×
Спасибо, я уже с вами
Юрий Калитвинцев: "За такие голы, как мы пропустили от румын, нужно штрафовать"

Юрий Калитвинцев: "За такие голы, как мы пропустили от румын, нужно штрафовать"

14 февраля 2011, понедельник. 09:072011-02-14T09:07:58+02:00

Победа на кипрском международном турнире принесла сборной Украины и ее тренерскому штабу не столько скромный титул и моральное удовлетворение, сколько обильную пищу для размышлений. Некоторыми из них поделился исполняющий обязанности наставника украинской национальной команды Юрий Калитвинцев.

ГОЛЫ ПОСЛЕ «СТАНДАРТОВ» — ДЕТСКИЙ МАТ ДЛЯ ГРОССМЕЙСТЕРА

— Юрий Николаевич, на Кипре ваши подопечные провели четы­ре тайма. Можно ли сказать, что лучшим из них был первый, а худшим — заключительный?

— Имеете в виду вторую поло­вину встречи со шведами? Не скажу, что она была худшей. Да, в атаке у нас почти ничего не по­лучилось, но с этим вопросом все более-менее понятно. Одна­ко давайте вспомним о ставших традиционных для нас пробле­мах в обороне и согласимся с тем, что при той мощной атаку­ющей игре, которую пытались предложить нам шведы, ребята не допустили ни одной ошибки. Так что занести этот тайм в ми­нус я никак не могу, потому что в обороне команда сыграла про­сто супер. Ну ладно, может быть, супер — это сказано слиш­ком сильно, но в целом, оценка очень высокая. Само собой, можно было сделать ряд замен, которые, несомненно, поменя­ли бы общий рисунок игры, но я не стал этого делать.

— Отчего же?

— Оттого, что к футболистам нужно относиться как к людям, а не как к пушечному мясу. Большинству из них через неде­лю играть в еврокубках, а нам на них смотреть и переживать. Другой вопрос, что матч с румы­нами мы могли выиграть малой кровью, а в итоге пришлось выкладываться на полную катуш­ку в связи с детскими ошибка­ми, допущенными при «стан­дартах». Вот и пришлось прило­жить максимум усилий. Само собой, что во второй игре мы да­ли проявить себя тем, кто посве­жее, и я бы не сказал, что это сработало в негатив.

— Возникала ли у вас дилем­ма: на какой из двух матчей вы­ставлять состав близкий к оптимальному, и как вы ее для себя решили?

— Нет, такой дилеммы не бы­ло. Как я уже сказал, четкая за­дача выиграть любой ценой пе­ред нами не стояла, и в первой игре мы могли выставить другое сочетание футболистов, а в слу­чае поражения играли бы за третье место с Кипром. Чисто теоретически вполне можно бы­ло придумать два примерно равных состава, но, повторюсь, мы сделали именно так, как планировали. Хотя, подчерки­ваю, сыграть со шведами в оп­тимальном виде нам было бы очень интересно. Уверяю вас, встреча получилась бы очень интересной и захватывающей. Более того, дала бы массу ин­формации болельщикам и спе­циалистам...

— В матче Швеция — Кипр вы болели за скандинавов, рассчи­тывая схлестнуться именно с ними?

— Эта встреча состоялась еще до нашего поединка с Ру­мынией. И, разумеется, мы об­ратили внимание на то, что шведы отрядили на матч с хо­зяевами резервистов. А ведь эта команда вот уже четыре го­да выступает практически од­ним составом, который они по­берегли для финала. Игру скан­динавов с Кипром мы с помощ­никами смотрели и разбирали полночи, а затем донесли до ребят все сделанные выводы. По большому счету, в поединке с нами наставники сборной Швеции проповедовали те же принципы игры, изменилось лишь мастерство вышедших на поле исполнителей.

— Вы сами сказали, что игра в обороне остается самым сла­бым местом нынешней сбор­ной. В особенности это прояв­ляется при исполнении сопер­никами угловых и штрафных ударов. А ведь если вспомнить некоторые встречи, к примеру, поединок команды Алексея Михайличенко на «Уэмбли», можно прийти к выводу, что эта наша болезнь уже приобрела хрони­ческий характер...

— Для меня остается нонсен­сом: как можно пропускать мя­чи после розыгрышей «стан­дартов». Это же самое мнение, слово в слово, я высказал ребя­там после первой игры с румы­нами, и как показали дальней­шие события, они сделали со­ответствующие выводы. По крайней мере, во втором матче действовали более собранно, а ведь именно концентрация ос­тается главным качеством обо­роняющейся стороны во время «стандартов». Я абсолютно убежден, когда ты отвечаешь за конкретного игрока, поме­шать могут не позиционные ошибки, а элементарная невнимательность.

Всем понятно, что оборона требует большего уровня сыг­ранности, соответственно внимания в тренировочном процессе. И за такие вот голы, как мы пропустили от румын, нужно предъявлять какие-то претензии, может быть, даже штрафовать. Я бы сказал и бо­лее эмоционально — отрывать го­лову, но головы нашим ребятам еще пригодятся (улыбается).

— Иными словами, результа­тивную ошибку профессиональ­ного футболиста при «стандарте» можно приравнять к детскому мату для международного гросс­мейстера?

— Где-то примерно так.

— При изучении повторов этих фрагментов мне и коллегам по­казалось, что разразившегося дублем румына Алексу в собст­венной штрафной оба раза дер­жал Артем Милевский...

— Посмотрите внимательно, как мы пропустили первый гол. Все игроки расположились нор­мально, но случился досадный рикошет от колена Артема, и мяч отскочил в ту самую зону, где оказался румынский центр-бек. Этот эпизод можно посчи­тать досадным стечением об­стоятельств, даже банальным несчастным случаем, потому что Милевский был на мяче и вполне мог выбивать его от во­рот, однако отскок получился неожиданным и неприятным. Другой вопрос, как можно оста­влять игрока соперника в цент­ре вратарской площадки без опеки в радиусе двух метров? Это ужас.

Что же касается второго мя­ча, то он стал результатом ошибки не того игрока, который играл против Алексы персо­нально, а тех, кто не доиграл эпизод до конца. В тот момент, когда произошла скидка, мно­гие из наших футболистов уже перестраивались на атаку. А че­ловек в желтой майке остался один и спокойно забил мяч. Глу­пая позиционная ошибка.

СВОБОДНЫЕ ХУДОЖНИКИ — НЕ НАШИ КЛИЕНТЫ

— Давайте поговорим о хоро­шем. Например, о мяче Милевского в ворота румын, которому аплодировала вся редакция «СЭ». Можно ли считать этот фрагмент эталоном футбола, ко­торый вы пытаетесь привить сво­ей команде?

— Если откровенно, я и сам хлопал своим подопечным, стоя на бровке. И от этого эпизода получил огромное удовольст­вие. В атаке мы требуем от ре­бят максимально возможного креатива, избавляя от схема­тичности и закрепощенности. Так и говорим, впереди — пожа­луйста, все что угодно: фантази­руйте, делайте все то, что нра­вится зрителям и ставит в ту­пик соперника. И такие вот яр­кие атаки в первом тайме матча с румынами у нас получались неоднократно, однако не хвата­ло концовки.

Ребята смело шли вперед, сами получали удоволь­ствие от своих действий, зная примерно манеру игры каждого из партнеров, понимая, куда именно нужно отдать мяч и в какой момент. В этом и заключа­ется красота игры, и мы будем к ней стремиться. Оборона — совсем другое дело. Пока что наши действия в этой стадии не эталонны, однако, играя со шведами без мяча, команда вытерпела и эффективно при­меняла перестроение, которое мы тренировали всего лишь два раза. Это очень приятный и позитивный момент.

— Действительно ли решение по выходу на поле Александра Шовковского в матче с румына­ми принималось вами в послед­ний момент?

— Да, хотя регламент турни­ра нам, разумеется, был извес­тен, и мы сразу с ним ознако­мились. Почему оттянули заме­ну? Честно говоря, у меня до последних секунд матча сохра­нялась какая-то надежда, что мы забьем третий мяч. Увы, не вышло, и слава Богу, что Саша быстро переоделся и мы успели выпустить его на поле. А вот после матча со шведами мы с коллегами подошли к Андрею Пятову и сказали: «Извини, заигрались, не успели выпус­тить тебя на серию пенальти вместо Шовковского».

— Это был юмор или такая мысль посетила вас на самом деле?

— А вы сами как думаете?

— Извините, но распознать шу­тите вы или говорите серьезно, можно далеко не всегда...

— Ну, конечно же, я пошутил. Подумайте сами, какой тренер выпускал бы Пятова или любого другого вратаря на серию послематчевых пенальти, если мы знаем, что Шовковский в этом компоненте один из сильней­ших вратарей мира?!

— Этой зимой ни одна украин­ская команда, включая сборную, не уступала своим соперникам в послематчевой футбольной ло­терее. И со стороны показалось, что, зная о регламенте, вы тщательно отрабатывали 11 -метро­вые на учебных занятиях...

— Вы ошибаетесь. К «точке» ребята подходили лишь раз — на предыгровой тренировке, пото­му что двусторонка закончи­лась вничью, а проигравший, по условиям матча, должен был отжиматься. Ну а специально к пенальти никто не готовился.

— Олега Гусева на позиции правого защитника собирался наигрывать еще Мирон Маркевич. Насколько этот ход оправ­дал себя на Кипре, и кто из номи­нальных полузащитников чаще всего помогал динамовцу на его родном фланге?

— На сегодня я считаю, что он выглядит очень здорово, что и было продемонстрировано на деле. В идеале желательно най­ти на эту позицию других игро­ков, пусть даже качество дейст­вий Олега меня устраивает, и, думаю, мы будем использовать его в этом амплуа и в дальней­шем. Продолжая тему фланго­вых защитников, должен ска­зать, что мне очень понравилась игра Федецкого со шведами: он сыграл предельно строго.

Вооб­ще-то, Артем — любитель побе­гать в атаку, но перед матчем со шведами я так и сказал ему: «Ме­ня не интересует, что ты сдела­ешь впереди, хоть гол забей — мне все равно. Мне интересен ты как защитник, мне нужно обезопасить конкретную зону». Без огрехов, конечно, не обош­лось, но, в целом, на моей памя­ти это была его лучшая игра за сборную. Да, проблемы с флан­гами остаются, и как вы пони­маете, Гусева мы ставим в защи­ту отнюдь не от хорошей жизни. Помогать ему должен был тот, кто чаще оказывался в зоне пра­вого хавбека — чаще всего этим футболистом был Девич, и отра­батывал он здорово. Марко сей­час не в оптимальной форме, но его старательность подкупает.

— Марко больше импонирует вам как атакующий полузащит­ник или же номинальный фор­вард?

— Мне кажется, что он более эффективен, атакуя из глубины.

— Согласитесь, на Кипре игра Девича заставила пожалеть о том, что этой весной он может столкнуться с дефицитом игро­вой практики. Вы и сами сказали, что в феврале это не слишком принципиально, но в будущем сборная может потерять потен­циального игрока основы.

— Мое мнение на этот счет не изменилось: по-настоящему хо­роший футболист надолго без практики не останется. Разуме­ется, в том случае, если он здо­ров физически. Не знаю деталь­но, что именно происходит ме­жду Девичем и «Металлистом», но есть уверенность, что в моло­дежном составе харьковчан он не задержится. В самое ближай­шее время все должно уладить­ся, и он обязательно заиграет. По крайней мере, мне очень хо­чется на это рассчитывать.

— Александр Алиев, чья физи­ческая форма и состояние здо­ровья, вызывали вопросы, сыг­рал на Кипре в обоих матчах. Как оцените его действия?

— Мы специально дали ему побольше сыграть, чтобы по­мочь человеку подтянуть свои функциональные возможности за счет игр. Что же касается ка­чества его действий... В первой встрече Саша выглядел нор­мально. Во втором матче, как вы сами понимаете, он играл совсем немного. И попасть в та­кую игру было очень тяжело. Если помните, я неоднократно говорил, что никогда не буду до­волен Алиевым на все сто про­центов. Вот и на сей раз полного удовлетворения не испыты­ваю. Да и карточку, будем от­кровенны, он получил на ров­ном месте. Хотя мы и расцени­ли это как небезразличие к ре­зультату и нежелание проигры­вать. Эмоциональный запал ко­манды показал, что ребята вы­ходили на эти матчи, вовсе не как на товарищеские.

— То, что при исполнении штрафного удара в матче с ру­мынами Алиев поступился сво­им здравым эгоизмом в пользу Ярослава Ракицкого — это тре­нерская установка или импро­визация?

— И часть наших инструкций, и спонтанное решение. Во-пер­вых, очень здорово, что Саша отдал партнеру право на удар и не потянул одеяло на себя. Это говорит о том, что он делает все возможное, чтобы принести ко­манде максимальную пользу. Ну и, конечно, с той точки зна­чительно удобнее было бить ле­вой ногой. Надеюсь, вы помни­те, кто у нас забивал примерно с того же места в киевском по­единке с Чили. Если кто забыл, напомню — Ракицкий. Ребята не забыли точно, поэтому довери­ли ему право на удар, и он это доверие оправдал.

— Не так давно довелось чи­тать интервью наставника ЦСКА Леонида Слуцкого, который ска­зал моему коллеге из «СЭ» о том, что для Алана Дзагоева в его привычном амплуа у него места на поле нет. Таким образом, ар­мейцы попросту отказались от амплуа атакующего полузащит­ника в пользу так называемого переднего опорного хавбека. Что это — веяние времени или субъек­тивный взгляд на футбол Леони­да Слуцкого?

— Скорее, первое. Современ­ные тенденции предполагают, что если на поле в составе ка­кой-либо команды окажется хо­тя бы один футболист, который не будет принимать участия в отборе мяча, достижение пози­тивного результата станет боль­шой проблемой. В нашей сбор­ной свободных художников я не вижу, в разрушительных дейст­виях должны участвовать все.

— А я думал, что в сине-желтой дружине человека по фамилии Плеймейкер зовут Александр Алиев...

— Я могу взять записи всех его игр, и показать вам, как именно он помогает команде в оборонительной стадии. Ведь помимо отбора, есть еще такое понятие как «помеха», когда человек де­лает все возможное, чтобы мяч у противника отнял партнер. Никто не спорит, что в этом ком­поненте игры Саше еще нужно прибавлять, но я помню, как все дружно схватились за голову, когда в каком-то матче он пару раз подкатился под соперника. А ведь Алиев — умный парень, и сам понимает, что это нужно для всей команды, а мы посто­янно напоминаем ему о том, что в финальную часть чемпионата Европы Иванов, Петров или Си­доров, которые не будут прини­мать участие в отборе, могут просто не попасть. На одном креативе далеко не уедешь. И таких вот ивановых у нас не бу­дет. Основные принципы эле­ментарны: вся команда отбира­ет и практически вся атакует.

ПРЕМИАЛЬНЫЕ — ДЕТЯМ НА МОЛОЧКО

— Свои первые шансы при вас получили Виталий Федорив и Ар­тем Кравец. Кому из них удалось воспользоваться возможностью произвести на вас благоприят­ное впечатление?

— Оба полностью воспользо­вались предоставленным шан­сом. Их работой я вполне удов­летворен, хотя свои истинные возможности, которые мне хо­рошо известны, они продемон­стрировали процентов на пять­десят. В перспективе мы на них рассчитываем через призму игр в своих клубах. Что, к слову, ка­сается и всех других кандида­тов. Если люди не будут играть в своих клубах регулярно, по­пасть в сборную им будет проб­лематично. А период экспериментов, датированный 2010 го­дом, как я уже неоднократно подчеркивал, закончен.

— После матча со шведами возник вопрос по одной из ваших реплик на пресс-конференции: «Игра не получилась», — сказали вы. А затем добавили то ли «И мы знаем почему», то ли «И мы не знаем почему»...

— Да, я тоже обратил внима­ние на путаницу, возникшую среди журналистов. Журнали­сты одного из популярных пор­талов потерялись в потоке моих слов, зато на сайте «СЭ» рас­шифровка оказалась верной. Ну, конечно же, я имел в виду, что мы хорошо знаем, почему так случилось...

— Так расскажите почему?

— Все просто. Во-первых, ре­бята никогда не играли друг с другом в таких сочетаниях. Кра­вец поступил в наше распоря­жение вообще впервые. Хотя мы и делали ставку на его ог­ромную скорость и давали зада­ние полузащитникам искать его проникающими передачами. Но у Артема не было игровой практики в течение полутора лет, и периодически он просто не попадал в такт.

— Артема Милевского сейчас не используют в качестве центрфорварда даже в «Дина­мо». Вы согласны с тем, что на­личие такого игрока заставля­ет перестраивать всю игру группы атаки?

— Первую часть вашего воп­роса я оставлю без внимания, потому что в ней речь идет о внутренней кухне клуба. Что же касается второй... То, как мы бу­дем использовать конкретных игроков — наше личное дело. Но я согласен, что Милевский за­служивает особого внимания уже хотя бы потому, что исполь­зуя его в разных позициях, мы можем кардинально менять ри­сунок командной игры.

— Не было ли желания исполь­зовать в первый день Андрея Яр­моленко в связке с динамовцами Алиевым и Милевским, а также партнером по молодежной сбор­ной Евгением Коноплянкой?

— Было и скажу, что такой ва­риант нами рассматривался, но в итоге мы остановились на дру­гом. Нужно заметить, что это были первые матчи, когда у нас наконец-то появились хоть ка­кие-то варианты. И это здорово, потому что до этого мы ставили на поле тех, кто приезжал на сборы и кого мы не могли не ста­вить. Это был набор людей, а не национальная сборная. Сейчас все изменилось: игроки загады­вают тренерам задачки, застав­ляя нас поразмышлять по пово­ду вариаций игры и смены так­тических рисунков. Лично мне разгадывать подобные голово­ломки интересно и приятно. Та­кую головную боль терпеть сов­сем не сложно.

— Ранее на Кипре регулярно возникали проблемы с судейст­вом. В 2001 году арбитры просто убили в матче с хозяевами сбор­ную Лобановского. Как оцените работу рефери на этом турнире?

— Поверьте, я знаю, что такое судейство киприотов и должен сказать: это что-то страшное. А здесь в матче со шведами судья, видимо, увидел на поле Ибраги­мовича и решил, что у соперни­ка более авторитетная сборная и ей нужно помогать. Вот и не пре­секал то хамство и хулиганство скандинавов в нашей штраф­ной, которое нужно было жестко карать. А ведь шведы откровен­но разбивали носы нашим ребя­там. В первой игре сложилась другая ситуация: лично мне су­действо понравилось очень сильно, но у нас в команде ока­зался игрок, который начал за­ниматься не тем, чем должен. Что-то там рассказывал судье, тот обиделся и начал симпатизиировать румынам. Но ошиб­ки, которые совершали арбит­ры, это не более чем дефицит ка­чества, но никак не злой умысел. А вот украинская бригада во гла­ве с Виктором Шевцовым отсу­дила свой матч очень здорово: их работу в один голос отмечали все мои знакомые, многие из ко­торых не относятся к судейско­му корпусу. В целом же, арбит­раж на турнире я бы оценил на четыре с минусом. Уровень ре­фери оказался намного ниже класса футболистов.

— С президентом ФФУ Григо­рием Суркисом по окончании турнира общались?

— Конечно, мы говорили и по­сле первой игры с румынами. Сложилась определенная тра­диция: он всегда заходит в раз­девалку сборной. Естественно, зашел и на этот раз, чтобы позд­равить команду с завоеванным кубком, пожелать игрокам веду­щих клубов здоровья и удачи в предстоящих еврокубковых ба­талиях. Кроме того, Григорий Михайлович пожелал нам в следующей встрече выглядеть еще лучше, чем на Кипре.

— Система поощрений для сборников, разработанная в про­шлом году, остается в действии?

— Как бы вам объяснить... Да, футболисты играют не бес­платно но, во-первых, преми­альные выплачиваются исклю­чительно за победы, а их у нас пока что не очень много. А во-вторых, не идеализируйте раз­меры этих сумм. Это даже не для поддержания штанов, атак — детям на молочко.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Источник: Михаил Спиваковский, "Спорт-Экспресс в Украине"


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев