Лига Пари-Матч (Украинская Премьер-Лига)
16.03.2012
пятница
10:29
Был ли расизм?
Рейтинг публикации

Корреспондент «СЭ» попытался разобраться в ситуации, возникшей после матча «Днепр» - «Ворскла», во время которого полузащитник хозяев Дерек Боатенг обвинил Романа Безуса в расистском высказывании.

Борьба с разного рода неравноправием, которая в полную силу развернулась на Западе, у нас пока что находится в зародыше. И в некотором роде это даже хорошо. Здесь и далее я стану высказывать личное мнение, с которым кто-то из читателей, возможно, не согласен категорически. Скажем, у нас пока еще крутят пальцем у виска, когда слышат, что кто-то хочет заменить слова «мама» и «папа» на «родитель», поскольку в противном случае якобы ущемляются права пар нетрадиционной ориентации, усыновивших или удочеривших ребенка.

Некоторые дела, которые рассматриваются в западных судах, не вызывают ничего, кроме скептической улыбки. Но, согласитесь, есть моменты, которые действительно несут в себе здравый смысл. Скажем, в нашей стране борьба с расизмом, по большому счету, подразумевает просто два слова - «борьба» и «расизм». Все знают, что они значат по отдельности, но вместе они фактически не производят эффекта. Возможно, это потому, что у нас темнокожих людей (а в абсолютном большинстве случаев расизм проявляется именно к ним) несравнимо меньше, чем в большинстве западных стран, и, соответственно, борьба за их права не требует особой активности. Например, многие до сих пор не считают, что оскорбляют человека темного цвета кожи, называя его не «афроамериканец», а «черный».

Сказывается отсутствие просветительской работы в массах, и потому слово «негр», которое во всем мире воспринимается как унижающее человеческое достоинство, до недавнего времени не считалось у нас оскорблением, а, образно говоря, являлось определением выходца из Африки. Хотя, сужу по себе, если кто-то из людей другого цвета кожи назовет меня «белым», я не кинусь в суд, обвиняя его в расизме. Потому что цвет кожи у меня такой. А если я не считаю это расизмом по отношению к себе, то и обратном случае - естественно, тоже. Еще раз замечу: так нас воспитывали до последнего времени, и сразу все изменить непросто.

Впрочем, согласен, надо!

Вообще, провести грань между тем, что в данном случае является оскорблением, а что нет, непросто. Однако существуют слова и фразы, относительно которых сомнений не возникает, и, к сожалению, в азарте жесткой игры не только в нашем футболе они звучат повсеместно. И услышать их можно и на наших трибунах. Впрочем, как и запрещенные в нормальном обществе матерные слова.

Слава Богу, бананы бросать, как это произошло в России с Роберто Карлосом, остается ноу-хау наших соседей. Не помню у нас и ситуации, когда один футболист прежде обвинял бы другого в расизме. Но в матче «Днепра» и «Ворсклы» между Дереком Боатенгом и Романом Безусом пробежала черная кошка. Один футболист пожаловался на другого, объясняя свои действия ответом на оскорбление. Другой это на словах категорически отрицает.

Генеральный директор днепропетровского клуба Андрей Стеценко в беседе автором этих строк подчеркнул, что оправдывает действия Боатенга, который в объяснительной записке рассказал о причинах своего поведения. Там, мол, сказано, что Безус допустил расистские высказывания в адрес футболиста «Днепра». Записку клуб направил для разбирательства в премьер-лигу - пусть там решают, кого и как наказывать. «Пускай проводят расследование, - сказал Стеценко. - Мы просто хотим восстановить справедливость».

В премьер-лиге о подобном письме к вечеру четверга не слышали и в глаза не видели, поэтому, в свою очередь, сами обратились в «Днепр» с просьбой предоставить объяснения футболиста. Поскольку дисциплинарному комитету необходимо узнать версии Боатенга и Безуса, после чего уже можно будет начинать расследование.

Можно было бы, конечно, провести параллель с нашумевшим скандалом в английской премьер-лиге, когда за оскорбление Патриса Эвра на восемь матчей дисквалифицировали Луиса Суареса. Но там были свидетели перепалки игроков. У нас же Боатенг и Безус говорят абсолютно противоположные вещи, а на видео в интернете ничего нельзя ни увидеть, ни услышать. Надежда на то, что ситуацию прояснит резервный арбитр Ярослав Козик, который находился в непосредственной близости от эпизода, тоже не оправдалась.

Английский коллега подробно рассказал, как проходило разбирательство дела Суарес - Эвра. В Англии этим занималась футбольная ассоциация, поскольку именно она отвечает за соблюдения футболистами игровой дисциплины. Так вот, ФА помимо Суареса и Эвра допросила: со стороны «Ливерпуля» - форварда Дирка Кайта, главного тренера Кенни Далглиша, спортивного директора Дамьена Комоли, администратора Рэя Хофана; со стороны «МЮ» - Алекса Фергюсона, Райяна Гиггза, Антонио Валенсию, Хавьера Эрнандеза и Нани. Также пояснения дали арбитр матча Андре Маринер и резервный рефери Фил Дауд. Итого - 13 человек!

Во избежание недоразумений каждый из допрашиваемых говорил на родном языке, который, в случае надобности, впоследствии переводили профессиональные переводчики. А окончательное решение принимала не ФА, а три независимых эксперта - опытный юрист, бывший тренер и представитель одной из региональных ассоциаций. Сразу скажу: в деле Суареса ни у кого не было сомнения в оскорблении одного футболиста другим.

УЕФА уже давно поддерживает программу борьбы под слоганом «Скажем нет расизму». Но воплощая ее не на словах, а на деле, надо присмотреться к каждой отдельно взятой ситуации. Чтобы в борьбе с расизмом не создать прецедент иного рода, когда каждый проступок будут пытаться оправдать своим ответом на оскорбление.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените этот материал
Голосов 1
Источник: Андрей Варчак, Спорт-Экспресс в Украине
Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев
 

© UA-Футбол 2002-2016.
Все права на материалы, находящиеся на сайте www.ua-football.com, охраняются в соответствии с законодательством Украины.
При любом использовании материалов сайта, гиперссылка на UA-Футбол обязательна.
Пишите нам: info@ua-football.com