×
Спасибо, я уже с вами
Ривалдо: "Почему все думают, что я не продержусь 90 минут?"

Ривалдо: "Почему все думают, что я не продержусь 90 минут?"

22 марта 2011, вторник. 19:412011-03-22T19:41:42+02:00

Известный бразильский полузащитник Ривалдо, в свои 38 лет успешно выступающий за бразильский «Сан-Паулу», в интервью официальному сайту ФИФА вспомнил чемпионаты мира 1998 и 2002 годов, сказал, что в начале карьеры и мечтать не мог о том, что все сложится так удачно, а также отметил, что ему не нравится предвзятое отношение к ветеранам.

- Каково было вернуться в Бразилию после стольких лет в Европе?

- Великолепно! Хотя, конечно, ко многому пришлось привыкать заново после 14 лет выступлений за границей. В Бразилии тренировки строятся по-другому, команда заезжает в отель не накануне матча, а заранее. Но, знаете, я еще никогда не играл за клуб с такой превосходной организацией дела, как у «Сан-Паулу». Здесь просто невозможно не находиться в великолепной форме. «Сан-Паулу» — рай для футболистов.

- Какова ваша главная цель в этом сезоне?

- Жизнь постоянно бросает каждому из нас вызов. И для меня принять его труднее, чем для многих, потому что я уже далеко не юн. Люди смотрят на меня и думают: сможет ли он пробегать все 90 минут? Любой футболист устает — это нормально. И я не исключение, ведь я человек, а не супермен. Но через 15–20 минут после начала второго тайма все почему-то смотрят именно на меня. И если меня заменяют, они думают, что я просто больше не могу бегать. А ведь чаще всего замены обусловлены тактическими причинами. Я готовлюсь к играм наравне со всеми и, поверьте, нахожусь в отличной форме. Если ты можешь выдержать две тренировки в «Сан-Паулу», то 90 минут на поле точно продержишься. Мне не делают поблажек, хоть мне и 38. И, честно говоря, уже надоело это предвзятое отношение.

- Как к вам относятся соперники? Против Роналдо, когда тот вернулся в Бразилию, играли очень жестко…

- Обычно после матчей все хотят поменяться со мной футболкой. Или просто подходят и говорят, что я был лучшим игроком на чемпионате мира-2002. Все это очень приятно. Но во время матча нам не до разговоров. Хотя проблем ни с кем у меня не было. Бывает, кто-то из игроков другой команды уж очень плотно тебя опекает, но после матча он, как правило, говорит: «Тренер сказал не отходить от тебя ни на шаг, извини, если что, я считаю тебя великим футболистом». Я отвечаю, что все нормально, мы должны делать то, что велит наставник.

- Вы всегда предпочитали держаться в тени. А в Бразилии вам наверняка не дают прохода. Как справляетесь со всей этой суетой вокруг вас?

- Без проблем. Я человек очень тихий, даже скромный, не люблю быть в центре внимания. Но я обожаю свою работу, поэтому не имею ничего против интервью, особенно когда общаюсь с журналистом один на один. Хотя последнее время наловчился давать пресс-конференции. Выходит неплохо (улыбается). Думаю, стать более открытым мне помог опыт работы на посту президента «Можи-Мирима», где частенько приходилось говорить с прессой от лица клуба. Но я по-прежнему очень не люблю выступать перед камерой.

- Когда вы впервые выходили на поле в форме «Санта-Крус» в 1991-м, думали ли вы, что у вас впереди может быть столь блестящая карьера?

- Вы даже не представляете, насколько далек я был от подобных мыслей. Моя мечта заключалась в том, чтобы подписать профессиональный контракт. Но, хоть я и сыграл немало матчей за первую команду «Санта-Крус», первый контракт ждал меня только в «Можи-Мириме». После года и четырех месяцев выступлений за эту команду мне начали поступать разные предложения. И я отправился в «Коринтианс». Поначалу было очень страшно, потребовалось время, чтобы привыкнуть к переменам. Только там я начал понимать, что впереди меня ждет длинный путь. И что, возможно, «Коринтианс» и «Палмейрас» — это не предел моих возможностей. Потом меня пригласил испанский «Депортиво». Сыграв несколько матчей, я понял, что еще способен расти и развиваться. В 1996-м меня считали лучшим иностранным футболистом Испании после Роналдо. Я забил 21 гол, а он - 34 за «Барселону». А через год я заменил его в «Барсе». Было непросто справиться с тем давлением, которое на меня обрушилось. Приходилось постоянно повторять: «Роналдо — это Роналдо, а Ривалдо — это Ривалдо. Принимайте меня таким, какой я есть». Я был полузащитником, а не нападающим, поэтому забивал меньше голов. Но потом ко мне пришло осознание того, что я могу стать любимчиков фанатов каталонского клуба. И, возможно, даже лучшим футболистом в мире. Все тогда шло как по маслу.

- Вы можете назвать конкретный момент, который стал переломным в вашей карьере?

- Я проснулся знаменитым на утро после того, как забил гол за «Можи-Мирим» в матче против «Нороэсте». Если не ошибаюсь, это случилось 18 апреля 1993-го. Мое имя красовалось на первых полосах всех газет. Все говорили, что таким голом не мог похвастаться даже сам Пеле. Мне был 21 год и меня сравнивали с Королем футбола… Знаете, в футболе все зависит от мелочей. И это сравнение, эта небольшая деталь, перевернула мою жизнь. После этого передо мной стали открываться двери.

- Какой матч вы считаете лучшим в своей карьере?

- Можно назвать несколько? Победа с «Палмейрас» над «Коринтианс» (3:1) в финале чемпионата Бразилии-94. Матч против «Валенсии» в 2001-м (3:3), когда я сделал хет-трик, забив один из мячей ударом через себя в падении. Еще мне запомнилась игра с «Барселоной» против «Милана» в рамках Лиги чемпионов-2001 на «Сан-Сиро», которая закончилась ничьей, но именно я забил все три гола. И еще был финал чемпионата мира в 2002-м, когда я поучаствовал в обоих голах Роналдо. Он отправлял мяч в ворота, но в повторах показывали меня (смеется).

- Раз уж речь зашла о сборной, можете объяснить, как ей удалось выступить на первенстве планеты столь успешно? Перед стартом на «селесао» обрушился шквал критики?

- Мы поняли, что станем чемпионами, только по ходу финальной части. Отборочный турнир дался нам непросто. Особенно мне. В отсутствии травмированного Роналдо на меня были обращены все взоры. Помню, как мы с трудом вытянули матч против Колумбии, который проходил в Сан-Паулу в ноябре 2000-го, и то только благодаря голу в концовке Роке Жуниора. Стадион «Морумби» нас освистал. Но потом у нас были сборы за пределами Бразилии. Это помогло команде отвлечься и сплотиться. Соперники чувствовали, насколько мы уверены в себе. И результаты не заставили себя ждать.

- После обидного проигрыша в финале первенства мира-98 сборной Франции, должно быть, было чертовски приятно выиграть в 2002-м…

- Когда команда побеждает, говорят, что все футболисты действовали как единое целое. Но наша сборная была такой и четырьмя годами ранее под руководством Марио Загало. Нам не повезло — мы уступили Франции. Я даже не буду вспоминать, что случилось с Роналдо, потому что почти все члены сборной Бразилии уже использовали это как оправдание. Но я считаю, что даже если бы он выложился на 100 процентов, мы бы все равно не стали чемпионами, потому что играли плохо. Франция в тот день была великолепна. К тому же мы играли на их поле. С удовольствием посмотрю, кто в финале чемпионата мира-2014 сумеет победить Бразилию, пропустив первым.

- Сильно переживалу ту неудачу?

- Это было самое ужасное поражение на моей памяти. Меня очень расстроил и результат, и все те слухи, которые ходили о нашем поражении. Даже моя мама не выдержала и спросила, мол, вам правда что-то предложили за то, чтобы вы проиграли в финале? Люди не понимают, как это больно — остановиться в шаге от победы в главном футбольном турнире. Помню, как после десяти или двенадцати часов полета из Франции до Бразилии мы мечтали только об одном: поскорее оказаться дома. Но нас заставили ехать на прием к президенту. Второе место в Бразилии - ничто. Нас освистывали, оскорбляли. Из всех собравшихся тогда на встречу с нами только два или три человека аплодировали. В других странах все иначе. Но в Бразилии чемпионат мира ассоциируется только с золотом.

- Тем не менее, именно после того турниора наступил расцвет вашей карьеры. Год спустя вы были признаны лучшим игроком мира по версии ФИФА.

- Я просто достиг идеального возраста для футболиста. Мне было 26–27 лет, в это время большинство игроков достигают пика карьеры. Это идеальное время. Тебя уважают все — от болельщиков до соперников, которые подумают несколько раз, прежде чем попробуют отобрать у тебя мяч. Хорошо помню матчи против «Реала», когда за мадридскую команду выступал Зинедин Зидан. Когда мяч был у него, я был не более, чем его тенью. И он вел себя также, когда нить игры переходила ко мне. Каждой клеточкой тела я чувствовал его уважение — и оно было взаимным.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Источник: Sportbox.ru


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев