Чемпионат России
03.03.2010
среда
01:06
Игор Митрески: "В Запорожье стоило ехать хотя бы ради того, чтобы прокатиться на "ушастом"
Рейтинг публикации

Зимнее межсезонье, когда команды из разных стран кочуют со сбора на сбор по одним и тем же маршрутам, иногда дарит неожиданные встречи. Как, например, с известным в России, где он отыграл четыре сезона, македонцем Игором Митрески. Теперь он в софийском ЦСКА, а повидались мы в Турции, где его нынешний клуб играл с прежним, "Спартаком", товарищеский матч.

"ПРОСТИ, ВНУЧОК"

- Какую из игр спартаковских времен особенно часто вспоминаете?

- Самую первую, против "Баварии". Мы проиграли 0:1, забил нам Элбер - но это был кайф! До сих пор помню лицо Кана. Тогда я еще не знал, что такое "Зенит", ЦСКА, "Локомотив"...

- Русские игроки "Спартака", говорят, цепенели, когда к ним приближался Романцев.

- Я бы и сейчас оцепенел, покажись он из-за угла. Я очень боялся Романцева. За все годы, что провел в "Спартаке", лишь раз заглянул в его кабинет на третьем этаже. Он подсказал какую-то мелочь, я ушел - а запах табака преследовал меня до вечера. Вся комната была завалена книжками с закладками. Наверное, Романцев их читал одновременно.

- Как расставались со "Спартаком"?

- До сих пор не могу понять Старкова, который меня выгнал. Сначала говорил: "Готовься, ты мне нужен". Неделю спустя вызывает: "Собирай вещи, уезжай". Я в ответ: "Почему такое говоришь? Объясни - и я уеду. Или дай шанс. Не потяну - сам уйду, даже денег просить не буду". Но в его глазах было полное равнодушие. Со мной поступили не по-человечески. Если я плохой игрок - почему до того играл, при Скале был капитаном?

- В Скале что удивляло?

- Его пальцы, похожие на сардельки. Тренер неплохой, но я многого не мог понять. Сейчас-то я за границей к этому привык, но прежде вместе со всеми стонал от бесконечных супа и спагетти. А Скала твердил: "Надо, надо, надо". Мы с Павлюченко давились этими макаронами, я до сих пор на них смотреть не могу.

- Кто-то говорил - останься Скала еще на год, "Спартак" стал бы чемпионом.

- Вот уж не думаю. К чемпионству команда тогда была не готова.

- Самое удивительное упражнение, которое привез Скала?

- Много бегали без мяча - сплошные рывки. По пять минут с ускорениями. Но ничего не сравнится с "максималкой", которую давал в наказание Романцев. Минут двадцать пять бегаешь рывками вперед-назад. До "Спартака" я ничего тяжелее не пробовал.

- Самое большое бытовое ЧП за те четыре года?

- Я полгода прожил в Тарасовке, потом дали квартиру в Сокольниках. На второй день подключили кучу телеканалов - сижу, щелкаю программами... Вдруг звонок. Думаю: кто это может быть? Даже друзья еще адреса не знают. На пороге два милиционера с автоматами. Заходят: "Ты что здесь делаешь?" - "Живу, я футболист". Я еле-еле говорил по-русски, но друг друга поняли. Паспорт остался в клубе, но у меня была справка с эмблемой "Спартака" и фотографией. Те смутились: "Думали, здесь террористы. Сосед ваш позвонил по "02"..."

- Повезло вам с соседями.

- Наутро этот дед пришел извиняться: "Прости, внучок, не знал, что ты футболист. Очень на грузина похож".

- Сейчас вы счастливы?

- Да. Здоровья хватает - а это в жизни главное. Мне тридцать один год, и я еще не просыпаюсь от боли в коленях. Больших потрясений в жизни не было - таких, как у моего друга Ромки Павлюченко.

- Его беды в "Тоттенхэме" имеете в виду?

- Да нет. Как-то в Софии несколько лет назад купил газету и читаю: "В спартаковский самолет попала молния". Я задрожал, честное слово. И тут звонит Павлюченко: "Я был уверен - погибаем!"

- До сих пор дружите?

- Только недавно вернулся от него, с женой и ребенком ездили в Лондон. Неделю там провели. Очень красивый дом у них с Лариской. База "Тоттенхэма" рядом.

- Однажды Егор Титов приехал в гости к Сергею Реброву - так Лондон ему вообще "не показался".

- Мне тоже. Центр изумительный, но стоит отойти чуть в сторону - ужасно.

ОТ СОКОЛЬНИКОВ ДО ТАРАСОВКИ

- Вы сменили много клубов. Кто из ваших тренеров лучше всего понимал футбол?

- Романцев. И людей лучше всех понимал.

- Лучший из футболистов, с кем вы вместе играли?

- Титов. Хотя Романцев его много критиковал.

- У кого в том "Спартаке" был самый необычный характер?

- У Васи Баранова. Как только в команду привозили нового африканца, Вася подходил и мрачно смотрел в глаза: "Давай по-русски говори".

- А у кого - самый скромный?

- У Булатова. Настолько закрытый человек - я вообще ничего о нем не знал.

- Российский город, в который вам не хочется возвращаться?

- Махачкала. Очень много охраны было возле гостиницы.

- Какие слова Романцева до сих пор помните?

- Однажды в раздевалке он тихо сказал: "Побеждает не тот, кто больше может, а тот, кто больше хочет".

- Матрешек из России увозили?

- А как же! Пару раз мне дарили матрешки с моей физиономией. Мы с женой очень любим Москву - для нас это лучший город Европы. Хотя поначалу был в шоке. В Македонии два миллиона человек живет, там не знают, что такое пробка. А меня как-то встречала машина в Шереметьево - и до Сокольников везла пять часов.

- Сейчас за рулем добрались бы от Сокольников до Тарасовки?

- Легко. Раньше мне эта дорога снилась, только недавно перестала.

- Говорили, вас чуть ли не "Бавария" купить хотела.

- Хотеть-то хотела, я тоже слышал, но меня все устраивало в "Спартаке". Думаете, у Титова не было приглашений? Потом я все-таки съездил в "Портсмут", но не получилось. Не дали рабочую визу.

- Грустно было покидать Тарасовку?

- Неприятно. Я там чувствовал себя лучше, чем дома. Нас загоняли на сбор за два дня до игры. Если была двухразовая тренировка - я оставался на ночь в Тарасовке.

- Уезжая, от слез удержались?

- (После паузы.) Было... чуть-чуть.

- В Турции вы жили со "Спартаком" в одной гостинице. Нашлось с кем поболтать?

- Только с Павлухой (Павленко. - Прим. "СЭ") да администратором Жорой Чавдарем. Знаю Саенко и его жену - встречались в отпуске, в Монте-Карло. После товарищеского матча познакомился с Карпиным.

- В "Спартак" вернулись бы?

- Позвали бы - вернулся.

- Действительно будете рады предложению из России?

- Очень!

- У вас же контракт в Софии.

- На два с половиной года. Но обращаться можно и раньше.

- Спартаковская футболка у вас сохранилась?

- И не одна. Я их раздариваю - а они все не кончаются.

- Последний в вашей жизни звонок из Москвы?

- Журналисты часто звонили, когда играли наши сборные.

- Самый страшный удар, который выдержали ваши ноги?

- В Германии это было. Играли со "Штутгартом", один из соперников, бразилец, расколотил мне щиток. Сразу получил красную. Но самую сильную боль испытал в России. Накануне игры с "Ротором" сломал плечо, но было обидно сказать: "Играть не смогу". Попросил доктора Василькова закачать огромный шприц обезболивающего - и вышел на поле. До руки дотронуться не мог.

ПРОКАТИТЬСЯ НА "УШАСТОМ"

- Как складывалась карьера после "Спартака"?

- Сначала Грозный зазвал в Запорожье. Туда стоило ехать хотя бы ради того, чтобы прокатиться на "Запорожце", на "ушастом" - самая забавная машина, в которой я сидел. Следом шесть месяцев провел в "Бейтаре", а после перебрался в Германию. До сих пор мог бы там играть: в Коттбусе предлагали новый контракт еще на три года. Но мне не хотелось выступать во второй лиге. А в Софии строят новую команду. Каждый год ЦСКА - в Лиге чемпионов.

- А зарплата?

- Та же, что и в Германии. Вот в "Спартаке" мы зарабатывали немного.

- Самый шумный тренер в вашей жизни?

- Луис Фернандес в "Бейтаре". Орал как резаный - очень агрессивный человек. Даже на завтрак заходит - кричит. Рассказывал, как в "ПСЖ" на два месяца усадил на скамейку Роналдинью: "Не хочешь тренироваться - не будешь играть".

- На вас тоже орал?

- Не особо. Больше на африканцев. Бутсы летали по раздевалке, бутылки с водой.

- Вы не забили пенальти в ворота сборной России - и она попала на чемпионат Европы. Подозрений в Македонии не было?

- Были. Но промахнулся честно. Я же не сам отправился бить, меня тренер послал. После матча ко мне русские игроки подходили: "Спасибо, Игор". И журналисты тоже: "Ты специально промахнулся". Но это были шутки - зато македонские газеты подхватили всерьез: "Ты сдал игру. Вообще, почему ты бил?"

- Еще замахиваясь, понимали - гола не будет?

- Нет. Плохо попал по мячу. Ударь сильнее - Малафееву нечего было бы делать. Я ведь в Коттбусе после этого бил пенальти - и все забивал. А сейчас вот мы опять попали в группу с Россией. Для меня праздником будет съездить в Москву. Македония против всех может играть. Но Россия будет на первом месте, это точно.

- Самый недооцененный игрок вашего поколения?

- Артем Безродный. Гениальный игрок! Не понимаю, как он мог пропасть для футбола.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените этот материал
Голосов 1
Источник: Юрий Голышак, Спорт-Экспресс
Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев
 

© UA-Футбол 2002-2016.
Все права на материалы, находящиеся на сайте www.ua-football.com, охраняются в соответствии с законодательством Украины.
При любом использовании материалов сайта, гиперссылка на UA-Футбол обязательна.
Пишите нам: info@ua-football.com