Чемпионат России
Обладатель "Звезды" от "Спорт-Экспресса" дал большое интервью, в котором недвусмысленно и в который уже раз выразил надежду вскоре уехать за границу
18.02.2008
понедельник
02:15
Андрей Аршавин: "В свою сборную Тимощука и Шевченко не взял бы"
Рейтинг публикации
Обладатель "Звезды" от "Спорт-Экспресса" дал большое интервью, в котором недвусмысленно и в который уже раз выразил надежду вскоре уехать за границу

В пятницу вечером, во время чествования "Зенита" в ледовом дворце Санкт-Петербурга, поговорить обстоятельно с новым обладателем "Звезды" Андреем Аршавиным было невозможно. Но он, несмотря на довольно жесткий график перед вылетом команды в Испанию, любезно согласился приехать на следующий день в гостиницу, где мы и беседовали больше часа.

- Когда вы будете подводить итоги карьеры, какой оценки удостоится год 2007-й?

- В моей игре в прошедшем году ничего коренным образом не изменилось. Да и в общественном мнении остаюсь примерно там же, где был, - все вокруг прекрасно понимают, на что способен Аршавин, а я сам уже ни с кем не соревнуюсь, во всяком случае в России. Только сам с собой. Меня и сравнивать-то с кем-либо перестали. Наверное, мой личный футбольный статус вырос в связи с успехами клуба, но с возрастом это становится все менее важным. А вот что действительно будет ценно для подведения итогов карьеры, так это то, что, завершая ее, смогу сказать: я был чемпионом России. Не важно какого года, но поскольку это случилось именно в 2007-м, минувший сезон останется одним из самых памятных.

- В упомянутом соревновании с самим собой этот год оказался продуктивнее предыдущих?

- На мой собственный взгляд, лучшим был 2005-й. Зато в 2006-м получил несколько индивидуальных призов, а теперь вот выиграл "Звезду", что, не буду скрывать, очень приятно. Однако все это говорит лишь о том, что у каждого свое мнение и понравиться всем одновременно невозможно.

- Кстати, некоторые наши респонденты - те, что отдали голоса вашим противникам, так и объясняли свой выбор: в 2005-м и 2006-м, мол, Аршавин выглядел лучше.

- Вы же сами написали в своем комментарии к моей победе, что приз я получил, так сказать, по совокупности - три года пробивал стену и вот, наконец, пробил. Чему крайне рад - ваш приз очень необычен, он отличается от всех других, поэтому будет выделяться в моей коллекции.

- В 2005-м, который вы сами считаете лучшим, получить "Звезду" было, на мой взгляд, невозможно - тогда царил Андрей Шевченко. А вы сами тогда верили, что можете когда-нибудь обойти его?

- Сделать это было очень трудно еще и потому, что Андрей играл и играет в сильном европейском чемпионате. Туда сложно попасть, еще сложнее себя проявить, но если уж ты заиграл там, то всегда будешь иметь преимущество перед теми, кто выступает в России, Белоруссии или Украине. Любое твое результативное действие будет сразу цениться вдвое или даже втрое дороже. Если, скажем, Лоськов забьет в следующем чемпионате России десяток голов и отдаст еще десяток передач, это никого не удивит - Дима делает это из сезона в сезон. Зато, допустим, пять голов Ивана Саенко в чемпионате Германии отметят сразу же. Поэтому те, кто играет в ведущих европейских чемпионатах, имеют в вашем конкурсе своеобразную фору. Но это правильно, так как права играть там надо было сначала добиться.

- Именно поэтому вам так хочется поменять чемпионат?

- Это производное, главная же причина в том, что хочется попробовать другой футбол, другие условия и проверить себя по гамбургскому счету.

- Если вернуться к Шевченко в его лучшие годы - класс украинского форварда сравним с классом других претендентов на "Звезду"?

- Шевченко - не единственный, кто смог проявить себя в одном из сильнейших чемпионатов. Сейчас это с успехом делает Глеб, тот же Кержаков показал, что может с большим успехом играть в Испании. Так что конкурентоспособные футболисты у нас есть. Другое дело, что Шевченко стал одной из самых ярких мировых звезд, добиться чего очень трудно, независимо от национальной принадлежности.

- Себя на таких звезд не проецируете?

- Сейчас уже нет. Когда был молодым, задумывался на эту тему, а теперь заниматься подобным проецированием - значит принижать себя.

- Мне кажется, что "Звездой"-2007 вас выбрали еще во многом потому, что обе ваши команды - и "Зенит", и сборная России - добились в прошедшем году заметных успехов.

- Это, безусловно, так - лучших футболистов ищут прежде всего в рядах команд-чемпионов. Можно невероятно блистать где-нибудь в "Луче", но выиграть при этом индивидуальный приз практически невозможно.

- Дик Адвокаат сказал "СЭ" после вручения вам "Звезды", что это - награда всему "Зениту". Согласны с ним?

- Да.

- А как партнеры по команде отреагировали на ваше награждение?

- Знаете, оно отошло на второй план на фоне того количества памятных табличек, которое вы вручили Тимощуку (смеется). Ему все, по-моему, успели сказать, что-нибудь в духе: "Толя, теперь тебе хватит дощечек, чтобы дома целую стену завесить".

- Насколько вообще футболистам нужны церемонии, подобные той, что состоялась в пятницу?

- Они очень приятны, особенно когда сделаны красиво и с душой.

- А что такое, по-вашему, красиво и с душой?

- Скажем - так, как вы, например, вручали "Звезду" Шевченко в Милане. Особенно интересно, когда приглашаются не только футбольные люди - завязываются какие-то новые знакомства, которые всегда интересны, а местами и полезны.

- То есть подобный вечер понравился бы вам больше, чем вручение приза в огромном зале при полутора десятках тысяч болельщиков?

- Тут действительно очень трудный выбор - ведь играем мы прежде всего для болельщиков, поэтому такие мероприятия очень важны не только для нас, но и для них тоже. К тому же я, конечно, персона не того калибра, чтобы поздравить меня, приехали мировые знаменитости.

- Михаил Боярский сказал мне в ходе пятничного вечера, что гораздо интереснее был бы не просто праздничный концерт, а большой капустник со специально написанными к данному случаю шутливыми текстами.

- Полностью с ним согласен. Это интереснее было бы и нам, и зрителям.

- Что ж, учтем на будущее. А если бы вы сами подбирали исполнителей, кого пригласили бы?

- Большинство нашей команды очень хотело бы, чтобы выступила Максим.

- Максим?

- А почему нет? (Улыбается.) Очень популярная исполнительница, да к тому же еще и симпатичная девушка. Ну и само собой на вечере "Зенита" должны быть наши болельщики - Мигицко, Боярский.

- А если помечтать о мегазвездах?

- Иностранных звезд я бы не приглашал. Что же касается наших, то можно было бы кое-кого позвать - чтоб поменьше было "Бивней" (питерская группа, которая выступала на пятничном вечере четыре или пять раз. - Прим.авт.).

- Из чьих рук вы бы при этом получили свой приз с наибольшим удовольствием?

- Если б это было возможно - из рук отца. Но его, к сожалению, уже нет на этом свете...

- "Звезда" фактически продолжает традицию определения лучших футболистов СССР. Вам уютно в одном ряду с Яшиным, Стрельцовым, Блохиным?

- Вы знаете, совершенно не понимаю, как можно сравнивать футболистов разных поколений. Нет, я, естественно, очень уважаю Яшина, Воронина или Стрельцова. Но при этом никогда не видел, какими они были на поле. Поэтому сравнить себя с ними не могу. Тем более, что футбол постоянно меняется.

Из этой же серии, кстати, был вопрос, который мне задавали в прошлом году, когда "Зенит" боролся за чемпионство: что значит для вас победа в 1984 году? А что она могла значить для меня, если мне было всего три года? На мою жизнь она никакого влияния не оказала. Из этого сразу раздули целое дело - Аршавину, мол, наплевать на историю "Зенита". Не наплевать, конечно, и тех, кто становился чемпионами в 1984-м, я очень уважаю. Но сама та победа - она некая абстракция, как и игра Яшина, Воронина или Понедельника. Строчки в книгах, несколько сохранившихся кадров киноленты - и все.

Мы, кстати, подогретые разговорами о значимости нового чемпионства "Зенита", ждали, что наша жизнь после него изменится чуть ли не глобально. А она не поменялась даже в мелочах! Как узнавали, к примеру, меня в Питере семь человек из десяти, так и узнают. И ничего нового в жизни не появилось.

- Советских звезд вы практически не застали. А кто из тех, кого увидеть на футбольном поле довелось, служил примером для подражания?

- В разные периоды это были разные люди. Мне очень нравился Стоичков, потом - Ромарио, еще позже - Роналдо в пору его расцвета. Но их я видел только по телевизору. А из тех, с кем довелось встретиться на поле, наибольшее впечатление произвел Деку.

- Чтобы закончить тему "Звезды", хотелось бы узнать ваш вариант нынешней "сборной СССР".

- По итогам 2007-го?

- Необязательно по итогам. Представьте, что сегодня эта сборная начинает подготовку к Euro-2008, - кого бы видели в ее основном составе?

- Интересный вопрос... В воротах, несмотря ни на что, должен быть Акинфеев. Обязательно участие Глеба...

- В центре полузащиты или справа?

- Там, где ему удобнее. В защите - Каладзе.

- Один?

- Нет, естественно. Но мне так сразу никто на ум не приходит. Ставить братьев Березуцких и Игнашевича? Но это уже будет сборная России. Кого-то из украинцев? Несмачного налево, наверное. А направо - Гусева? Хотя нет, направо же надо ставить Анюкова! Вот уже что-то вырисовывается. В полузащите - кроме Глеба - Торбинский и Быстров. Опорного надо еще подобрать.

- Тимощук?

- По своему классу и мастерству он обязан быть в "сборной СССР" - тут никаких вопросов. Но я же составляю команду, которая будет играть в близкий мне футбол. А его игра далека от моего мировоззрения.

- Нападение?

- Кержик, пожалуй, самый сильный из россиян, хотя есть еще три-четыре человека близких по классу.

- А Шевченко?

- Если честно, его стиль мне тоже не нравится.

- Хорошо - тогда Аршавин.

- Нет, я пойду в тренеры (смеется).

- Что, есть такая мечта - потренировать сильную команду?

- Нет, мечты такой нет, но один раз попробовать было бы интересно.

- И на что бы эта сборная претендовала на Eвро-2008?

- Думаю, на весьма высокое место.

- Она была бы сильнее сборной России?

- У нее был бы куда больший запас прочности, потому что количество игроков высокого уровня значительно возросло бы.

- Вы упомянули свое футбольное мировоззрение. Можете как-то его сформулировать? И кто из современных футболистов в наибольшей степени ему соответствует?

- Сейчас - Роналдиньо. По тому, что он творит на поле. Понимаю, что слово слегка затертое и вкладывать в него можно разный смысл. Но на мой взгляд, главное для творца - получать удовольствие от того, что делаешь. Тот же Роналдиньо не просто отдает надежный, но скучный пас, он делает это так, как ему нравится, - хочет, пяткой, хочет, на грани потери мяча. Иногда это вредит командным действиям, что он и сам прекрасно понимает. Но он также понимает, что именно этого от него ждут и именно такие моменты украшают футбол. Бразилец не зарабатывает деньги тяжелым трудом на поле, он там играет в футбол, получая при этом наслаждение. И даже результаты здесь вторичны.

- А то, что всегда играть так невозможно, вы понимаете? И у того же Роналдиньо сейчас затяжной спад.

- Спады бывают у кого угодно. Но все равно каждый футбольный человек знает: Роналдиньо - один из лучших игроков мира. А результаты и цифры при этом вторичны. Да, они важны, но если человек не получает удовольствия от игры, к чему все остальное?

- Но при этом, если все одиннадцать человек будут получать удовольствие и творить, невзирая на тактические схемы и дисциплину, команда обречена на провал...

- Это уже задача тренера - как совместить творчество и результат.

- Любой тренер скажет вам, что без наличия в команде Тимощука творчество Аршавина сразу же обесценится. Получается, что один-двое, максимум трое-четверо игроков могут позволить себе наслаждаться, свалив всю черновую работу на остальных?

- Наверное, вы правы. Но без этих двоих-троих футбол будет выхолощенным и неинтересным для зрителей. И я бы всегда хотел быть среди этих двоих-троих.

- После того как вам не удалось уехать в Европу, какие стимулы должны способствовать дальнейшему росту в "Зените"?

- Стимул один - желание уехать в Европу. Тут же все взаимосвязано: если не буду показывать хорошую игру в своем нынешнем клубе, никакой другой мною не заинтересуется. Естественно, что еще проще попасть в поле зрения больших команд, отличившись в сборной, но для того, чтобы попасть в нее, нужно опять же хорошо играть в клубе.

- Не боитесь, что после такой постановки вопроса болельщики "Зенита" станут относиться к вам хуже?

- Я говорю так, как чувствую на самом деле. И болельщики "Зенита", чье мнение на самом деле мне не безразлично, должны понимать, что, пока я играю за питерский клуб, буду делать все возможное, чтоб он побеждал. Но они точно так же должны понимать, что здесь я уже достиг своего максимума, и для дальнейшего развития футболиста Аршавина мне просто необходимо сменить среду.

- Признайтесь, были ли в вашей карьере такие моменты, когда, сидя на лавке, вы желали неудачи своей команде, чтоб на вас обратили внимание?

- Каждый футболист, если он действительно футболист, а не просто человек, зарабатывающий футболом деньги, мечтает играть. И безусловно, сидя на скамейке запасных, ты невольно сравниваешь себя с теми, кто играет, и хочешь их превзойти. Не скрою, в 2003-м, например, когда я несправедливо, как мне казалось, сел на лавку, успешной игры своему конкуренту, выходившему на поле на моей позиции, не желал. Но при этом и поражений команды тоже не хотел, тем более что мы боролись за медали. Задача-максимум была такая - пусть "Зенит" выиграет, но кое -кто при этом покажет далеко не самый лучший футбол. Хотя по большому счету я всегда понимал, что доказывать свое право выходить на поле надо самому, а здоровая конкуренция только помогает развиваться. Но играть-то хотелось!

- Играть наверняка захочется и в Австрии, в июне этого года. А ситуация будет такой: если команда успешно проведет первые две игры, Хиддинк может и не захотеть что-либо менять...

- А, вот к чему вы клоните! Нет, эта ситуация не имеет ничего общего с той, о которой я вам только что рассказал. В том, что не смогу выйти на поле в первых двух играх Euro-2008, виноват только сам, поэтому никаких противоречий в оценке ситуации у меня нет. Говорю вам, как на духу: буду болеть за каждого из одиннадцати человек, что выйдут на поле в первых двух играх, и за команду в целом по максимуму. Скажу больше: если б какой-нибудь Мефистофель предложил мне сделку - сборная России становится чемпионом, но ты за это вообще не едешь на турнир, согласился бы не раздумывая.

- И обидно не было бы?

- Было бы, конечно. Но за собственную глупость надо расплачиваться самому. Если мне доведется все-таки выйти на поле, это будет праздник, если нет - винить буду только себя и никого больше.

- Вы беседовали с Хиддинком на сборе в Турции. Не можете приоткрыть завесу - что он вам говорил?

- Очень логичные вещи - о том, почему я не могу быть капитаном, о том, что право поехать на чемпионат Европы нужно заслужить, о каких-то своих пожеланиях, которые мне надо выполнить. Мы полностью поняли друг друга.

- Как вы считаете, кто из игроков сборной России может стать открытием Eвро-2008?

- Очень надеюсь, что этот игрок еще даже не входит в состав сборной, что кто-то из молодых так проявит себя в первых турах чемпионата России, что поедет в Австрию и там покажет себя во всей красе.

- А из тех, кто уже играет в сборной?

- Заявить о себе на самом деле может любой. Ведь кроме Кержакова и в какой-то степени Саенко с Измайловым мы все для Европы - темные лошадки.

- Сейчас много разговоров идет вокруг игрока немецкого "Нюрнберга" Андреаса Вольфа, который имеет российские корни: мол, нужно дать ему наше гражданство и взять в сборную. Как вы относитесь к подобным прецедентам а-ля Холден?

- Думаю, что, не будь Холдена в сборной России по баскетболу, она бы не выиграла чемпионат Европы. При всем уважении к Андрею Кириленко и компании, наш менталитет мог привести к тому, что на последних секундах россияне не разобрались бы, кому отдавать пас, и вполне могли отдать мяч Блатту, чтоб тот уже после свистка бросил, наконец, по кольцу. Шучу, конечно, но роль Холдена в той победе очень велика. Однако Холден ведь появился не на пустом месте - он много лет отыграл в ЦСКА, наверняка уже стал своим в клубе, проникся российским баскетболом и смотрится в нем весьма органично. Если все идет естественным путем, то почему нет? Но искусственно никого привлекать не нужно. И на нашу сборную по мини-футболу, где на последнем чемпионате Европы, кажется, играли сразу три бразильца, смотреть было не очень интересно.

- А если бы была возможность натурализовать любого футболиста в мире, но только одного - кого бы выбрали?

- Думаю, Роналдиньо.

- И с удовольствием смотрели бы за тем, как он играл на позиции Аршавина?

- Ничего, на него можно и с лавки посмотреть.

- На какую команду в чемпионате Европы вы бы поставили сами?

- Не уверен, что поставил бы, так как эта команда вряд ли станет чемпионом, но мне больше других нравится игра португальцев. Во всяком случае, второй после России сборной, за которую буду болеть, станут именно они.

- Если вернуться к "Зениту", то ваша уверенная игра против "Вильярреала" уже в феврале кое-кого насторожила: мол, хватит ли команды на долгий и трудный сезон?

- На самом деле это не такое уж и большое достижение - обыграть "Вильярреал" дома с минимальным счетом. В Кубке УЕФА "Зенит" может обыграть в Питере любую команду. Мне раньше казалось - ну какая разница, где играть, дома или в гостях. А теперь знаю, что разница есть. Чем она объясняется, так до конца и не понимаю, но игры дома и в гостях - вещи совершенно разные. И в последние минуты игры с "Вильярреалом" складывалось впечатление, что счет 0:1 испанцев полностью устраивает и они уверены - дома отыграются.

- Какие уроки из достаточно богатого уже опыта в Кубке УЕФА нужно учесть "Зениту", чтобы не дать сопернику такой возможности?

- Главное, чтобы у некоторых футболистов в нашей команде не тряслись ноги, как это было в матче против "Эвертона".

- И как этого добиться?

- Если б я знал! Уже семь лет бьюсь над этим.

- Что, неужели у самого никогда такого не бывает?

- У меня бывает такое, что чувствую - игра не пошла и начинаю ощущать какую-то неуверенность, боязнь ошибиться. Но чтоб колени еще до игры тряслись - такого точно не бывает.

- Как оцениваете свою форму на сегодняшний день? В матче с "Вильярреалом" показалось, что две трети матча вы отыграли просто здорово, а потом начали уставать...

- Дело было не в усталости, а в том, что наша игра после забитого гола резко поменялась. Мы ее сразу же упростили, да и "Вильярреал", почувствовав опасность, сделал все возможное, дабы успокоить матч. 0:1 их, повторяю, устраивал, вот они и выбрасывали ауты по пять минут.

- То есть вас хватило на все девяносто минут?

- Меня, как известно, вообще хватает минут на пятнадцать (смеется). Главное - распределить их по ходу матча.

- Но тем не менее вернемся к вопросу о фундаменте, закладываемом перед сезоном: хорош ли он у "Зенита"?

- А этого сейчас никто не скажет. У нас ведь все оценивается по последующим результатам. Есть они - новаторский подход к делу. Нет - нарушили общепринятые каноны, за что и поплатились. Если б кто-то сейчас нам разложил по полочкам, что по законам биохимии, анатомии или не знаю чего еще, через три месяца будет так и никак иначе... Но это сделать невозможно, потому что на игру влияют не только объективные, но и субъективные факторы. От головы идет даже больше, чем от ног. Поэтому оценку заложенного фундамента узнаем только к концу года (улыбается). При Морозове мы за одну тренировку пробегали больше, чем сейчас за неделю - но разве были от этого на голову сильнее? А сравнить с европейскими командами я в силу отсутствия опыта работы в них не могу. Надеюсь все-таки, что пока не могу. Да и Адвокат, Хиддинк - они разве не европейские тренеры?

- Существует ли возможность того, что вы изнутри узнаете, как тренируются европейские команды, уже нынешним летом?

- Если мне удастся уехать в Европу в летнее трансферное окно, буду счастлив.

- Какие-то конкретные варианты есть?

- Это вопрос к моему агенту. Что касается меня, то надо играть так, чтобы эти варианты были.

- С кем-то из легионеров - нынешних или прошлых - специфику игры за границей обсуждали?

- Разговаривал со Смертиным, Радимовым. Кержик кое-что рассказывал. Главный вывод один: если ты там играешь, то все тебе будет нравиться, если нет - то никакие бытовые и прочие условия не спасут. Понятно, что образ жизни стопроцентно мне будет подходить только в России - это моя страна, мой менталитет. Но ради футбола можно вытерпеть и преодолеть любые неудобства, а вот без него... В любом случае говорить можно много, а узнаешь все только тогда, когда попробуешь сам. И я хочу иметь возможность это сделать.

- А что кажется вам самым сложным?

- Наверное, главный ключ к успеху - овладение языком. Будешь разговаривать - проблем станет на порядок меньше. Хотя вот Бородюк, наполовину в шутку, наполовину всерьез, рассказывал нам, что пока ничего не понимал, играл в свое удовольствие и все получалось, а когда стал понимать то, что говорится вокруг, стало куда больше отвлекающих от игры мыслей.

- Насколько реально для вас быстро выучить, скажем, испанский язык?

- Радимов рассказывал, что у него на это ушло полгода. Думаю, это нормальный срок.

- Что еще важно кроме языка?

- Много зависит от того, как к тебе относятся, за сколько тебя купили, на какую позицию. В идеале нужно, чтобы тебя хотели видеть и клубное руководство, и тренер, чтоб тебя приобрели за большие деньги и чтоб у тебя был большой личный контракт.

- А отношение партнеров? Играя всю жизнь в одном клубе, можно быть уверенным, что нормально впишешься в другой?

- Это уже зависит от твоих человеческих качеств. Заранее, конечно, ничего сказать нельзя, но мне кажется, что я достаточно открытый и коммуникабельный человек. Единственное, что говорю порой слишком много. Ну так, как раз полгода и помолчу - пока язык освою (смеется).

- В этом году вам предстоит очень много разных турниров Кубок УЕФА, чемпионат и Кубок России, а потом и Лига чемпионов в клубе, чемпионат Европы и отбор к чемпионату мира в сборной, а кроме того, есть еще и личные цели, связанные с переменой обстановки. Что при таком обилии станет главным приоритетом?

- Конечно, чемпионат Европы. Остальное и близко не стоит.

- Даже мечта поменять клуб?

- А она тесно связана с европейским чемпионатом. Если я там проявлюсь, клуб поменяю стопроцентно.

- Чем можно пожертвовать ради успеха на континентальном первенстве?

- Нас с детской школы всегда учили, что ради футбола надо жертвовать всем. А я бы сказал по-другому: игра справедлива, и если ты отдаешь ей все, что можешь, она обязательно воздаст тебе по заслугам. Один, отдельно взятый матч или турнир может закончиться неудачно, но на дистанции, на протяжении всей карьеры ты обязательно получишь то, на что наработал. Так что вопрос стоит так - если делаешь все, что должен, то обязательно возьмешь свое.

- Чье мнение о футболе для вас наиболее авторитетно?

- Не знаю, может ли кто-то рассказать мне о футболе что-то абсолютно новое. С другой стороны, я хоть и нечасто общаюсь со своими детскими тренерами, но всегда знаю, что они скажут мне только правду, причем основанную на своих собственных ощущениях. Большинство же собеседников, к сожалению, формируют свое мнение на основании того, что написали в газетах или сказали по телевизору, а это уже совсем другая история.

- Хорошо, поставим вопрос иначе: общение с кем из футболистов произвело на вас самое сильное впечатление?

- Самый добрый футболист из тех, с кем я общался, - это Быстров.

- При этом у него репутация тяжелого в общении человека.

- Общение - это одно, а какие-то жизненные ситуации - совсем другое. Он действительно весьма импульсивен и может в достаточно грубой форме сказать все, что думает. Но это лучше, чем льстить в глаза и делать гадости за спиной. Быстров же никогда гадостей не сделает - более того, он всегда поможет в трудную минуту.

- А кого можете назвать самым ярким собеседником?

- Пожалуй, Радимова. С ним всегда можно обсудить самые разные темы.

- Кто из знаменитых нефутбольных людей поразил масштабом личности?

- Честно говоря, я практически не общаюсь со знаменитостями. Не потому что не хочу, а потому что редко пересекаюсь.

- С представителями других видов спорта тоже редко общаетесь?

- В целом, да. Но вот с Женей Плющенко мы в последнее время пересекаемся постоянно, причем абсолютно случайно - то в ресторане, то в вагоне поезда, то на каком-нибудь мероприятии. Тесно, правда, не общались, но, как модно сейчас говорить, респект друг другу высказывали. В прошлом году познакомился и подружился с Сашей Радуловым - теперь знаю, что в НХЛ есть команда из Нэшвилла, и внимательно слежу за ее результатами.

- За чемпионатом мира по биатлону следите?

- Еще как! Лично, правда, никого из биатлонистов не знаю, но это как с писателями - зачем знать что-то об их личной жизни, главное - читать их книги. Мне больше нравятся те биатлонисты, которые быстро бегут, пусть и плохо стреляют при этом. Поэтому особенно переживал за Чудова. Какой эффектной была картинка, когда их награждали вместе с немцем Вольфом - тот атлет, за метр девяносто ростом, а Максим - такой маленький на его фоне, но стоит на пьедестале выше. Это было так забавно...

- И, наверное, близко вам по ощущениям?

- Может быть. А раньше мне очень нравилась Анфиса Резцова - она могла промахнуться шесть-семь раз и все равно забежать в призеры. Мы, помню, с папой даже смеялись: зачем она вообще останавливается на стрельбу? Сразу бы проскочила пять штрафных кругов - и тогда бы точно выиграла!

- А как относитесь к тому, что представители самых разных видов спорта очень ревниво относятся к футболистам: мол, мы - лучшие в мире, а они ничего толком в своей жизни не выигрывали, но денег и славы имеют значительно больше?

- Да, есть такое. Вот недавно услышал, что один из самых высокооплачиваемых волейболистов (но не Семен Полтавский, а другой) очень жестко высказался по этому поводу. Что ему можно ответить? Да, мы, может, двадцатые в мире, но зато в первом виде спорта, а он - первый, но в двадцатом. Так уж случилось, и нашей личной вины в том - никакой. К тому же есть такие спортсмены, с которыми никто из футболистов по статусу сравниться не может, - Журова, к примеру, или Кабаева. А зависть - она, к сожалению, присуща людям. Среди футболистов тоже хватает зависти друг к другу. Может, это и ненормально, но от этого никуда не денешься.

- Вы когда-нибудь кому-нибудь завидовали?

- Было такое, чего скрывать. Хотя уверен, что та моя зависть была белой, но в этом же, наверное, все уверены.

- Не назовете объект своей зависти?

- (После долгого раздумья) Нет, пожалуй, не стоит.

- Что должно случиться, чтобы вы в итоге посчитали свою карьеру удачной? Или все уже произошло?

- Очень надеюсь, что главное еще не произошло. Когда начинал, был молод и амбициозен, и считал так: тот, кто провел в "Зените" более ста матчей и не уехал за границу - неудачник. Сейчас сам провел уже около двухсот пятидесяти... Значит, на данный момент моя карьера очень неудачна. И потому хочу поиграть в Европе. Может, меня попрут оттуда через полгода, но я должен попробовать!

- Разве можно ехать туда с настроением, что через полгода тебя попрут?

- Нет, такого настроения у меня нет! Более того, уверен, что приживусь в сильном чемпионате.

- Если заглянуть еще дальше - есть ли уже какие-то мысли по поводу того, чем придется заниматься после карьеры игрока?

- Стараюсь сейчас обеспечить базу для того, чтобы мог сам решать, чем заниматься дальше. В принципе хотел бы остаться в футболе, но делать при этом то, что сам хочу.

- Что это значит?

- Возможность принимать решения - стать президентом клуба, например. Но для этого как раз и нужна начальная финансовая база.

- А может, президентом РФС?

- Нет, вот это - не для меня. Здесь нужно больше дипломатии, я же предпочитаю живые решения. Вот спортивным директором с полномочиями Константина Сарсания поработал бы с большим интересом.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените этот материал
Голосов 1
Источник: Спорт-Экспресс
Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев
 

© UA-Футбол 2002-2016.
Все права на материалы, находящиеся на сайте www.ua-football.com, охраняются в соответствии с законодательством Украины.
При любом использовании материалов сайта, гиперссылка на UA-Футбол обязательна.
Пишите нам: info@ua-football.com