×
Спасибо, я уже с вами
Новый клуб Михайличенко. Часть II

Новый клуб Михайличенко. Часть II

28 февраля 2008, четверг. 13:462008-02-28T13:46:06+02:00

Продолжение вторничного заседания "Футбольного пресс-клуба", в котором принял участие главный тренер национальной команды Украины

Сергей ВАСИЛЬЕВ:

– После эстетского замечания Артема Франкова, я предлагаю первую волну обсуждения закончить и предоставить слово Алексею Михайличенко. У него уже накопилось достаточно эмоций, чтобы произвести анализ высказанных только что оценочных суждений.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

– Они у меня были и до этого. После услышанного, мне уже и добавить нечего… (смеется). Нет, на самом деле все интересно. Конечно, если я пропустил какой-то вопрос, вы мне напомните, я на него отвечу. Мнений действительно прозвучало много – я даже устал записывать основные тезисы. Буду не прав, если я скажу, что я подходил к первой игре с Кипром чисто теоретически. Естественно, мне очень хотелось победить. Но, это что касается сердца, эмоций. На деле я прекрасно понимал, какие задачи должен поставить перед командой, с какой стороны посмотреть на ребят, прочувствовать их отношение не только к себе и тренерскому штабу, но и, самое главное, понять их настрой на предстоящий отборочный цикл. Без сомнений, в данном контексте матч с Кипром очень важен и необходим. С учетом того, что мы провели поединок в феврале, игра, показанная футболистами, была на достойном уровне. Я объясню почему. По многим причинам она не отличалась от какой-либо конкретной контрольной игры, которая проходит в это время. Здесь нужно учитывать психологию – многие приехали после тяжелейших сборов, три дня пробыли дома без тренировок, без нагрузок. Футболисты «Днепра» накануне сыграли спарринг. Пустые трибуны, дождь, одни и те же поля. Для многих, в психологическом плане это было тяжело, накопилась усталость, что мы и увидели.

Не смогли мы провести и полноценную селекцию. У нас имелся расширенный список кандидатов, в котором фигурировали и Шевченко, и Воронин, и Левченко. Мы собирались их вызывать, но по определенным причинам они приехать не смогли. Мы два или три раза корректировали список, дополняя его, меняя футболистов. Информацию по кандидатам черпали из контрольных игр, не более. Мы не имели полной картины по состоянию сборников, поскольку, как правило, на сборах ребята играют по одному тайму. О футбольной составляющей думать не приходилось, скорее учитывали физическое состояние. Данные собирали на сборах «Днепра» и на Кубке Первого канала, разговаривали с Луческу, Маркевичем, звонили Левченко. Женя сам сказал, что еще не готов, только начинает играть. Мы договорились, как только он наберет форму, мы обязательно приедем, посмотрим, и если он покажет тот уровень, который нас устраивает, постараемся его задействовать.

В итоге, нам удалось собрать футболистов, основываясь, в основном, на общении с клубными тренерами. Тем не менее, тот расширенный список, который у нас был изначально, мы не собираемся выбрасывать. Наоборот, дай Бог, чтобы он расширялся, создавалась конкуренция. Для меня самым важным было познакомить команду с нашим видением, идеями. Мне было приятно, что за те два дня, которые команда провела вместе, не было обособленности. Даже, несмотря на присутствие новых футболистов. Ребята тепло прощались, каждый говорил «до встречи, скоро обязательно увидимся». И я почувствовал их заинтересованность, веру в то, что мы вместе сможем решить поставленные задачи. Это главное. Поэтому повторюсь – игра с Кипром была нужна, прежде всего, в психологическом плане.

По игре, я бы попросил вас давать не целостные оценки, не просто говорить, что она была неважной и серой, а называть причины, по которым она получилась такой. Я, в первую очередь, смотрю на вас как на коллег, футбольных специалистов, а не как на спортивных журналистов. Вы говорили про легионеров. Я по всем ответил. Кто еще, Серебренников? Я дал информацию по Левченко, с которым у нас был разговор. Калиниченко, как вы знаете, травмирован. С возобновлением чемпионата у нас появится более правдивая информация об игроках, выступающих в Украине. Сейчас же собрать ее довольно тяжело – на сборах наставники экспериментируют с составом, просматривают потенциальных новичков, предлагают совершенно иные нагрузки. Тем не менее, я согласен с вами – костяк у сборной действительно есть. И лидером этой команды мне видится Анатолий Тимощук.

Да, в матче с киприотами у нас не все получалось, но я прекрасно понимаю, что многие ошибки были вызваны сегодняшним физическим состоянием игроков. С другой стороны, ребята проявили характер, заметно добавили во втором тайме. Наверное, завелись, почувствовав «укус» со стороны соперника. С другой стороны нам предстоит понять, почему это произошло при счете 0:1, а не при 0:0. Разобраться в этом не менее важно.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

– Алексей, мы так и не поняли, какая ситуацию с кандидатурой Серебреникова. На какое-то время мы вообще про него забыли, а сейчас он в «Серкль-Брюге» хорошо играет и забивает. В какой он форме сейчас?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

– Мы обязательно поедем и понаблюдаем за ним в деле. Я довольно хорошо знаком с этим футболистом, работал с ним, будучи еще помощником Валерия Лобановского, знаю его потенциал. У тех молодых ребят, которых я привлек в сборную, я тоже вижу потенциал. Тем не менее, все будет зависеть только от них самих. Национальная команда – это не «молодежка». Здесь не будет игроков, которые выступают за дубли своих клубов или вторые команды. Но мне все-таки хотелось посмотреть их, дать им почувствовать атмосферу этой сборной играя рядом с Тимощуком, Воробьем, Гусевым, Русолом, ощутить груз иных, более сложных задач.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

– На самом деле, думаю, коллеги меня поддержат, мы не настаиваем на приглашении Серебренникова. Мы понимаем, что уровень «Серкль Брюгге» уж никак не выше «Шахтера» и «Динамо», но нам интересна новизна. У нас нет возможности следить за бельгийским чемпионатом. Но, возможно, Сергей изменился, прогрессирует?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

– Абсолютно с вами согласен. В беседе с Серебренниковым я объяснил, что мы обязательно приедем и посмотрим его в игре. В настоящий момент такой возможности не было по определенным причинам. Скажу честно, перед матчем с Кипром в расширенном списке кандидатов Сергей не значился. Может это мой просчет, стереотип. В этой связи я возлагаю надежды на своих помощников, особенно на Вадика Евтушенко, которые могут посмотреть на футболистов по-иному.

Игорь ЦЫГАНЫК:

– Алексей Александрович, вы говорили, что для вас главным было показать футболистам позицию тренерского штаба. А какая она? И как вам работалось в первый раз с новыми помощниками?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

– Вероятно, я неправильно высказался, но главным было не показать, а дать почувствовать игрокам наше стремление к тем задачам, которые мы перед собой ставим. Было важно понять: игрок приезжает в сборную по инерции, со злобой на всех за провал в предыдущем отборочном цикле или он настроен идти дальше, завоевывать новые вершины.

Игорь ЦЫГАНЫК:

– На данный момент ни Шевченко, ни Воронин не играют в «основе» своих клубов. И неизвестно – попадут ли туда в дальнейшем. Как решать возникшую проблему? Ведь, вы много раз говорилось о том, что в сборной должны выступать игроки основного состава клубов.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

– В этом есть определенная проблема. Футболисту, как бы хорошо он ни тренировался, невозможно заменить игровую практику, тот адреналин, скорости, ответственность, которые присутствуют в официальных матчах. Но, если приезжая на сбор, игроки будут показывать соответствующую форму, желание, стремление, мастерство и будут конкурентоспособны, решение по ним будет приниматься на месте. Я не могу сейчас сказать, каков вердикт может быть в той или иной ситуации.

Александр ЛИПЕНКО:

– Понятно, что ваша главная задача хорошо выступить в этом отборочном цикле. Но вы так же думаете и о команде образца 2012 года? Так неужели игрок, которому уже 33 года, может вызывать у вас большой интерес. Или я чего-то не понимаю?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

– Проверить его возможности все равно надо. Если мы следим за Ребровым, то почему не можем посмотреть и на Серебренникова? Я никого не исключаю.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

– Я не согласен с коллегой на тот счет, что если игрок не играет в клубе, то он не может быть полезным национальной команде. В нашем распоряжении нет такого потенциала, количества звезд, лидеров, которые могли бы всегда помочь сборной. На примере Шевченко, который не попадал в состав «Челси», мы видим, что через матчи в сине-желтой футболке он заслужил право играть и в составе лондонцев. К сожалению, травма вновь выбила его из колеи. Но я точно знаю, Андрей стремился в сборную и хотел доказать, что может играть. На мой взгляд, он имеет право играть в главной команде страны. Посмотрите, в отечественном чемпионате легионеров так много, что украинцам не хватает места в «основе». Так кто тогда будет играть?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

– Такой парадокс я заметил еще по работе с молодежной командой. То есть, футболист заслуживал место в составе клуба, играя в сборной, а не наоборот. К сожалению, мы никуда не можем деться от этого. Вы оба правы. Не бывает ситуаций, когда есть только белое и черное. Необходимо находить золотую середину – подходить к каждому случаю отдельно.

Игорь ЦЫГАНЫК:

– Алексей Александрович, я ожидал, что с вашим приходом в команде появятся фамилии тех футболистов, которые не только выступают в основных составах «Динамо» и «Шахтера», но играют ведущие роли в других коллективах. Например, Яценко, Ярмаш, Годин. Но их мы их не увидели. Вы сознательно на это шли?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

– Я вызвал людей, которых хотел попробовать на определенных позициях. Естественно, мы наблюдаем за назваными исполнителями, к тому же я знаю, что они из себя представляют. Мы и не ограничиваем круг кандидатов, он достаточно обширен. Сейчас важно основываться не на двухгодичных реалиях, а жить сегодняшним днем.

Александр ГЛИВИНСКИЙ:

– У Шевченко в сборной Блохина был особый статус – он был больше чем капитан. Вы предусматриваете такой ранг для него? Или он должен быть как все?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

– Начнем с того, что лидер в команде обязан быть. Но я не понимаю такого лидера, которому главный тренер должен предоставлять какой-то особый статус. Шевченко имеет авторитет среди ребят, Андрей лидер во многих отношениях, к нему прислушиваются больше чем к кому-либо. Это и есть то своеобразное возвышение. Но не более…

Артем ФРАНКОВ:

– Мы опасаемся, что в сборной может завестись игрок, который, приехав на сбор, захочет, к примеру, решить свои личные дела и скажет при этом: «Слышишь, тренер, ну я поехал. Мне надо».

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

– Такого точно не будет. На мой взгляд, дисциплина должна быть на первом месте. С нее начинается весь футбол, любая проигранная игра, ошибки одного игрока или ряда футболистов. То есть они знают как, но этого не делают, а это и есть дисциплина.

Александр ГЛИВИНСКИЙ:

– Просто такой игрок в сборной уже был. Не знаю как коллег, но меня, например, удивляло, что Шевченко выстроил какую-то дистанцию от партнеров. Может это со стороны так кажется, мы ведь не живем в коллективе…

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

– То, что он не играл в карты с другими ребятами, еще не значит, что была дистанция. Если человек хочет быть замкнутым в себе, это абсолютно не означает, что у него другие приоритеты. Точно могу сказать, что у Андрея не было никаких преференций.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

– По большому счету, я с Шевченко еще не работал, но по моему большому убеждению человек с которым мало общаются, который обособленно ведет себя в быту, никогда не будет лидером на поле. Эти вещи взаимосвязаны. Впрочем, я могу и ошибаться.

Игорь ЛИННИК:

– Хочу сказать тем ребятам, кто не был на премьерном пресс-клубе, что тогда тоже временами завязывалась подобная интересная и жаркая дискуссия. Если не ошибаюсь, Игорь Мирошниченко говорил о Воронине, который играет по-разному в сборной и в клубе. Буквально через несколько дней агент нападающего Головаш на страницах одной из газет заявил, что журналисты ошибаются, и, на самом деле, он одинаково относится к своим обязанностям, где бы ни играл. Это говорит о том, что футболисты пытаются отслеживать информацию о своей игре. Если у них возникает какое-то внутреннее сопротивление, пусть и выраженное через агентов, значит, их это беспокоит и это им небезразлично. Даже на таком маленьком примере мы видим, что наш пресс-клуб не является бесполезным занятием. Более того, на мой взгляд, тренер сегодня уже рассказал немало интересных вещей, о которых, например, на предматчевой пресс-конференции может было бы и нелепо говорить. Эта информация не только располагает нас к нему, но и мы, зная о его суждениях, можем быть уже не столь категоричны. Болельщики тоже могут быть настроены позитивно. Я говорю о полезности такого формата работы. Возможно, когда оглашается состав сборной, имеет смысл наставнику делиться своими суждениями на предмет того, почему вызван один игрок и проигнорирован другой. Ведь у каждого из нас свои прибамбасы. Один любит Реброва, другому нравится Шевченко, третий в восторге от Тимощука. У тренера же появляется возможность в спокойной, не прессинговой атмосфере донести информацию до народа.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

– Мнение многих читателей формируется под влиянием СМИ. Как правило, после каждой игры у человека складывается несколько мнений о том, что он увидел. Когда же он на следующий день знакомится с анализом матча, его точка зрения на 90% становится идентичной прочитанному или услышанному. Поэтому я и говорил, что хотел бы смотреть на вас не как на журналистов, а как на футбольных аналитиков. Это намного сложнее и ответственнее. Естественно, в статье должны быть эмоции, какие-то личные взгляды, выводы. Но, вместе с тем, вы доносите до болельщиков субъективное мнение, свое видение игры, и, как по мне, оно должно быть более ответственным. Ведь все равно читатель очень многое черпает от вас, от этого зависит его настроение. Если он прочитает, что тренер никакой, а футболистов вообще нет, то и игру он будет воспринимать также. Я считаю, что аналитика в большом объеме должна присутствовать в журналистике, особенно в футбольной. Она довольно-таки скрупулезная и очень важна.

Игорь ЛИННИК:

– Но аналитика основывается на информации.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

– Да на информации, но вы же понимаете, что такое в журналистике тема, если можно так сказать, зафутбольная, которая описывается общими словами, но не подтверждена анализом. Матч могут назвать плохим, незрелищным или, наоборот, хорошим и ярким, но при этом не приводят аргументы, не называют причины, почему он получился таким. Если же будет проводиться достойный анализ, то такой материал будет полезен даже мне, поскольку я сам могу чего-то не увидеть, чего-то не понять. Я сейчас высказываю свою точку зрения, которую мне интересно сопоставить с вашими размышлениями и доводами. Потом можно будет разобраться, в чем неправ я или ошибаетесь вы. Идет обмен не взаимными эмоциями, а знаниями.

Игорь ЛИННИК:

– Алексей Александрович, помните мы однажды обсуждали эту тему. Вы говорили о том, что тренеров в нашей стране уже стали готовить. Профессиональных журналистов же, в частности футбольных, никто не подготавливает. Мы растем как дикие цветы, соответственно, такие наши встречи – это тоже своего рода мотивация для того, чтобы человек внутренне рос над собой.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

– Поверьте, я прекрасно понимаю, с чем вы сталкиваетесь. Но журналистика ведь тоже бывает разная. Экономическая, историческая, финансовая, политическая. Если брать журналистику спортивную, то она опять-таки разносторонняя. Мне нравятся и другие виды спорта, но при этом я смотрю баскетбол, гимнастику, бокс, тяжелую атлетику как любитель, а не как профессионал. Я знаю, что вам бывает тяжело. Но я ни в коем случае не учу вас и лишь хочу чтобы мы учились и поднимались все вместе. Ведь мне самому приходится изучать новые методы работы, тренировок, психологии.

Александр ЛИПЕНКО:

– Когда вы приступили к работе, многие писали, что, мол, вам придется очень сложно, так как будет давить авторитет наших звезд, таких как Шевченко, Воронин, Тимощук. Ходят слухи, что Шевченко, например, довольно специфический человек, и когда вся команда встает, он может позволить себе еще полежать в постели. Когда же это увидели Воронин с Тимощуком, то сказали, мол, а мы что хуже. Не знаю, правда это или вымысел, но скажите, сможете ли вы быть достаточно строгим по отношению к звездами, если что-то подобное будет происходить?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

– Уважая каждого из футболистов, я буду стараться, чтобы все-таки была единая команда.

Алексей СЕМЕНЕНКО:

– В продолжение темы, начатой Игорем Линником и продолженной Алексеем Михайличенко, хочу сказать, как относятся к публикациям игроки и тренеры. Я имел возможность присутствовать на двух сборах киевского «Динамо», и ежедневно готовил для клуба подборку прессы в размере 20-25 страниц. Утро начиналось с того, что подбегал Ребров и кричал, мол, когда будем заполнять информационный вакуум. Я делал пять, шесть экземпляров, отдельно для тренеров, массажистов, администраторов и т. д. Так вот к вечеру не было ни одного человека, который не прочитал эту подборку. Она была уже затрепанная и засаленная, но все читали и обсуждали написанное. Это к тому, что некоторые игроки в своих интервью говорят, будто даже не листают прессу. Слышал, что некоторые тренеры запрещают игрокам читать материалы, потому что там написан бред, который только негативно влияет на психологическое равновесие футболистов. Это неправда. Они, в большинстве своем, лукавят. Все читают, обсуждают, подкалывают друг друга и т. д. Алексей Александрович, мы тут говорили о том, толерантно или нет мы обсуждаем первый матч в новом сезоне, ваш дебют, игроков. Как мне кажется, главное, что вы должны вынести из сегодняшней встречи, это информацию. Как отметил Линник, на ней строится многое, если не все. Также как и ваша дальнейшая работа. Думаю, следующие мои слова тоже будут вам интересны. Опять-таки, в общении с игроками и тренерами «Динамо», не последней команды в нашей стране, естественно, затрагивалась тема личности главного тренера национальной команды, ваш дебют и т. д. Высказывались мнения, что было два тренера Михайличенко. В 2002-м, когда судьба вам подарила тяжелую и одновременно необычную ношу возглавить киевское «Динамо» после смерти Валерия Васильевича Лобановского, был один тренер, который может быть заболел звездной болезнью. А потом Михайличенко стал от нее избавляться, излечиваться. И сейчас, когда он взошел на не менее ответственное тренерское кресло, это совершенно другой человек – толерантный спокойный, уравновешенный. Он уже не увольняет как в 2002-м году водителей под настроение, или еще что-то, а уже знает, как управлять таким человеком, как Шевченко, Воронин и прочие.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

– Ну да, водителей, директоров (смеется). По правде, я никого никогда не увольнял.

Алексей СЕМЕНЕНКО:

– Ну, мало ли. Так говорят. Вам же интересно знать, что говорят люди.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

– Безусловно, мне очень интересно, поэтому я и шел на эту встречу.

Алексей СЕМЕНЕНКО:

–Это не вопрос к вам. Это просто информация, о том, как воспринимают вас люди самые, что ни есть, футбольные, даже не журналисты.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

– Акцент был сделан правильно – читатель или зритель видит конечный результат. Они не видят создания какой-либо статьи или программы. Мне очень интересно именно само обсуждение. Не конечный итог, который каждый из нас подведет, а сам процесс.

Анатолий ЯВОРСКИЙ:

– Мне показалось, что в матче с Кипром некоторые игроки не совсем ответственно отнеслись к матчу, не сказать, что играли в пол ноги, но все же как-то халатно. Я понимаю – февраль, на фоне усталости, но, в общем-то, в клубах, мне показалось, они резвее смотрелись в этот период. Вы хорошо сказали, почему «укусило» не при счете 0:0, а только после пропущенного мяча. Вы для себя какие-то выводы уже сделали, что твориться у ребят с психологией?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

– Сидеть здесь и делать выводы одному нельзя. При следующей встрече мне нужно подойти и поговорить с каждым, узнать, что ему помешало, зависит ли эта причина от меня или от каких-либо других факторов. Я прекрасно понимаю, что для многих это была первая игра. На тот момент состав, состояние команды, не давали чувства уверенности. Киприоты были ловчее, быстрее думали, работали с мячом, и это вполне естественно. У них идет чемпионат, и это заметно. Мне кажется, что не стоит сейчас надумывать, нужен анализ, нормальные беседы, соответствующее восприятие. Я буду общаться с каждым конкретным игроком, пытаться выяснить, что именно ему помешало. Возможно, в своем клубе он действует по-другому, может это тактическая ошибка. Кто знает, может причиной плохой игры стала чрезмерная уверенность в себе или недооценка соперника, а может боязнь своего нынешнего состояния.

Игорь ЦЫГАНЫК:

– На Кубке Первого канала присутствовали многие журналисты. На самом деле уровень игры, показанной командами, был очень и очень низкий. Да, «Динамо» обыграло «Спартак» со счетом 3:0, но с кем с кем ни приходилось общаться, все говорили, что такой слабый «Спартак» они не видели уже лет двадцать. Москвичи просто пешком ходили, готовились всего две недели. Все в восторге от финала «Динамо» – «Шахтер». Но ведь там команды показали невероятный уровень брака! Киевляне выиграли на характере, злости, везении, наконец. Но сам уровень турнира, игры на турнире очень низкий. Таково мое впечатление…

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Источник: Прессинг


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев