2007-м году исполнилось 100 лет. Как положено, болельщики выбирали сборную СПАЛа всех времен, а на сайте раз в две недели подводили итоги текущего голосования. Фабио Капелло присутствовал во всех вариантах сборной столетия.

Когда 18-летний Фабио заиграл за основу, клуб как раз вылетел в низшую лигу и первый свой полный игровой сезон (1964/65) Капелло проводил в серии «Б». Клуб, однако, в высший свет вернулся быстро и во многом благодаря новичку. Вот тогда на него и обратили внимание тренер «Интера» Эленио Эррера и Нильс Лидхольм, руководивший «Вероной».

Нильс Лидхольм, человек всю тренерскую жизнь следивший за Фабио и очень хорошо к нему относившийся, вспоминал: «Я тренировал тогда «Верону». И вот в 66-м или 67-м… неважно… В общем, играли с Феррарой. Меня просто поразила вполне зрелая игра молодого парня по фамилии Капелло. Он один из немногих, кто играл с поднятой головой, а какие длинные передачи выдавал! Режиссер, дирижер, одно слово. Знаете, есть игроки, к которым мяч сам идет. Вот он был из таких. После матча я пошел к нашему президенту и сказал: «Видели? Надо бы его к нам». Ну, наши подсуетились, а им отвечают: «Куда вам! Тут «Интер» уже канючит и цену набавляет… Вот так».

Но к Эррере Капелло попал позже. И не в «Интер», а в «Рому». Сам Фабио рассказывал, то ли повторяя знаменитые слова «мага», то ли излагая свое впечатление: «Эррера при всей его экстравагантности был первым настоящим тренером, произведшим на меня огромное впечатление. Я позже понял его слова: «До меня тренер был кем-то вроде подносчика чемоданов для футболистов». А тогда Эррера, пожалуй, разглядел во мне будущего тренера. Он даже приглашал меня в свой кабинет и интересовался моим мнением о предстоящем сопернике. Или спрашивал о прошедшей игре».

В команде Эрреры Капелло успел выиграть свой первый трофей – Кубок Италии 1969-го года. Это был и последний, 16-й по счету титул, завоеванный Эррерой. Играть бы Фабио в Риме и дальше, если б не обычные «Ромские» проблемы – очень деньги понадобились. И Фабио, один из лидеров команды, был в 1969-м приобретен туринским «Ювентусом». Вместе с Капелло, за которого была выплачена самая большая сумма, были проданы защитник Лучано Спинози и нападающий Фаусто Ландини. Фаны «Ромы» были вне себя от ярости. Они устроили настоящий скандал возле офиса клуба с криками и битьем стекол, но протесты ни к чему не привели, а президент Марчини вяло оправдывал продажу Капелло тем, что клуб получил очень хорошие деньги за игрока, который в 23 года уже перенес три операции на менисках. «Ну, сколько ему еще играть нормально осталось – год, два? Мы все правильно сделали, да и очень деньги нужны…». Капелло же будет в большом футболе в качестве игрока еще десять лет

Повзрослевший и вкусивший хлеба серии «А» Капелло пришелся в «Ювентусе» ко двору. Фабио завоевывает со «старой синьорой» три скудетто. Однако его уже не называют чертежником, о нем уважительно говорят «профессор», точнее professorino. Оказывается, этот парень не только гоняет мяч, он читает Ирвина Шоу и Унгаретти, ходит в кино не на боевики, а на фильмы Висконти и Феллини, в классической музыке отдает предпочтение Баху, а также любит слушать Эллу Фитцджеральд.

…Кто-то сказал: «Все тренеры делятся на две категории: одни готовы работать с теми игроками, которых покупают президенты или владельцы клубов по своей прихоти, другие – требуют только тех футболистов, с которыми готовы работать сами. Так вот итальянский футбол тех лет – это первая категория. Начал, или вернее, попытался поломать эту традицию Эленио Эррера. Характерным примером может служить следующая история, рассказанная лет двенадцать назад в прессе Савиком Шустером. Эррера по окончании сезона, уходя в отпуск, оставлял руководству «Интера» лист бумаги, разделенный по вертикали на две половины. Слева каждый раз было написано – «продать Корсо». Справа – список желаемых приобретений. Он начинался с Пеле, дальше шел Эйсебио и т.д. С этим списком Итало Аллоди, функционер «Интера», шел к хозяину – Анджело Моратти. Поскольку Корсо был любимцем Моратти, то ни о какой продаже Марио речи и быть не могло, и бумага отправлялась в долгий ящик. Вернувшись из отпуска, Эррера объяснял журналистам: «Да, нам не удалось приобрести Пеле, Эйсебио и т.д., но зато мы сохранили Корсо». Что же говорить тогда о тренерах менее авторитетных, нежели Эррера? Хотя, может быть, это только красивая байка…

Так вот, в «Ювентусе» начала 70-х всю полноту власти в своих руках сосредоточил Джампьеро Бониперти. Именно он и попытался впервые в 1975-м году избавиться от ключевого игрока клуба Фабио Капелло. Избавиться, может быть, громко сказано, но… А произошло следующее. Как раз тогда начал бузить знаменитый «миланисти» Джанни Ривера и ту «миланскую смуту» руководство «россо-нери» было готово разрешить продажей Риверы в другой клуб. «Юве» в лице Бониперти отозвался предложением: «Капелло в обмен на Риверу». Это подчеркивало и значимость Фабио для итальянского футбола – «все-таки не на кого-нибудь, а на Риверу» и в то же время означало – «неприкосновенных» не существует, даже если через тебя идет вся игра команды. Через год Бониперти все-таки отправил Капелло в «Милан». Сам Фабио услыхал об этом только постфактум.

Он находился в отпуске и лишь из газет узнал, что из «Милана» в «Юве» переходит Ромео Бенетти, а он, Капелло, проследует из Турина в Милан. Фабио обратился за разъяснениями к Бониперти, но тот ответил, что такой обмен вызван «техническими соображениями» и «вообще, мы думали, что ты будешь доволен». В тактическом плане такой обмен тоже был непонятен. Ромео Бенетти – левый полузащитник, как и остававшийся в «Юве» Фурино. Капелло же играл либо в центре полузащиты, либо ближе к правому краю. Так и ломали головы «что это было?» специалисты и журналисты и какое-то время была популярна даже версия о том, «будто летели как-то в одном самолете Бониперти и свежеиспеченный президент «Милана» Витторио Дуина, говорили о том, о сем, выпивали, конечно же. И предложил якобы Дуина: «Махнемся, мол, мы вам Бенетти, а вы нам – Капелло». И, будучи уже «трохи подшофе» Бониперти ответил: «А давай!».

Так или иначе, но после семи лет службы в «Ювентусе» Фабио оказался в «Милане». В какой-то мере этот переход стоил Капелло места в сборной. Энцо Беарзот, возглавлявший поначалу «скуадру» вместе с Фульвио Бернардини, став главным тренером, начал пробовать вместо Капелло Закарелли, а затем и уникального Марко Тарделли. Беарзот опирался на игроков «Ювентуса» и играл без ярко выраженного диспетчера, распределив эти функции между Антониони (в большей степени) и Каузио (в меньшей). Вызвав несколько раз в сборную Капелло осенью 1976-го уже из «Милана», Энцо Беарзот от услуг Фабио все-таки отказался. А тут и очередная травма у Капелло… Вот тогда окончательно и застолбил место за собой потрясающий молодой работяга и умница Тарделли. Так что нельзя сказать, что он точно пришел на смену Капелло, просто для видоизмененной системы игры понадобились другие люди. Сам же Беарзот, человек мудрый, к Фабио относился с уважением и никакая «черная кошка» между ними не пробегала.

Он поляков не подкупал

В сборную Италии Капелло попал в не самое лучшее для команды время. Хотя, у сборной Италии есть такая особенность по сравнению с другими великими сборными. У нее почему-то всегда, какой период не возьми, какие-то трудности, то игровые, то организационные. У других это выглядит как-то иначе. Есть «немецкая машина» 1990 года, есть сборная Франции конца 90-х годов. С ними все понятно. Классные команды, проблем почти нет, дают ожидаемый результат. Итальянская же сборная, всегда переживая какие-то неурядицы, ухитряется тоже выдавать результат. Итальянский футбол можно любить или не любить, но не уважать это замечательную футбольную культуру нельзя. Отвлекся…

Капелло свою первую игру за главную команду страны провел 13 мая 1972-го года. В отборочном матче ЧЕ против Бельгии он заменил в перерыве «интеровца» Бертини. Матч это итальянцы проиграли, Капелло своим появлением перелома в игру не внес, но с этого дня в течение четырех лет он был основным игроком «аззури». Для Бертини этот матч за сборную стал последним.

А не самым лучшим было это время потому, что тренер Ферручио Валькареджи, выведший команду в финал ЧМ70 и продолжавший работать в качестве главного, совершал ту же самую ошибку, какую совершали до него и после него другие тренеры не только в Италии, но и во всем мире – он старался как можно дольше сохранять победный состав и потерял полтора года. «Скуадра» Валькареджи была в большей степени сборной стареющих солистов, чем единым организмом. И только неудачи отбора к ЧЕ-72 заставили его пойти на серьезные изменения. Тогда в сборную влились несколько новичков: Спинози, Ромео Бенетти, Каузио, Капелло, Белуджи, Киналья. Пополнение было что надо: по итогам 1973-го года сборная Италии была признана «Франс футболом» первой командой в Европе. Тогда она провела восемь игр, не проиграв ни одной, да еще с нулем в графе «пропущенные мячи». В 1973-м итальянцы победили чемпионов мира бразильцев и дважды – сборную Англии.

А после ЧМ-74, когда сборная Италии не вышла из группы в следующую стадию, пропустив вперед прекрасную команду Польши и хозяев будущего ЧМ аргентинцев, Валькареджи был смещен.

Так ничего и не выиграл Капелло вместе со сборной, которая тоже «ничего не выиграла».

Однако в его карьере в национальной команде был матч, который вошел в историю итальянского футбола. В ноябре 1973-го Италия впервые победила англичан в Лондоне за что, конечно, сборная удостоилась сразу наименования «Львы Уэмбли». Сборная Англии переживала тогда сильнейший кризис. Предыдущий матч англичане проводили против сборной Польши Казимежа Гурского, и от результата встречи зависело, будут ли они на ЧМ-74. Победить не удалось, сборная Англии впервые не прошла отбор на ЧМ, и десятилетний срок руководства Альфа Рэмзи подошел к концу. Матч с «аззури» поспособствовал увольнению. Ну, это английские проблемы.

…Был такой итальянский художественный фильм в середине 70-х – «Хлеб и шоколад». Главную роль в нем, роль итальянского гастарбайтера за границей, исполнял знаменитый Нино Манфреди. Действие фильма происходит, если не ошибаюсь, в Швейцарии. В какой-то момент герой, нелегально работающий и старающийся поменьше разговаривать, чтоб его не раскололи и не арестовали, перекрасивший волосы «под блондина», смотрит в кафе вместе с другими посетителями, «местными блондинами», футбол. Смотрит молча, боясь издать хоть какой-то звук. Играет сборная хозяев и сборная Италии. Когда итальянцы забивают мяч, герой Нино Манфреди не выдерживает, вскакивает и в наступившей тишине орет от счастья на весь кабачок. Когда же удивленные лица остальных посетителей поворачиваются к нему, он кричит: «Да, да, я итальянец, мы лучше всех играем в футбол!». Примерно такие же чувства владели корреспондентом «Гадзетта делла спорт» Франко Бонерой, когда он в английском клубе смотрел 14 ноября 1973-го телетрансляцию с «Уэмбли»: «По столам были разбросаны газеты, и лейтмотив статей был таков: «Сборная Англии сейчас плоха, но даже в таком состоянии она не даст ни единого шанса нации кельнеров и разнорабочих. И как бы ни поддерживали свою команду 30 000 итальянских официантов, подрабатывающих на островах, победы им не видать».

Эту историю Бонера вспоминал в связи с закрытием «Уэмбли» в 2000-м году. Он рассказал тогда Капелло свои ощущения от игры четвертьвековой давности и спросил: «А как вспоминается это Вам?». «Да, я помню ту атмосферу, и статьи об официантах. Нам очень хотелось их порадовать. Я помню рев трибун «England! England!» и ощущение, что даже снизу, от поля, идет звуковая волна поддержки хозяев».

За четыре минуты до конца игры при счете 0:0, прорвавшийся справа Киналья вырезал мяч мимо Шилтона на мчащегося к воротам Капелло. Второй раз за год англичане были обыграны.

На ЧМ-74 Фабио сыграл во всех трех играх в группе. В «горловом» матче с поляками, в котором «аззури» было достаточно ничьей, итальянцы победить не смогли. Капелло забил свой мяч при счете 0:2, но больше…

После ЧМ ходило много разных слухов о том, что итальянские гонцы пытались договориться с поляками о нужном счете (сборная Польши при любом исходе последней встречи уже обеспечила себе проход дальше с первого места). Об этом рассказывали и Гурский, и преребравшиеся играть на запад вратарь Ян Томашевский и капитан Казимеж Дейна. Дейна: «К нам подходили даже игроки сборной Италии с предложениями». – «Кто?» - «Я не буду называть их. Лучше я назову нескольких, кто не обращался». Так вот, среди этих нескольких, «не обращавшихся», был и Капелло. История это так и осталась недосказанной. Гурский, уже будучи тренером в Греции, в общении с журналистами отказывался говорить на эту тему, а Дейне с Томашевским больше сказать было нечего. Опять отвлекся…

И в 1976-м наступила последняя часть игровой карьеры Капелло. Он оказался в «Милане», том самом, в который Джипо Виани, называвший молодого Капелло «циркулем» за точность и прочерченность передач (ну, и конечно, с намеком на гражданскую специальность) зазывал его еще в начале 60-х.

Три миланских года означали для Фабио-игрока только удлинение игроцкого века, не более того. Он стал с «Миланом» чемпионом в 1979-м, но, так сказать, решающего вклада в победу не внес. В чемпионском сезоне он провел за клуб всего восемь игр. И рад бы больше, но последствия старых травм и новые дали о себе знать – количество шрамов от хирургического вмешательства только на коленях Капелло перевалило за десяток…

«Значит, нужные книги ты в детстве читал…» (с)

Но иногда утешительная поговорка «все, что ни делается – делается к лучшему», оказывается правильной. Я имею ввиду принудительную отправку 30-летнего Фабио из «Ювентуса» в «Милан». Не произойди этот обмен на Ромео Бенетти, кто знает, состоялся бы тренер Фабио Капелло или нет. Хотя характер у «человека границы» всегда был твердый, и он добился бы своего закончив карьеру в «Юве». Может быть. Но кто теперь скажет об этом точно?

Вот здесь я хочу перечислить тренеров, под руководством которых играл Капелло. Итак. В «Роме» - Оронцо Пульезе и Эленио Эррера, в «Ювентусе» - Луис Карнилья, Эрколе Рабитти, Армандо Пикки, Честмир Вычпалек, Карло Парола. Если бы в 1976-м Фабио остался в «старой синьоре», то попал бы под начало к начинающему «мистеру» Джованни Трапаттони. В «Милане» - Джузеппе Маркьоро, Нерео Рокко и Нильс Лидхольм.

Нужно ли будущему тренеру, коим без сомнения видел себя Капелло, заканчивая незаурядную даже по итальянским меркам игроцкую карьеру (Джанни Брера называл Большого bisiachi игроком первого ряда итальянского футбола – Б.Т.), еще какое-либо футбольное образование, если он начинал у Эрреры, а заканчивал у Лидхольма. «Нужно. Ты должен просто пройти все ступени», - говорил ему «бароне» Лидхольм. И когда Нильс в 1979-м покидал «Милан», чтобы создать незабываемую «Рому» начала 80-х, повесил бутсы на гвоздь и Капелло. Фабио стал тренировать «миланский» молодняк.

Нильс Лидхольм снова объявился в «Милане» в 1984-м. Как раз к возвращению «Бароне» Капелло, поработав с молодыми, успел закончить тренерские курсы в знаменитом на весь мир Коверчиано и возвратился к «месту прохождению службы» уже с дипломом. Новому помощнику тренер был рад, он считал его до самой смерти своим «крестником» (также, кстати, как и Анчелотти – Б.Т.). Когда медиамагнат Сильвио Берлускони, приобретший «Милан» в свою собственность, и с нетерпением человека, считающего, что за свои деньги он должен получить по максимуму, отправлял Лидхольма в отставку, не дожидаясь окончания далеко не самого удачного сезона 1986/87, то главным тренером, по совету того же «Бароне», он назначил на оставшиеся пять игр Фабио Капелло. Лидхольм о ситуации в «Милане» середины 80-х: «Когда я пришел из «Ромы» в 1984-м, то обнаружил лучшую «примаверу» из тех, какие когда-либо были у «россо-нери». И сделал ее Капелло. Я всегда говорил ему – учись, и ты станешь большим тренером. Я ошибся. Он стал лучшим».

…Берлускони поставил задачу: «Раз уж не можем выиграть первенство, то нужно попасть хотя бы в КУЕФА». С заданием Капелло справился, «Милан» финишировал пятым и в КУЕФА прошел. А на постоянную работу тренером первой команды «Милана» Берлускони пригласил Арриго Сакки из «Пармы». Задело ли это приглашение Капелло? Сейчас он говорит, что нет.

«Я вообще-то человек практический, как все «люди от земли». Как мой отец, например. Выполняй качественно свою работу, а все остальное – словеса, беллетристика. Я не храню кубки, медали, вырезки из газет… Меня называли чертежником и циркулем? Да, помню. Ну, так кратчайшее расстояние между двумя точками – это прямая… Да, я знаю, что это правило не всегда применимо в жизни.

Я отношусь ко всем перипетиям по-деловому и, когда заканчивается один этап работы, ни о чем не жалею и иду дальше».

Берлускони решил все-таки ценного кадра сохранить у себя и предложил ему работу в «Фининвесте», одной из фирм его империи. За четыре года с должности начальника отдела он под неусыпным наблюдением Берлускони дорос до директора спортивного филиала компании. И учился, конечно. Он закончил курсы психологии, менеджмента, очень прилично овладел английским языком и в меньшей степени французским, иногда комментировал футбол на телевидении.

Когда «Милан» Сакки начал пробуксовывать, а президент федерации Маттарезе все настойчивее стал зазывать Арриго в тренеры сборной, Берлускони, ранее возражавший, отпустил его в распоряжение «скуадры», а на освободившееся место…

Лидхольм: «Да, Сильвио тогда и мне позвонил. Он уже решил, что новым «мистером» будет Капелло, но все же сделал вид, что советуется. «Конечно, сказал я ему тогда, Фабио тренер по всей своей сути, как никто другой. Это умение не теряется. А то, что он четыре года был менеджером, только пойдет ему на пользу».

Не удержусь, приведу цитату, которую мы уже публиковали. Больно уж характерна. Удивленным новому назначенцу репортерам Капелло говорил: «Футбол – тот же бизнес. Защитники – бухгалтеры, которые следят, чтоб не было убытков. Нападающие – специалисты по маркетингу, которые должны как можно дороже продать футбольное шоу. Полузащитники – менеджеры. Они принимают самые важные решения. Так что даже на директорском посту я все равно продолжал готовиться к тренерской работе».

И директор-тренер Капелло сразу решил объяснить, как должно функционировать его предприятие. Главное – чтоб не было убытков. И защита должна выполнять свои обязанности безупречно. Собственно, этот подход не нов. Крепкая, безукоризненная оборона и дисциплинированное соблюдение многократно отрепетированных тактических действий – конек и главный козырь итальянского подхода к футболу.

Теорию собственного пути в футболе всю свою журналистско-писательскую жизнь пропагандировал уже неоднократно упоминавшийся Джанни Брера, ведший свою колонку в газете «Репубблика»: «Мы в Европе – как уругвайцы в Латинской Америке (…) И как прикажете нам противостоять этим футболистам с Севера, которые и выше, и физически сильнее, футболистам, которые могут попросту дольше бегать в высоком темпе, чем наши. Но у нас есть свои козыри – интеллигентность в понимании игры, хитрость в исполнении и высочайшая тактическая дисциплина».

Дыры в голландском сыре

19 июня 1991 года Фабио Капелло официально был объявлен тренером «Милана». Приняв от Сакки команду, он занялся «наведением порядка», привычной работой каждого нового тренера в любой команде. Под «наведением порядка» подразумевают обычно укрепление дисциплины, как игровой, так и бытовой. И здесь все зависит от чаще всего от личности тренера и его авторитета. И каждый тренер сам решает, какими методами добиваться укрепления своего авторитета и, соответственно, добровольного подчинения игроков новым требованиям.

В том «Милане», как все, конечно, помнят, тон задавала великая голландская троица – Гуллит, Ван Бастен и Риийкард. Именно ухудшение их игры вкупе с повреждениями и объяснялась общая невыразительность игрового рисунка в сравнении, например, с сезоном-1988/89.

На первой же тренировке Капелло, собрав команду, объяснил, что «любимчиков у него нет и быть не может, что мы все работаем на один результат». Но, он, тренер, «понимает также, что у каждого из футболистов свои возможности и, он поможет им эти возможности реализовать в лучшем виде». Свои, итальянцы, особенно хорошо знакомые с ним Мальдини или Барези, знали о том, каким Фабио был тренером ранее. Звездные голландцы слушали его скептически. И тогда Капелло (не зря ведь учился не курсах психологии) сказал: «Мы все понимаем, что игра команды зависит больше всего от «наших голландцев». Поэтому Гуллит будет на поле моим заместителем и получает полную свободу действий. В рамках разумного». Рууд, у которого в последнее время были недоразумения с Сакки и его, Гуллита, уже даже собирались выставлять на трансфер, приободрился и заиграл как в лучшие времена. Гуллит (цитата 1991-го года): «Да у меня были тяжелые травмы, но я сумел вернуться. Однако, я не мог терпеть провокации со стороны нашего бывшего тренера Сакки. Он был никем, когда пришел в «Милан», и во многом благодаря мне сделал себе имя, а потом меня же и пытался похоронить как футболиста. Все, что Сакки говорил Берлускони, меня попросту позорило. Он даже придумал, что мое главное увлечение – это девушки легкого поведения. В какой-то момент мне даже показалось, что он самый главный у нас команде (Каково, а? – Б.Т.) и моей карьере пришел конец. Но, к счастью, тренером назначили Капелло, и все стало на свои места». А остальным тренер говорил просто: «Вы уже выигрывали чемпионат и КЕЧ? Отлично. Что вам мешает выиграть еще? И я тоже думаю, что никаких помех нет. Играйте, ребята…»

Потом Фабио, конечно же, гайки подкрутил, и со своевольным Руудом рассорился, но потом, после того как «Милан» в первом же сезоне под его руководством стал чемпионом страны.

Интересно, что позже, когда уже в команде не было ни Гуллита, ни Ван Бастена, ни Рийкаарда, Гуллит на вопросы о Капелло отвечал, а Ван Бастен красноречиво молчал, обходя тему личных взаимоотношений с тренером.

Сравнение нового наставника с его предшественником неизбежно. После первого чемпионского сезона, не вникая в суть игры команды, многие писали, что «Милан» Капелло выезжает на багаже Сакки (То же самое говорят сегодня о шустеровском «Реале» и недоумевают, зачем нужно было менять тренера – Б.Т.). Позднее критики и скептики приутихли – все-таки четыре победы в серии «А» за пять лет и три финала КЕЧ о чем-то говорят. И «оборонительный» футбол Капелло давал прекрасный результат.

Капелло: «Результат – это не самое важное в футболе, но это единственное, что имеет значение. Не знаю людей, которые бы получали удовольствие от поражений, пусть даже красивых. Болельщикам нравится, когда команда побеждает, и я должен обеспечить результат – такова моя футбольная философия». И добавлял: «А творить на поле я не запрещаю. Но впереди, на последних 25-30 метрах поля. Вот там можно превращаться из неприметных «ворон» в «райских птичек» и творить. А до штрафной противника будьте любезны соблюдать строжайшую игровую дисциплину».

В заслугу Сакки ставили то, что он якобы отучил итальянцев от всегдашней болезни итальянского футбола – боязни потери мяча. Гораздо больший говорун, нежели Капелло, Сакки излагал свои регулярно посещавшие его «идеи» на первый взгляд парадоксально: «Владение мячом – это как раз не наступательный футбол, а оборонительный. По статистике 90 процентов голов забиваются после не более чем пяти передач, а половина – не более, чем после трех. Когда я только сохраняю мяч, я ведь не атакую. Я должен его как можно скорее передать другому. Поэтому главное – инициатива, моментальный отбор и отдача и, конечно, темп, скорость…» Арриго любил выражаться цветисто, но суть высказывания можно было ухватить: «Умение играть без мяча не менее важный компонент футбола, чем умение держать мяч. А высшая эффективность – перехват и создание гола вроде бы из ничего». Луис Менотти, человек со своими оригинальными взглядами на игру и любитель меткого слова, характеризовал «передовой» итальянский темповый футбол следующим образом: «Футбол в Италии своей скоростью мне все больше напоминает североамериканские рок-группы. Их музыканты думают, что если они играют быстро и громко, то это значит, что они играют хорошо».

Капелло никогда не отрицал важность умения игры без мяча, но часто повторял: «Когда у нас мяч – нам не забьют».

Комбат-батяня или товарищ сержант

Легенда о жестоком тренере Фабио Капелло, этакой смеси Эленио Эрреры и Нерео Рокко, начала формироваться почти сразу после того, как он возглавил «Милан». В газетах можно было прочесть о человеке, который был бы на своем месте, если б директорствовал в исправительной колонии, а не в футбольной команде. «Он запрещает игрокам долго сидеть за столом, он превратил обед из удовольствия в монотонный процесс поглощения необходимых белков и углеводов. Он запрещает футболистам разговаривать в клубном автобусе. Он изнуряет лидеров тренировками так же, как и всех остальных. У него все бегом, «скорее, скорее»». И еще: «Он сумел заставить Берлускони покупать самых дорогих иностранцев, а теперь не знает, что с ними делать, гоняет до седьмого пота, а в состав они не попадают».

Не знаю, насколько соответствуют действительности фразы о запрете разговаривать в автобусе, зато по иностранцам попробую прояснить. Дело в том, что тогда в Италии разрешался выход на поле только трем импортным игрокам. Берлускони, будучи уверенным в том, что удастся с начала сезона-1991/92 пробить четырех вместо трех, прикупил еще Папена и Савичевича. Таким образом, в «Милане» оказалось шесть иностранцев – три голландца, Папен, Савичевич и Бобан. А Федерация оставила в силе разрешение лишь для троих.

Иностранцы в состав попадали, но если, скажем, показывали игру, не устраивающую Капелло, то быстро оказывались в запасе. Через это прошли и все три обладателя «Золотого мяча», игравшие тогда в «Милане»: И Гуллит, и Папен, и в меньшей степени Ван Бастен.

Действительно, при Капелло списочный состав команды был на несколько строчек длиннее, чем у других итальянских грандов, не говоря уже о клубах победнее и послабее – вместо обычных 22-24 человек, там числилось 26-28. Но команда играла и побеждала, и Берлускони готов был выдавать зарплату по большей, чем обычно, ведомости.

Что до казарменной дисциплины… Ну, конечно, были такие кто ворчал, как Марко Симоне: «Я уже отслужил в армии, и если мне опять понадобятся сержантские советы, я попрошусь на переподготовку». Бывали и просто смешные казусы, плачевно оканчивавшиеся для провинившихся. Однажды защитник Коко, катаясь на машинке для мытья полов, выехал из раздевалки в коридор и наткнулся на Капелло. «Ну, что, наездник, можешь отправляться в Линате (В Линате была расположена старая база клуба и туда «ссылали» проштрафившихся – Б.Т.) Но почему-то все, и ворчуны, и провинившиеся, и те, кто спокойно переносил дисциплинарные требования, дружно отмечали одно: «У Капелло все всегда были равны, и командный дух был отличный». Кстати, чуть ли не слово в слово повторил эту фразу вслед ушедшему прошлым летом из «Реала» Дону Фабио другой персонаж этого номера «Великих», Икер Касильяс: «Жаль, что он ушел. При нем все были равны. Это самый справедливый тренер»… И почему-то Пануччи, футболист на язык несдержанный, горячий, иногда взбрыкивавший против методов Фабио, и так же как и Симоне не желавший «снова проходить военную службу», ни секунды не раздумывая последовал за Капелло в «Реал». А через год, когда тренер раньше срока, оговоренного в контракте, покидал Мадрид, тот же Пануччи растерянно вопрошал: «А как же я, я-то как же…». Значит, не из-под палки играли в «капелловский антифутбол», как называли иногда игру его команд в газетах, итальянцы и иностранцы… Да, конечно, не все и не всегда. Но все-таки…

Когда умолк Круифф

Лучшим финалом Лиги чемпионов последнего двадцатилетия является, по-моему, встреча «Барселоны» и «Милана», состоявшаяся 18 мая 1994-го года в Афинах. Лейтмотивом той игры было: «Лучшая оборона против лучшей атаки». Атакующая без оглядки на тылы чужие ворота «Барселона» против безупречной обороны «Милана». И два тренера с противоположными взглядами на игру. Вот кредо Круиффа, создателя той, нравящейся всем в Испании и за ее пределами, за исключением, конечно, поклонников «Реала», «Барселоны»: «Меня не обеспокоят поражения в нескольких матчах, если в результате мне удастся создать команду, которая будет выигрывать благодаря красивой игре, а не игре на результат». Когда же Капелло спросили: «Согласны ли вы с мнением Трапаттони, что «меня не интересует красивая игра, мне нужно, чтоб команда не проигрывала», Фабио ответил: «Вы уверены, что это говорил Трап, а не я?»

Так вот, лучшая оборона получила тогда две пробоины. Из-за перебора карточек не могли выступить в финале Барези и Костакурта. Нет проблем. Мальдини перешел в центр, а пару ему составил Филиппо Галли. И они сыграли безукоризненно, как будто годами играли вместе. Галли, и без того с безмерным уважением относившийся к Капелло, после финала со слезами счастья на глазах благодарил Фабио за предоставленный шанс. «А что ты так, собственно? Я в тебе и не сомневался».

Мне же в этом матче больше всего понравилась уверенность, с которой играли ребята Капелло и забили четыре мяча за час игрового времени. А могли забить и больше. И без мяча они играли эффективно, и с мячом тоже. Победы, безупречнее, чем эта, не одерживал в последующих тринадцати финалах ни один участников. И расхожее выражение «порядок бьет класс» к этому матчу неприменимо ни в коем случае. Капелло показал тогда, что порядок – это составляющая класса. Одна из. Но очень важная.

К сожалению, я нигде - ни в печатных изданиях, ни в Интернете на разноязычных сайтах не нашел анализа этой игры, сделанного самим Круиффом. Не обычное послематчевое интервью, а серьезный разбор. Хотя больших и подробных интервью Круиффа разных лет у меня предостаточно, а вот об этой встрече ничего…

Цену этой победы Фабио понимал хорошо. Не зря в одном из интервью он сказал: «Победа в ЛЧ важнее скудетто – она утверждает тебя на вершине…»

Недоразумение

После пяти миланских лет Капелло из команды ушел. Он отказался подписывать очередной контракт, в который был включен пункт об обязательном ежегодном выигрыше чего-нибудь: или Лиги Чемпионов, или первенства страны, да и упреки Адриано Галлиани в «незрелищности игры» взаимопонимания не добавляли. Помните, в начале этого текста: «Тренер – это стиль…». Четырех скудетто и победы в Лиге теперь было мало, руководству понадобились ежегодная победа, добытая в «красивой игре».

Освободившегося победителя «Барселоны» немедленно подписал мадридский «Реал», в прошедшем сезоне не то, что не победивший в чемпионате Испании, но даже не попавший в еврокубки вообще. И Дон Фабио не подвел. Он выиграл марафонскую испанскую лигу сразу. Напомню, что в тот год «примера» состояла из 22-х команд. Цитирую из выпуска "Великих Клубов" по «Реалу», т.е. из Евгения Панкратова: «… Новому наставнику «сливочных» Фабио Капелло, вне всякого сомнения, куда проще наладить игру, не разрываясь на два фронта.

Что он и делает с легкостью, приводящей в изумление – как так, итальянец, «оборонщик» до мозга костей, и вдруг такая феерия на выходе! Просто подошвы от бутс отклеиваются».

Да, снаружи все выглядело феерично, но внутри клуба к концу сезона у Фабио возникли недоразумения с руководством. Именно с руководством, потому что с командой у него было полное взаимопонимание. Он изменил систему тренировок, они стали интенсивнее (Капелло, например, исключил паузы между упражнениями – пешком игрок ходить не должен. В этих паузах игроки занимались либо стречингом – упражнениями на растяжку мышц, либо индивидуально работали над техникой), подправил игру в обороне, и игроки видели, что все действия тренера направлены на пользу команде. А в том, что тренер человек жёсткий исключительно в работе, футболисты убедились еще в декабре. Двухлетний сын Предрага Миятовича был госпитализирован, ему понадобилась срочная операция. Предраг явился на утреннюю тренировку прямо из больницы. Капелло, уже извещенный о случившемся, сказал, что подготовка к назначенному на 7 декабря матчу с «Барселоной», конечно, важна, но «тебе здесь сейчас делать нечего, дуй в больницу, сиди с женой и сыном. Это гораздо важнее любого футбола». Миятович сам настоял на участии в тренировке, потому что хотел отвлечься, а после занятия он получил от Капелло свободный график до выздоровления сына. В матче с «Барселоной», выигранном 2:0, он забил второй из двух мячей команды.

А в это время в «Милане» уже сожалели об уходе Капелло. Может быть, игроки, привыкшие к капелловской дисциплине, расслабились, может быть, новый тренер уругваец Оскар Табарес оказался чересчур большим демократом, но все чаще игроков «Милана» заставали папарацци в ночных клубах и барах. За четыре табаресовских месяцев подобных случаев оказалось в несколько раз больше, чем за пять лет правления Капелло. Дошло до того, что мэр одного из пригородов Милана обратился в муниципальный совет с просьбой воздействовать на игроков «Милана» или попросить их выбрать для своих гулек другое место. «Как преданному болельщику клуба мне больно наблюдать за этим разгулом декаданса». Из-за игроцкого расслабона ли, из-за травмы Барези или по каким либо еще причинам «Милан» в турнирной таблице валился. И первого декабря после поражения от «Пьяченцы», Берлускони пригласил в клуб Арриго Сакки, но «Милан» продолжал болтаться во второй половине турнирной таблицы.

В конце февраля 1997-го в «Гадзетта дело спорт» появилась заметка с красноречивым названием: «Фабио Капелло. Операция «Возвращение»!». Смысл ее был в том, что Фабио наверняка летом вернется в Италию. Оказывается, уже состоялась встреча Капелло и его адвоката Агостино Гардаманьи с президентом «Реала» Лоренцо Сансом. На этой встрече якобы Капелло попросил разорвать летом заключенный до конца июня 1999-го контракт. Лоренцо Санс после переговоров якобы сказал: «Реал» никогда и никого насильно не удерживал». Газета продолжала гадать, какие причины заставили Капелло обратиться к Сансу с таким предложением-просьбой. И делала вывод: или «Реал» отказался приобрести нужных дону Фабио игроков, или затосковал Капелло на чужбине, или он хочет вернуться в «Милан» и показать, ктО умеет работать с этим клубом.

И Санс, и Капелло опровергали информацию об уходе, но не опровергали сам факт разговора, а Пануччи сигналил из Мадрида: «Да, ходят какие-то слухи, что Фабио может вернуться в Италию… Нет, внутри команды все нормально, он даже здесь помягче немного, чем на родине, хотя, гоняет, конечно… Я? Да если он пойдет снова в «Милан» и я с удовольствием…».

В мае Капелло выступил и официально объявил, что уходит из-за недоразумений с правлением. «Я задачу выполнил, «Реал» - чемпион. Мы все работали для этого. Мы – это вся команда. А вот о руководстве я этого сказать не могу. Конечно, я хотел бы выиграть Лигу чемпионов с «Реалом», но это уже невозможно. Зато команда к такой победе готова».

ЛЧ следующего розыгрыша выиграл «Реал» под руководством немца Юппа Хейнкеса. Им тоже остались недовольны и уволили вскоре после триумфа… Стиль? Или что-то еще?

Капелловский порядок

Вместе с Капелло вернулись в «Милан» и два его постоянных помощника – Итало Гальбиати и ответственный за физподготовку Феличано ди Блази.

Об этой тройке и говорил с большим уважением тогдашний главный тренер сборной России Борис Игнатьев. Приведу просто без комментариев несколько выдержек из его рассказа.

«Мы обратились в клуб «Милан» и итальянскую федерацию футбола, и вскоре получили приглашение от вернувшегося на пост главного тренера Фабио Капелло…

«Наибольшее впечатление на нас произвело отношение игроков к делу, поразила страсть, с которой они относятся к любому занятию, любому эпизоду тренировки… (…) Здесь никто не опаздывает. Без пятнадцати десять все независимо от рангов и званий уже на поле, все в одинаковой форме. В два часа дня все в обязательном порядке ложатся спать. По мнению Капелло, строгий порядок – это прежде всего уважение друг к другу. Его нарушение квалифицируется как неуважение к коллективу.

За неделю пребывания в «Милане» мы не обнаружили тем не менее ни малейших признаков такой привычной нам борьбы за дисциплину. Ни разу Капелло не обратился к игрокам со смешной, но традиционной для нас фразой: «Ребята, побегайте, подвигайтесь, поборитесь…» Там без всяких понуканий идет нешуточная борьба…»

И еще: «Что такое жесткий тренер в нашем представлении? Это тот, кто шумит, кричит на игроков во время работы, подгоняет их. Ничего этого со стороны тренера «Милана» мы не наблюдали…

Там все регламентировано – и вес игрока после отпуска, поскольку перед уходом на каникулы футболист получает программу занятий, а там кроссовая работа, за которую игрок отвечает сам. Порядок во всем.

Капелло так и говорит: «Главное для меня в команде – соблюдение порядка. Если же какой-то футболист позволит себе отклониться от общепринятых норм, значит, он просто не хочет играть в «Милане». В таком случае мы расстаемся». Когда я его попросил привести пример, он задумался, но вспомнить не смог…

Понимаете, мы ничего экстраординарного, совершенно нового для нас там не увидели. Капелло сам объяснил нам, что главное для него – скорость и техника, а остальное – проблемы самих игроков. Мы видели, как, казалось бы, школьные упражнения не стеснялись выполнять Веа, Мальдини и другие звезды. То есть Капелло задает общее направление, и если кто-то из него выпадает, то потом добирает в физическом или другом плане индивидуально».

Но больше всего Игнатьев восхищался «… убежденностью игроков «Милана» в том, что деньги надо зарабатывать. За победы они ничего не получают. Только чемпионский титул сулит им большие премии. Даже второе место считается неудачей. Играют же они за зарплату, очень высокую, установленную контрактами. И бьются на поле не ради дополнительного заработка, а потому что это у них в крови, так они понимают свою работу. Мы наблюдали интервальную, буквально лошадиную работу футболистов на одной из тренировок – они бежали четыре раза по 180 метров, пауза пять минут, и еще четыре раза. И хоть бы кто слово сказал: тяжело, хватит, не могу…»

Вот так была поставлена работа у Фабио Капелло в «Милане» образца осени 1997-го. Но за один сезон вернуть команду на вершину итальянского футбола тренеру не удалось. И после 11-го места с Арриго Сакки состоялось 10 место с Фабио Капелло. Фабио сам подал в отставку. Пришедший на его место Дзаккерони выиграл следующую серию «А». Когда позже Капелло спрашивали о том, почему он все-таки вернулся тогда в «Милан», Фабио отвечал: «Исключительно из уважения к Берлускони. Ему я отказать не мог. Теперь понимаю, что сделал ошибку. Но уходя, что из «Реала», что из «Милана» Капелло оставлял команду, которая на следующий сезон выигрывала трофей: «Реал» - ЛЧ, «Милан» - «скудетто». И непонятно, чьей заслуги в этом трофее было больше – предыдущего тренера или нового.

Год Капелло отдыхал от тренерских дел, для души комментировал матчи на телевидении и отклонял все заманчивые предложения, как от итальянских клубов, так и от «Барселоны» («Это было бы неэтично»), так и от «Реала», который весной 1999-го снова проявил интерес к своему бывшему тренеру.

Нет причин не выигрывать

Весной он откликнулся на призыв своего первого по-настоящему серьезного клуба. Франко Сенси, президент «Ромы», уговорил Фабио принять его команду. Да не очень-то и уговаривал. Вкус к работе уже вернулся, а подбор игроков у «джалло-росси» показался ему вполне перспективным для завоевания «скудетто». Ну не продолжать же болтаться в середине турнирной таблицы. И на первой же тренировке он собрал всех в круг и спросил: «Ребята, объясните мне толком, почему вы, такие классные, до сих пор не чемпионы? Не можете объяснить. То-то. При таком составе отмазки у вас нет. Так что вперед и с песней!».

«Рому» времен Фабио Капелло, я думаю, болельщики очень хорошо помнят. Год ушел у тренера на, конечно же, наведение порядка. И насколько смог, настолько сумел поставить римлянам игру в обороне, а впереди… Это, пожалуй, была все-таки единственная его команда, которая начинала «творить» не за 25 метров до ворот противника, а немного раньше. Нет, они были достаточно дисциплинированны, но именно Кассано называл Фабио самым «необычным» футболистом, которого он когда-либо тренировал. И даже эту «веселую» команду Капелло сумел вытолкать в чемпионы. Потом, правда, он говорил, что «ребята», конечно, непростые были. Мне немало трудов стоило отучить их думать об отпуске уже в марте. И сил, и нервов на «джалло-росси» тренер потратил немало. Хотя, сам признавался, что, «в 1998-м, когда я не работал, у меня поднялось давление. Чтобы хорошо себя чувствовать, мне нужен стресс». И Фабио кричал, жестикулировал, вскакивал с тренерской скамейки, ругал игроков и подсказывал им, ругал судей и проклинал их, огрызался в сторону болельщиков и т.д…

…Бюллетень итальянской профессиональной лиги (COMUNICATO UFFICIALE) регулярно печатал и печатает список наказанных и оштрафованных тренеров и работников клубов. Капелло «ромского» периода гостил в бюллетенях лиги чуть ли не после каждого тура.

«Комиссия официально предупреждает и штрафует на 5 миллионов лир синьора Фабио Капелло, тренера клуба «Рома», согласно официальному рапорту судьи встречи за то, что Капелло, по окончанию встречи «Рома» - «Ювентус» 17 октября 1999 года, приблизившись к ассистенту арбитра, протестовал против вынесенного им решения, а также в неподобающих выражениях комментировал принятое решение». И таких записей в этих бюллетенях полно. Меняются только названия матчей, разнообразятся формулировки, суммы штрафов варьируются от 5 до 15 миллионов лир, а после перехода на евро, штрафы уже пишутся в новой валюте.

Конечно, он в этих приказах не одинок. Но когда ему говорят, что «вы все же прославленный тренер, поклонник классической музыки и абстрактной живописи, «нетипичный «человек футбола», а…, тут Фабио прерывает собеседника и отвечает: «Не терплю несправедливости, я человек прямой»…

Из «Ромы», выигравшей за пятилетку «скудетто» и два вторых места (лучше была только четырехлетка Лидхольма в начале 80-х – Б.Т.) он ушел по вполне прозаической причине – клуб оказался по уши в долгах, участились организационные и финансовые неурядицы. Как и много лет назад, Фабио перебрался в Турин. Только сейчас его приглашали, даже зазывали. И он ставил теперь условия: «Мне нужны Фабио Каннаваро и Златан Ибрагимович…». «И тогда вы нам гарантируете?». «Нет, тренер может гарантировать только стиль». Но, разумеется, Капелло дважды подряд стал с «Юве» чемпионом Италии

И летом 2006-го, после перевода «Юве» в серию «Б» и отнятия одного из выигранных «скудетто», Фабио счел себя свободным от принятых обязательств и принял предложение Рамона Кальдерона…

На пути к рыцарству?

После второго мадридского захОда Капелло высказался в том смысле, что с клубами он дальше работать не собирается, да и вообще… А сборная? «У сборной Италии отличный тренер, толковый специалист Донадони, и я желаю ему всяческих успехов».

Однако фамилия Капелло неизменно рассматривалась прессой при возникновении любого намека на возможную вакансию в мало-мальски заметном европейском клубе. Но Фабио выбрал другое. Он снова едет работать за границу, на этот раз в Англию. И уже британская пресса смакует жесткие методы руководства, предвкушает трудности, с которыми столкнется на островах Фабио, приводя в порядок традиционную английскую «вольницу», стращает игроков «человеком из камня», но подчеркивает: «К нам едет тренер-победитель, пусть «неприятный», но ПОБЕДИТЕЛЬ». И этим сказано все.

И Энцо Беарзот, комментируя новое назначение Капелло, говорит: «Я не удивлюсь теперь, если в финале ЧМ-2010 встретятся Италия и Англия. Болеть, конечно, я буду за Италию, но за результат не поручусь».

За результат не поручится сейчас и сам Фабио, но сделает все, и даже немного больше, чтобы этого результата достичь. В каком стиле? Да какая разница. Ведь стиль – это характер, а характера у него с избытком.

Доном Фабио уже был. СЭР Фабио Капелло тоже будет звучать неплохо, а?

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените этот материал
Голосов 1
Источник: Борис Талиновский, издание "Великие"
Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев
 

© UA-Футбол 2002-2016.
Все права на материалы, находящиеся на сайте www.ua-football.com, охраняются в соответствии с законодательством Украины.
При любом использовании материалов сайта, гиперссылка на UA-Футбол обязательна.
Пишите нам: info@ua-football.com