Чемпионат России
10.02.2010
среда
10:57
Пострадавшие или виноватые?
Рейтинг публикации

Субъективные заметки обозревателя "СЭ" Евгения Дзичковского о "параде банкротств и отказов" в российском футболе

Костлявая рука кризиса дотянулась и до футбола - именно так принято трактовать сейчас события, происходящие в ряде российских клубов. Вывод кажется логичным, по крайней мере хронологически обоснованным. До кризиса не доходила до предсмертных конвульсий "Томь", не тонули в Волге "Крылья Советов", не помирала "Москва". И, не будь его, зловредного, цвел бы российский профессиональный футбол и дальше, так?

Наверное. Однако вправе ли мы считать нашу докризисную футбольную жизнь цветением?

С чего вообще, кстати, начался мировой кризис? Повторяя и огрубляя чужие мысли, напоминаю: с пирамидальных финансовых конструкций, не обеспеченных живыми деньгами. С экономики, построенной на глиняных ногах кредитов. Вес финансовой избушки превысил критическую массу, ножки подломились, любителей жить взаймы накрыло строительным крошевом.

Процесс печальный, но в целом закономерный. Причем грань между пострадавшими и виноватыми чрезвычайно тонка. К какой категории отнести российских футбольных погорельцев, как думаете?

"КТО ХОЗЯИНОМ ЗДЕСЬ?"

15 февраля должно состояться лицензирование "Крыльев Советов". Процедура эта уже сейчас кажется крайне интересной. РФПЛ просит не нагнетать истерию вокруг команды. Руководители самарского клуба лихорадочно ищут кредит для погашения огромных задолженностей и, возможно, ведут переговоры с имеющимися кредиторами о реструктуризации долга. Половина прошлогоднего состава уже разбежалась, остальных удерживают тем же, чем удерживали в последние полтора года, - обещаниями. Руководители Самарской области и "Ростехнологий" традиционно молчат. Что в таком случае должно стать для комиссии по лицензированию РФС основанием для положительного решения?

Следуя самым простым путем, несложно вспомнить, что ПФК "Крылья Советов" - это ЗАО. И открыть закон об акционерных обществах. У человека с минимальным экономическим образованием после прочтения этого документа неминуемо возникнет масса вопросов. Каков, например, уставной капитал ЗАО "Крылья Советов"? Проведены ли долги, о которых известно всем, через годовой баланс ЗАО, и если проведены, почему до сих пор не начата процедура ликвидации и банкротства, подробно описанная вышеуказанным законом? Почему решения четырех судов, проигранных клубом, никак не повлияли на сам факт его существования?

Автор экономическим образованием похвастать не может и потому признает право на рассмотрение всех этих вопросов комиссией по лицензированию. Нисколько при этом комиссии не завидуя и понимая: ее решение легким не будет.

Разного рода казуистики вокруг "Крыльев" вообще много. Разве не странно, например, что даже сейчас, во время разгорающегося скандала, руководители клуба не афишируют его владельцев? Наверное, это не противоречит законам, однако противоречит здравому смыслу и совести. Получается, что болельщики, которые выходили (или были выведены) протестовать в 25-градусный мороз на самарские улицы, не могли спросить о причинах финансовой безалаберности у тех, кто имеет к ней прямое отношение. И цель их акции была, в сущности, совсем другой - обозначить социальную напряженность, попросить новых денег у кого-то большого и сильного, инициировать решение экономических проблем политическим способом.

У меня есть предположение, граничащее с уверенностью: владелец акций ЗАО "ПФК "Крылья Советов" - зарубежный офшор. Не думаю, что это противозаконно. Скорее всего, в наших реалиях такой способ вести дела удобнее. Но давайте посмотрим на ситуацию с другой точки зрения. "Футбольный клуб - социальный проект" - именно под этим лозунгом сейчас развернута кампания по спасению "Крыльев". Однако велика ли "социальность" организации, обросшей долгами и непрозрачной в своей основе?

Едва ли не самое публичное лицо в "Крыльях" в настоящий момент - их генеральный директор Юрий Макеев, имеющий опосредованное отношение к настоящим проблемам клуба. Макеева можно спросить: "Кто виноват?" и "Доколе?", - но прямых ответов вы точно не получите. А те, кто потенциально способен ответить, в глубокой тени.

И это - социальный проект?

СЕМЬ НЯНЕК

Следующий вопрос: какова роль и степень вины в происходящем "Ростехнологий"? Гигантская госкорпорация, объединяющая около полутысячи предприятий с сомнительной прибыльностью, по законам РФ напрямую спонсировать футбольный клуб не может. Тем не менее логотип "Ростехнологий" на футболках "Крыльев" присутствует. И в Милан в рамках партнерской программы с "Интером" первые лица корпорации охотно ездили. Где они сейчас, ау? Кто из них давал клубу деньги, из каких источников и на каких основаниях? Вправе ли общественное мнение и судебная система требовать сатисфакции у чиновников, не состоящих с клубом в спонсорских отношениях и не являющихся его владельцами?

Грамотно отодвинулось в тень и правительство Самарской области. Помогало "Крыльям"? Было дело. Владело командой? Нет. Какие претензии?

А еще есть организация под названием "Фонд поддержки "ПФК "Крылья Советов". Если верить экс-президенту самарского клуба Александру Барановскому, большая часть долгов, составляющих десятки миллионов долларов, висит на данном фонде, а не на футбольном ЗАО. "Крылья" сейчас активно открещиваются от этой части задолженности, рождая тем самым очередную порцию вопросов. Неужели фонд брал взаймы в нефутбольных целях? Зачем в таком случае он включил в свое название имя клуба? Как сообразуется с законами деятельность этой странной организации? Где и под какие гарантии открыты ее счета? А может, уже закрыты?

Не стану погружать вас в финансовые дебри еще глубже. Вместо этого предлагаю оценить ситуацию с позиции логики. Дано: клуб наделал долгов, отдать которые может исключительно с помощью новых заимствований или единовременной подачки. Иными словами, часто меняющиеся менеджеры предприятия "Крылья Советов" в течение последних лет управляли им крайне неэффективно. Спрашивается: почему вопрос ставится лишь о судьбе команды, а не о персональной ответственности за такой менеджмент?

Деньги, которые уходили в "Крылья", как в воронку, не падали с неба. Под каждым из траншей стоят чьи-то подписи. Чьи? Каждый займ документально подкреплен чьими-то обещаниями и обязательствами, а если не подкреплен, то должны быть должностные лица, несущие за это ответственность. Кто они? Почему бы не поднять бумаги и не обнародовать фамилии людей, безответственность и бездарность которых привела к нынешнему коллапсу?

Как ни странно, вопрос о виноватых сейчас как-то не звучит. Очередное "Дай!" из Самары слышно очень хорошо, а вот воспетая Жванецким фраза "Я в ответе за все!" застряла в чьих-то голосовых связках намертво.

Но ведь это бред, соотечественники! Зачем давать деньги людям, не умеющим их тратить? Из каких активов и когда будут погашены кредиты, если о прибылях в российском футболе не может быть и речи? Есть ли смысл держать на чьем бы то ни было балансе убыточное предприятие, перспективы которого стать эффективным или хотя бы привлекательным для спонсоров совершенно не ясны? И где, наконец, критерии, по которым одним бедствующим клубам надо давать деньги, а другим - нет? Кто определяет степень их "социальности" и по каким лекалам?

ТОМСКИЙ ПРЕЦЕДЕНТ

Ровно те же самые вопросы, если говорить начистоту, стоило бы адресовать ФК "Томь". Прошлогоднее спасение сибирского клуба велось под знаменем борьбы с вывозом из региона принадлежащих ему богатств. И действительно, большинство компаний, ведущих серьезную экономическую деятельность в Томской области, имеют московскую прописку и налоги платят, надо думать, не в региональную казну. А раз так, государство в лице своих высших руководителей решило обложить бизнес неким футбольно-социальным оброком.

Решение изящное, но давайте посмотрим на него с точки зрения законов. Разве фирмы, не желавшие без начальственного окрика вкладывать деньги в футбол, были прописаны в Москве вопреки имеющимся правовым основаниям? Нет. Разве руководители и кураторы клуба, отвечающие за его финансовую стабильность, не знали, что заключенные ими контракты и договоры не обеспечены реальными деньгами и разорительны? Прекрасно знали. В расчете на что, в таком случае, они копили долги? И как, если не аферой, можно назвать жизнь взаймы, оправдываемую высоким социальным предназначением футбольного клуба?

Справедливости ради замечу: в механизмах спасения "Томи" тоже ничего противозаконного не было. Политики попросили, бизнесмены взяли под козырек - это не запрещено. Но административной благотворительности и пафоса в "спасательной" операции было куда больше, чем хоть какой-нибудь системности. А прецедент, согласитесь, создан.

Отныне руководители сколько-нибудь крупного клуба, в экономике которого что-то не заладилось, вправе думать: им не обязательно снижать уровень амбиций и притязаний, избавляться от дорогостоящих игроков и обязательств, расписываться в собственной несостоятельности и неумении зарабатывать деньги. Достаточно накопить долгов и назваться жертвами обстоятельств. Таких, как кризис, перекосы макроэкономики, особенности футбольного рынка… Если повезет и блеф удастся, никто не будет разбираться, что есть беда, а что - вина. Деньги найдутся. И уйдут в старую систему, как в песок.

ОТ ЧЕГО К ЧЕМУ ПЕРЕХОДИМ?

Возможно, следующая мысль покажется кому-то крамольной, но то, что произошло с "Москвой", на самом деле - правильно. И абсолютно нормально. Да, жаль игроков. Жаль воспитанников детской школы. Жаль болельщиков, которых сначала скрупулезно сосчитали, а потом отказали им в праве на социальную значимость. Но если частный собственник не хочет вкладывать миллионы долларов в проект, который кажется ему непривлекательным и неинтересным, кто вправе его заставить? И даже если мы знаем - кто, дает ли ему закон такое право - заставлять?

Правда, с позиций нынешних руководителей "Норильского никеля" было бы еще честнее отказаться от финансирования "Москвы" в момент приема ее по описи от Михаила Прохорова. Потому что дело ведь вовсе не в кризисе, а в принципе: зачем тащить на себе клуб, словно чемодан без ручки? Какая от этого выгода и польза, в особенности - долговременная?

По большому счету всему российскому профессиональному футболу не помешало бы провести своеобразное самосеквестирование. Положить на одну чашу весов доходы, на другую - расходы. Прикинуть собственные возможности, просчитать перспективы. И прийти к выводу, стоит ли продолжать надувать мыльные пузыри.

Но вместо этого мы потихоньку сползаем совсем в другую сторону. Российский футбол, где понятия "владелец" и "хозяин" предельно размыты, где слово "зарабатывать" все чаще подменяется словом "получать", где вместо живых людей бал правят офшоры, начинает вести себя вызывающе. Он уже не просит - требует денег у властей. И всеобщая безнаказанность любителей тратить больше, чем они имеют, лишь усугубляет ситуацию.

Возможен, конечно, и другой взгляд на проблему, который в определенных кругах принято считать государственным. Заключается он в том, что разрушить легко, а построить трудно. И раз уж российский футбол - национальная идея, отдушина для подрастающего поколения, удерживать построенное на плаву надо любой ценой. По крайней мере в наше непростое переходное время. А вот потом, когда крепко встанем на ноги…

Но если наши профессиональные (!) клубы погрязли в дотациях, взамен которых уже долгие годы не отыскивается никаких других источников заработка, можно ли назвать нынешнее время переходным? От чего к чему переходим?

И можно ли назвать такой подход государственным?

КАК РЕШИТЬ, КОМУ И СКОЛЬКО?

Есть у дотаций и принудительного спонсорства еще одна особенность. Размер помощи, оказанной в прошлом году "Томи", соответствует суммарно годовым бюджетам около десятка российских клубов второго дивизиона. Которые базируются в том числе и в регионах, имеющих схожую с томской структуру экономики. Но в миллионном Иркутске, скажем, с недавних пор вообще нет футбольного клуба. Отказались от выступлений в первом дивизионе по экономическим причинам владимирское "Торпедо", "Ставрополь", ижевский "Союз-Газпром", барнаульское "Динамо". Из первого во второй дивизион решил перебраться подольский "Витязь". Не шикуют команды Хабаровска и Благовещенска. В Петропавловске-Камчатском профессиональный футбол не живет уже много лет… Почему в таком случае прошлогодняя благодать снизошла на одну "Томь"?

В этой ситуации было бы логичнее, если бы вопросы спонсорской помощи решались не по принципу "кто жалостливее попросит", а путем создания некоего общероссийского фонда. Везде есть болельщики, у всех непросто с деньгами. Теоретически можно было бы создать что-то вроде общей кассы, куда добровольные и не очень добровольные спонсоры несли бы свои подати-пожертвования. А руководство фонда, сообразуясь с высшими интересами, распределяло бы финансы пропорционально не знаю уж каким критериям. И вся наша футбольная система худо-бедно держалась бы на этих хлебах. Быть может, это и есть модель государственного подхода?

Вариант странный, но не утопический. К сожалению. Потому что, создав такой фонд сейчас, мы бы признали, что примирились с безумными зарплатами игроков, с перегретым трансферным рынком, с дикими утечками денег в агентские карманы, составляющими, по некоторым подсчетам, 2,5 - 3 миллиарда рублей ежегодно… Фонд станет платить, а из незаконопаченных щелей будет продолжать течь.

Готовы ли мы требовать от спонсоров, отнюдь не выстраивающихся в очередь к большинству российских клубов, таких трат? Готовы ли расходовать на это бюджетные средства в чистом виде? И не пора ли всем нам, а в особенности - новому руководству РФС, задуматься над тем, как сделать, наконец, профессиональный российский футбол привлекательным для инвестиций, не побирающимся и не зависимым целиком и полностью от кучки фанатов-чиновников и меценатов?

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените этот материал
Голосов 1
Источник: СЭ
Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев
 

© UA-Футбол 2002-2016.
Все права на материалы, находящиеся на сайте www.ua-football.com, охраняются в соответствии с законодательством Украины.
При любом использовании материалов сайта, гиперссылка на UA-Футбол обязательна.
Пишите нам: info@ua-football.com