Чемпионат России
"О том, что России ничего не светит на Евро, говорят дилетанты, для которых смысл игры - употребить за 90 минут побольше алкогольных напитков", - считает форвард
27.02.2008
среда
01:29
Дмитрий Сычёв: "После матча в Израиле был близок к депрессии"
Рейтинг публикации
"О том, что России ничего не светит на Евро, говорят дилетанты, для которых смысл игры - употребить за 90 минут побольше алкогольных напитков", - считает форвард

В своем далеко не пожилом по футбольным меркам возрасте (и 25 нет!) форвард "Локомотива" - один из самых опытных игроков сборной России. Если на счету Андрея Аршавина пока нет ни одного топ-турнира, Дмитрий Сычев уже успел поучаствовать и в ЧМ-2002, и в Euro-2004. А его слезы после поражения от бельгийцев в Фукурое до сих пор помнят болельщики. Несколько лет спустя писатель Виктор Шендерович в нашем разговоре отметит: "Я был так счастлив, что увидел слезы хоть у одного! Они были прекрасны, потому что человек вышел, чтобы спасти родину. Ни больше, ни меньше. После этих слез я Сычеву очень симпатизирую".

- Сейчас, спустя почти шесть лет, вы после поражения способны заплакать?

- Наверное, нет. Но не из-за того, что страсть ушла, а потому, что опыт пришел. Как отдавался игре на том чемпионате мира, так буду отдаваться ей и во всех матчах за сборную. Настрой, заряженность на борьбу - те же самые. Просто с возрастом наивности и сентиментальности становится меньше, появляется закалка жизнью.

- Как вам, 18-летнему мальчишке, удалось так здорово сыграть на ЧМ-2002? Не до конца понимали, куда попали?

- Наоборот, все прекрасно понимал. Но у меня никогда не было страха перед соперниками, понимал и понимаю: они - такие же люди, как мы. Мне просто очень хотелось помочь команде и показать себя.

- Но меньше, чем за год до того, вы играли не в московском, а в тамбовском "Спартаке"!

- Никто же не знал, какие во мне заложены резервы! Вот и получилось их быстро раскрыть.

- Благодаря кому?

- Олегу Романцеву и "Спартаку".

- После ухода из "Спартака" вы с ним общались?

- Нет, только передавали друг другу привет через общих знакомых. Мне бы очень хотелось, чтобы Романцев вернулся в футбол. Рад, что мне удалось поиграть под его началом.

- Знали, что ЧМ-2002 был омрачен погромами на Манежной площади во время и после матча Россия - Япония?

- Да, мы по российскому каналу все это видели. Как машины горели, стекла били, в людей чем попало швыряли. Жуткое зрелище. Обидно, что футбол может до такого довести, что в нашем обществе из-за игры, пусть даже многое значащей, происходят подобные вещи.

- Каково было ощущать, что в какой-то мере эти события происходят и по вашей вине?

- Было, мягко говоря, неуютно. Мы и так-то были расстроены, а тут еще такое. В самолете по дороге в Москву у нас даже собрали адреса, чтобы в случае необходимости обеспечить безопасность, но опасения оказались преувеличенными. Виктор Онопко вышел из холла аэропорта на улицу и спокойно поговорил с людьми. Все рассказал, объяснил. Никакие скинхеды с битами нас не встречали. Мы спокойно уехали, и потом проблем не было.

- Сейчас такой лидер, как Онопко, в сборной есть?

- Думаю, нет. Виктор - уникальный человек, настоящий капитан.

- На Евро отсутствие такого вожака может стать проблемой?

- Не думаю. Сейчас у нас несколько другая команда, дядьки-наставника нет. Почти все - одного возраста, амбициозная молодежь. Опыт и мастерство у всех примерно на одном уровне. Мы должны брать наглостью, нахрапистостью, задором. Гус Хиддинк сможет объединить нас, направить в нужное русло.

- Поражение в Израиле стало для вас серьезным уроком?

- Да. В те дни очень многое пришлось переосмыслить.

- Когда уже все счастливо завершилось, вы признались в интервью "СЭ": "После матча в Израиле мы чувствовали себя полным дерьмом". Немногие отважатся на такие заявления.

- Но ведь так и было! Чувства, испытанные в те дни, самые неприятные в жизни. Никогда у меня не было таких разочарований - даже слезы в Японии в сравнение не идут. Да еще наложились тягостные эмоции от сезона в "Локомотиве". В общем, это было что-то из ряда вон. Я понял, как люди надолго уходят в депрессию.

- Неужели были к этому близки?

- Да. В голове роились черные мысли.

- Не жалели, что в разговоре с журналистами вырвалось слово "дерьмо"?

- Нет. У нас привыкли выражаться красиво, сглаживать углы, пытаться себя выгородить. Ну и цензура иногда срабатывает. Редко услышишь, чтобы в прессе кто-то высказывался своими словами. А нужно говорить, как есть, даже если это режет чей-то слух. Люди - они же неглупые, все видят. И когда потом читают что-то совсем другое, их возмущение можно понять. Обманывать некрасиво. Нужно быть честным.

- Вот и Константин Зырянов после матча в Израиле прямо в телекамеры сказал: "Обо...лись".

- Уважаю его за это. И отдаю должное за то, что он смог остановиться и произнести такое сразу после матча в смешанной зоне. Я сил для этого в себе не нашел. Было полное опустошение, для меня в тот момент вообще ничего не существовало - ни внутри, ни вокруг. И шел в автобус, и ехал в нем, и потом еще долго находился словно в каком-то тумане.

- Чем теперь объясняете то, что произошло в Израиле?

- Готовились серьезно, настраивались на настоящую борьбу. И Хиддинк предупреждал нас, чтобы ни с чьей стороны поблажек не ждали. Но вокруг того матча был очень специфический ажиотаж, в том числе со стороны прессы. На каждом углу твердили и твердили, что все куплено. И даже если мы не верили, на уровне подсознания это сыграло роль. Что, конечно, ничуть не снимает с нас ответственности. Когда все в наших руках, мы должны такого соперника, как Израиль, рвать. Но у нас пока такой менталитет, что не научились абстрагироваться от посторонних разговоров, выходить и четко, как роботы, делать свое дело.

- Хиддинк пытается вас этому научить?

- Да. Он нас учит играть с холодной головой, но с горячим сердцем. Ни на что не отвлекаться и биться, как только возможно, за свою страну.

- Правда ли, что после матча с англичанами на "Уэмбли" на предложение наших игроков обменяться футболками соперники отдали свои, а ваши брать отказались, чем оскорбили до глубины души?

- Не совсем так. Свои футболки они тоже не отдавали. Просто сказали троим нашим ребятам, что меняться не будут. А то, что тем самым они нас разозлили, - правда. Такое высокомерие редко встречается.

- То, что во время разминки сборной России на "Уэмбли" не был включен свет, тоже взяли на заметку?

- Да. Хотя в первый момент я подумал, что это у англичан такая "фишка": пока зрители не заняли места, должно быть темно. Но когда на поле вышли хозяева и все сразу зажглось, стало ясно: это к нам такое отношение. Почему-то я думал, что на уровне европейских сборных такое немыслимо, что понятие нормального человеческого отношения - для них не пустой звук.

- В Лужниках уязвленное самолюбие дало о себе знать?

- Мы очень сильно хотели победить. Не могу сказать, что все давалось легко - игра то шла, то не шла, команда какое-то время ее нащупывала. Зато после пенальти, реализованного Павлюченко, как будто прорвало. Англичане не знали, куда бежать и что делать, наши закрутили такую карусель, что у тех головы закружились! У англичан паники никогда не бывает, а тут Россия заставила их паниковать, задавила и в конце концов забила второй гол! А если бы чуть больше повезло, забила бы и третий.

- Воспоминания о матче с Англией сделают вас психологически крепче перед Евро-2008?

- Каждый будет сам искать наилучшие пути для настроя. Но у меня мысли о той победе поднимают уверенность в себе.

- Когда после матча с Андоррой игроки, зная результат встречи Англия - Хорватия, начали качать Хиддинка, многих это покоробило, учитывая обстоятельства двух последних поединков.

- Многих - это кого?

- И болельщиков, и журналистов.

- Нам было не до этого. У нас было одно счастье на всех, и в тот момент мы меньше всего думали о том, что будут потом на эту тему говорить. Не понимаю, как можно упрекать людей за радость. Почему мы должны себя сдерживать, если счастливы и хотим это счастье выплеснуть наружу? Мы такие, какие есть! Вот и праздновали, и качали Хиддинка, и не жалеем об этом.

- Несмотря на близкое к депрессии состояние, именно вы во встрече с Андоррой забили "еврогол", который вывел Россию в финальный турнир.

- Нужно же было кому-то забить! Повезло мне.

- Во время жеребьевки финального турнира не хотелось, чтобы в одну группу с нами попали хорваты?

- Все говорили, что, конечно, не хотелось бы. Все-таки они сделали хорошее дело для нас, и обыгрывать их после этого было бы не очень по-джентльменски.

- Как в команде отнеслись к поступку Аршавина в поединке с Андоррой?

- Да нормально отнеслись, никто его не осуждал. Потому что с каждым такое может произойти. Футбол - это эмоции, в нем все возможно. А андоррцы провоцировали нас, как никто и никогда. В первом тайме того же Аршавина специально толкали, даже когда Колодин бил пенальти. Я рядом стоял, чуть не сцепились. Просто не сдержался человек.

- Но ведь Хиддинк предупреждал даже в перерыве, что нельзя поддаваться на провокации!

- Обидно, конечно, что так получилось. Теперь лидер команды два матча пропустит. Но ему, поверьте, сейчас хуже всех.

- Должности капитана Аршавин лишился. Если бы были выборы, вы бы за кого голосовали?

- Даже не знаю.

- В 2006 году, когда Хиддинк только пришел в сборную, он к вам относился прохладно. А в прошлом сезоне в интервью стал подчеркивать: с точки зрения двигательной активности всем форвардам надо брать пример с Сычева.

- Да, в 2006-м Хиддинку не нравилось, как я двигался, как открывался - моя игра его не устраивала. Не скрою - самолюбие было уязвлено. Надо было поворачивать Хиддинка к себе лицом. Он мне объяснил нюансы, показал на конкретных примерах, где мало двигаюсь, где вообще стою. Все это дало плоды в осеннем матче с Эстонией. Когда тебе дают шанс, его надо использовать. Вышел на замену максимально заряженным на борьбу, передачу результативную сделал, гол забил.

- То есть, проанализировав все, что он вам говорил, убедились в правоте тренера?

- Да. Все это говорилось не просто так.

- Можно сказать, что в прошлом году вы стали играть по-другому?

- Полагаю, появилось что-то более европейское. Вещи, которые объяснял Хиддинк, не могли пройти даром, тем более когда на них акцентируешь внимание на сборах. С другой стороны, надо еще много работать над реализацией моментов, особенно выходов один на один с голкипером. Еще Бышовец мне на это справедливо указывал.

- Вас не раздражают высказывания, что после таких игр, как с Израилем и Андоррой, на Евро России вообще не стоит ехать?

- Не просто раздражают, бесят. Так говорят дилетанты, для которых смысл игры в том, чтобы употребить за 90 минут побольше алкогольных напитков. В случае победы покричать: "Молодцы!", а при неудаче - нечто с точностью до наоборот, причем без стеснения в выражениях.

- На что способна сборная России на Евро?

- Хочу верить и надеяться, что из группы мы выйдем. Но давайте не будем загадывать, что будет потом. Надо идти шаг за шагом. Сначала мы должны показать достойную игру и выйти в четвертьфинал. Чтобы не говорили, как после отборочного турнира, будто нам повезло.

- Ваши друзья из программы "Комеди клаб" сокрушаются, что теперь шутки по поводу сборной на полгода придется отменить.

- Как отменить? Когда, приехав в Москву из Андорры, пошел на запись "Комеди клаб", там минут сорок "травили" нашу сборную. Я хохотал больше всех. Нужно уметь смеяться над собой. Например, такой шутке: после матча игрок команды Андорры переоделся, сел в автобус и повез сборную России в гостиницу.

- Напоследок - вновь о серьезном. Российская сборная ни разу в истории не преодолевала стадии группового турнира. Чувствуете себя готовыми совершить прорыв?

- Я оптимист. Мне кажется, это возможно. Мы уже доказали, что можем играть не хуже и даже лучше многих сильных сборных. Очень хочется верить, сможем сломать и названную вами плохую традицию.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените этот материал
Голосов 1
Источник: Спорт-Экспресс
Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев
 

© UA-Футбол 2002-2016.
Все права на материалы, находящиеся на сайте www.ua-football.com, охраняются в соответствии с законодательством Украины.
При любом использовании материалов сайта, гиперссылка на UA-Футбол обязательна.
Пишите нам: info@ua-football.com