Лига Пари-Матч (Украинская Премьер-Лига)
11.02.2014
вторник
09:17
Шовковский: Жизнь научила не рассказывать о своих желаниях и целях
Рейтинг публикации

На тренировочном сборе в Испании капитан "Динамо" рассказал о жертвах во имя футбола, азарте, человеческой зависти и пользе журналистского диплома.

- Многим молодым игрокам непросто даются долгие сборы вроде нынешних. С позиции футболиста, в карьере которого таких межсезоний наберется полсотни, чем рекомендуете заполнять время между тренировками, чтобы однажды не полезть на стену от скуки?

- У каждого возраста свои предпочтения. А значит, один и тот же человек в зрелые годы и в юности может занимать свободное время совершенно разными вещами. У разных людей интересы тем более непохожи, так что универсального рецепта, позволяющего сохранять психологическую устойчивость, нет и, наверное, быть не может.

- Помните, чем занимались на своем самом первом сборе с "Динамо" помимо футбола?

- Это было совсем другое время. Тогда сборы продолжались дней двадцать, и нынешние двухнедельные в сравнении с ними - не то чтобы пустяк, но пролетают заметно быстрее. Есть интернет, у каждого футболиста - компьютер или планшет, при помощи которого в любой момент можно связаться с домом или посмотреть кино. В начале девяностых нам даже мечтать об этом не приходилось, поэтому лично для меня лучшим занятием было - да и сейчас остается - чтение.

- Фильмы смотрите?

- Под настроение. На сборах предпочитаю что-нибудь спокойное, не нагружающее, над сюжетом которого не надо особо задумываться. Лучше всего - веселую, романтическую историю. Последнее, что смотрел, - "Метод Хитча". Рекомендую.

- Главным книгочеем в "Динамо" еще недавно считался Тарас Михалик, не особенно любивший новомодные гаджеты и предпочитавший живые, бумажные книги. Какой формат ближе вам?

- Трудно дать однозначный ответ. В планшете у меня есть несколько интересных книг, я много читаю в интернете, но, признаться, приятнее все-таки держать в руках настоящую книгу. Это совершенно иное ощущение.

- Когда-то вы называли настольной книгой "Мастера и Маргариту"…

- …но с тех пор многое изменилось. У меня нет сегодня настольных книг - есть мною прочитанные, которые понравились или не оставили заметного следа. А "Мастера" я раза два или три пытался начать читать еще в школьные годы, но никак не мог. Потом три или четыре раза перечел - и отложил в сторону. В мире слишком много интересного, чтобы на чем-то зацикливаться.

- Что читаете сейчас?

- Мне недавно подарили трехтомник, который называется "Опыты". (Сборник философских эссе, наблюдений, исторических примеров и цитат, в которых французский писатель и философ эпохи возрождения Мишель де Монтень размышляет об управлении государством и военном деле, глубинных мотивах человеческих поступков, страстях и привычках, пороках и добродетелях, свободе совести и мужестве человека перед лицом жизненных испытаний)

- О том, что профессиональным отношением к делу вы отличались еще в детские годы, и сами, без родителей, ездили на тренировки через весь город, ходят легенды…

- Ну почему же легенды - чистая правда. Лет с десяти или одиннадцати все именно так и происходило.

- Но верно ли говорят, что однажды, будучи практически отличником, вы ради футбола решили остаться на второй год?

- Оценки у меня всегда были хорошими, так что с этой точки зрения стать второгодником мне не грозило. Но на базе команды, в которой я в то время играл, создавался футбольный спецкласс. Словами не передать, как мне хотелось туда попасть.

- Родители были против?

- Хорошо помню тогдашний разговор с отцом. Он спрашивал: "Ты действительно этого хочешь?" Ни на секунду не сомневаясь, я отвечал: "Больше всего на свете!", не отдавая себе, естественно, отчета в том, чем это мне грозит. После школы у меня практически не было возможности поступить в институт, потому что подходил призывной возраст. При том, что в первый класс я пошел в неполные семь лет.

Но то ли я был настолько убедителен, то ли тренер поговорил с родителями - в конечном итоге я перешел из четвертого класса… снова в четвертый. Только в другую школу, где учителя какое-то время даже не догадывались, что мальчик целый год получает знания повторно.

- Зато, наверное, в табеле у вас были круглые пятерки?

- Вы не поверите - оценки получал ниже, чем годом ранее.

- Забросили учебу?

- Нет. Но подумал, что все уже знаю, и стал меньше заниматься.

- Эта история - самая большая жертва, принесенная вами во имя футбола?

- (После паузы). А я не считал это жертвой. Однако, если задуматься, разного рода жертвы мы приносим всю жизнь. В 1986-м, например, я не посмотрел по телевизору финал Кубка кубков, в котором "Динамо" обыграло в Лионе "Атлетико" со счетом 3:0.

- Почему?

- Родители не разрешили. Матч транслировался поздно, а у меня наутро была своя игра. И таких нюансов, если подумать, наберется немало. Скажем, я раньше друзей возвращался с улицы домой. Надо было рано вставать: им предстояла одна тренировка в день, а мне две. Так сложилось. Но я тем не менее ни о чем не жалею.

- Вспоминая в одном из давних интервью о самых волнительных эпизодах детских лет, вы рассказали о приобретенных в 13 лет первых настоящих вратарских перчатках. Мол, чуть ли не спали в них, пока не сносили до состояния абсолютной ветхости. Какие еще сцены из того времени всплывают в памяти первым делом?

- Вот вам история. Мне было лет восемь, когда на базе детской команды "Чайка" тренер решил устроить нам праздник и организовал посвящение в юные футболисты. Детали с тех пор немного стерлись в памяти, хотя у отца хранится фотография. Так вот, в гости к пацанам приехали Леонид Буряк и Алексей Михайличенко. Нам вручали символические медальки, но, по стечению обстоятельств, только на той, что досталась мне, были фигурки футболистов. Символичным мне это кажется потому, что из той команды только я выбрал этот вид спорта своей профессией.

- Вы производите впечатление человека, бесконечно преданного футболу. А был ли хоть раз момент, когда казалось: возможно, следовало выбрать другой путь?

- Не помню. Может, под влиянием эмоций и появлялись такие мысли, но когда им на смену приходил трезвый анализ ситуации… Словом, всерьез никогда о таких вещах никогда не задумывался.

- А случалось ли пресыщение футболом?

- Да, после чемпионата мира в 2006-м. Это не было желанием повесить перчатки на гвоздь - просто накатила усталость. Большая усталость от проделанной огромной работы.

- И как выходили из этой ситуации?

- Заболел. Очень сильно. Видимо, именно таким образом организм выходил из стресса. Летом в одном закрытом месте, куда меня пригласили друзья, спасибо им за это, вдруг слег с температурой. Отпуск продолжался семь дней, и практически все это время я провалялся в постели.

- А когда пришло время вернуться к тренировкам - как ни в чем не бывало, встали и пошли?

- Не совсем так, но очень близко к истине.

- Вы к тому моменту уже почувствовали себя легче - или сработала сила воли?

- Скажем так, пришлось взять себя в руки.

- Ощутив пресыщение футболом, как с этим чувством боролись? Обращались к психологу?

- Тогда - нет, но перед чемпионатом мира, когда восстанавливался после тяжелого перелома, решил обратиться к специалисту.

- Вам не давала покоя мысль, что можете не поехать на мировое первенство, о котором так долго мечтали?

- Что шанс сыграть в Германии остается, я понял сразу - когда еще в Эмиратах, вскоре после рокового контрольного матча с "Москвой", мне показали снимок поврежденной ключицы.

- Тот самый, который недавно выложили на своей странице в социальной сети?

- Нет, то был снимок уже после операции. А сделанный по горячим следам, после столкновения с Романом Адамовым, показал: осколков нет. Тогда и решил: раз есть шанс, постараюсь максимально им воспользоваться.

- Зачем понадобился психолог?

- Чтобы избавиться от чувства обиды на сломавшего меня игрока и на обстоятельства. Плюс важно было научиться контролировать свои силы, эмоции. В конечном итоге мне это помогло на чемпионате мира в серии послематчевых пенальти со Швейцарией.

- Та ситуация вас принципиально изменила?

- Я понял, что мы не до конца ощущаем границы человеческих возможностей. Однако расплата приходит рано или поздно. Ко мне, например, она пришла в виде болезни после возвращения из Германии.

- Знаю, вы увлекаетесь фотографией…

- Настоящим увлечением я бы это не назвал, но мне нравится делать хорошие снимки.

- Какой из своих кадров считаете самым удачным?

- Присутствуя при родах дочки, я, наверное, тысячу раз нажимал на затвор фотоаппарата. Но из того, что в итоге получилось, и выбрать толком оказалось нечего.

- С резкостью не сложилось?

- (Улыбается). Не сложилось. Я был под таким воздействием эмоций и чувств, что из всей серии удачным оказался лишь один кадр.

- Знаменитый вратарь московского "Динамо" первой половины ХХ века Алексей Хомич, закончив карьеру и даже поработав тренером, стал фотокорреспондентом еженедельника "Футбол"…

- На что это вы намекаете?

- Просто хотел сказать, что видел всего один опубликованный кадр, сделанный вами во время матча. Вас этот процесс не увлек - или остальные фотографии просто хранятся в личном архиве и ждут своего часа?

- На самом деле, я могу либо смотреть футбол, либо искать хорошие кадры. А тот снимок был не более чем случаем.

- Был удивлен, прочитав недавно ваше признание: учиться у коллег по амплуа продолжаете до сих пор. Что и у кого, если не секрет, позаимствовали в последнее время?

- Только не ожидайте от меня конкретных имен. За каждым матчем я наблюдаю с позиции динамики игровых ситуаций и действий в них игроков. Поэтому, кстати, со мной крайне неинтересно смотреть футбол - у меня взгляд не болельщика, а профессионала.

- Таким взглядом вы смотрели и матч Украина - Швеция на домашнем чемпионате Европы, рискнув прийти на бурлящий "Олимпийский" с рукой на перевязи?

- Я еще имел неосторожность надеть футболку нашей сборной с первым номером и фамилией "Шовковский" на спине.

- Полагаете, вас бы иначе не узнали?

- (Смеется). Не в этом дело. Именно в тот день я впервые снял с плеча жесткую повязку и надел взамен легкую. И вышло так, что каждый встреченный на трибуне человек, с одной стороны, хотел меня поприветствовать, а с другой - пожелать скорейшего выздоровления. Но под влиянием эмоций болельщики забывали, что я немного не здоров. Им-то казалось, что легкое похлопывание по плечу никому не мешает, но для меня это было большой проблемой. Поэтому пришедшим со мною на стадион старшему сыну и его компании пришлось отражать дружелюбные, но на самом деле очень опасные проявления публики.

- Время, проведенное в казино, вы однажды назвали бессмысленно убитым. Часто ли заглядывали в игорные заведения?

- Только когда приглашали друзья, отмечавшие в соседних с казино заведениях свои дни рождения. В других случаях старался избегать соблазна: я слишком азартен.

- Когда я спросил динамовского тренера вратарей Михаила Михайлова, в чем секрет Шовковского, долго остающегося на стабильно высоком уровне, он первым делом упомянул не азарт, а психологическую устойчивость. И назвал вас уникальным явлением: в нынешнем возрасте вы сохранили юношескую реакцию, скорость и силу прыжка. Не находите, что при этих качествах, особенно в вашем амплуа, можно оставаться в футболе практически вечно?

- (После паузы улыбается). Ничто не вечно под луной. Даже металлу свойственно уставать, и тогда приходит время менять каркас здания.

- Я этот вопрос вот почему задал: весной исполнится двадцать лет вашему дебюту в "Динамо" в чемпионате Украины, а летом - первой игре в Лиге чемпионов. Почти в то же время истекает очередной контракт с клубом, который вы продлили прошлой зимой не на год, как обычно, а на полтора. Это лишь совпадение - или правы те, кто полагает, что точку в карьере вы планируете поставить именно в юбилейный год?

- Пока я ничего не планирую. Совершенно. Хочу доиграть сезон до конца и помочь "Динамо" завоевать золотые медали чемпионата и выиграть Кубок Украины. А дальше… (Задумался). Состоится предметный разговор с главным тренером и президентом клуба. Тогда и примем совместное решение.

- Как одним словом можете охарактеризовать происходившее с "Динамо" в прошлом году?

- Не очень-то хочется возвращаться к этой теме. Происходило то, что происходило: команда играла, и в ее игре присутствовали как позитивные, так и негативные моменты. Были и внешние обстоятельства, которые сильно на нас влияли. Они остаются и сейчас, но не случайно ведь говорят: все, что не убивает, делает нас сильнее.

- Никогда прежде команда не занимала в чемпионате Украины место ниже второго, а по ходу сезона не опускалась на восьмое. Для вас, коренного динамовца, это трагедия или объективная реальность?

- Есть моя точка зрения - и она останется моей…

- Как говорил в таких случаях Валерия Лобановский, "у меня есть свое мнение, но я с ним не согласен".

- (Улыбается). Я вижу множество факторов, но далеко не обо всех могу говорить из этических соображений.

- Хотя после матчей вы порой даете весьма откровенные комментарии…

- Даю. Но потом сожалею об откровенности. С другой стороны, выпавшие на нашу долю испытания должны были закалить команду и сделать ее сильнее. А если не сделали - грош нам цена.

- Многие неудачи "Динамо" принято связывать с невысоким качеством судейства. Телевизионный эксперт Александр Ищенко недавно заявил, что еще год назад один арбитр сказал вам: "Привыкайте, Саша, теперь вас так будут судить всегда". Это реальный случай?

- Вполне.

- И как вы на эти слова отреагировали?

- Эмоционально. Хотел указать судье, так сказать, направление пешей прогулки, но сдержался. Потому что понял: он там уже бывал.

- Но вы действительно почувствовали, что судейство стало не в пользу "Динамо"?

- Трудно было не почувствовать. Есть много факторов, на которые следует обратить внимание. Скажем, немало говорится о необходимости ротации судей: не может один арбитр судить больше четырех или пяти матчей одного клуба в течение сезона. Рефери у нас в премьер-лиге почти три десятка, так что при назначениях, если захотеть, есть шанс вообще не повториться ни разу.

Как объяснить при этом, что в прошлом сезоне на долю всего трех (!) арбитров пришлась практически половина наших матчей? Может, это и случайность, но я в последнее время в стечения обстоятельств верить перестал. Жизнь научила.

- А можно ли привыкнуть к необъективному судейству?

- Никогда! И бороться с ним надо, хоть это и трудно. Но в принципе - следует просто быть на голову сильнее соперника, чтобы никакие внешние факторы не могли повлиять на результат.

- Вы провели в "Динамо" два десятка лет. Можете ли припомнить кризис вроде того, что коснулся команды в 2013-м?

- Первое, что приходит в голову, - осень 2006-го. Мне лично тогда было очень тяжело - слишком многое наложилось. Но сравнивать, когда было сложнее, а когда проще, я не возьмусь: с годами краски стираются, и, бывает, смотришь на вещи по-другому.

- В начале 2000-х, когда у "Динамо" не пошла игра в Лиге чемпионов, команда - говорят, по вашей инициативе - собралась обсудить происходящее без тренеров в сауне. После чего в знак единства коллектива побрилась наголо - и сыграла дома 0:0 с "Манчестер Юнайтед"…

- На самом деле, не я это придумал, не я ребят собирал. Не надо приписывать мне то, к чему не имею прямого отношения. (Улыбается). Мы договорились, а потом еще долго не могли вспомнить, кто первый сказал: "Ну что?" Это был коллективный порыв, который не в состоянии объяснить и теперь. Собрались тогда, кстати, не в бане, а в ресторане.

- И где выполняли задуманное?

- Кто где. Но большинство - в одном месте, которое вам теперь не назову.

- Считаете, этот акт единения помог в матче с "МЮ"?

- Дело в том, что всегда можно собраться и один матч отыграть здорово. Но чтобы на протяжении долгого периода показывать хороший результат, нужно, чтобы слаженность была во всем. В коллективе, в атмосфере, в отношениях между людьми. Сложно сказать, чего именно нам тогда не хватало, но чего-то недоставало точно.

- Как капитан, вы не пытались оказать влияние на ситуацию с Артемом Милевским? Не пробовали примирить его с Блохиным?

- Сложный вопрос. Артем - хороший, коммуникабельный парень, однако его взгляды на жизнь существенно отличаются от моих. Мы неоднократно беседовали с ним - и на тему человеческих отношений тоже. Заставить Милевского думать по-моему я был не вправе. Мог разве что посоветовать, но жизнь научила: давать рекомендации лишь в том случае, если меня об этом просят.

- После завершения контракта с "Динамо" Милевский ушел на правах свободного агента в турецкий клуб, занимавший последнее место в своем чемпионате, а недавно простился и с ним. Многие полагают, что его футбольная карьера подходит к концу…

- Только он сам может однозначно ответить, так это или нет. Но я надеюсь, что бутсы на гвоздь, как говорят в таких случаях, Артем в ближайшее время не повесит, и еще будет полезен клубу, с которым свяжет себя контрактными обязательствами. Мне лично очень хочется в это верить.

- Вы закончили факультет журналистики Киевского университета. Был ли момент, когда полученные там знания всерьез пригодились в жизни?

- Иногда они помогают в общении с вашими коллегами, позволяя взглянуть на диалог под другим углом и уйти от ответа, который мне не хотелось бы давать.

- Допускаете ли возможность со временем стряхнуть пыль с диплома?

- Посмотрим. Жизнь многогранна, и мы не всегда можем угадать, что будет с нами завтра.

- Вот вы и ушли от ответа…

- (Смеется). Ушел.

- Ярких событий в вашей жизни хватит на десятерых. И все равно, наверное, есть мечта, которая еще не сбылась?

- Мечта-то есть - и не одна. Но все дело в том, что жизнь научила не рассказывать о своих желаниях и целях. Как говорится, хочешь насмешить Бога - расскажи ему о своих планах на завтра. Зависть и конкуренцию никто не отменял. Порой, чтобы уберечься от лишних препятствий, нужно просто поменьше болтать…

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените этот материал
Голосов 1
Источник: "СЭ" в Украине"
Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев
 

© UA-Футбол 2002-2016.
Все права на материалы, находящиеся на сайте www.ua-football.com, охраняются в соответствии с законодательством Украины.
При любом использовании материалов сайта, гиперссылка на UA-Футбол обязательна.
Пишите нам: info@ua-football.com