Чемпионат России
Год, вместивший в себя трагическую потерю сына и тренерскую отставку в "Торпедо", сломал бы кого угодно...
14.03.2008
пятница
02:54
Георгий Ярцев: "Пока взял паузу"
Рейтинг публикации
Год, вместивший в себя трагическую потерю сына и тренерскую отставку в "Торпедо", сломал бы кого угодно...

Нам очень хотелось увидеть сегодняшнего Георгия Ярцева. Уверены были - изменился Георгий Александрович. Год, вместивший в себя трагическую потерю сына и тренерскую отставку в "Торпедо", сломал бы кого угодно.

Он, конечно, изменился. Но, странное дело, остался тем самым Ярцевым, которого все мы прекрасно знаем. С отчаянной мимикой, бесспорными актерскими способностями и остроумием. Как и много лет назад, перехватывает на лету любую шутку, любую мысль. Реакция на вопрос - молниеносная. Такой человек способен расшевелить любую команду.

Нам показалось - Ярцев скоро вернется. Подождите чуть-чуть.

- Из чего состоит ваша сегодняшняя жизнь?

- Моя жизнь - рядом с футболом. Есть спортивный клуб, куда хожу тренироваться дважды в неделю. Но основное время уходит на семью. Занимаюсь внучкой, которая осталась без отца, а мы с Любой - без сына...

Футбол не отпускает, смотрю все матчи. Сходил на игру "Спартака" с "Марселем". Лига чемпионов - большая пища для размышлений. Как и выступление наших команд в еврокубках. Весна всегда была для нас проблемой, но потихонечку этот барьер преодолевается. ЦСКА показал, что подготовиться можно - имея коллектив, способный быстро набрать форму.

- Играете за спартаковских ветеранов?

- С огромной радостью. Не отказываюсь ни от каких турниров. Это родные люди, с ними можно делиться чем угодно.

- Вам 11 апреля - шестьдесят. Не пугает цифра?

- Возраст не чувствую, много двигаюсь. В команде ветеранов я не нахлебник. Желание работать, радоваться жизни осталось. Живу в том же ритме, что все последние годы. Встаю рано, не залеживаюсь.

- Днем спите ровно час, как и прежде?

- Час-полтора дневного сна - железное правило. Обедаю и отдыхаю. Потом могу работать до глубокой ночи, это меня не утомляет. Люблю ночное время - когда спокойно, все дома и спят.

- Над чем работаете сейчас, когда вы без команды?

- Всегда есть над чем поразмышлять. Порой стоит остановиться и оглянуться. Мой жизненный принцип - "лучше с умным потерять, чем с дураком найти".

- Старости не боитесь?

- А что ее бояться? Принимаю жизнь какая она есть. Хотя и с такими трагедиями, как у меня. Иногда не хочется, но надо куда-то ехать, с кем-то разговаривать - и себя пересиливаю.

На подъем, как обычно, легок. Бесков и Старостин, которые трудились до глубокой старости, для меня пример. Ни спокойствия, ни тишины мне не хочется. Телефон приходится даже выключать, не умолкает.

- К возвращению в футбол готовы?

- Готов. Предложений хватает, но пока взял паузу.

- Почему?

- Зовут в ближнее зарубежье. А у нас в семье тяжелый период, разлучаться сейчас нельзя.

- Человек способен пережить любую трагедию?

- Трудный вопрос. Как можно пережить то, что произошло в нашей семье, гибель сына? Эта заноза в тебе, каждое напоминание возвращает к этому. На людях кажется, что ты пережил эту трагедию, но внутри все равно остаешься с ней один на один. Временами выть хочется. Но я мужчина, за моей спиной близкие. Нужно жить и держаться.

- Как у вас получалось работать, когда душа разорвана в клочья?

- Кто-то говорит, что "работа спасает"...

- Не спасает?

- Нет. Стимулирует жить - это да. В "Торпедо" работалось бы нормально, если б с руководством не случилось недомолвок. В профессии меня ничего не может сдвинуть с пути - до одного момента. Когда начальство начинает лезть в дела футбольные. С рекомендациями - кого ставить, кого не стоит. В такой ситуации говорю: "Бери свисток, тренируй лично". Расстаюсь без сожаления. Хоть ни за одну мою команду не стыдно. Есть воспитанники, которые не забывают. На годовщину гибели сына пришло столько народа... Люди как свое приняли горе, свалившееся на нашу семью.

- Время лечит?

- Нет. И никогда не вылечит. До гробовой доски это камнем будет лежать на моей душе.

- Расследование убийства Александра Ярцева продолжается?

- Продолжается. Пока никого не нашли. Давайте сменим тему.

- В статусе безработного курите больше?

- Не обращаю внимания. Как захотелось - покурил.

- Никогда не пытались бросить?

- Я закурил поздно, в 25 лет. Получил серьезную травму еще в ЦСКА. Вопрос стоял - смогу ли нормально двигаться. Дико нервничал. С одной стороны, без табака уже не могу. А с другой - не настолько сильное влечение. В самолетах и три часа терплю, и четыре.

- Кажется, мама очень переживала, когда видела вас с сигаретой по телевизору во время матча?

- Я объяснял ей, что на самом деле курю не так уж много. Стоило достать сигарету, как на меня тут же наезжала камера. Вот и складывалось впечатление, будто мы с Романцевым на скамейке курим одну за другой.

- Что вы не понимали раньше, но поняли к шестидесяти годам?

- Нередко говорят - эту бы голову, да к тем ногам, я бы прожил совсем другую жизнь. Но я другую проживать не хочу. Никого не предавал, не подставлял, мне не за что стыдиться. У меня замечательные друзья. Разве не достоин уважения Олег Романцев и его жена Наташа, которые совершенно больные, с температурой приехали на Сашину годовщину? Всю жизнь у нас были теплые отношения. Такими и останутся.

- Сколько раз вас пытались с Романцевым поссорить?

- Не сосчитать! Но никому не удавалось - мы с Олегом слишком хорошо друг друга знаем. Не родился человек, который сможет нас поссорить.

- Олег Иванович про самого себя говорит: "Я человек злопамятный". В отношении вас это не проявлялось?

- Он - злопамятен? Неужели это его слова?!

- Его.

- Про себя могу сказать: я не злопамятен, но память у меня хорошая. И на добро тоже. Не думаю, что злопамятность - жизненное кредо Олега. Просто достали, наверное. Я сам через это прошел: люди сначала стоят в очереди, чтобы взять у тебя автограф или интервью. А потом совершаешь ошибку, и этот же парень тебя с удовольствием топчет.

- Любовь Ярцева рассказывала про сложный период до вашего возвращения в "Спартак". Дороги с Романцевым разошлись, и только благодаря тому, что ваши жены продолжали общаться, восстановилась прежняя дружба.

- Дело было в "Красной Пресне". Олег видел перспективу работы в этой команде, я полагал иначе. Мне было абсолютно неинтересно. Помощником Романцеву был, наверное, не лучшим. Я к тому моменту вторую лигу прошел от и до. Меня сама по себе тренерская деятельность не вдохновляла: поработал в детской школе, закончил институт, дочка родилась...

- Чем занимались?

- Играл за ветеранов. Это доставляло большее удовольствие, чем сборы, тренировочный процесс и поездки по городам, которые изучил вдоль и поперек. С Романцевым расстались спокойно. А жены дружили, молодцы. Потом прошло время, я по-другому взглянул на тренерское ремесло. Да и пригласил он меня не куда-то - в "Спартак".

- При переходе в "Торпедо" единственным вашим условием было удержать пятерых игроков - Зырянова, Бородина, Будылина...

- Кантонистова и Мамаева. А события развивались так. Еще в 4 часа дня Зырянов, Будылин и Мамаев сидели передо мной. Назавтра "Торпедо" начинает сбор, через два дня первый матч сезона - на Кубок против Брянска. Но в команде Зырянова с Будылиным уже нет. Причем услышал об этом в автомобиле, по радио, когда ехал домой. Вскоре был решен вопрос с продажей в ЦСКА и Мамаева.

- Нелепо себя чувствовали?

- "Нелепо" - мягко сказано, спасибо вам за определение... Игроки прошли со мной три сбора. Капитан, вице-капитан и самый молодой талантливый футболист. Первой мыслью было - подать заявление об уходе. Сдержало только то, что многие ребята приходили не в "Торпедо", а ко мне лично. Их бросить не имел права.

- Почему не считаете пребывание в "Торпедо" потерянным временем?

- Оно точно не потерянное. Поработал с талантливой молодежью: Смольников, Соколов, Тумасян, Луценко. Да и то, что увидел первую лигу, полезно.

Честно вам скажу: у меня не было сомнений, что с наигранным составом решим вопрос с возвращением в премьер-лигу. Все, кто видел матчи на последних сборах, утверждали: эта команда справится. Зырянов прошел такую подготовку, что мог заиграть в любом клубе. Если вы не в курсе - Костя в середине сезона приезжал в "Торпедо", благодарил меня.

- Нет ощущения, что вас с "Торпедо" просто обманули, подставили?

- Я вам все рассказал - выводы делайте сами. С возрастом научился рассуждать так: едва подписал контракт и вышел на тренировку - это и есть первый шаг к отставке. Издержки профессии. Об этом не надо думать, но знать необходимо. Не так много президентов клубов вроде Гинера.

- В смысле?

- Евгений Леннорович уволил Газзаева, а затем сумел переступить через собственное "я". Вернул тренера, и тот привез в Россию Кубок УЕФА. Скажи кто-то пару лет назад, что Газзаев будет поставлять игроков в основной состав сборной Бразилии, все бы смеялись! А что видим теперь?

- Зырянов с большим удовольствием отзывается о работе с вами. Но некоторые торпедовцы говорят: Ярцев был все время взвинчен. Выиграли - недоволен, проиграли - тоже недоволен...

- Что это за позиция: раз выиграли - все молодцы, раз проиграли - все виноваты? Гладить игрока по "квадратной" голове: "Ты сегодня сыграл неудачно, но завтра сыграешь лучше" - я не буду. Как и мириться с разгильдяйством. Кстати, еще один мой принцип: не обижаюсь на игроков, которые бросают скверное вслед уходящему тренеру. Их можно понять. Что им говорить? Хвалить уходящего или постараться удержаться в команде при новом тренере?

Вот вы вспомнили чьи-то слова, что Ярцев критиковал игроков после побед и поражений. Дорогие вы мои! Нельзя иначе!

- Почему?

- Пример: играем с Иваново. Ведем 3:0, и до такой степени расслабились, что счет стал 3:2. Все подвисло. Потом снова собрались, выиграли 5:3. За это хвалить? Или хвалить "Марсель" за победу 3:1 над "Зенитом", когда игра шла в одни ворота, но французы умудрились со своими цирковыми номерами пропустить гол и поставить под вопрос выход в следующий круг? Вы видели лицо Сиссе после матча? Да несчастнее человека на свете не было! Также я не понимал, сидя на лавочке: почему при счете 3:0 один останавливается, другой начинает импровизировать, третий забывает про задание на игру, четвертый зачем-то летит в атаку, когда его присутствие там ни к чему. Они еще не слышали разборы Бескова. Вполноги у меня никто не мог тренироваться, это факт. Ромащенко как-то спрашиваю перед игрой: "Ты готов?" - "Если поставите, сыграю". - "Что за ответ? Мне надо знать, готов или нет, а ты со своим - "если поставите"... Что за одолжения? Мы на первенство ЖЭКа играем?" Или другой случай. За два-три дня до дальнего выезда один парень начинает "косить". Показывать, какой он больной. Кого хочет обмануть, Ярцева?

- Почему вы сравнили первую лигу с бегом в мешках?

- Потому что выигрывает не тот, кто быстро бегает, а тот, кто быстро бегает в мешке. Возьмите один из наших выездных матчей. К 19-й минуте получили пенальти, "горим" - 0:3, еще нашего игрока удалили. И тут судья дал возможность немножечко поиграть - "Торпедо" сразу положило два. Лучше б мы не забивали эти мячи. Судья во втором тайме начал вытворять такое! Это нужно было видеть!

- В сборную вы пришли с Дасаевым и вместе ее покинули. Почему Ринат задержался в "Торпедо"?

- Ринат тоже хотел уходить. Но в "Торпедо" исключительно одаренные молодые вратари. Это была просьба руководства: уговорить Дасаева остаться и работать с ними. С моей стороны к нему никаких претензий. Кстати, все почему-то забывают, что в моем штабе Ринат был обычным тренером, а не только за вратарей отвечал.

- Когда-то свои отношения с Владимиром Алешиным вы называли "дружбой". Нынче от дружбы ничего не осталось?

- Мы не ругались и не ссорились. Какие-то мои пожелания не осуществились, но это не значит, что стали врагами. Единственное, что не понравилось, - Тукманов, президент клуба, заявил по поводу моей отставки: "Сейчас Георгию Александровичу тяжело в связи с жизненными обстоятельствами". Я пропускал тренировки? Или не выезжал на матчи? Все обязанности выполнял от звонка до звонка. А что у меня творилось в душе - это только мое.

- Какая черта Хиддинка вам симпатична?

- Независимость. Уверенность в том, что делает. Причем все это находит поддержку в РФС. Чего скрывать, поначалу домашние ничьи с Хорватией и Израилем насторожили. У Мутко оптимизма не наблюдалось, но и желания свалить всю вину на Хиддинка не было. Постепенно дело пошло. Когда бьют кулаком, а не растопыренными пальцами, - это здорово.

Я радуюсь, что у нас поменялось отношение к сборной. Представляю, какой бы вой поднялся, если б наш тренер устроил сбор в феврале. Без всякой контрольной игры. Да его, бедного, обдали бы грязью с ног до головы. В жизни не отмылся бы. А в мою бытность тренером сборной игрока выдавали за больного. Однако доходили новости, что болезнь не мешает ему играть на коммерческих турнирах.

- Хиддинку легче, чем вам?

- Легче - он мало находится в стране. И, видимо, мало что читает.

- Некоторые тренеры после неудачных матчей очки в раздевалке могут разбить, другие - швыряют в стену мобильный телефон. Что кидали вы?

- Я после поражений всегда старался уйти из раздевалки. На эмоциях, да с моим-то характером обидеть человека - проще простого. Выходил в коридор, курил, пытался успокоиться.

- Доктор Васильков после поражения сборной в Португалии - 1:7 сказал про вас, ушедшего со скамейки: "В тот момент это был не человек, а оголенный нерв. Когда Ярцев покинул скамейку, сразу бросился за ним. Смотрю - он к стене прислонился, за грудь держится, в глазах слезы: "Все, Сергеич, дальше не могу". Дал ему тогда самых мощных сердечных препаратов и подумал: лишь бы пронесло". Был еще в вашей жизни матч, после которого чувствовали себя настолько ужасно?

- Нет. Это был страшный удар. Спасибо Василькову, вывел меня из предынфарктного состояния. Даже сейчас больно вспоминать. Статистика сумасшедшая: мяч девять раз попал в створ наших ворот. И семь голов! Позволяли бить из убойных позиций тем, кто действительно умеет это делать: Роналду, Деку, Манише... Поставьте на линию штрафной десять мячей, пробейте - вратарь семь голов не пропустит. Хоть говорят, что надо такое забывать - матч с Португалией стоит перед глазами. Как и игра с Эстонией. Хорошая по содержанию, но с неудачным результатом. И преподнесли ту ничью журналисты неправильно.

- То есть?

- Как можно было прессу настроить против Ярцева? Элементарно. Я вышел в зону для пресс-конференций. А вам, корреспондентам, кто-то из эстонских руководителей ляпнул, что я отказался от пресс-конференции. Все в это поверили, и понеслось: "Ярцев - такой-сякой..."

Что еще возмущало - пресс-конференции в Бору. Сидят журналисты. Говорю фотографам: давайте, я вам мимику и жесты покажу, вы меня снимайте в дурацких позах, как хотите. А потом заканчивайте с этими вспышками, начинаем работать. Три вопроса услышал - опять сплошное щелканье объективов в тишине. Тогда предупредил: в коридоре никому отвечать не буду. Расспрашивайте здесь, у меня час двадцать отведено на журналистов. Молчат. Пресс-конференция заканчивается, выхожу - и на меня наваливаются с вопросами, тянут за рукава в разные стороны. Нормально? Так на Ярцева еще и обида кровная!

- Многие вас осуждали за уход со скамейки в Португалии. Что хотите сказать этим людям?

- Ничего. Плохо себя почувствовал - ушел. Бесков вовсе за игрой с трибуны наблюдал, даже не садился на лавку. Я досматривал португальский матч на табло, стоя в тоннеле. Можно раздуть ситуацию как угодно. Попробуйте рассудить иначе: какой Ярцев молодец - нездоровилось, но остался у экрана.

- Чувствуете, что интереса у людей к вам меньше не стало?

- Постоянно подходят, расспрашивают. Благодарят. Может, это звучит как комплимент самому себе - зато правда. Мне сейчас очень легко общаться. Люди частенько заводят разговор, задают вопрос - и сами на него отвечают. Тут главное - не перебить человека. Ему до лампочки, что ты думаешь, важно высказаться самому.

- Но с журналистами вы стали встречаться реже.

- Да, круг сужается. Каким-то журналистам доверяю - они изложат мои мысли. А не выдумают что-то от имени Ярцева. И это - бег в мешках. После работы в сборной к некоторым отношение прохладное. Они для меня - никто. Я для них, возможно, тоже.

- Вы наверняка читали одно из интервью Вячеслава Колоскова. Тот высказался резко: Ярцев в сборной заработал столько, что имеет возможность еще долго играть за ветеранов.

- Я удивился: почему Колосков не рассказал, что Ярцев имел трудовое соглашение со сборной только на три матча? И мог на стыковые игры с Уэльсом не выходить? Почему Вячеслав Иванович не рассказал, какой была зарплата Ярцева и Дасаева по этому договору? Спросите у него при случае. Лишь когда пробились на чемпионат Европы, подписали нормальный контракт.

- Задели слова Колоскова?

- Нисколько. Вячеслав Иванович тоже потерпел фиаско - как еще назвать досрочные выборы президента? Человек волен высказываться. Что касается денег... Когда читаю в газетах про контракт Хиддинка, думаю - наша зарплата была слезами. Не надо путать северное сияние и барана хвостик.

- Летом 2005-го Аркадий Гайдамак предлагал вам возглавить "Бейтар". Почему отказались?

- Разговор получился без конкретики. Да и не рвался я в Израиль. Слишком мало времени прошло после ухода из сборной. Я не из тех тренеров, которые за сезон могут сменить две-три команды.

- Во время творческих пауз вам не предлагали вернуться в комментаторскую кабину?

- Была попытка. Но для меня это пройденный этап. Я вообще не хочу много говорить. "Говорящих" специалистов сегодня полно. Лепят все, что ни попадя. А мой принцип - не обижать никого из работающих.

- Лев Дуров говорил: "Если актер талантлив, а как человек - дрянь, я все равно буду с ним работать". В футболе то же самое?

- Я никогда не боялся брать в команду упертых людей, с ершистым характером. Если такого футболиста убедишь в своей правоте, лучше помощника у тебя не будет.

- Пример?

- Радимов, который играл у меня и в "Динамо", и в сборной. Он многим кажется чересчур самоуверенным, независимым. А Влад - тонкий и очень ранимый человек. Порадовался за него в первом матче с "Марселем". Радимов, выйдя на замену, мгновенно обострил игру "Зенита". Добавил ей стройности и солидности. Уверен, он принесет команде еще немало пользы. Мне всегда нравились такие бойцы, как Евсеев, Карпин, Тихонов, Аленичев, Есипов, Гусев. В любой ситуации будут биться до конца, как бы трудно ни было.

- У вас были в команде любимчики, которым могли простить все - как Бесков прощал все Дасаеву и Черенкову?

- Горлукович. Он и отдыхать умел, и пахал за троих. Профессионал высочайшего уровня. Я знал игроков как облупленных. Один опаздывал на тренировку, потому что действительно увяз в пробках. А другой - из-за того, что провалялся в кровати лишний час. Футболистам говорил - я не сказочник, до трех не считаю. Кто хоть раз меня обманул - больше на послабления может не рассчитывать. Но в положение игрока старался войти всегда. Например, Тихонову в 96-м даже позволял ночевать дома накануне матча. Андрей никогда не подводил. В 9 часов утра стоял на зарядке вместе со всеми.

- В сборной ваши отношения с Аршавиным были не идеальными?

- Глупости. Нормальные были отношения. Да, какие-то вещи Аршавину были не по душе, но назвать это конфликтом язык не повернется.

- Теперь не жалеете, что не взяли его на Евро-2004?

- Нет. Без Аршавина уже сложно представить и "Зенит", и сборную. Но в тот момент на его позиции были футболисты сильнее. "Под нападающими" могли сыграть Мостовой, Аленичев, Радимов, Лоськов, Семшов. А время Аршавина в сборной пришло чуть позже.

- Самый трудолюбивый игрок, которого встречали?

- Жирков. Помешать ему выйти на тренировку может только тяжелая травма. К слову, всех игроков ЦСКА отличала железная дисциплина. В жизни не опоздали, не заныли, не высказывали каких-то претензий. Чувствовалась рука Газзаева. Фантастическое трудолюбие отличало и Измайлова. Тренироваться готов был до изнеможения. Техникой, пониманием игры Марат ошеломлял многих. Но что-то в нем потом сломалось. Травмы тому виной или характер - не знаю.

- Вы вспоминали разборы игр Бескова. Все было жестко?

- Не то слово! Часто и не ожидаешь - вроде гол забил, играл неплохо. У Константина Ивановича разборы проходили в тишине, но мало кто сидел спокойно. Иногда после поражений доставалось не игравшим - покрепче, чем вышедшим на поле. Но я любил эти разборы. Меня поражало, с какой скрупулезностью он рассматривал даже мелкий эпизод.

- Какие слова Бескова не забудете никогда?

- В Москве я квартиру получил не сразу. Выходные проводил с семьей в Костроме. Поезд прибывал на вокзал в 5 утра, в 6 - я уже в Тарасовке. А в 8 - подъем на зарядку. Ложиться спать не имело смысла. А Константин Иванович вставал раньше всех. И натыкаясь на меня в холле, устраивал индивидуальные тактические занятия. Вот это - уроки на всю жизнь. Хотя однажды я был в шаге от ухода из "Спартака".

- Причина?

- Проблема с жильем не решалась. А мне уже под тридцать, семья. Надоело мотаться туда-сюда. Раз не могут квартиру дать, подумал я, значит, не больно-то "Спартаку" нужен. Собрал вещи и укатил в Кострому. Казалось - насовсем.

- На электричке?

- Вышел на Ярославское шоссе, поймал какой-то грузовик. На нем и доехал.

- Что было дальше?

- Вечером позвонил Бесков. Он, мудрый человек, не кричал, не ругался. Был краток: "Георгий, возвращайся. Иначе футбол для тебя закончится". Я подумал - и вернулся в Москву. Приехал в квартиру Бескова на Маяковке. Выпили с ним армянского коньяка, и инцидент был исчерпан.

- Как вам сегодняшний "Спартак"?

- Огорчает, что клуб каждый год теряет молодых игроков. Ума не приложу, отчего их с такой легкостью отпускают. Самедов, Погребняк, Олег Иванов, в этом году - Торбинский и Ребко. Мало того, что расстаемся со своими воспитанниками, так они еще и уходят озлобленными на клуб, отзываясь в интервью о "Спартаке" с неприязнью. И от этого мне очень, очень печально.

Выигрывать сейчас будут те, у кого сильнее селекционный отдел. Вспоминаю, как ездил со спартаковскими ветеранами по всей стране - и в каких только городах не встречал Андрея Бибу, главного селекционера киевского "Динамо". На Дальнем Востоке - и то столкнулись! Говорю ему: "Хоть выйди, поиграй за нас, раз уж в одной гостинице живем". К чему рассказываю? У Киева кругом свои люди. Чуть сверкнул игрок, докладывают - Биба приезжает и просматривает. Потом с руководством вместе решают - торговаться за парня или нет. А у нас по командам футболистов рассовывают агенты.

- Жена Стрельцова рассказывала, что вы были одним из немногих, кто помогал ему в последние годы.

- Со Стрельцовым сдружились в ветеранской сборной СССР. Я не люблю, когда рассказы об Эдуарде Анатольевиче сводятся к пьянкам и гулянкам. Конечно, и это случалось, но, поверьте, не было его отличительной чертой. Я знал его другим. Просиживали ночи в гостиницах под чай с зефиром. Стрельцов был потрясающим рассказчиком. Говорил медленно, тягуче, как будто думал над каждой фразой. Анатолич был из тех людей, с которыми приятно даже помолчать. Жена Рая относилась к нему, как к большому ребенку. Очень трогательные у них были отношения. Лучше Александра Нилина никто душу Стрельцова не понял, потрясающе его описал. Читайте "Вижу поле". Чудесная книга.

- Что помогает справиться с хандрой, когда на душе тяжело?

- Тренерская работа поглощает с головой, но семья - святое. О ней ни при каких обстоятельствах не забываю. Та самая заводь, где можешь отдыхать и набираться сил. Мы с Любой уже 37 лет вместе. Она знает, что иногда на меня нужно надавить, чтобы встряхнулся.

- Жена - единственный человек, который может давить на Ярцева?

- Давить на меня может только дочь. А Люба - влияет. После чемпионата Европы я был в ужасном состоянии. Многие советовали лечь в больницу на обследование. Но Люба сказала: "Никаких больниц. Едем за город". И на четыре дня увезла меня на дачу. Выключил телефон, ни с кем не общался. Баня, лес, свежий воздух - все это помогло прийти в себя. В трудные минуты перечитываю Ильфа и Петрова, Гашека, Жванецкого. Открываю с любой страницы и глотаю целые главы.

- Со Жванецким знакомы?

- Ходим в один спортивный клуб. Обожаю творчество Михал Михалыча. Недавно он подарил мне свою новую книгу с автографом. Не пропускаю передачу "Дежурный по стране". На одной из них побывал по его приглашению. Михал Михалыч необычайно легкий в общении. Настоящий одессит.

- К футболу, правда, равнодушен.

- Это не мешает нам отлично понимать друг друга.

- В церкви бываете часто?

- Раз в неделю. Я верил всегда. Особенно тепло отношусь к церквушке в Сокольниках. А двадцать лет назад принимал участие в реставрации Даниловского монастыря.

- Поразительно.

- По телевизору прозвучал призыв к москвичам: у кого есть желание - приходите подсобить в реставрации Даниловского монастыря. Мы с друзьями услышали, записали. Кто-то спросил: "Слабо?" - "Нет". Завелись. И на следующее утро поехали к монастырю. Строители, спартаковские болельщики, меня признали и записали в свою бригаду. Целый день помогал укладывать булыжную мостовую. До сих пор на центральной аллее монастыря лежат камни, которые я заколачивал.

- Когда последний раз просили взаймы?

- Я и в юности старался этого не делать. А уж после того как женился - точно ни разу в долг не брал.

- Безденежье в вашей жизни было?

- Нет. Хотя вырос в многодетной семье. У матери было десять детишек. Сейчас в живых остались три сестры, которые по-прежнему в Костроме, да я. Жили туго, но мама правильно вела хозяйство. Мы ни в чем не нуждались. Дети всегда были накормлены, одеты, обуты. В этом смысле Люба очень похожа на мою маму.

- Почему сами не водите машину?

- В 17 лет зарекся садиться за руль. Пробовал водить и понял - не дано. Зато отец и брат прекрасно управлялись с автомобилем. Жена с дочерью давно водят. А я - не в силах. На дорогах такое безобразие, что со стороны-то посмотришь - становится не по себе. Зачем мне нервотрепка? С водителем комфортнее. А раньше ездил на метро или на такси.

- Сейчас в метро спускаетесь?

- Конечно. Вчера, например, ездил. Была жуткая пробка, и я решил, что на метро от "Сокольников" до "Комсомольской" гораздо быстрее доберусь. Всего-то три станции.

- Поездка не превратилась в творческий вечер?

- Могла превратиться. Но я вовремя вышел.

- На своей станции?

- Нет. На "Красносельской". И пересел в другой поезд. Вот именно это и удерживает от регулярных поездок в подземке. Не выношу, когда в вагон заходит здоровый мужик с ребенком на руках и просит милостыню. Никогда не отказываю, но настроение портится.

- Были еще в "Спартаке" футболисты, которые не садились за руль?

- По-моему, только Симонян.

- Появились в последние годы черты характера, которым вы не рады?

- Мягче стал.

- Что же тут плохого?

- Это не всегда плюс, уверяю вас!

- Бывший полузащитник сборной СССР Сергей Гоцманов в недавнем интервью сказал: "С годами разучился мечтать". А вы не разучились?

- Ни в коем случае. Удивительно, как эту фразу мог произнести такой молодой человек. Гоцманову-то сколько? 48? Конечно, грезить о полете в космос глупо. Как и о прыжке с парашютом. Одно время мне прыгнуть очень хотелось, но нынче думать об этом, пожалуй, поздновато. И все-таки каждое утро встаешь, о чем-то мечтаешь.

- Сегодня о чем мечтали?

- О том, что встречусь с вами, сделаем славное интервью, в котором никого не обгадим. Потом надо поздравить женщин с 8 Марта (наша встреча состоялась в канун праздника. - Прим.авт.). Мечтал выбрать такие цветы, чтобы обрадовать жену, дочь и внучку. Так что мечты бывают вполне приземленные. Но ведь это тоже мечты. А Гоцманову советую пересмотреть взгляды на жизнь. Пока не поздно.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените этот материал
Голосов 1
Источник: Спорт-Экспресс
Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев
 

© UA-Футбол 2002-2016.
Все права на материалы, находящиеся на сайте www.ua-football.com, охраняются в соответствии с законодательством Украины.
При любом использовании материалов сайта, гиперссылка на UA-Футбол обязательна.
Пишите нам: info@ua-football.com