Лига Пари-Матч (Украинская Премьер-Лига)
Он стал одним из идолов в запорожском Металлурге, но затем перебрался в стан злейшего врага
Александр Рыженко
09.02.2015
понедельник
12:40
Валентин Полтавец: Мне деньги не особо были нужны, мы жили футболом
Рейтинг публикации
Он стал одним из идолов в запорожском Металлурге, но затем перебрался в стан злейшего врага

Еще на стадии составления вопросов поймал себя на мысли, что в интервью вошла лишь половина. По жизни и карьере Валентина Полтавца можно писать целую книгу. Он стал одним из идолов в запорожском "Металлурге", но затем перебрался в стан злейшего врага. За всю карьеру на его счету оказался всего один трофей - Кубок Швейцарии. А сейчас Полтавец работает тренером в любительском клубе "Балканы" и в ДЮСШ "Одесса". Именно с тренерской карьеры Валентина Николаевича и начался наш разговор.

ПОЛТАВЕЦ И ЛЮБИТЕЛИ

- Расскажите подробней о проекте ФК "Балканы", в котором вы принимаете участие. Какая его конечная цель и каковы пути его дальнейшего развития?

- Перспективы развития огромные. Президент клуба большой любитель футбола. В основу клуба закладывается развитие местных футболистов. Ведь не секрет, что "Балканы" представляют село Заря, насчитывающее пять тысяч жителей. И в этом селе два шикарных стадиона, две команды, которые выступают в областных соревнованиях, принимают сейчас участие в зимнем первенстве Одессы. Они очень любят футбол и изыскивают возможности (финансовые, моральные, временные), чтобы заниматься этим. Пока это любительская команда, но мы общались о путях развития и возможном выходе на уровень Второй профессиональной лиги. Однако, опять же, на сегодняшний день вклинились экономические моменты, из-за чего всё население стало беднее в два раза. И я не скрою, что это коснулось и нашей команды. Поэтому на данный момент мы благодарим Бога и наших руководителей за то, что имеем.

- Команда собирается только на игры или есть полноценный тренировочный процесс?

- Приведу слова моего друга Саши Косырина. Мы его привлекали на финальную часть аматорского чемпионата Украины. Он сказал: "Что это за аматорская команда, тренировочный процесс у которой построен как у профессионалов?". В соревновательном режиме у нас две игры плюс две тренировки в неделю.

Село Заря находится в 110 километрах от Одессы. У нас есть неместные футболисты, так называемые легионеры, живущие в областном центре. Ездить постоянно в Зарю – это очень проблематично. Поэтому три раза в неделю мы собираемся вместе, а в остальное время местные ребята собираются под руководством Константина Атанасова и Дмитрия Голубева, также тренируются. Поэтому у них получается полноценный тренировочный процесс пять дней в неделю.

- За вас в одном из матчей зимнего чемпионата города играл Владимир Приемов…

- Да, один матч провел. Мы не позиционируем себя, как команда, у которой есть свои игроки и всё. Есть футболисты, которые хотят поучаствовать в нашем тренировочном процессе. Мы лишь идем им навстречу.

Не секрет, что сейчас в Одессе собрано очень много футболистов. И ребята в отпуске хотят поддерживать форму. Поэтому мне, как тренеру, приятно, что рядом с мастерами тренируются начинающие футболисты. Думаю, от сотрудничества с Володей мы получили взаимовыгодную пользу: он практику, а мы – в игровом плане.

- Почему "Балканы" отказались от участия в чемпионате области в этом году?

- Мы заявились на аматорский чемпионат Украины. И так получилось, что была очень большая накладка. Поэтому посчитали нецелесообразным играть в областном чемпионате: мы сели за стол переговоров и решили, что три-четыре игры в неделю – это будет очень много. А участвовать ради участия мы не хотим. По этой причине приняли решение заявиться на чемпионат района, где играли ребята, получающие мало игровой практики, плюс всеукраинские соревнования, а также Кубок области.

ПОЛТАВЕЦ. НАЧАЛО

- В каждом случае бывает по-разному. Как ваши родители поначалу воспринимали ваши увлечения футболом?

- Я рос в союзное время, где спорт был везде: во дворе, на производстве, на любой работе. Да, у нас тогда не было тех развлечений и соблазнов, которые есть у нынешнего поколения.

До четвертого класса я перебрал все виды спорта: были и игровые виды, и индивидуальные. Но это всё не моё, полюбил я футбол, поэтому остановился на нём. Наверное, также сыграли гены, потому что мой отец играл за заводскую команду. И по выходным, когда проходили матчи первенства ГЭС, на трибунах собирались семьями. Поэтому с тех пор футбол для меня дарит исключительно позитивные эмоции.

- Куда всё это пропало в независимой Украине?

- Приведу простой пример. Когда я рос, как минимум одна игровая площадка или большое поле всегда были рядом. Сейчас – это проблема. Мало того, что всё отошло в частные руки, в придачу любая свободная площадка сейчас сразу же застраивается. Или же надо за всё платить и арендовать. В моё время это всё было доступно.

Поэтому у меня не было других соблазнов. Для меня в то время была только одна проблема: нужно было сделать уроки. Когда я был в таком возрасте, как мой сын (во втором классе), я, с утра уходя из дому, брал портфель, спортивную форму и возвращался уже поздно вечером. Сейчас же совсем другое время. У детей много других соблазнов: компьютеры, игры, мало подвижных игр на воздухе. Может, на то есть свои причины. Но опять же: те, кто хочет, этим занимаются.

- Вы начинали свою карьеру в павлоградском "Шахтере". Какие были условия у той команды?

- У команды были шикарные условия. Не скажу, что были какие-то суперусловия. Понимаете, я тогда только начал осознавать вкус профессионального футбола, поэтому не с чем было сравнивать. Как для начинающего, условия были хорошие: тренер доверял, я играл, кормили. Что еще было необходимо в 16-летнем возрасте? Это сейчас в таком возрасте думают: машины, квартиры. У меня же тогда была возможность играть.

- Вы перешли из "Шахтера" в "Виктор". Чем вас привлекло предложение запорожского клуба.

- У "Шахтера" начались финансовые проблемы, поэтому та команда, по сути, развалилась. Мы покинули команду в декабре, не доиграв чемпионат до конца. За "Шахтер" вместе с нами играл сын Александра Томаха, который проводил в "Викторе" точечную селекцию. Он выбрал нас, пригласил на разговор. Для меня же основополагающим фактором было то, что на базе запорожской команды планировалось построить олимпийскую сборную.

Насколько вы знаете, я выпускник училища олимпийского резерва Днепропетровска. И мы в последний год существования турнира выиграли золотые медали чемпионата. Нам перед финалом говорили, что в случае победы нас всех забирают в дубль "Днепра". Мы тогда одержали победу, и я гордился, что попал в структуру "Днепра". Для меня это было самое важное, потому что главное было попасть сюда, а дальше бы уже всё зависело от меня. Однако тогда случился известный августовский путч, вместе с которым на моих глазах рушилась мечта. Однако через три месяца мне вновь выпал шанс сыграть в сборной, поэтому, думаю, каждый бы согласился. Плюс в "Викторе" был мой возрастной круг, в "Шахтере" же хватало в составе дядек.

- Поговаривают, что в то время "Виктор" играл в романтический футбол. Игрокам хотелось проявить себя и чего-то добиться...

- Я бы сказал не "романтический футбол", а футбол, который привлекает зрителя. Он нравился болельщикам своей зрелищностью. В нашей команде были собраны 16-17-летние футболисты. То есть те, кто только вышел, и их собрали вместе, так сказать, в одной семье. У нас не было "стариков", у нас все были собраны, так сказать, по интересам. Мы жили футболом и этой командой. Да, у нас был какой-то минимальный заработок, но это было не важно. Когда я первый раз привез зарплату матери, она была удивлена. Мне деньги не особо были нужны. Меня кормили, поэтому была необходимость только в деньгах на билет. Это был детский максимализм.

Сейчас молодые футболисты со своим максимализмом натыкаются на жесткий отпор, потому что нынче как такового юношеского (переходного) футбола нет. Есть детский и взрослый: все хотят получить готового игрока, который на сегодняшний день может решать задачи. А на выращивание мастеров обращают внимание единицы. Поэтому для молодежи все иллюзии и мечты быстро рушатся. Только единицам удаётся пробиться дальше.

Так получилось, как только нас собрали, мы полгода не участвовали ни в каком чемпионате, а просто ездили по турнирам. У нас не было никаких задач, нам дали просто насладиться игрой. Плюс очень удачно был подобран тренер. Он нам говорил такие вещи, о которых я ранее даже не догадывался: тактика, как перестраиваться, как "вскрывать" соперника.

Мы поехали на турнир, где были на два года младше всех остальных участников. В данном возрасте это сказывается. Мы выиграли вчистую, и все были просто в шоке. Еще тогда многих игроков "Виктора" хотели разобрать в разные команды. Однако на то время, повторюсь, были планы построить на базе команды олимпийскую сборную, поэтому нас никто никуда не отпустил.

Все мечты были связаны исключительно с игрой в футбол. Тот период я вспоминаю с ностальгией, он греет душу. Все ребята, с которыми я тогда играл, по жизни остались моими друзьями.

Валентин Полтавец: Мне деньги не особо были нужны, мы жили футболом - изображение 1

- Часто ли приходилось месить грязь на полях?

- В Запорожье у нас был шикарный стадион. Я бы не сказал, что тогда были откровенно плохие стадионы, как сейчас. Единственный раз пришлось играть на стадионе, где стояла газовая вышка, ворота и всё. Ни трибун, ни раздевалок, ничего. И тоже, я не могу сказать, что поле было плохое. Сейчас, поверьте, поля намного хуже. То есть я не думаю, что после развала Союза успели испортиться поля. Это сейчас они уже пришли в негодность.

Еще раз вернемся к началу нашего разговора, почему сейчас такая ситуация. Потому это плоды того, что никому не интересно развитие массового футбола.

- Приходилось слышать и самому видеть, что в низжих лигах футболисты иногда злоупотребляют алкоголем. В "Шахтере" и "Викторе" как с этим было?

- Тогда был 91-й год, Союз, и не такое воспитание, как сейчас. Я не скажу, что это стало для меня главной причиной уйти из "Шахтера", но опять же: разница в возрасте между "стариками" и молодежью. Старшие футболисты готовились к игре так, как считали нужным. Мне же просто воспитание не позволяло.

В "Викторе" же мы могли все вместе сходить на дискотеку, но чтобы злоупотреблять выпивкой – нет. Наверное, переходная и Вторая лиги – нет. Когда оказались в Высшей лиге могли после игры собраться и по фужеру шампанского выпить. Я, честно говоря, не любитель алкоголя. Если говорить за сейчас, то, наверное, да.

ДНЕПРОПЕТРОВСК VS ЗАПОРОЖЬЕ

- У Вас два интересных момента в карьере. Первый - это уход из "Металлурга", второй - из "Днепра". Википедия говорит, что вы были не нужны Маркевичу в Запорожье, с Кучеревским также найти общий язык не удалось. С тренерами вообще часто конфликтовали?

- Как таковой конфликт у меня был только один: с Шевченко в "Черноморце". Это тот тренер, который не оправдывал свою фамилию, ведь для украинца "Шевченко" многое значит. Там я просто не понимал, как этот человек может тренировать и что он кого-то тренировал. Приходить на работу с одним листочком, где написано два упражнения – для меня это парадокс. Он не мог объяснить игроку, что он от него хочет. Это была проблема. Но он, скажем так, отрабатывал свои "моменты".

С Маркевичем как такового конфликта у меня вовсе не было. Было недопонимание с Дячуком-Ставицким. В то время Мирон Богданович с футболистами не общался, практически всё за него делал Дячук-Ставицкий. А Маркевич просто стоял сверху как генерал. Но это не проблема.

У нас случился с ним один момент перед игрой с "Прикарпатьем". Перед тем они пригласили в нашу команду нескольких "своих" игроков. В итоге один из голов на пару привезли центральный защитник с вратарем, и крайний хавбек сыграл не очень удачно. В итоге поединок завершился 2:2, а в составе "Металлурга" дважды отличился я. В раздевалку забегает "Фурия" (Дячук-Ставицкий) и говорит: "Как мы можем обыграть "Прикарпатье", если у нашего капитана сухая и чистая футболка?!". После этих слов он сразу же убежал, а эта история появилась в прессе. На фоне этого с ним возникло недопонимание.

Но ведь ушел я из "Металлурга" не поэтому. Когда у тебя есть предложение от московского "Спартака", а руководство клуба ставит тебе палки в колеса, не давая уйти, банально с жадностью вцепившись, мне просто не хотелось там оставаться. К тому же в Запорожье сперва просили за меня одну сумму, но, в конце концов, увеличили её в пять раз. В "Спартаке" согласились даже на такой вариант, однако были готовы отдать половину сразу, а половину в течение полугода. В "Металлурге" хотели всё сразу и наличными.

1998 год. "Днепр" - "Металлург" З 1:4. Валентин Полтавец оформляет дубль

Но затем, когда я уже вернулся из Москвы домой, меня в аэропорту встретили представители не "Металлурга", а "Днепра". Поэтому мечта всей моей жизни играть за родную команду сбылась. А запорожский клуб получил за меня сумму в три раза меньшую, нежели была моя первоначальная стоимость. Это лишний раз доказало, что жадность наказуема.

А с уходом из "Днепра" я вообще не понял ситуацию. Я не скажу, что в "Днепре" я тогда был лучшим, но одним из лучших. Ну, если не устраивает нового тренера игрок, почему бы ему об этом не сказать? Какие обиды? А я приезжаю на базу, мне охранники, отворачиваясь, говорят, что Полтавца Кучеревский сказал не впускать. Евгений Мефодьевич мне сказал, что это решение Стеценко. Еду к Андрею Викторовичу, тот пеняет на главного тренера. После этого при мне Стеценко набирает Кучеревского, и главный тренер говорит: "Да, Полтавец мне не нужен". Понятно, что на то были какие-то причины. Но огласите их и всё. Это жизнь.

Поэтому, имея еще полугодичный контракт с "Днепром", я отправился в Ялту на отдых. И тут звонок от Грозного, возглавлявшего тогда "Арсенал". Поехал к нему – и не пожалел. Получил большое удовольствие, играя в "спартаковский" футбол: пожили в столице, друзья, хорошая пресса, интересная команда.

А дальше эта цепочка завела меня в "Виль", потому что "Днепр" по решению Кучеревского не хотел меня продавать в Украину. И тоже получил удовольствие: пожил год в Швейцарии, где получал за это деньги, хотя многие сами платят, чтобы жить в Швейцарии, поиграл, выиграл Кубок страны, работал с Заваровым.

- Ходят слухи, что Стеценко чуть ли не в тренировочном процессе Рамоса принимал участие, когда тот возглавлял "Днепр". В ваше время в Днепропетровске что-то подобное было?

- Когда я там работал, Стеценко один раз появился на базе, когда приезжал туда с Коломойским. У него был офис на "Метеоре", мы все приезжали туда и решали имевшиеся вопросы. Никаких проблем не было. То есть любой возникавший вопрос он решал. Вплоть до того, что мне нельзя тренироваться с "Днепром", Стеценко мне первый сказал, чтобы я не переживал, свои деньги по контракту я получать буду, и он мне хорошую команду найдет. То, что сейчас про него говорят, я с таким не сталкивался.

- Вы вспомнили за период в "Арсенале". Каково это было: играть за команду, у которой не было ни базы, ни стадиона, ни зрителя?

- Понимаете, в Киеве очень тяжело найти своего болельщика, когда есть такой бренд, как "Динамо". В Киеве всегда была только одна команда. Плюс "Оболонь" начала становиться на ноги. Мэр города взялся за этот проект, и планы были грандиозные. Но у градоначальника много проблем и без футбола. В клубе же крутились бюджетные деньги. Дальше я продолжать не буду. Поэтому всё и развалилось.

Базы не было, потому что команда построилась в одночасье. Всё было в проекте, но, понятно, что база за день не строится. Так как у нас миллиардера не было, мы арендовали неплохую базу на Житомирской трассе: в сосновом бору, великолепные номера, уединенно – что еще нужно было? Единственное, что не было футбольного поля. Но мы играли в лесу между деревьями. Мало того, там, в лесу, у нас появились свои болельщики, приходившие на наши тренировки (улыбается).

- Можно ли сказать, что Грозный и Маркевич – это тренеры-антиподы? Первого мы привыкли видеть всегда эмоциональным, а второй – практически во всех случаях как скала.

- Грозный весь в игре, переживает. Пропускает всё через себя. Маркевич более закрытый. Но если ему что-то не нравится и он выскажется, казалось, лучше бы он молчал.

- Возвращаясь к вашему периоду в запорожском "Металлурге". Какие были эмоции, когда в дебютном сезоне вы отобрали очки у киевского "Динамо"?

- Эмоции зашкаливали. Коленки трусились, но с нами тогда вышли в составе четыре более опытных игрока, которые поддерживали нас и просили не переживать. Это "деды" нас "прикрыли", а мы их за это отблагодарили хорошей игрой. Тогда киевляне нанесли по нашим воротам 37 ударов. Наверное, "динамовские" звезды где-то недооценили нас.

А в третьем туре нам предстояло сыграть с "Днепром" в гостях. И когда нам удалось сыграть вничью, я месяц витал в облаках.

- Как к вам относились запорожские болельщики после перехода в "Днепр"?

- Не секрет, что между чемпионатами у нас маленький промежуток времени. В последнем туре, в конце июня, запорожский "Металлург" обыграл дома "Днепр" 6:1. В первом матче следующего сезона, уже в составе "Днепра", мы сыграли 1:1 с "Динамо", а во втором туре отправились в Запорожье.

Все мои друзья знали, на каких условиях я переходил в "Днепр". Но что могла сделать небольшая группа людей? Когда я выходил на поле, слышал в свою сторону слова "иуда" и "предатель". Наверное, так бы каждый болельщик поступил, если бы игрок, отдавший их команде семь лет и три года являвшийся её капитаном, перешел в стан злейшего врага.

В начале второго тайма я забиваю гол, и на радостях бегу к… скамейке запорожского "Металлурга"! Семь лет я бегал к этой скамейке, поэтому чисто случайно перепутал. Но когда я увидел перед собой своего "друга" Дячука-Ставицкого, мне вдвойне стало радостно.

Ну, а после игры болельщики уже аплодировали. Где-то через месяц я опять приехал в Запорожье на календарную игру чемпионата и пришел на трибуны с Александром Томахом в качестве обычного болельщика. Фанаты, увидев меня, бросили смотреть футбол, прибежали со своего сектора, качали. Это было очень приятно, и до сих пор у меня с ребятами дружеские отношения. Надеюсь, у них на меня обид нет, у меня тем более нет. И когда приезжал в "Металлург" с "Черноморцем", то всегда поддерживали, дарили шарфики и тепло встречали.

- "Металлург" вообще очень интересный клуб. В свое время Александр Томах говорил, что без его ведома в ЦСКА отпустили четверых игроков, сейчас просто непонятно, что в руководстве творится. Можно ли сказать, что "Металлург" и проблемы – это слова-синонимы?

- Когда четыре человека покинули "Металлург", была немного другая ситуация. У них был агент, который ими распоряжался. Он, так сказать, был их "рабовладельцем". Он решил, что сегодня я их засвечу здесь, а потом продам туда. То есть чистая нажива. То, что без ведома главного тренера это произошло, я могу это подтвердить.

То, что сейчас творится, это проблемы идут еще с 2000-х годов.

- В "Днепре" вы дебютировали в еврокубках. Только ли опыта "Днепру" не хватило, чтобы пройти "Фиорентину"?

- Да. Спустя какое-то время я понял, что неопытность и, как сейчас модно говорить, нефарт. "Фиорентина" на то время была лидером итальянского чемпионата. А сама Серия А котировалась более высоко, чем сейчас.

Первую игру мы сыграли довольно-таки успешно, завершив её вничью 0:0. А на выезде мы уступили 1:2. Не хочу нас оправдывать, но два гола были "забиты со спорных положений вне игры". Если бы у нас были такие моменты, думаю, боковой поднял бы флажок. Я не оправдываюсь, но будь судья более принципиальным, может быть, и мы прошли бы "Фиорентину". Либо же играй мы дома чуть смелее, возможно, нам бы и удалось забить.

Тогда также повлиял тот факт, что нашу игру перенесли, из-за 11 сентября. То есть оттянули наш мандраж еще на неделю, поэтому мы перегорели. Но всё же я считаю, что мы достойно сыграли. На тот момент "Фиорентину" тренировал Манчини, и он отмечал, что "Днепр" интересная команда, демонстрирующая хорошую игру.

Плюс наш матч был назначен по киевскому времени на 23:00. Это не было нам на руку, потому как я, грубо говоря, привык в это время отходить ко сну. Попадись нам тогда какие-то чехи и вылети мы от них, было бы вдвойне обидней.

2001 год. "Фиорентина" - "Днепр" 2:1

ПОЛТАВЕЦ И ЗАГРАНИЦА

- Чем для вас был трансфер в "Виль"? Возможностью заиграть в Европе, вдохнуть заграничного воздуха.

- Это была возможность играть. В Украине тогда был такой закон, оставляющий за клубом права на игрока еще на полгода после окончания контракта. За "Днепр" я не играл, просто тренироваться в "Арсенале" не хотелось. А за границей я мог играть. Тем более когда тебе предложение делал лично Беланов, а тренировал ту команду Заваров… Поэтому я был двумя руками "за" окунуться в эту реку и попробовать.

- Вы как-то говорили, что игроки швейцарской команды, бывало, не обязательно жили в Виле?

- В Виле жили только я, бразилец, серб и местные футболисты. Сам Виль довольно маленький. Например, мне до стадиона было шесть минут пешком. Как потом оказалось, мой дом, находящийся через три квартала, это уже другой город. А ребята жили в Сенкт-Галлене, Базеле и Цюрихе. Для нас же было главное: рядом стадион, база, нам этого хватало.

- Какой интерес был в Швейцарии к футболу? Стадионы заполнялись полностью или только на матчах "Базеля"?

- В основном заполнялись маленькие арены: "Цюриха", когда он играл на своём старом стадионе, наш. У "Янг Бойза" был большой стадион, и если на матч приходило пять тысяч зрителей – это капля в море. А у нас это биток. Сказать, что был большой ажиотаж, нет. У них в основном развиты горнолыжные виды спорта и хоккей.

При этом я был в легком шоке, когда мы пришли в нашу раздевалку при стадионе, я спрашиваю, где мы будем тренироваться, а мне говорят, "За стадионом". Выходим туда, а там восемь полей и все шикарного качества. Идет трасса, и поля просто огорожены рабицей. И это в "Виле". Не говоря уже о "Базеле", "Грасхопперсе", "Янг Бойзе". То есть, как таковых баз не было: стадион и рядом поля.

- Была ли возможность после "Виля" продолжить карьеру за границей?

- Сейчас я могу сказать, что можно было бы там задержаться. Но, понимая свой менталитет и менталитет швейцарцев, мы бы там надолго не задержались. Мы бы просто не выдержали бы. Либо же пришлось ломать себя ради их благ. Но это не для меня.

И в том же "Виле" предлагали остаться. Но какая сложилась ситуация. У меня уже был вид на жительство, а у жены заканчивалась виза. Мы планировали, что через два дня после окончания чемпионата у неё заканчивается виза, и мы улетаем. Но нам удалось выйти в финал Кубка, поэтому последнюю игру сдвинули на четыре дня. За неделю до окончания срока визы к нам пришел полицейский, предупредив, что моей жене нужно будет уезжать.

Валентин Полтавец: Мне деньги не особо были нужны, мы жили футболом - изображение 2

С Кубком Швейцарии

Мы дружили с одной грузинкой, работавшей в местном управлении полиции. Она нам сказала, что проблемы в этом нет. Необходима только справка из клуба с прошением продлить действие визы на два дня. Мы обратились в клуб, а один из руководителей мне тогда сказал: "Мне проще сюда запустить сто албанцев, чем одну русскую".

После финала Кубка этот же человек вызывает меня к себе и говорит, что я хороший футболист и "Виль" готов продлить со мной контракт. Я ответил: "Не проблема – лучше сто албанцев, чем один русский", после чего уехал.

Хотя, опять же, звонили, были варианты, но мы не подходим по менталитету. Было бы нам тогда по 21 году, возможно, и остались бы. Но уже в 28-29 хотел попробовать себя на более высоком уровне.

Тот "Базель", наверное, мог бы бороться в нашем чемпионате за второе-третье место. А в чемпионате Швейцарии при четырехкруовой системе ему можно было вручать золотые медали уже после четверти дистанции. То есть команда была на голову сильнее. А остальные – примерно одного уровня.

Завтра ожидайте вторую часть интервью, в которой мы коснемся одесского периода карьеры Валентина, а также его работы детским тренером.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените этот материал
Голосов 1
Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев
 

© UA-Футбол 2002-2016.
Все права на материалы, находящиеся на сайте www.ua-football.com, охраняются в соответствии с законодательством Украины.
При любом использовании материалов сайта, гиперссылка на UA-Футбол обязательна.
Пишите нам: info@ua-football.com