Динияр Билялетдинов: "В "Локомотиве" нет прежних человеческих отношений"

Динияр Билялетдинов: "В "Локомотиве" нет прежних человеческих отношений"

21 января 2008, понедельник. 01:352008-01-21T01:35:32+02:00

Интервью капитана железнодорожников можно охарактеризовать словом "прорвало"...

В огромном холле отеля Le Chateau de Prestige, где "Локомотив" проводит свой первый предсезонный сбор, всегда зябко. Посидишь в нем пару-тройку часов - и уже никакой свитер да турецкий чай с чабрецом, подаваемый в изящных рюмках, не спасает: холод проникает в каждую клетку организма. Как Эмиру Спахичу в субботу вечером удавалось часами находиться там в шортах и футболке - уму непостижимо.

Однако не только и не столько поэтому в течение всей беседы с Динияром Билялетдиновым автора этих строк, корреспондента "СЭ" Игоря Рабинера, била дрожь крупного помола. Вообще-то молодой капитан "Локо" известен сдержанностью и корректностью формулировок, а потому, предлагая ему дать обстоятельное интервью "СЭ", на особые откровения я почти не рассчитывал. Хотя после того, как повели себя по отношению к его отцу некоторые легионеры на исходе прошлого года, вдвойне хотелось понять, что он сейчас думает и чувствует.

И в какой-то момент Динияра прорвало. Видимо - наболело так, что сдерживаться было уже выше его сил. Освободиться из плена прошлого сезона со всеми его драмами и разочарованиями, самые страшные из которых - в людях, оказалось невозможно даже за время отпуска в Париже и на Кубе. Крик души Билялетдинова не оставляет ни малейших сомнений.

- Отпуск помог "перезарядить батарейки"?

- Да, солнца на Кубе для этого было вполне достаточно. И по Парижу нагулялся вдоволь. Хотя, будь моя воля, провел бы там еще дня три. Съездил бы в замки, которые два года назад увидел из иллюминатора самолета и страшно захотел туда попасть. И на футбол бы сходил, на "Парк де Пренс".

- Раз вы захотели на футбол, значит, действительно отдохнули - в конце сезона одна мысль о нем, знаю, у многих способна вызывать отвращение. Итак, начинаете с чистого листа - или какое-то эхо прошлого сезона ожидать следует?

- Плохие сезоны, хорошие - все забывается через месяц отпуска. Тем более у нас сейчас нет еврокубков. Так что все начинаем сначала.

- Может, и к лучшему, что не вышли из группы в Кубке УЕФА? Сможете основательно, без спешки, к сезону подготовиться.

- Не думаю, что это к лучшему. Мне кажется, участие в еврокубках всегда полезнее, чем неучастие.

- Ваш друг и сосед по номеру Дмитрий Сычев после домашнего поражения в последнем туре чемпионата-2007 от "Кубани" на своем блоге высказался эмоционально: "Скорее бы закончился этот... сезон!" Вместо многоточия там было слово, невозможное для публикации в печати. Седьмое место вызвало у вас те же чувства?

- Дело было даже не в месте, а в том, как этот сезон проходил. Если бы при том кавардаке, обилии негатива, пакостей, гнусностей мы заняли на пару мест выше, ощущения не были бы лучше. Ситуация достигла какой-то точки кипения, нам все это безумно надоело. Отсюда и такие фразы.

- Вы в своем блоге тоже не молчали. Как читатели реагировали?

- Их комментарии мне никто не советует читать, и стараюсь делать это как можно реже. Многие ведь используют твои эмоции против тебя, норовят унизить и уколоть. Иногда только быстренько пробегусь - есть реакция или нет. Есть - значит, людям интересно.

- Почти все, что пишется в интернете, люди никогда не посмеют сказать вам в лицо.

- И тем не менее все эти комментарии пропускаешь через себя, как-то на них реагируешь. Даже с поправкой на особенности интернета безразлично реагировать на слова людей невозможно.

- На блоге вы, как я заметил, более резки в оценках, чем в интервью.

- На блоге выплескиваю накипевшее, четко высказываю все, что думаю. В интервью же стараюсь высказываться помягче, потому что, в моем представлении, газеты читают люди более зрелого возраста, и там нужно быть более тактичным. Матерные слова, к примеру, в прессе использовать нельзя.

- На тренировках вы порой можете себе позволить рабочий матерок.

- На эмоциях - бывает. Раньше такого себе не позволял. Наверное, нервы расшатались.

- На блоге вы признались, что команда так и не нашла общего языка с Анатолием Бышовцем.

- Для меня тренер есть тренер, как бы другие к нему ни относились. Да и не было вначале никакого отторжения. В первые месяцы совместной работы никто не будет принимать человека в штыки. Да, случались скандалы - например, вокруг ухода Евсеева, но обстановка в межсезонье была рабочей. А вот к концу лета, когда стало ясно, что задача занять первое место невыполнима, люди в команде повели себя по-разному. Кто-то продолжал работать, кто-то "бросил весла", кто-то стал искать виновника и легко нашел его - не в себе, а в тренере. Так постепенно и складывалась картина внутрикомандных разногласий.

- Вы допускаете, что Бышовец действительно мог требовать у отдельных игроков взятки за попадание в состав?

- Все это в любом случае недоказуемо - если не сознается тот, у кого требовали. Мне никто в команде в этом не сознавался.

- Верите, что болельщицкие баннеры против Бышовца могли быть инспирированы Юрием Семиным?

- Не верю. Юрий Палыч таких упреков не заслуживал. Это не могла быть его рука.

- К Бышовцу вы стали относиться иначе после расставания с Лоськовым?

- Не знаю, какие разговоры состоялись у Бышовца сначала с Евсеевым, а затем с Лоськовым, из-за чего возникли конфликты. Мне кажется, если точек соприкосновения не нашлось, виноваты обе стороны. Но естественно, что, когда подобным образом обставляется расставание с такими людьми, отовсюду начинаются гневные взгляды на тренера, что не прибавляет тому вистов. Отношение к тренеру после такого меняется и со стороны болельщиков, и друзей команды, и некоторых игроков. Бесследно такие вещи не проходят. Виноват оказывается тренер.

- Насколько это справедливо?

- Не берусь рассуждать, потому что не знаю, чем в действительности руководствовались обе стороны. Возможно, для Димы уход в "Сатурн" стал оптимальным выходом, он говорит, что чувствует там себя нормально. Евсеев оказался там же более сложным путем. Никто не запихивал их туда насильно. И все же не думаю, что они ушли вовремя. Оба могли бы еще ой-ой-ой как пригодиться "Локомотиву". Но это жизнь.

- После матча "Локо" - "Сатурн" Евсеев адресовал Бышовцу неприличный призыв, а тренер зашел в раздевалку...

- ...и сказал, что игрок крикнул это не ему, а нам. Я, во всяком случае, пропустил это мимо ушей, потому что знаю Евсеева. Представьте, сколько обид накопилось у человека! Нельзя было эти слова воспринимать всерьез.

- Лоськов здесь, в Гейнуке, каждый день приезжает в гости к "Локо", и вы все до сих пор, по-моему, воспринимаете его как своего.

- Конечно, когда человек отдал столько лет команде, чужим он быть не может. Пока есть те, с кем играл, - он свой. И будет приезжать к нам, и мы к нему.

- Насколько комфортно вам было принимать у него капитанскую повязку?

- Если честно, никакого комфорта не было. Не понимал, зачем это нужно, недоумевал, почему именно я. Рассчитывал на Гуренко, но он сказал: "Динияр, надевай повязку". И сам Лось заявил то же самое, причем в довольно жесткой форме. Это был выездной матч с "Сатурном" - первый, который Лоськов провел на трибуне. "Выводи команду и смотрите там не чудите, не надо никаких фокусов", - сказал он.

- Выборы капитана были уже потом?

- Да, после "Сатурна", когда на базу приехали Липатов и кто-то еще. Раздали листочки, провели голосование. Но я уже понимал, что капитаном быть мне. Команда так была настроена.

- А почему Гуренко отказался?

- Думаю, в знак солидарности с Лосем. Это моя версия. Нельзя заставлять кого-то быть капитаном. Но если люди тебе уже доверили, отказываться, полагаю, нельзя. И я согласился.

- Чувствуете себя готовым ходить к руководству, просить о чем-то от имени команды?

- (Усмехается.) У нас в команде сейчас такой разношерстный коллектив… Многие игроки, особенно иностранцы, сами будут ходить наверх и выпрашивать то, что надо. Капитан им для этого не нужен. Сами могут позвонить руководству, встретиться, поговорить. У меня таких телефонов нет.

- У вас нет мобильного телефона Сергея Липатова?

- Нет. У него есть мой телефон, мне же он не нужен. Считаю, что звонить и говорить: "Здравствуйте, давайте встретимся" - я не вправе. Игрок команды может обратиться с такой просьбой к тренеру. Он - мой непосредственный начальник.

- Некоторые игроки, насколько мне известно, придерживаются иной линии поведения.

- В команде это знают. Не в курсе, по какой причине это происходит. Непонятно, что за традиция такая - отдельно взятому игроку ходить на ужин в ресторан с боссом клуба.

- Чтобы был здоровый коллектив, без нормальной субординации игроки - тренер - руководитель, полагаю, не обойтись.

- Тут все должно идти от высшей инстанции. Людям сверху, полагаю, надо в таких случаях говорить обратившемуся к ним игроку: "Извини, все - через тренера". А то давайте теперь все будем встречаться, плакаться в жилетку, рассказывать, какой я хороший, а они - такие-сякие, в команде творится черт знает что. Если руководитель хочет узнать, что творится в команде, он может с ней встретиться. А решать свои вопросы поодиночке, грубо говоря, пошептаться - это сразу вызывает подозрения. Да и картина у руководителя может создаться необъективная и неадекватная. Смысла в таких беседах не вижу - мне кажется, от них один вред.

- Верно ли говорят, что собрание однажды было: после домашнего поражения от "Сатурна" Липатов созвал игроков, причем не поставив в известность Бышовца?

- Было такое собрание. Пригласили всю команду, но дело было вечером, и приехать смогли не все. Нас спрашивали, мы отвечали. Каждый высказался, в чем видит проблемы. Но ничего резкого с нашей стороны высказано не было.

- Почему?

- Было несколько неудобно. Получалось, что все делалось за спиной у тренера. Наговаривать на него при таких обстоятельствах не хотелось. Просто были проведены параллели, как команда готовилась во времена успешных выступлений, и как - в моменты неуспешных. До конца мая-то все было здорово! И никаких умозаключений мы не делали.

- Что же произошло в июне?

- У нас был сложнейший календарь - за очень короткий период мы сыграли во Владивостоке, Томске и на Кубок в Екатеринбурге, причем вместо того, чтобы с матча с "Томью" напрямую лететь на поединок с "Уралом", который был через три дня, зачем-то на сутки отправились в Москву. Налетались так, что играть сил не было. С того момента и "поплыли".

- Внутри команды, знаю, бурно обсуждалось то, что несколько раз в прошлом сезоне Спахич приезжал с родины с опозданием, Бышовец пытался его оштрафовать, но затем штрафы снимались.

- Да. Вот так у нас всех по головке гладят. Раньше на четыре дня опоздал - заплати, вышел на тренировку с 20-минутным опозданием - сразу деньги неси. И касалось это всех без исключения. Сейчас попробуй сто долларов забери у кого-то! Сразу звонок идет, аргументы - "у меня в контракте не написано". Давайте в каждой мелочи теперь от контракта плясать. А где человеческие отношения? Нет их теперь?

- Коллектива, какой был в "Локомотиве" еще в чемпионском 2004-м, и в помине нет?

- От него остались маленькие островки.

- Когда произошел надлом?

- После злополучного поражения от "Рапида" в 2005 году, когда не попали в Лигу чемпионов. С того дня началась черная полоса.

- При Муслине вроде все стало налаживаться.

- Все равно была массовая закупка игроков - то ли с целью омолодить состав, то ли взять курс на легионеров. Потихоньку все разбрелись. Остались только Маминов, Гуренко да Леша Поляков, который, думаю, своим мастерством доказал, что он хороший вратарь.

- Вы с Сычевым хотя бы успели стать чемпионами в 2004-м.

- Не могу отнести себя к поколению, которое блистало в Лиге чемпионов, громило "Интер" - 3:0. Самый молодой из той команды - Измайлов.

- Он, по-вашему, вернется из аренды в "Спортинг"?

- Думаю, пока нет. Какой смысл, учитывая, что у него там все идет хорошо? Вот и в сборную его вернули.

- Лично вы, смотрю, общаетесь в основном с Сычевым, Самедовым, Торбинским.

- Мы все примерно одного возраста, молодежь. Еще Ефимов, Ваня Старков ходит ворчит рядом (улыбается).

- Бышовец намекает, что в команде была пятая колонна, работавшая на его отставку и возвращение Юрия Семина. Ваше мнение?

- Думаю, ничего подобного не было. Юрия Павловича к команде особо не подпускали. На базе он не появлялся, и я видел его только на играх. В том, что он не делал ничего подобного, уверен. Хотя могу много чего не знать. Как выяснилось.

- Что вы имеете в виду? Не слухи ли о том, что пара-тройка легионеров продала игру в Самаре?

- Были такие слушки. Верить или нет верить - не знаю. Хочется надеяться, что никто не посмел такую гадость сделать. Лично мне никто ничего не предлагал. Услышал обо этом только перед игрой с "Панатинаикосом".

- Вот мы и дошли до истории с Одемвинги - для вас по понятным причинам самой болезненной.

- Не ждал я от Питера такого, честно. Вроде профессионал высшей степени, играет не первый год. И выкинуть такое... Он признал, что не прав, но от этого не легче.

- Он же не команде сказал, что не прав, а пока только Рахимову.

- Команде не сказал. Думаю, чтобы сказать команде, нужно быть сильным человеком. Никто не будет заставлять его это делать. Надо, чтобы все побыстрее устаканилось, и мы начали работать по-другому. Но если такой инцидент был, значит, что-то нездоровое происходит в коллективе.

- Как лично вы сможете это переварить - тем более что оскорбили вашего отца?

- Это во-первых. А еще проявили наплевательское отношение к команде. Давайте теперь все шестеро запасных обидятся, что не попали в состав, и уйдут на трибуну. Вполне можно было бы выйти на замену и помочь! У "Панатинаикоса" на замену вышел человек, играющий за сборную Греции, и забил два гола. Сидел на лавке, не обижался, а когда настал момент - сделал свою работу.

Скамейка запасных - это своеобразная встряска. Иногда она должна быть. Тебя сажают - и в тебе кипит злость на себя. Выйду и докажу! Может, в прошлом сезоне мне этого и не хватило, надо было меня посадить пару раз, чтобы подзадорить и разозлить. Если ты такой великий футболист, докажи это делом, как тот грек!

- Как Одемвинги теперь вам в глаза смотреть будет?

- Нормально будет. Это не те люди, которым бывает стыдно. И ладно бы ходил на следующий день расстроенный из-за того, что проиграли и вылетели. А человек с улыбочкой ходил, глаз не опускал. Ничего не случилось, все хорошо. Хи-хи да ха-ха. Покровители его ходят, по плечу гладят: ничего, мол, Питер, все в порядке.

- Он один так себя вел - или еще кто-то?

- Было еще парочку... Но зачем их называть?

- Что он должен сделать, чтобы вы его простили?

- А я не собираюсь никого прощать. Человек совершил поступок, поставил зарубку. Если он способен на такое - значит, способен. Непонятно только, что им двигало. Может, правда, помутнение сознания? Если ты такой честный, скажи за три дня до игры: "Извините, я психологически не готов. Морально сломался, сезон провален, опустились руки". И тренер тогда не будет на тебя рассчитывать, тактику по-другому станет строить.

- Коллектив сейчас непросто будет собрать?

- Не думаю, что в этом году будет так, как в прошлом. Отдохнули, в головах своих разобрались немножко. Вопрос в том, как поведет себя каждый из нас.

- Ходили слухи, что вас с трудом удержали от "мер физического воздействия" в адрес Одемвинги.

- Желание немножко поговорить по-мужски было. Но, если честно, я не знал, как себя в такой ситуации вести. Через два часа играть - и тут такое случается. Не знал, чем забить себе голову - мыслями об игре или всеми этими пакостями. Выбрал первое. С остальным решил разобраться потом.

- Но почему нигерийца не одернул кто-то из "стариков"?

- К сожалению, инициатора не нашлось.

- Сергей Овчинников потом говорил, что если бы в команде оставались Лоськов и Евсеев, то Одемвинги бы не поздоровилось.

- Может, он и преувеличил. Сейчас у людей такие контракты, что попробуй его ударь. По судам затаскает, и тебя еще накажут потом. Времена меняются, и то, что раньше можно было решить мужским разговором, теперь будет себе дороже.

- Но какие-то меры воздействия должны же быть!

- Меры воздействия должны идти сверху. Как ставят себя руководители перед игроками, чего требуют, что запрещают - так себя футболисты и ведут. Понятно, если задействованы какие-то посторонние "интересы" - тогда, что бы ни произошло, человека все равно будут гладить по головке. Контраст в отношении к разным игрокам есть в любой нашей команде. С этим можно жить - любимчики были всегда и везде. Но коллектив должен быть коллективом, никто не имеет права друг о друга вытирать ноги.

- Отец пришел в себя после случившегося?

- Довольно быстро. Потому что все, в сущности, к тому и шло. Команда была разобрана еще за три тура до конца чемпионата, что и показали результаты.

- Тем не менее высказался он в прессе беспрецедентно резко.

- Его вывело из себя интервью Одемвинги под заголовком: "Мне надоел бардак в "Локомотиве". Кто ты такой для клуба, чтобы рассуждать, что тут творится? Ты пришел сюда летом, выходи и играй! Не ты строил этот клуб, не тебе о нем и рассуждать.

- С таким контрактом, как у нигерийца, многое дозволено.

- Деньги деньгами, но надо оставаться человеком. Кто против того, чтобы ты много зарабатывал? Я никогда не считаю чужие деньги. Мне интересно другое - как человек играет, как ведет себя. Нельзя наплевательски относиться к людям, которые тебя окружают.

- Если бы отца клуб как-то наказал за громкое интервью, как бы вы на это отреагировали?

- А его бы не наказали. По той простой причине, что в этом случае вынуждены были бы наказать и Одемвингие. А того не тронули. Вот и вся теорема.

- По моему мнению, Рината Саяровича не наказали еще и потому, что боялись вашей реакции.

- Может, и так. Но, считаю, надо называть вещи своими именами. После игры никаких острых комментариев папа не давал. И только после выхода интервью Одемвинги про бардак в "Локомотиве" он не выдержал и решил разъяснить ситуацию. Это была ответная реакция.

- Когда на пресс-конференции после поражения от "Кубани" Бышовец заявил: "Нет предела человеческой мерзости", - команда восприняла это на свой счет?

- Сначала я не понял, к чему он это сказал. А потом кое-что начало проявляться. Может, в чем-то он был и прав. Не знаю, что и кого конкретно имел в виду, но мерзопакостные моменты в прошлом году присутствовали.

- Иванович уехал в "Челси". А интерес лондонского клуба к вам не получил подтверждения?

- Об этом может знать руководство клуба. Я не в курсе.

- А вы бы сейчас уехали за границу, если бы предложение действительно поступило?

- Может, и уехал бы. Но не для галочки, а только если бы был нужен клубу-покупателю. Кроме того, через полгода - чемпионат Европы, и надо иметь постоянную игровую практику. В России наиграть свои минуты реальнее, чем за рубежом. Так что с этой точки зрения, если переход и целесообразен, то скорее летом. Но жизнь есть жизнь. Возможно все.

- Допускаете возможность перехода в другой российский клуб?

- Пока нет. "Локомотив" все равно вырулит на тот уровень, на котором должен быть. Это мой родной клуб, в котором я очень давно. Мне здесь дали путевку в жизнь. И если уеду, то возвратиться из-за границы мне хотелось бы в "Локо".

- Правда ли, что после окончания матча с "Кубанью" фанаты бросали в игроков шарфы?

- Я сидел на трибуне, и когда игра закончилась, не стал ничего ждать. Бежать, бежать, бежать, сесть в машину - и быстренько скрыться со стадиона. Ощущения были, мягко говоря, неприятные.

- Не раз в течение сезона вы высказывали недовольство по поводу содержания баннеров. Но ведь люди платят деньги за билеты и имеют право высказаться!

- Высказаться - имеют, но мы вправе ждать, что наши поклонники будут за нас болеть. Приветствую шуточные баннеры, очень здорово получилось на матче с "Крыльями", когда вся трибуна демонстративно читала газеты. Но когда выходишь на матч, и тебе свистят, а сопернику аплодируют… Не нравятся мне и выкрики с трибуны вроде "Уроды, давайте бегайте!", "За что вам деньги платят?". Я хочу играть! Я вышел на поле побеждать! Другой вопрос, что по каким-то причинам не получается. Но я бы хотел подойти к тем людям и спросить: "А у тебя на работе все получается? Не бывает никаких проблем?" А вот когда есть равнодушие - болельщик имеет право кричать.

- На блоге вы самокритично заметили, что кривой роста в минувшем году у вас не было. Чем это объясняете?

- Период своеобразный получился - не только в футболе, но и в жизни. Обустроился, появилась самоуспокоенность. Нужно работать индивидуально - какие бы задания тренер ни давал, нужно добавлять к ним что-то собственное. Надо подкачать пресс - пошел в зал, нужно поработать над ударом - позанимался индивидуально. В прошлом году этого не было. В первую очередь виноват в этом сам, хотя можно говорить и о тренировочном процессе. Помощь со стороны появилась только после того, как в команду пришел тренер по физподготовке Владимир Петрович Гречишкин, фанат своего дела. Но настроение было уже такое, что сезон заканчивается, надо бы сэкономить силы. Ошибка.

- На какой позиции вы себя видите? Если полузащитников пять, то все понятно - левый инсайд. А если четыре?

- Люблю играть чуть левее центра. Я не бровочник, мне это не нравится. Бегать по краю от флажка до флажка - тоже не мое, навыков не хватает. Невзрачно получалось - и за сборную, и пару раз с Муслином. Воспринимал работу на этой позиции, как каторгу. Что же касается системы с четырьмя полузащитниками, то когда был Юрий Палыч, мы играли вообще без ярко выраженных крайних хавбеков - фланги были отданы на откуп защитникам. Это была очень удобная для меня схема. За рубежом схожим образом действуют "Арсенал" и "Барселона".

- На первом, функциональном сборе ясности, как будет играть Рахимов, пока нет?

- Нет. Игроков на сборе много, много и схем.

- В пятницу вечером Рахимов провел с вами длительную индивидуальную беседу. О чем?

- Тренер разложил все по полочкам, рассказал о цели каждого упражнения, которые мы делаем. Он увидел, что я хожу по холлу туда-сюда, и решил потратить это время с пользой. Такой методики подготовки, какую применяет Рахимов, с индивидуальным подходом в зависимости от пульса, у нас прежде не было - и он решил, что мы должны знать, для чего это надо. Логично.

- На Кубе вы не ограничились обычной курортной программой, а съездили в Гавану.

- Это нас Баженовы подбили. Поехали в столицу без гида, на такси. Нам сказали, в какие районы заезжать не следует, и обошлось без инцидентов. Зато на простой народ посмотрели. Живут бедно, но все почему-то - очень счастливые. Радостные ходят, ничего им не надо.

- А как вы травму-то ухитрились там получить?

- Территория отеля большая, идти пешком от бунгало до магазинов далеко. Решил ездить на велосипеде и однажды не справился с управлением, упал. Возле коленной чашечки образовалось что-то вроде ссадины, которая постепенно рассасывается.

- 22 января сможете сыграть в первом контрольном матче сезона?

- По самочувствию. Буду готов - сыграю.

- В "Локо" наступила новая эра. А из работы с Бышовцем что-то полезное извлекли?

- Понравилось его самообладание. Надо отдать человеку должное: он держался, хотя грязь на него лили полгода. Никогда внутри команды не срывался. Вообще основной вывод из всего случившегося в прошлом сезоне я для себя сделал такой. Виноват во всем не может быть один человек. Виноваты все. И копаться в первую очередь надо в себе.

- Удастся, по-вашему, Рахимову в короткий срок поставить команду на ноги?

- Думаю, все устали от неудач и неурядиц. Люди должны глубоко осознать глубину той пропасти, куда мы свалились - не только в смысле результата, но и человеческих отношений. И страшно не хочется все это повторить. Если такое понимание у нас будет и к нему приложится рука тренера, - должно стать намного лучше. Если нет - тогда уже все окончательно пойдет вразнос.

Источник: Спорт-Экспресс


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев