×
Спасибо, я уже с вами

Cергей КОВАЛЕЦ: “Волынь” – моя последняя команда? Посмотрим…”

4 апреля 2004, воскресенье. 10:272004-04-04T10:27:44+03:00

За две недели до старта второго круга фамилия Ковальца появилась среди новичков луцкой команды

В последнее время мне частенько приходилось общаться с Сергеем Ковальцом. Казалось, столичная «Оболонь» станет последней командой в его профессиональной футбольной карьере. Впрочем, и сам известный полузащитник где-то в глубине души так считал. И когда во время зимнего перерыва оказалось, что в его услугах киевские «пивовары» больше не нуждаются, футболист начал задумываться о завершении карьеры. Но вдруг за две недели до старта второго круга фамилия Ковальца появилась среди новичков луцкой «Волыни».

- Сергей, признаюсь, для меня это было несколько неожиданно.

- Да, наверное, не только для тебя. Многие уже думали, что я завершил играть. Но судьба иногда делает такие повороты, что и не ожидаешь.

- Значит, есть еще порох в пороховнице?

- Когда я уходил из «Оболони», то чувствовал, что в нынешнем украинском чемпионате еще могу играть и помочь молодым футболистам. Но ощущать самому -- это одно, а реализовываться в коллективе – немного другое. На тот момент у меня не было никаких вариантов. Я сам тренировался, старался поддерживать форму и... ждал.

- Чего?

- Хорошего предложения. Думаю, что я за эти годы заработал себе имя в футбольном мире и мог рассчитывать на такое. И оно поступило.

- Здесь, пожалуйста, поподробнее…

- В конце февраля мне позвонил Виталий Кварцяный и поинтересовался, чем я занимаюсь. Я на тот момент полностью сосредоточился на работе в футбольной школе, в которой тренируется мой сын Кирилл. Узнав об этом, наставник «Волыни» предложил приехать в Севастополь, где луцкая команда проводила последние предсезонные сборы и попробовать себя в его клубе. Согласился сразу. Вместе со мной туда приехал и мой старый друг Юра Петров, который в последнее время играл в Голландии и даже успел вместе с семьей получить гражданство этой страны. Проведя несколько контрольных спаррингов, я и Юра получили предложение остаться в «Волыни».

- А что это за история с трансфером на первую игру с «Оболонью»?

- Давай не будем об этом. Конечно, мне хотелось сыграть в первой же игре, да еще и перед столичными зрителями, среди которых были родственники, знакомые. Но что случилось, то случилось. Теперь все нормально и я играю за «Волынь».

- И не просто играешь, а голы забиваешь, голевые передачи раздаешь.

- Очень рад, что именно моя голевая передача стала победной в последнем западноукраинском дерби. А с игры еще не забил, только с пенальти. Но меня больше радует не свой личный успех, а то, что команда побеждает.

- Скажи, почему же тогда второй одиннадцатиметровый, который был назначен в ворота кировоградской «Звезды» пробивал не ты, а Василий Сачко?

- Когда судья назначил второй пенальти, я сказал Васе, чтобы он бил. На сегодня он в клубе главный голеадор, и мне хотелось, чтобы его фамилия значилась среди авторов забитых мячей и, самое главное, чтобы он почувствовал вкус гола. Поверь для нападающего это чрезвычайно важно. К сожалению, ему не удалось в том моменте переиграть голкипера, и за подобную самодеятельность мы получили хорошую взбучку после игры от Виталия Владимировича (Кварцяного – прим. авт.). Но у Васи настоящий мужской характер и он не раскис после такой неудачи, а на 87-й минуте сумел забить с игры. Пожалуй, это оказалось даже важнее, нежели гол с пенальти. В следующем матче с «Карпатами» он отличился и принес очередную победу нашей команде.

- Западноукраинское дерби стало самым резонансным в 18 туре.

- Скорее из-за того неприятного инцидента, который произошел в середине второго тайма. Может результат кого-то и удивил, но только не меня. Считаю, что «Волынь» сейчас набирает неплохую форму и та задача, которая поставлена перед командой – попасть в десятку, – в конце сезона будет выполнена. «Карпаты» же переживают явно не лучшие времена. Что-то происходит внутри клуба, и знают об этом только люди, непосредственно причастные к повседневной жизни коллектива. Даже то растранжиривание игровых моментов, которое было в игре с нами, является как бы лакмусовой бумажкой процессов, происходящих внутри клуба. Но я прекрасно знаю Мирона Маркевича как сильного тренера и, думаю, он сумеет преодолеть вот этот небольшой кризис и вывести львовян на нужный уровень.

- А все же, что ты думаешь об эпизоде, когда Сергей Мизин «сломал» Дмитрия Трефиловского? Ты ведь находился недалеко от места, где все случилось?

- Я на двести процентов уверен, что Сергей не делал ничего преднамеренно. Это была чисто игровая ситуация. Я знаю, что Мизин после этого побывал в госпитале и принес свои извинения Трефиловскому. Да и сам Дима, когда я с ним разговаривал, не держит на него зла. Хочется верить, что его выздоровление пройдет очень быстро и он сможет быстро восстановиться.

- Сергей, а как тебе в целом сегодняшняя «Волынь»?

- В ней есть тот боевой дух, которым всегда отличаются команды Западной Украины. Даже несмотря на то, что в Луцке играют несколько легионеров, мы все друг друга прекрасно понимаем. Наверное, оттого, что общаемся на одном языке – русском. Хотя должен сказать, лично мне намного приятнее общаться на родном украинском языке. Я ведь родился и вырос на Западной Украине, да вот и с тобой мы разговариваем по-украински (читателям нашей газеты, естественно, предлагается русскоязычная версия интервью – прим. авт.).

- Сумел уже полностью адаптироваться в новом коллективе?

- Я знал многих ребят, которые здесь играют, и раньше. Так что проблем никаких не возникло.

- Виталий Кварцяный довольно оригинальный тренер. Успел это почувствовать?

- Бесспорно, он очень интересный человек, с неординарным жизненным восприятием. Иногда такие сравнения находит, что удержаться от смеха невозможно. Но в то же время он очень переживает за порученное дело. Возможно, из-за этого частенько эмоции берут верх. Хочу также отметить, что Кварцяный – человек слова. То, что обещает – обязательно сделает.

- Правда, что установки на игру сопровождаются крепкими словами?

- Не без этого. Но ведь у каждого наставника свои методы работы, и ребята, хорошо зная тренера, не обижаются на него. Все воспринимается вполне адекватно.

- Скажи, а вот тебе самому не тяжело держать себя в тонусе?

- Чисто психологически – не очень. Я ведь, как говорят, прошел Крым, Рим и медные трубы. Несколько тяжелее физически, поскольку в этом возрасте времени на восстановление уходит значительно больше, нежели в молодости. Впрочем, стараюсь за счет опыта компенсировать этот «недостаток». Но самое главное, у меня не пропадает желание играть. На каждую тренировку, на каждый матч выхожу с огромным удовольствием.

- Неужели и «Волынь» не станет для тебя последней командой?

- Давай не будем загадывать. Пока у меня соглашение с луцкой командой до конца этого чемпионата, а дальше посмотрим.

- А не тяжело, семья – в Киеве, ты – в Луцке?

- Конечно, за последнее время я привык быть рядом с семьей. Особенно скучают дети. Но при первой же возможности стараюсь приехать к ним. Да и когда есть возможность, жена едет в Луцк. Вот играли во Львове, так она побывала на матче. Теперь на фарт будет приезжать и на другие игры чемпионата.

- Сергей, ты ведь являешься одним из последних играющих в Украине обладателей титула «Чемпион СССР»?

- Журналисты уже отмечали этот момент. Разве что Олег Лужный у которого сейчас не очень складывается в Англии, может приехать в какую-то украинскую команду и завершить здесь свою футбольную карьеру. Тогда нас таких будет двое.

- Ты динамовские времена вспоминаешь с удовольствием?

- Не то слово. Какие тогда футбольные звезды блистали в коллективе – Бессонов, Демьяненко, Михайлов, Михайличенко, да практически всех надо перечислить. Лобановский делал команду, подбирая игроков, в первую очередь, по чисто человеческим качествам, а уже потом как футболистов. Нечто похожее сегодня происходит и в днепропетровском «Днепре», где создан прекрасный микроклимат в команде и раскрываются почти все, кто туда приходит.

- Пожалуй, следует отметить два эпохальных момента в твоей динамовской биографии: чемпионское звание в первенстве Союза и суперматч в Лиге чемпионов против московского «Спартака».

- Всегда приятно вспоминать такие моменты. В дебютном матче за «Динамо» я даже сумел забить победный гол в ворота «Днепра», который поначалу записали на Ахрика Цвейбу. А наша игра со «Спартаком» стала первой после развала Союза и имела в то время несколько политический оттенок. Поэтому проигрывать, да еще перед собственными поклонниками, мы не имели никакого морального права. Но когда после первого тайма мы «летели» 0:2 и к тому же не забили пенальти, поводов для радости было мало. С опаской шел в перерыве в раздевалку, зная экспрессивность Йожефа Сабо. Но, к удивлению, тренер даже голос не повысил, а сказал, что если мы будем играть в таком ключе и дальше, то обязательно выиграем. Эта необычная перемена была хорошим знаком. Так оно и случилось, мы выиграли 3:2.

- Сегодня легче, наверное, пересчитать украинские команды, в которых ты не выступал. Но все же в твоей биографии есть днепропетровский «Днепр» времен Бернда Штанге. По моему, первого зарубежного специалиста в нашем футболе.

- Хорошая, перспективная у нас тогда была команда. Когда он стал работать в «Днепре», мы сразу ощутили другой подход к тренировочному процессу. Он относился к нам с огромным уважением, объединяя нас всех в одну семью. На поле, можно сказать, мы бились за него.

- Затем потянулись за ним в «ЦСКА-Борисфен», когда там задумали создать новый суперклуб.

- Руководство того клуба и Штанге, и нам, футболистам, обещали много чего. Но в результате многие к началу чемпионата остались совсем без команд. После этого я играл в «Черноморце», голландском «Твенте», львовских «Карпатах», запорожском «Металлурге», «Оболони»…

- В которой, кстати, ты не забил свой первый пенальти в игровое время.

- Было дело. Это случилось в дебютном для «Оболони» чемпионате, когда в последнем матче первого круга команда впервые играла на стадионе «Динамо». Соперником тогда была александрийская «Полиграфтехника». Арбитр в той игре назначил два пенальти, один я забил, второй – нет. И вот теперь в игре за «Волынь» только в третий раз подошел к «точке».

- А больше не бил?

- Только в серии послематчевых пенальти на Кубок, во времена выступлений за «Днепр».

- Побеждать тебе не привыкать, и ты, наверное, четко понимаешь, что без так называемой «психологии победителя» успеха на поле не видать?

- Мало одного желания выиграть, нужно быть мобилизованным на победу. А это все складывается от уверенности (но не самоуверенности) в себе, в партнерах. Это придает легкости в игре, и ты на полсекунды, на долю секунды опережаешь соперника в том или ином игровом эпизоде. Из таких выигранных микродуэлей складывается матч, и в конце концов итоговый результат на табло.

- В свое время ты не раз надевал футболку сборной. Если не ошибаюсь, то выходил на поле и в первом историческом матче против венгров в Ужгороде. Сегодня в силу объективных причин ты не являешься кандидатом в главную команду страны, но, несомненно, интересуешься ее выступлениями. Как считаешь, удастся Блохину создать такую команду, которая наконец пробьет окно в Европу?

- Даже несмотря на осечку в Македонии, хочется верить, что так случится. К сожалению, у нас сегодня есть дефицит классных исполнителей и тренеру сборной не просто выбирать. К тому же не все потенциальные кандидаты получают в своих клубах нормальную игровую практику. Наверное, надо все-таки вводить квоту на легионеров и ценить то, что мы имеем. У нас есть хорошие футболисты, на которых следует обратить внимание. Тот же Вячеслав Нивинский из киевской «Оболони», Василий Сачко из «Волыни» вполне могут помочь нашей сборной. Блохин сделал серьезное заявление, сказав, что напрямую попадет на финал чемпионата мира, и ему будет нелегко сдержать данное обещание. Но и мы, болельщики, журналисты, специалисты не должны «клевать» его за каждую даже минимальную осечку. Надо создать вокруг сборной такую ауру, которая бы способствовала раскрытию мощного потенциала нашей команды. А что он есть, видно невооруженным глазом.

Николай КОБЕРСКИЙ, "Весь Спорт"

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев