"Футбольный пресс-клуб". Часть третья

30 января 2008, среда. 17:432008-01-30T17:43:36+02:00

ФФУ и журналисты за "круглым столом" обсудили назначение Алексея Михайличенко

Сергей ВАСИЛЬЕВ:

– Я к чему веду. Если мы понимаем, что идет большая серьезная игра, в том числе с использованием амбиций, желаний и умений Михайличенко и его команды, тогда давайте создадим соответствующий информационный фон, для того чтобы Алексей мог реализовать себя. Давайте будем спрашивать: Миха, что за ноу-хау есть у тебя?

Пусть он придет и скажет. И уже после того, как он нам поведает об этом, мы и начнем анализировать его ходы, которые он выстроит на своей доске. В этой связи наша ему помощь, как информационщиков, однозначно будет лежать в нейтральной плоскости, как совершено справедливо заметил Коротков. Позиция Димы такова, что отборочный цикл завершится провалом, кто бы ни возглавлял сборную. Допустим. Тогда давайте дадим возможность Михайличенко доказать, что он именно тот человек, который в данных конкретных обстоятельствах, при отсутствии команды, как таковой, при многих превратностях календаря, заявит о себе как о тренере, способном со сборной показать себя в 2012 году с лучшей стороны.

Алексей МАРГИЕВ:

– Думаю, вся наша дискуссия базируется не только на фамилии Михайличенко или какого-либо другого специалиста. На самом деле она основывается на том, верим ли мы, что наша сборная на сегодняшний день способна достичь результата. Михайличенко уже назначен главным тренером, и те, кто не верит, естественно начали выпускать критические стрелы в его адрес. Приди к штурвалу Капелло или Липпи, опять-таки завязалась бы дискуссия, которая, возможно, крутилась бы не вокруг тренера, а вокруг футболистов. Шла бы полемика о недостаточной компетентности игроков, которых итальянским специалистам было бы проблематично вывести на чемпионат мира.

Насколько я понимаю позицию ФФУ, формирование психологии победителя должно происходить вне зависимости от домашнего Евро. То есть нельзя жертвовать одним циклом в угоду другому. Появятся ли футболисты, которые в 2012 году выведут сборную в финал европейского первенства? Сегодня есть ветераны, которые еще могут принести пользу команде. Почему же их недооценивать и ставить в ущерб ЧМ-2010? Может как раз этот цикл будет самым успешным в истории украинского футбола? В этом плане у Михайличенко есть амбиции, что было видно в день его представления – он весь светился. Даже по телевизору было видно, какими глазами он наблюдает за поединками Кубка Первого канала. А ведь до этого он не пропустил ни одного матча чемпионата Украины, проходившего в Киеве, ездил в другие города. Но, то были одни глаза, сегодня же у него совершенно иной взгляд.

Честно, я относился скептически к кандидатуре Михайличенко, в разговорах с коллегами говорил, что эта не та фигура, при которой сборная сможет сделать рывок. Однако, месяц спустя, я изменил свое отношение. Мне кажется, что Михайличенко тот молодой тренер, который действительно сможет вместе со сборной вырасти. Однозначно он будет ставить задачу выиграть, ведь для него это важно. Что бы мы ни говорили, результат важен и для страны – болельщики все равно будут требовать побед.

Дмитрий КОРОТКОВ:

– Я хотел бы немножко не согласиться с господином Васильевым в отношении «sport.com.ua». Они провели опрос, поставили результат. Если результат такой, какой он вышел в итоге, не могли же редакторы сайта поставить другой заголовок. Не поддержали болельщики – вот и все. Если по существу, то Игорь Мирошниченко сказал, будто Михайличенко приходит не на пустое место. Но мне кажется, что он приходит еще на более пустое место, чем могло показаться при других обстоятельствах. Он соглашается на условия, от которых, насколько я понимаю, отказался Олег Блохин. Да, футболисты остались, но им нужно работать в другом формате. Я не представляю, как такое возможно. Может это слухи, но я слышал, что игрокам сократили премиальные… Считаю, что у Михайличенко более сложные условия, нежели были у Блохина у 2003-м.

Виктор ВАЦКО:

– Во-первых, когда речь идет о национальной сборной Украины, вопрос премиальных для футболистов должен стоять на месте десятом. Они люди не бедные. Существует общая практика – игроки получают премиальные согласно достигнутому результату. Это норма, принятая во всем мире. Национальная сборная – не пустой звук. По крайней мере, для кого это не так, пусть играет за деньги в «Ливерпуле» и т.п. Я не имею в виду Воронина, просто в таких клубах больше платят. И еще один момент – мы говорим «отбор ЧМ-2010 принести в жертву». По-моему, это некорректное выражение, ничего приносить в жертву не надо. Согласен, нужна стратегия, в которую должен входить и ЧМ-2010 и подготовка к Евро-2012.

В любом случае, нельзя отказываться и от ветеранов. Существует много примеров, когда клубы делают ставку на молодых футболистов. Однако нередко происходит так, что им попросту не у кого учиться. Я себе не представляю, как можно в национальной сборной отречься от таких людей как, например, Шевченко или Тимощук. Они должны быть базой, опорой и поддержкой для молодых игроков, которым нужно делать первые шаги. Если ветераны что-то подскажут, подставят молодежи плечо, это безусловным станет плюсом и для прогресса молодых ребят и для команды в целом. А результат в любом случае должен стоять на первом месте, независимо от того, отбор это, финальная часть, или подготовка к чемпионату Европы.

Александр ВЛАСЕНКО:

– Виктор, когда я сказал, что можно принести в жертву ЧМ-2010, я не имел в виду, что нужно сыграть специально плохо. А стратегия действительно должна выстраиваться сразу на четыре года. Мы должны сказать: «Вот, у нас есть такой тренер». И уже забыть, что были какие-то альтернативы. Считать, что он может подготовить команду за четыре года. Ему надо дать возможность в первые два года экспериментировать по собственному усмотрению. А решать, отказываться ли от Воронина, Тимощука, Шевченко – его личное дело. Эмме Жакэ пожертвовал Евро-1996, на который он не взял ни Жинола, ни Кантона. Без них сборную Франции тогда никто не представлял. В итоге, в финальной части команда играла блекло, с трудом забивала голы. Но через два года на домашнем чемпионате мира, с которым Франция связывала основные надежды, команда сыграла просто здорово.

Англия в 1996-м, принимавшая чемпионат Европы, за два года до этого провалилась на первенстве планеты. Британцы начали строить команду еще после неудачи на Евро-1992, то есть, получаем те же четыре года. А ведь это серьезная сборная, которая ставит перед собой высочайше цели. Я не могу понять, неужели мы действительно считаем, что можем себе позволить два года как-нибудь поиграть, а дальше смотреть: если у Михайличенко ничего не получится – делаем команду за оставшиеся два. Да не сделаем мы ее за такой срок, дай Бог ее вообще создать за четырехлетку! Сейчас уже нужно отойти от обсуждения Михайличенко. Мы обязаны дать «карт-бланш» этому человеку. Он должен иметь возможность и время построить коллектив, который в 2012 году даст результат. И только по этому результату мы его будем судить.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

– Резюмируя последние высказывания, могу сказать, что все уже согласны насчет стратегического планирования и поддерживают позицию Федерации, которая, напомню, дала Михайличенко контракт 2+2. Только со стороны журналистов поддержка распространяется на четыре года. На мой взгляд, это тоже правильно.

Александр ВЛАСЕНКО:

– Игорь, дело в том, что все так говорят. Почему скепсис присутствует в мониторинге, опросе среди болельщиков? Все потому, что Михайличенко все же фигура не культовая. Вот Липпи и Капелло – это знаковые личности. У них тоже может ничего не получиться. Но для болельщиков эти тренеры являются именно теми специалистами, с которыми уже в 2012 году мы смогли бы проявить себя во всей красе. Впрочем, уже поздно судить об этом. Мы же не можем снять Михайличенко, так и не сыгравшего ни одного матча. Если уж дали ему шанс, пусть он будет предоставлен на все четыре года.

Юрий МАЛЫШЕВ:

– Мне вообще странно слушать о планировании какой-то стратегии на четыре года. Сколько лет длится активная карьера футболиста, в течение которой он выступает на высоком уровне? Шесть, семь – максимум. И кто может предвидеть, что тот или иной футболист выйдет на пик своей формы через четыре года. Здесь приводили примеры Франции, Англии. Я думаю, что это не больше, чем совпадение. Условно говоря, Михайличенко сейчас строит команду на четыре года. Он смотрит: Шевченко в 2012-м будет 35 лет, еще может играть, то же по отношению к Воронину, Тимощуку. Вроде как эти футболисты еще в состоянии помочь нам. Но случиться может всякое: возможно, травма, возможно, еще что-то, и игрок в силу обстоятельств не сможет соответствовать требуемому уровню. И тогда что?

Эти четыре года просто пойдут коту под хвост. Нельзя таким образом ставить вопрос о строительстве сборной. Думаю, пример того же Блохина показал, что достаточно полгода для того, чтобы определиться с составом, с «костяком», который может решать поставленные задачи. Мне импонирует то, что Михайличенко говорит о целях команды на ЧМ-2010 года, а про Евро-2012 даже не «заикается». И это правильно. Мне кажется, более титулованного футболиста, чем Михайличенко на постсоветском пространстве вообще нет: вице чемпион Европы, Олимпийский чемпион, чемпион СССР, Италии, Шотландии – кто еще может похвастаться подобным?!

Игорь ЛИННИК:

– Хотел бы заметить, что в наших высказываниях прямо таки вылазит наружу славянская ментальность. Она со сборной Блохина, кстати, тоже сыграла злую шутку. В начале, когда тот заявлял, что выйдет на чемпионат мира, над ним просто насмехались. Потом, финишировав в четвертьфинале, его стали почитать за божка. Его сделали таким. Дали почувствовать, что он почти вровень встал с Лобановским. Тренер это охотно принял, и прессинга со стороны СМИ уже не испытывал, позволял себе, как художник, делать мазок направо, мазок налево. Результат же оставался как бы в стороне.

В связи с этим напрашивается вывод: мы не должны создавать для сборной искусственные тепличные условия. В любом спортивном сообществе тренинг и сопротивление только закаляют. Чем выше будет сопротивление, тем больше выработается способность к преодолению препятствий. Конечно, не нужно устраивать для своей команды какую-то уничтожающую среду, но и носить ее на руках тоже негоже.

Что еще должно настораживать, так это болельщицкая среда. Она крайне редко бывает права, и потакать этому большинству, во всяком случае, уважающий себя журналист, не должен. В чем заключается моя позиция: мне нравился Михайличенко времен финала Кубка Украины-2002 – да, его «Динамо» проиграло тогда «Шахтеру», а сам он отказался выйти на церемонию награждения. За это ему досталось, насколько я знаю. Я это понимаю. Я хочу поступать также. Его могут не оценить любители футбола, эстеты. Тогда Кучма был на трибуне, и Михайличенко, считается, должен был выйти ради уважения к президенту. Но я считаю, что если он хочет что-то выиграть, то должен поступать только так, невзирая на то, как это оценит кто-то: глава государства, руководство клуба или болельщики.

Я помню эпизод, (речь тогда шла о том, кто возглавит «Динамо» после смерти Лобановского), когда к Михайличенко приехали шотландские журналисты взять интервью. Так он им прямо так и заявил, что если его не назначат главным тренером «Динамо», он уйдет. То есть, человек своим настроем показывает: «я хочу этого». У меня есть чувство симпатии к подобной точке зрения.

В данной ситуации я не могу согласиться с Витей Вацко, который говорил, что с Клинсманном немцы пошли на эксперимент. Немцы не те люди, которые идут на подобные эксперименты. С Клинсманном долго разговаривали. Я не был на этих встречах, поэтому не могу сказать, сколько раз с ним беседовали. Но это был и Бэккенбауэр, и люди, которые ведут профессиональную работу в Немецком футбольном союзе. Ездили к нему в Америку, несколько раз собирались за столом переговоров в Германии. Они его «щупали» на предмет того, чем этот человек дышит.

Такая же агрессивная спортивная аура есть и у Михайличенко. Относительно же ее реализации, здесь я не в первый раз склонен согласиться с Валерием Мирским, – результат может повернуться в любую сторону. Наверное, как тренер, Михайличенко был бы не прав, если бы вышел сейчас на трибуны и стал, подобно Блохину, раздавать обещания.

Мне бы, например, хотелось бы от его команды не зрелищного футбола, а того, в который они сами хотят и умеют играть. Важно, чтобы выходя на поле, они знали, чего желают. Как «Динамо» в Израиле, пусть и на фоне «мертвого» «Спартака», явило нам, за счет чего хочет играть. Киевляне не гнались за зрелищем, но зато продемонстрировали, как слаженная работа изменила команду. Мне будет приятно, если своим коллективным трудом, тренерскими находками эти процессы будут отличать и сборную. Как это воспримут другие, мне, в принципе, не особо интересно, разве что, как предмет для дискуссии.

Сергей ВАСИЛЬЕВ:

– Я хочу буквально несколько слов сказать в продолжение мысли Игоря. По большому счету грешно ерничать по поводу патриотизма Михайличенко – такая нотка присутствовала в некоторых оценках наших коллег – дескать, его оппоненты не менее патриотичны, чем сам Алексей. Свои приоритеты Михайличенко уже высказал сидя за этим столом и на представлении штаба сборной. И когда он говорил, что игрок национальной команды должен забыть о фамилии на своей футболке, а помнить, что у него на сердце герб страны, наверное, он не повторял ни чьих слов – ни Суркиса, ни Васильева, как писали некоторые мои коллеги. Наверное, нужно отдать ему право жить с такими убеждениями, предлагать свою философию, в том числе и футбольную. Он же не машина для забивания мячей. Это в конце концов интеллектуал, который способен доказать, что его нужно уважать не только за умение технически вести себя на поле.

Юрий МАЛЫШЕВ:

– Я бы еще хотел припомнить такой небольшой факт: Михайличенко отказался играть за Россию, когда под ее знамена перешли Юран, Саленко.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

– Ну, это если говорить о патриотизме вообще. Я считаю, что любой тренер национальной сборной, которого нанимают на работу, будь он украинец или нет, должен быть патриотом своей команды. А применимо к «сине-желтой» дружине украинец в любом случае должен быть таким. Поэтому, если Михайличенко говорит об этом, у нас нет оснований сомневаться в искренности его слов, как и в том, что эти слова ему никто в уста не вкладывал.

Юрий МАЛЫШЕВ:

– На самом деле, слова о патриотизме, сказанные наставником, можно трактовать как психологический фактор, который в футболе играет важную роль, иногда, возможно, даже решающую. Здесь, как бы убиваются сразу два зайца.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

– Вообще, тренер сборной – это и психолог, и менеджер. Мы забываем, что у него не так много времени, чтобы подготовить ее к предстоящим поединкам. Мы говорили, что тренер должен готовить команду, тренировать и разрабатывать план на перспективу. Но, с другой стороны, к нему приезжают уже готовые футболисты. Он должен их умело организовать, правильно выбрать тактику, за короткий срок объединить игроков. Талант тренера сборной как раз и заключается в способностях быть психологом и менеджером. И у Михайличенко должна существовать уверенность, что он работает с этой командой не до первого провала. Тем не менее, у Алексея имеется достаточно времени для того, чтобы еще в товарищеских матчах создать такой коллектив, каким он его видит.

Игорь ЛИННИК:

– Важно еще и то, что Михайличенко остается зависимым от того, как сработает Семин, Протасов, Луческу. Кстати, в первом цикле Блохина, когда мы вышли на чемпионат мира, кашу было лепить гораздо легче. В отборе же в Евро-2008 тренерский штаб сборной в некоторой степени стал заложником клубных проблем. В «Динамо» началось непонятное партизанское движение, хотя до партизанского отряда им еще нужно было расти и расти. Эксперименты начал ставить «Шахтер» – то бразильцы отчебучат, то какие-то кастильи, лукарелли приезжают к ним. В поиске находился и Протасов в «Днепре».

А Михайличенко пришел не на пустое место. То, что Блохин сделал в свое время, в очередной раз доказывает, что он незаурядный человек. У каждой команды есть свой цикл, как у всего живого. Сейчас этот цикл завершен. Мне кажется, по этому поводу не должно быть никаких сожалений. Та сборная из себя достала все, что могла.

Николай ВАСИЛЬКОВ:

– Выходит, что той сборной уже не будет? Мы брали комментарии у многих игроков после последних неудачных матчей. Вопрос коренной реконструкции, иной взгляд к комплектации состава со стороны нового тренера, если он будет назначен, их сильно пугал. Все говорили, что других футболистов нет. Какая тогда может быть реконструкция?

Игорь ЛИННИК:

– Как профессионального игрока может такое пугать? Что ж это тогда за игрок?

Николай ВАСИЛЬКОВ:

– Извини, этот вопрос конкретно раздражал Шевченко, Воронина, Тимощука. Они все этого очень боялись.

Продолжение следует

Источник: Прессинг


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев