Лига Пари-Матч (Украинская Премьер-Лига)
16.02.2010
вторник
12:17
Есть ли жизнь на межсезонных сборах?
Рейтинг публикации

В традиционной анкета издания «СЭ в Украине» известные в прошлом украинские футболисты Виктор ЛЕОНЕНКО, Сергей РЕБРОВ, Дмитрий МИХАЙЛЕНКО и другие рассказали о том, чем живут команды в период межсезонных сборов.

Плодотворная работа на учебно-трени­ровочных сборах — залог успеха в преддверии новых стартов. Выбор места дислокации, размер нагрузок, имена спарринг-партнеров — прерогатива главного тренера. Задача игроков чуть проще, но не менее ответственна — соответствовать всем положенным требованиям и добросовестно выполнять установку. А вот после изнури­тельных тренировок каждый имеет право на так называемый релакс, который каж­дый выбирает для себя сам.

Есть ли жизнь на сборах? Что нужно для идеальной подготовки? Можно ли нару­шить режим с умом? На эти темы рассуждают быв­шие игроки ведущих клубов Украины.

СТИРАЛИ В САУНЕ, МЫЛИСЬ В БАССЕЙНЕ

— Какие сборы вспоминаете до сих пер?

Виктор ЛЕОНЕНКО, нападающий «Динамо» 90-х годов: — Самый незабываемый период подго­товки к сезону провел под руководством Ва­лерия Газзаева. По тяжести нагрузок — это было хуже любых изнурительных сборов. Но благодаря этим тренировкам, я, навер­ное, и раскрылся. Динамовские трехнедель­ные сборы тоже были не из легких. Уставали не столько от бега, сколько психологически. Но я не сказал, что было просто в физиче­ском плане. Некоторые тренеры умудря­лись проводить по четыре тренировки в день, что я считаю, мягко говоря, непра­вильным. Даже поесть было некогда. Ну а такие вещи, когда из-за сильной крепатуры не можешь сесть на унитаз и подняться по лестнице, знакомы я думаю многим игро­кам. А при Лобановском мы, например, по три-четыре раза в день взвешивались. Для людей с лишним весом, среди которых был я, это была не совсем приятная процедура.

Олег МАТВЕЕВ, нападающий «Шахтера» 90-х годов: — Как-то при Валерии Яремченко бежали десять отрезков по 800 метров! Я сошел с дистанции уже после третьего этапа.

Игорь ЛЕОНОВ, защитник «Шахтера» 90-х годов: — 1991 год. Адлер. Валерий Яремченко так хорошо нас подготовил, что мы не про­игрывали на протяжении четырнадцати ту­ров. Но нагрузки, нужно признать, были просто сумасшедшими.

Олег ПЕСТРЯКОВ, полузащитник «Таврии» и «Шахтера» 1990-2000-х годов: — Готовились в Татрах, в Словакии. Поле засыпало снегом по колено. Другого места для тренировок не было. Каждый день на­чинался с вытаптывания этой площади в ходе так называемого матча — два тайма по 30 минут. Сначала мяч приходилось вводить коленями! Так мы готовили поле для тренировок в течение двух недель. Правда, в результате набрали сумасшедшие физи­ческие кондиции.

Сергей РЕБРОВ, полузащитник «Динамо» и сборной Украины 1990-2000-х годов: — Первые сборы с Лобановским, До этого никогда не было таких серьезных нагрузок. Нынешние игроки «Динамо», а особенно ле­гионеры, вряд ли выполняли бы все эти тре­бования. Тренировались по три раза в день, а бывало и по четыре. Но все терпели, пото­му что понимали — это нужно для хорошей подготовки к сезону.

Сергей ШИЩЕНКО, нападающий «Металлурга» Д1990-2000~х годов: — Никогда не забуду сборы в Славяногорске (Донецкая обл. — Прим. Г.Е.)! Если не ошибаюсь, это был 2000 год. Мы жили в ка­кой-то странной гостинице, где не было да­же телевизоров. Пришлось брать с собой и телевизоры, и видеомагнитофоны. А еще стирали вещи в сауне, а мылись в бассейне! Иногда отключали электричество, поэтому, когда мы тренировались в зале, приходи­лось включать какой-то аварийный свет, ко­торый был очень тусклым.

Дмитрий МИХАЙЛЕНКО, полузащитник «Динамо», «Днепра» и сборной Украины 1990-2000-х годов: — Не забыть мой первый сбор с Лобанов­ским. Во-первых, это знакомство с легендой футбола, а во-вторых, невероятные нагруз­ки. А еще очень часто вспоминаю сборы в Словакии, где я тренировался в составе «Днепра» при Евгении Кучеревском. В Среднегорье выпало по пояс снега — такого я никогда в жизни не видел. К тому же никогда раньше не приходилось тренироваться без полей, так как все было засыпано. Но зато там были красивейшие места; сосновый лес, рядом олимпийский трамплин...

Владимир ЯКСМАНИЦКИЙ, защитник «Шахтера» и «Металлурга» Д 1990-2000 годов: — Первый сбор «Металлурга» при Семене Альтмане. Дней десять жили в Славяногорске зимой без света и воды. Тренировались в полумраке спортзала пансионата при ава­рийном свете, а мылись в бассейне.

КОМУ ОТДАВАЛИСЬ ЗАРПЛАТЫ

— Назовите чемпиона по карточным играм среди бывших одноклубников?

Леоненко: — В этом деле было много как профессионалов, так и слабаков. Могу ска­зать, что неплохо играли я, Лужный, Ковтун, Хацкевич.

Матвеев: — Юра Селезнев, с которым иг­рали в «Шахтере».

Леонов: — В «Таврии» таким был напада­ющий Сергей Райко. У него было просто не­возможно выиграть. Отдавали ему все зар­платы.

Пестряков: — Я очень редко играю в кар­ты, поэтому трудно сказать.

Ребров: — На моей памяти это был Олег Лужный. Кстати, Витя Леоненко тоже не­плохо играл. А вот я в молодые годы был не очень силен в картах — в основном смотрел за другими. Правда, сейчас уже неплохо на­учился.

Шищенко: — У нас многие ребята хоро­шо играли. У каждого свой уровень. Если называть конкретно по фамилиям, то могу сказать, что среди сильнейших были, к при­меру, я, Яксманицкий, Ковалев...

Михайленко: — В основном играют те, кто застал Советский Союз. Например, в «Днепре», до моего динамовского периода, играли все. Условно мы делили команду картежников на лиги — высшая и первая. Хорошо играли Горилый и Тищенко. Я был тогда молодой и в основном только следил за мастерами. В «Динамо», знаю, безогово­рочным лидером был Олег Лужный. В со­ставе киевлян я почти не играл. К тому же Лобановский запрещал карты.

Яксманицкий: — Много таких. Первыми, кто приходит на ум — Юра Селезнев и Миша Старостяк.

ЗОЛОТЫЕ ЧАСЫ ЛЕОНЕНКО

— Самая большая сумма, которую вы про­игрывали/выигрывали?

Леоненко: — Однажды выиграл 1 500 долларов. Как сейчас помню, это произош­ло перед встречей с «Барселоной», которую мы проиграли. Я еще долго «травил» всех, мол, спасибо, ребята! На эти деньги купил золотые часы.

Матвеев: — Я слабый картежник, поэто­му в таких серьезных играх, как джокер и преферанс, участвовал редко. Чаще проиг­рывал, чем выигрывал. Но больше, чем на триста долларов не «попадал».

Леонов: Играть умею. Именно на сбо­рах проигрывал и выигрывал максимум долларов по 150. В жизни фигурировали и более крупные суммы.

Пестряков: — Как-то сел играть совер­шенно случайно. На кону стояла очень большая сумма. Я плохо разбирался в игре. В результате человек, пользуясь моей не­опытностью, на моих глазах поднял банк в три тысячи долларов. Не буду называть имена присутствовавших при этом. Это бу­дет не корректно по отношению к ребятам.

Ребров: — На большие суммы не играл. В основном садился за карты ради интереса и для того, чтобы убить время.

Шищенко: — Максимум я проигрывал около трехсот долларов.

Михайленко: — Родители так воспитали, что я не тратил много денег на азартные иг­ры. Вращались разве что чисто символиче­ские суммы — рублей двести.

Яксманицкий: — За месяц мог как проиг­рать, так и выиграть в среднем около тыся­чи долларов. Рассчитывались друг с другом уже непосредственно после зарплаты. В каждой команде есть свои «бухгалтеры», кото­рые ведут статистику по каждому игроку.

ПИТЬ ИЛИ НЕ ПИТЬ?

— Как часто попадались на нарушении ре­жима?

Леоненко: — Режим, конечно, нарушал. Понятно, пьяным по комнатам не шатался, но пива после игры выпить мог. Особенно, когда мучает крепатура и от мышечной бо­ли не спасают даже массажи. Знаменитую историю о том, как в моем номере нашли 20 пустых банок пива, Иожеф Сабо уже неоднократно всем рассказывал. Правда, он преподнес это так, будто я все выпил за один раз, но это было не так. Кстати, меня никто не штрафовал. Я выходил, забивал и президент мне все прощал.

Матвеев: — Такое было и не один раз. Стандартный случай: распитие пива после контрольного матча. При Валерии Яремченко попадались не раз. Нарушителей на­казывали, конечно, но в основном в устной форме.

Леонов: — Было всякое, но во время сбо­ров лично я не нарушал. Иначе бы просто не выдержал нагрузок.

Пестряков: — Никогда не страдал из-за нарушения режима. Тех ребят, кто когда-ли­бо грешил, выдавать не буду.

Ребров: — Во время тяжелых сборов, к своему счастью, я вообще ничего не пил. Но очень многие выпивали. После сумасшед­ших нагрузок нужна какая-либо разрядка организму. Бокал-два пива не навредят. Но если шли куда-то выпить, то только коман­дой. А там уже кто пил — кто не пил. Иногда попадались. Многие тренеры считают, что раз игроки были вместе, то, значит, они всегда друг за друга и общие проступки, как правило, наказывались более мягко. Но в коммунистические времена проверяли нас довольно жестко. Некоторые тренеры ходи­ли с обыском не только по номерам, но и по квартирам.

Шищенко: — Смотря что считать нару­шением режима. Однажды меня оштрафо­вали за то, что я не пришел на ужин и нико­го об этом не предупредил. А вот пиво, навер­ное, все пили, но на этом деле я лично ни разу не попадался. Нужно уметь делать все правильно и прятать все доказательства нарушений вовремя. Это приходит с опытом.

Михайленко: — На сборах — никогда. Пос­ле контрольных матчей, конечно, выпива­ли, не без этого, но существовала определенная мера. По номерам с проверками, кроме Йожефа Сабо, никто из тренеров не ходил. Хотя всегда можно было закрыться. Все рассчитано на сознании. Двумя бутылками пива до поросячьего визга ты не на­пьешься.

Яксманицкий: — Попадался частенько, но говорить об этом я бы не хотел.

ЧТОБЫ НЕ СОЙТИ С УМА...

— Идеальные сборы — это...

Леоненко: — Десять дней и тренировки в двухразовом режиме. Но это только для техничных и талантливых футболистов, которым нужно просто поработать над «физикой». У нас же есть и такие игроки, которых нужно учить куда бежать и что делать с мячом.

Матвеев: — Двенадцать дней на качест­венных полях. Две тренировки в день будет достаточно. Плюс побольше контрольных игр.

Леонов: — Главное — хорошие поля, благо­приятная погода и приличные спарринг-партнеры.

Пестряков: — Две недели — это нормаль­но.

Ребров: — Когда тренеры и футболисты понимают друг друга. На мой взгляд, более двух недель сборы длиться не должны. Тре­нироваться более двух раз в день, на мой взгляд, это тоже перебор.

Шищенко: — Десять-одиннадцать дней с двумя-тремя тренировками. Помню, при Муслине одни сборы у нас длились целый месяц! Тогда мы чуть с ума не сошли.

Михайленко: — Три двенадцатидневных сбора с перерывами. Еще желательно, ме­нять страны или хотя бы гостиницы.

Яксманицкий: — Десять дней в двухразо­вом режиме. И еще я бы не стал проводить теорию в день по два-три раза, как это было при Семене Альтмане.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените этот материал
Голосов 1
Источник: "СЭ" в Украине", dynamo.kiev.ua
Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев
 

© UA-Футбол 2002-2016.
Все права на материалы, находящиеся на сайте www.ua-football.com, охраняются в соответствии с законодательством Украины.
При любом использовании материалов сайта, гиперссылка на UA-Футбол обязательна.
Пишите нам: info@ua-football.com