Лига Пари-Матч (Украинская Премьер-Лига)
16.03.2012
пятница
10:14
Разговор по пятницам. Мирча Луческу: "Роналдо сгубили пиво и дискотеки"
Рейтинг публикации

Окраина Донецка светится так, что не разглядишь террикон вдали. "Донбасс Арена" - это что-то.

Привечали нас чудеснейшие люди - готовые и показать, и рассказать. Хотите посидеть в тренерском кресле Луческу? Ради бога. Сделать снимок с Кубком УЕФА? Пожалуйста. Запрет один - в хозяйской раздевалке нельзя фотографировать старинную икону. Личный запрет Рината Ахметова.

Да и с самим Ахметовым пообщаться сложно - заявки на интервью лежат в приемной пачками. Ринат Леонидович извиняется. Сейчас не время.

Зато можно погулять по базе "Шахтера", которой края нет.

Встреченный случайно человек оказывается директором.

- Пойдемте к озеру. Видите? - махнул рукой вдаль, к линии горизонта. - Это наш лебедятник. Там, когда холодно, лебеди прячутся. У нас и черные есть, и белые. Как-то улетели на юг - часть не вернулась. Те же, что вернулись, всех гусей в округе перебили. Очень ревнивая птица.

Рассказы директора цветасты:

- А там от царя-батюшки сохранилась колонка - паровозы воду набирали. А здесь, у фонтана, огромная чаша из цельного куска мрамора, единственный мастер на свете взялся за эту работу. Остальные предлагали то из восьми кусков делать, то из четырех. Вон, пруд, Гена Зубов на нем пропадал с удочкой. Даже Хюбшман рыбу ловил. Однажды щуку вытянули - с меня размером.

Мы оглядели директора критически. Не поверили.

- Вытянули-вытянули, - закивал он.

- Уж не Зубов ли?

- Нет, руководитель комплексной научной группы…

А нас ждал Мирча Луческу. Человек, которого знали прежде по фотографиям да рассказам. Говорил, например, Стипе Плетикоса:

- Луческу - самый звонкий тренер в моей жизни. Больше никто так не кричал.

Массимо Моратти, президент "Интера", поведал кому-то: Луческу, дескать, самый человечный из тренеров.

Со стороны эмоциональный 66-летний румын на самого человечного похож не был. Реплика Плетикосы вспоминалась чаще. Но лишь до знакомства с Мистером, как давно зовут Луческу в "Шахтере".

Встретил он на пороге кабинета разве что не объятиями. Был мягок в интонациях и одежде - замшевые ботиночки, вельветовые брюки, пушистый свитер.

Переводил для нас с румынского знаменитый в прошлом футболист Александр Спиридон. Хоть и читает по-русски, и говорит Луческу отлично. Просто стесняется.

- Мистер шутит, - время от времени отвлекался Спиридон. - Это редкость. Сегодня в настроении.

Спиридона же роль переводчика явно тяготила. Уважаемый человек, уж десять раз мог принять сборную Молдавии. Ассистировать Луческу и полезнее, и интереснее. Но - не переводить.

Мы вспомнили Игоря Корнеева, который разок перевел для знакомого корреспондента интервью Гуса Хиддинка, а после сообщил сердитым шепотом:

- Впредь об этом не просите меня никогда.

Комната Мистера полна древних кассет. С этого и начали.

- Что ж дисками не пользуетесь?

- Я консерватор - предпочитаю кассеты. Я во всем консерватор. Уважаю прошлое. И вообще, технику недолюбливаю. Стараюсь полагаться на ум и память. А с кассетами мне полегче. Придя в "Шахтер", стал их собирать - видите, сколько скопилось? Целый музей!

- Все матчи "Шахтера"?

- Да, за последние восемь лет. На DVD они тоже есть, но диски смотрю обычно в самолете.

- Если б сюда забрались воры и вычистили весь музей - о какой кассете пожалели бы?

- Ха! Я бы очень обрадовался!

- Почему?

- Значит, мы работаем не зря, раз кому-то это интересно. Все кассеты у меня пронумерованы - любой матч могу восстановить. Некоторые пересматриваю снова и снова, "Шахтер" выдавал потрясающие спектакли.

- Лучший матч в жизни, который видели?

- Полуфинал чемпионата мира-1970 в Мексике. Италия в дополнительное время обыграла Германию - 4:3. Невероятное зрелище. Сейчас получаю удовольствие от игры "Барселоны". Месси - феномен! Порой забываю, что я тренер, и наблюдаю за этой командой как болельщик.

- Кассеты вы бережете. А футбольные журналы, которые собирали?

- Где-то лежат. Точно не выбрасывал. Я ими так дорожил!

- Почему?

- Знаете, что представляло собой тогдашнее румынское телевидение? Трансляция длилась два часа в день! Понятно, что никакого футбола не показывали. Внешний долг у страны был огромный - и Чаушеску распорядился прекратить импорт прессы. Книги с Запада в Бухарест не попадали. Слава богу, я учился на факультете внешней торговли - мои сокурсники разъехались по свету, работали в посольствах. Присылали журналы. Раз в два месяца до меня доходила пачка - и это был праздник. "Франс Футбол", аргентинский "Эль Графико", английский "Уорлд Соккер", испанская "Марка", итальянский "Гуэрин Спортиво"… Я изучал футбольные новинки. Заодно освоил несколько языков.

- Самое полезное, что вынесли с того факультета?

- Научился ладить с окружающими и узнал законы коммерции, по которым живет весь мир. Но на втором курсе на меня положило глаз бухарестское "Динамо". Два года отыграл за студенческую команду, во второй лиге стал мастером спорта, затем оказался в "Динамо", сборной…

- К профессии вернуться не пытались?

- Что вы! Однажды попробовал записаться на коммерческие курсы в Бордо - не разрешили. Покинул Румынию в 1990-м. Зато девять лет был капитаном сборной. Сыграл 74 матча. И это в те времена, когда национальные команды проводили по пять игр за сезон. А теперь - 15-20. Так что сегодня у меня за сборную наверняка набежало бы полторы сотни матчей.

- Вы же лучший футболист Румынии 1969 года. Приз полагался?

- Диплом.

- Щедро.

- Еще на память о карьере игрока сохранилась коллекция футболок - на мексиканском чемпионате мира я поменялся даже с Пеле. А вот от фотографий и старых газет в какой-то момент избавился. Не хотелось жить вчерашним днем.

* * *

- Тогда давайте о делах недавних. Всех взволновала ваша авария в Бухаресте. Как же вы так неаккуратно?

- Виноват в первую очередь я. Да, нарушил. Но водитель трамвая спокойно мог избежать аварии. Увидел меня, поворачивающего, за двести метров…

- И врезался?

- Да. По встречной полосе двигались машины. Я их пропускал. Остановился секунд на двадцать - а трамвай продолжал ехать, не думая тормозить. Сигнала тоже не было.

- Странно.

- Понимаете, существуют люди, которым надо что-то доказать. Формально он прав - нельзя останавливаться на трамвайных путях. Решил меня проучить.

- Хотя были вы за рулем какой-то скромной машины.

- Kia Sportage. Это автомобиль жены. В гараже у меня стоит хороший Mercedes. Но был бы на нем - ничего не изменилось бы. Дело не в машине!

- Может, вам шофера нанять?

- У меня водитель и в Донецке, и в Бухаресте. Но за день до аварии он ушел в отпуск. Беда еще в том, что я позабыл дороги в Бухаресте. Все поменялось - знаки, повороты, развязки. Особенно возле университета, куда ехал.

- Главный урок из этой истории?

- Надеяться нужно на себя. Больше ни на кого. В бывших соцстранах сплошная зависть. Кто-то быстро разбогател, а кто-то совсем обнищал и всех вокруг ненавидит. Приходится приспосабливаться. Друзей у меня много. Но есть и враги.

- Кто?

- Например, среди румынских журналистов их немало. Наверное, они хотели стать писателями - а не вышло. Столько злости! Так были рады моей аварии!

- Когда-то у вас были серьезные проблемы с сердцем…

- Смотрите. У меня на столе клубный журнал "Шахтера". Сделали анализ моего здоровья - оказывается, я должен прожить около ста лет.

- Прекрасная новость.

- Надеюсь, я как кошка.

- Вы про семь жизней?

- Семь или девять. В 1991-м в Италии накрыла ишемическая болезнь. Такой чемпионат - постоянный пресс. Потом все прошло. Это была моя первая жизнь. Дальше началась вторая - до инфаркта. Третья - теперь…

- Вы заряжаете оптимизмом.

- Если б не был оптимистом - сейчас перед вами не сидел бы. Все врачи думали, лечиться буду гораздо дольше. А я спустя четыре недели вышел на тренировку! Хотя девять сломанных ребер с одной стороны и три с другой - испытание. Тем более в моем возрасте. Но характер и амбиции ведут меня всю жизнь.

- После инфаркта вы вообще наутро давали футбольные указания.

- Все произошло на сборе в Швейцарии. Мы забрались высоко в горы, поселок Интерлакен. В тот день было две тренировки - вечером почувствовал дискомфорт. Через час полегчало. Я и не представлял, что это инфаркт, - подумал, отравился. На следующий день опять две тренировки - и к вечеру все повторилось. Утром команда поехала в Женеву на контрольный матч с "Бенфикой". А я заглянул в клинику…

- И?

- Доктор, кстати, был из России. Зачем-то посадил меня на велоэргометр. Следом в лабораторию, проверил кровь - и воскликнул: "Да вы на грани инфаркта! Никуда из клиники не выпустим".

- А вы?

- Нет, отвечаю, сегодня важнейший матч, лечиться будем потом. Оставил расписку, что ухожу сам, никакой ответственности за меня врач не несет. Отыграли, вернулись в Донецк - и уж там из клиники меня не отпустили. Президент "Шахтера" пригласил лучших специалистов из Киева, тем же вечером состоялась операция. Выяснилось, сердце в порядке, но проблема с каким-то сосудом. С тех пор прохожу обследования - пока все нормально.

* * *

- Герман Ткаченко обронил: "Интереснее всего о футболе мне говорить с Авраамом Грантом". А вам - с кем?

- Получаю колоссальное удовольствие от дискуссий с Ринатом Ахметовым. Мы не беседуем о тактике - но обсуждаем каждого футболиста. Ну и конечно, очень нравится общаться с моими игроками. В этой части Европы мы все-таки чуть изолированы, и это отражается на прессе…

- Каким образом?

- Западные журналисты уделяют больше внимания тактическим нюансам. Здесь высказываются абстрактнее.

- Несколько лет назад "Шахтер" проиграл в 1/8 финала Кубка УЕФА "Севилье", пропустив гол за 18 секунд до конца основного времени от вратаря Палопа. Вы сказали: "Никогда не прощу себе этот матч". Но что вы-то могли сделать иначе?

- Обычно я предвижу ситуацию. Чутье! Начал тренировать в 32, и с того дня у меня нет ни единого года простоя. Вряд ли в Европе найдете еще одного такого - паузы были у всех. Опыт гигантский. Я за минуту-другую до гола чувствую - ага, сейчас пропустим. Или, наоборот, забьем. Чувствую, когда команда не сконцентрирована и ее необходимо встряхнуть. Не всегда нахожу оптимальные варианты, но понимаю, когда пора действовать. А "Севилья" - это какое-то наваждение. В нашей штрафной было полно игроков - и никто не заметил прибежавшего Палопа. Элементарная потеря концентрации! И невезение! Плюс судья…

- Что судья?

- Для итальянца Папаресты это был последний матч. Затем приключилась громкая история с его дисквалификацией. Нашу игру он продлил на пять минут - загадка, где набрал столько остановок. Пока одиннадцать футболистов "Севильи", включая Палопа, боролись в штрафной "Шахтера", наши бразильцы Элану и Жадсон додумались встать в центре поля - якобы "на подборе". Мы всей скамейкой кричали Элану: "Возьми Палопа!" - но впустую.

- Чаще ваши легионеры радуют. Вот Юрий Семин недавно поражался: "И как "Шахтер" этих бразильцев находит?!" Откройте Юрию Палычу глаза - как?

- Бразильца надо окружить теплом. В Донецке это тепло идет и от президента, и от клуба. Мы берем молодых игроков, как и все, - но кому-то не хватает терпения с ними работать. За первые два матча бразилец мало что показывает, и на нем где-то ставят крест. Но не у нас. Вот купили в "Сантосе" 20-летнего Алана Патрика. Пока он отыграл матч на Кубок. В чемпионате - ни минуты. Но через год-полтора, уверен, будет основным игроком "Шахтера". Мы терпим! Посмотрите на нашу атаку - что вы видите?

- Что?

- Луизу Адриану - 24 года, Алекс Тейшейра, Виллиан, Дуглас Коста, Дентинью еще моложе. Каждому - море внимания. Воспитываем, настраиваем. Тренировочный процесс бразильцам нужен специфический.

- Это как?

- Чтоб упражнения были направлены на контроль мяча. Через них и функциональная база закладывается. Бразильцы - игровики, они не выносят тупой беготни по кругу.

- Существуют тесты для них перед подписанием контракта?

- Даже если б и были, а молодой бразилец их не прошел - есть я, который все это опровергнет. Большая сложность у меня была разве что с Элану. Ему казалось, будто он феноменальный человек по сравнению с остальными бразильцами. Это тянуло за собой ворох проблем. Я следил за его дальнейшей судьбой - тяжело пришлось и в "Манчестер Сити", и в "Галатасарае", и в сборной. Самое печальное, что своим поведением Элану повлиял на Матузалема. Убедил того совершить ошибку - уехать из Донецка.

- А Леонарду, чемпион мира среди игроков до 17 лет?

- Да, в "Шахтере" он не заиграл. Не сумел приспособиться к европейскому футболу. Ходил по арендам, но нигде себя не проявил. Долго осваивался и Луиз Адриану, я такого не ожидал. Наверное, это из-за воспитания.

- В смысле?

- Мальчишка из очень простой семьи. Некоторые вещи не понимал. Сейчас все иначе. И почему его не зовут в сборную? Он явно сильнее Леандру Дамиана! Не со всеми бразильцами у нас получилось, но с большинством - точно не ошиблись.

- В "Интере" ваши пути пересеклись с Роналдо, которого попрекнули тем, что слишком увлекался пивом.

- Роналдо любил не только пиво, а жизнь во всех ее проявлениях. Я часто разговаривал с ним на эту тему. В ответ слышал: "Мистер, мне 23 года. Хочу жить в свое удовольствие". Он до четырех утра засиживался на дискотеках, устраивал вечеринки. Это одна из причин, почему я покинул "Интер". Хотя отношения с Роналдо были нормальные. А потом случился четвертьфинал Лиги чемпионов с "Манчестер Юнайтед". На выезде уступили 0:2. Дома при счете 0:0 минуте на 60-й я заменил Роналдо. Он до этого не тренировался интенсивно и на поле стоял. Вместо бразильца выпустил Вентолу, который забил практически сразу. Но в итоге сыграли вничью, и дальше прошел "Манчестер". Через день прихожу на тренировку - Роналдо нет. Говорят, улетел в Бразилию. "Кто отпустил?" - спрашиваю. "Моратти".

- Это стало последней каплей?

- Да. Подал в отставку, потому что работать в таких условиях невыносимо. К тому же в "Интере" вспыхнул конфликт. В одном лагере бразильцы Роналдо, Жилберту, Зе Элиас и португалец Паулу Соуза, в другом - аргентинцы Симеоне, Дзанетти и чилиец Саморано. Враждовали не столько игроки, сколько их агенты, которые заварили всю кашу. Виновато и руководство, раз позволило довести ситуацию до такого состояния. Вот почему "Интер" не добивался тогда результата.

- А Валерий Лобановский сказал, что по чисто футбольным качествам Роналдо не играл бы у него даже в "Динамо-2".

- Странно. Роналдо - футболист экстра-класса! Техника, скорость, голевое чутье - здесь ему нет равных. Беда, что рано уехал из дома - уже в 17 лет заключил контракт с ПСВ. Рос один, был предоставлен сам себе, никто ему не помогал. Жаль, что рядом не оказалось человека, который его направлял бы - в отличие от Месси или Криштиану Роналду. Вот они подобных ошибок избежали. А из Роналдо клубные руководители, пресса, болельщики лепили идола - и оторвали от реальности. Никакой критики в его адрес не допускалось. Считалось, все, что он делает, - правильно. А делал Роналдо лишь то, что ему нравилось. На поле в том числе.

- Какой эгоист...

- Если говорить об игре, то там особого уважения к партнерам у Роналдо действительно не было. Да и к тренерам тоже. Они регулярно конфликтовали с бразильцем из-за его образа жизни. Я же воевать с Роналдо не хотел. Решил, что лучше уйти из "Интера".

- Роналдо мог добиться большего?

- Еще бы! Поймите, он никому не делал плохого. Только себе. Отсутствие полноценных нагрузок и лишний вес привели к тому, что не выдержали определенные группы мышц, суставы. Хотя связки у него были тонкие, пластичные - как у лани. Но пиво и дискотеки разрушили организм. При этом я очень уважаю Роналдо. Он интеллигентный, неглупый человек. В чем лишний раз убеждаешься, читая его интервью. Неудивительно, что именно Роналдо возглавил оргкомитет по подготовке Бразилии к чемпионату мира-2014. Такую должность за одни футбольные заслуги не предложили бы.

- В "Интере" вы намучились и с защитником сборной Нигерии Тарибо Уэстом, который в матче с "Лацио" отказался выходить на замену. Как же ему это сошло с рук?!

- А что оставалось? Есть президенты, которые обожают плеймейкеров. Десятый номер для них - всё! И в "Интере" умудрились собрать Баджо, Джоркаеффа, Зе Элиаса, Пирло, Рекобу. Пять игроков на одну позицию! В обороне же людей было наперечет. В центре я мог рассчитывать на Колоннезе, Галанте, 35-летнего Бергоми, который заканчивал карьеру, и Уэста. Выбора не было - вот и пришлось его ставить. Хотя за то, что он натворил, боссы "Интера" должны были Уэста первым же самолетом отправить обратно в Африку.

- Большой чудак этот Тарибо?

- Ох… Как-то он притащил Библию, положил передо мной и ткнул в нее пальцем: "Здесь написано, что я звезда Африки, поэтому всегда обязан играть в основном составе". В следующий раз привел психолога, с помощью которого пытался что-то мне растолковать. Зато едва я принял "Галатасарай", Уэст звонил постоянно.

- Зачем?

- Твердил, что я великий тренер. Умолял взять в команду.

- Это самое ужасное прегрешение, которое вы простили футболисту?

- Я игрокам говорю: "Звездами вы должны быть на поле, а не за его пределами. Вам я доверяю, не устраиваю проверок. Но ваша свобода закончится, если начнет негативно влиять на остальных". Штрафы я не выписываю. Просто сажаю на скамейку. Мне кажется, для футболиста нет ничего хуже. Теряя место в составе, он сам себя наказывает. Вообще проблемные игроки делятся обычно на две категории.

- Какие?

- Ветераны и одаренная молодежь. Первые давно сформировались как личности, оттого новые требования принимают со скрипом. Вторые порой ставят собственные интересы выше игровой дисциплины, полагая, что из-за таланта им все позволено. Когда футболисты узнают мою философию, трудностей не возникает. А вот поначалу случается всякое.

- Примером проиллюстрируете?

- После поражения в Петербурге Дуглас Коста вел себя как ни в чем не бывало. Шутил, смеялся. Для меня в такие минуты это неприемлемо. Провел с парнем жесткую беседу, и он все понял. Еще раньше был эпизод с Брандау. Выпустил его и Вукича в матче с "Металлистом" при счете 4:0, мы пропустили два гола. Все равно победили, но я разозлился. К игрокам были претензии. В раздевалке Брандау стал спорить со мной довольно агрессивно…

- И что?

- Наутро очутился в "Шахтере-2". Потренировался там пару недель и явился с повинной: "Мистер, такого больше не повторится. Возьмите меня, пожалуйста, назад". И вплоть до отъезда Брандау в "Марсель" я не знал с ним хлопот.

- А с легендарным Георге Хаджи, которого в 17 лет вы пригласили в сборную Румынии?

- Да, а в 18 назначил капитаном. Хаджи - исключительный профессионал, влюбленный в футбол до безумия. Правда, в какой-то момент он мало внимания уделял физической подготовке. Из-за этого, думаю, в "Реале" не прижился. Оттуда перешел ко мне в "Брешиа". Так иногда в разгар тренировки уходил с поля - не выдерживал нагрузок. Год потребовался Хаджи на адаптацию. За это время восстановил кондиции, на чемпионате мира-1994 был одним из лучших, и его купила "Барселона".

* * *

- В 1987-м вы тренировали бухарестское "Динамо". Нападающий вашей команды Родион Кэмэтару отгрузил за сезон 44 гола и стал обладателем "Золотой бутсы". Серебряную собирались вручить австрийцу Тони Польстеру, который на церемонии награждения от нее отказался, публично заподозрив главного конкурента в подлоге. Как отнеслись к тому, что впоследствии из-за этого Кэмэтару лишили приза?

- С чего вы взяли, что лишили?

- Во всех справочниках написано. И факт сговора вроде как установлен.

- Чепуха! Никто "Золотую бутсу" у Кэмэтару не забирал, она до сих пор у него. Что касается слухов о договорных матчах - это бред. Польстер возмущался, что Родион его обогнал, но сам-то австриец в последних турах тоже штамповал по два-три гола. А Кэмэтару награду заслужил. За первый круг у него было 19 мячей. Во втором мы потеряли несколько важных очков и поняли, что "Стяуа" уже не догнать. Этот клуб, которому покровительствовала семья Чаушеску, вечно тащили наверх. Чемпионство нам не светило, но серебро при любом раскладе не потеряли бы. И появилась цель - помочь Кэмэтару стать лучшим бомбардиром Европы. Мы могли себе это позволить. Отныне все играли на Родиона. Но никто не скажет, что соперники ложились под него. У Кэмэтару в каждом матче было еще по семь нереализованных моментов. В 1989-м он перебрался в Бельгию, а "Золотую бутсу" выиграл другой форвард "Динамо" - Дорин Матеуц. 43 гола - и ни одного с пенальти!

- Он принципиально их игнорировал?

- Я запрещал! Девять раз Матеуц пытался пробить пенальти, но я был непреклонен. Твердил: "Хочешь доказать, что настоящий бомбардир, - забивай с игры". К слову, как футболист, причастен я к успеху и Дуду Джорджеску. Он обладатель "Золотой бутсы" 1975-го и 1977-го. У нас была наигранная связка, 80 процентов голов Дуду забил с моих передач! А когда тренером стал, мои команды всегда отличались высокой результативностью. Люблю атакующий футбол. Первый клуб - скромный "Корвинул" из Хунедоары. Однажды за сезон мы наколотили 90 мячей. Бухарестское "Динамо" забивало по 60 голов, а при мне по этой части резко прибавило. Как-то за чемпионат их набралось у нас под 120!

- Ничего себе.

- Наверное, это лучшая команда, которую я тренировал. Десять человек входили в сборную Румынии. Ребята играли в свое удовольствие, соперников нередко выносили с разницей в пять-семь мячей. Помню, победили "Сибиу" 8:2, так на меня жутко обиделся младший сын Чаушеску - Нику. В этом районе он занимал пост первого секретаря ЦК румынской компартии. На второй день я полетел к нему из Бухареста!

- Зачем?

- Извиняться за разгром. Он час продержал меня в кабинете. Я объяснял, что мы не хотели его унижать, просто моя команда сильнее… Такие были времена. При Чаушеску "Динамо" смогло выиграть лишь два Кубка. А в 1990-м, когда его свергли, сделали золотой дубль!

- "Стяуа" опекал старший сын Чаушеску - Валентин?

- Да. Вы наверняка слышали, что творилось в чемпионате Румынии в те годы. Как в скандальном финале Кубка-1988 "Динамо" вручили трофей, а на следующий день отобрали и специальным решением ЦК передали "Стяуа". Был еще случай, когда в гостях обыгрывали "Стяуа" 1:0, хотя у нас двоих удалили с поля. Протестуя против предвзятого судейства, защитник "Динамо" Иоан Андоне показал Валентину Чаушеску нехороший жест.

- Знаем-знаем. Подбежал к правительственной трибуне и спустил трусы.

- Увидев это, я рванул на поле и дал Андоне пощечину. Это спасло, а то ведь могли вкатить пожизненную дисквалификацию. Не только ему, но и мне. Причем догадываюсь, с какой формулировкой.

- Интересно.

- "За отсутствие воспитательных мер по отношению к своим футболистам". Через день я отправился в Удине, где в честь Зико устроили прощальный матч. Сборная Бразилии встречалась со сборной мира, которой я руководил вместе с Нильсом Лидхольмом и Артуром Жорже. Но в Румынии об этом не написали ни строчки!

- Говорят, вы большой поклонник русской классики?

- Да, люблю Толстого. В молодости зачитывался "Войной и миром". Нравится, конечно, Достоевский. А сейчас читаю Андрея Макина. Русский прозаик, который давно живет в Париже, лауреат Гонкуровской премии. Весьма познавательно, рекомендую.

* * *

Луческу хотелось расспросить еще о многом. Но время вышло. Через пятнадцать минут начиналось теоретическое занятие. А оно для Мистера - важнее, чем Библия для Уэста.

Переводчик той же секундой исчез. А Луческу остановил нас уже в дверях и подвел к шкафу. Извлек стопку книг на румынском.

- Смотрите, сколько обо мне написано.

- Презент? - обрадовались мы.

- Ноу-ноу, - смутился Мистер и потянул книжки на себя.

Он долго вглядывался в обложки. Наконец на две указал пальцем.

- Эту книгу написал лучший спортивный репортер Румынии и Бессарабии. А эту - массажист сборной, который трудился со мной.

- Какая из этой стопки вам особенно дорога?

- Первая. Называется "Мираж газона". Я писал ее сам, работая в "Корвинуле". Сначала совмещал там карьеру игрока и тренера плюс был спортивным директором, администратором, даже сочинил для клуба гимн! Сам удивляюсь, как все успевал. Я, кстати, был в Хунедоаре, когда в 1977-м в Бухаресте произошло страшное землетрясение. Наш дом разрушило, а жена и сын уцелели чудом. Находились в этот момент в кино.

Луческу на мгновение умолк. Задумался. Потом вытащил другую книгу.

- Вот эта последняя - "Моя шахтерская история". Вышла в конце прошлого года. Для меня тоже много значит - она о самом успешном этапе моей тренерской карьеры.

- А кто для вас нынче в мире тренер номер один?

- Если судить исключительно по результату - то Моуринью. Но я бы хотел посмотреть на него в какой-нибудь маленькой команде. Любопытно, там получилось бы? Допустим, Трапаттони с "Ювентусом" выиграл все турниры. Позже тренировал "Фиорентину", "Кальяри" - и ничего. Моуринью меняет клубы через два-три года. А мне интереснее следить за тренерами, которые подолгу возглавляют одну команду. Я о Фергюсоне, Венгере. Таким же был Лобановский. Тут как в семье - не каждому повезет прожить с одной женой всю жизнь.

- Вам в июле стукнет 67. Сколько еще собираетесь тренировать?

- Пока буду чувствовать, что полезен, тренировки и анализ матчей мне в радость. Пока будет хватать терпения давать такие интервью, как сегодня. Я влюблен в свою профессию и, пока это чувство не исчезнет, готов вкалывать. Иногда в шутку говорю: "Если актеры мечтают умереть на сцене, то я - на тренерской скамейке". Пожалуй, это действительно было бы красиво. Как считаете?

…Мы бродили по "Донбасс Арене", заглядывая и в музей, и в клубный офис. Поражались размаху - что стадиона, что нашего героя. После победного Кубка УЕФА Луческу не только заказал за свой счет копию трофея в человеческий рост, установив в городском парке, - еще подарил игрокам и сотрудникам клуба элегантные часы. Коробочки раздавал лично. Многие-многие в Донецке приподнимали рукав - и показывали с гордостью.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените этот материал
Голосов 1
Источник: Юрий Голышак, Александр Кружков, "Спорт Экспресс"
Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев
 

© UA-Футбол 2002-2016.
Все права на материалы, находящиеся на сайте www.ua-football.com, охраняются в соответствии с законодательством Украины.
При любом использовании материалов сайта, гиперссылка на UA-Футбол обязательна.
Пишите нам: info@ua-football.com