Сказка про рыжего бычка

Сказка про рыжего бычка

17 января 2008, четверг. 13:412008-01-17T13:41:05+02:00

Дважды в новейшей футбольной истории Украины Григорий Суркис рисковал – и дважды пил шампанское

Свершилось: накануне Старого нового года миру был представлен старый новый тренер из засаленной колоды Федерации футбола Украины.

Как и предполагали прозорливцы, национальную сборную страны после "всенародного обсуждения",читай – после недолгих раздумий президента ФФУ Григория Суркиса – отдали на откуп успевшему вполне себя дискредитировать во главе киевского "Динамо" Алексею Михайличенко. Еще одним реальным кандидатом считался самый успешный из практикующих ныне в Украине "своих" тренеров – наставник "Днепра" Олег Протасов. Но он не согласился оставить "Днепр", рвущийся в этом сезоне к золотым медалям. Так была соблюдена политкорректность. Заранее было понятно, что Протасов откажется и пост получит усиленно продвигаемый ФФУ неудачный клон Валерия Лобановского. Впрочем, может, я заблуждаюсь, и Суркис представил миру очередного джокера – прекрасную овечку Долли?

У КАЖДОГО МГНОВЕНЬЯ СВОЙ РЕЗОН

Коренной киевлянин (и это плюс), Михайличенко выучился на форварда благодаря заботам и тренерскому мастерству Анатолия Бышовца, тоже киевлянина, тоже нападающего, причем лучшего в составе масловского "Динамо" второй половины 60-х. Бышовец довел Михайличенко до звания олимпийского чемпиона 1988 года в Сеуле. После такого феерического бенефиса на международной арене, когда сборной СССР удалось положить на лопатки самих бразильцев, Алексей продолжал успешно стричь купоны на зеленых полях Украины, Италии, Шотландии. То есть оказался не просто хорошим, а очень хорошим игроком. И что немаловажно – везучим, чего не скажешь про большинство его коллег по олимпийской сборной-88.

А вот рассказы о так называемой везучести Блохина, которого Михайличенко нынче сменил на посту главного тренера украинской сборной, считаю, сильно преувеличенными. Как добрый знак, как шутка, сопутствующая череде успехов талантливого человека, прозвище "везунчик" не вызывает нареканий. Если же снять розовые очки и взглянуть на спортивную биографию Олега Владимировича непредвзято, то разговоры о счастливых совпадениях предстанут баснями, которые тиражируют завистники. Оказывается, процент счастливых совпадений у Блохина такой же, как у миллионов обычных людей. Из-за слабости сборной СССР в 70-х, он в пору расцвета пропустил два чемпионата мира. Из-за партийных рогаток опоздал выехать за рубеж в качестве игрока да и попал в третьесортный австрийский клуб. Гениального забивалу, футболиста, проведшего сто матчей за национальную команду, Блохина категорически не хотели брать в состав сборной накануне ЧМ-86. Начальству в лице тогдашнего футбольного диктатора страны Вячеслава Колоскова категорически не нравилась прямота суждений киевлянина, его нежелание прогибаться перед чиновниками. Позднее тот же Колосков как мог затягивал с выдачей Олегу охранной грамоты для тренерской работы в греческом "Олимпиакосе". Выручили московские друзья и умение тогдашней жены Ирины убеждать мужчин...

Чем Блохин в самом деле обладает сполна, кроме футбольного таланта, так это интуицией и большим творческим началом. Помнится, в Греции у него далеко не все ладилось – аплодисменты сменялись свистом, незапланированными переходами из клуба в клуб, а он упорно гнул свою линию, вырабатывая собственный тренерский метод. Интуиция помогала ему находить верное решение в каждой конкретной ситуации. Так, в бытность игроком он ни за какие коврижки не хотел менять клуб внутри СССР. А ведь заманчивых предложений сыпалось масса, да и отношения с тренером Валерием Лобановским желали лучшего. Затем он очень разумно и вовремя дистанцировался от Лобановского, его творческого метода или, как любит выражаться мой давний друг и футбольный знаток №1 на территории бывшего Союза Владимир Маслаченко, отскочил от гениального рыжего на расстояние вежливого нейтралитета. И в тренерской шкуре хранил верность не клубам, а индивидуально выбранной дорожке, которую протаптывал сам – без поводырей и осязаемых наставников.

Сегодня многие забыли или делают вид, что не помнят о том, как в период последнего пришествия Валерия Васильевича Лобановского на динамовский трон, фамилия Блохина в клубных кулуарах упоминалась только шепотом, а вслух разве что в негативном контексте. Мэтр, как любая тонкая натура, понимал, кто именно может оказаться достойным, но отнюдь нежеланным наследником его вотчины, и отучал вассалов произносить запретную фамилию всуе, впрочем, как и вспоминать без особой на то нужды Анатолия Федоровича Бышовца, еще одного неординарного и нелюбимого антогониста.

Отчуждение усиливалось депутатским парадоксом Блохина. Западные лекала жизни и труда не помешали ему отдать свои симпатии коммунистам, с которыми в Раде он формально противостоял продинамовской СДПУ(О). Возраст Олега Владимировича приближался к солидной 50-летней отметке. Казалось, его пути с украинским футболом разошлись навсегда... Но все изменила смерть Лобановского...

Когда Валерий Васильевич уже лежал на смертном одре, я встретил в афинском аэропорту Блохина, с которым знаком с 1970 года. Олег отправлялся в Киев для принятия присяги депутатами вновь избранного парламента. В ожидании самолета мы разговорились о сложившейся ситуации в "Динамо", в сборной и вообще в нашем футболе. Я плотно общался с Блохиным после значительного перерыва и был удивлен происшедшими с ним переменами. Он не примерял тогу, упавшую наземь в Запорожье. Отнюдь! Он с искренней болью и сочувствием размышлял вслух о том, как тяжело будет нам без Лобановского, как найти продуктивный выход из кризиса, уже надвигавшегося тогда на "Динамо", и как вывести из полосы постоянных неудач национальную сборную. Я не был оригиналом, поинтересовавшись, чтобы предпринял он на месте братьев Суркисов. Последовал незамедлительный ответ: отважился бы на серьезнейшие перемены, – и мы расстались.

Трудно угадать, что двигало братьями в первую очередь: сила инерции или непреклонная вера в то, что ученики мэтра роднее и ближе клубу, а значит – и увереннее любого признанного авторитета со стороны понесут дальше покачнувшееся динамовское знамя. Преемственность – важнейший организционный фактор, если не хочешь дополнительной головной боли при притирке с новой знаковой фигурой. А ведь смена тренеров почти совпала и со сменой динамовских президентов. Естественно, старший брат желал облегчить участь куда менее опытному в закулисных маневрах младшему. Из кучки жаждущих, толпившихся у кресла главного тренера, выбор пал на самого молодого и бойкого. Алексей Михайличенко в последний период жизни Лобановского чаще других помощников заменял его на презентациях, озвучивал мысли шефа перед прессой. При назначении, очевидно, сыграло роль и некое внешнее сходство, и то, что Михайличенко-игрок считался везунчиком. Фарт в такой скользкой игре, как футбол, много значит. Даже очень скупой на откровения Лобановский с печалью признавал на закате жизни, что два нелепых движения Шовковского стоили ему массу нервов, а его командам – выхода в финал Лиги чемпионов-99 ("Динамо") и в финальную часть чемпионата Европы 2000 года (сборная), что стало бы историческим событием для независимой Украины и увенчало бы карьеру великого тренера еще одним великолепным свершением... Короче, назначили преемником фартового мальчишечку. А в дядьки-надсмотрщики над молодым президентом клуба Игорем Суркисом и начинающим главным тренером Алексеем Михайличенко определили многоопытнейшего Йожефа Сабо.

КЛОНЫ: УДАР МИМО ВОРОТ И МИМО ДЕНЕГ

Дальнейшее-перед глазами. Благодаря наработкам Лобановского и потенциалу тогдашних динамовских игроков, Михайличенко начал во здравие. Первые же скромные его успехи на внутреннем фронте привели работодателей в восторг. Скорые на руку пиарщики объявили молодого тренера гением. Восхваление в прессе и на ТВ не знало меры. Ему тут же присвоили звание заслуженного. Самое печальное состояло в том, что Михайличенко свято поверил в эту лабуду. Хотя по меркам киевского "Динамо" никаких достижений, достойных восхищения, у клуба не было. Ведь не считать же таковыми редкие победы над "Шахтером" или выходы в групповой турнир Лиги чемпионов, что при Лобановском стало рутиной?

Кроме некоторого внешнего сходства с Валерием Васильевичем, Алексей обладает таким же ершистым, тяжелым для окружающих характером. Но что позволено Юпитеру, утверждает латинская поговорка, не позволено быку. А после грома литавров в свою честь Михайличенко, несмотря на достаточный интеллект и трезвость ума, потерял землю под ногами и стал слушать в основном только себя любимого. И дело не в оглушительной оплеухе, полученной динамовцами от зауряднейшего "Трабзонспора". Можно сколько угодно копировать и подражать великому учителю, но без собственного творческого начала не обойтись – ни в музыке, ни в живописи, ни даже в преподавании футбола. Клон оказался неудачным, как и в случае с Анатолием Демьяненко. Из того тоже пытались сделать мини-Лобановского. Однако памятуя печальный опыт с Михайличенко, палку не перегибали. Да и у Анатолия Васильевича всегда хватало мудрости складывать себе реальную цену. Пусть не на людях, а в душе. Поход за нефтедолларами в Баку, похоже, тому подтверждение. Приятный во всех отношениях человек, Демьяненко-тренер звезд с неба не хватает. Но зачем пропадать огромному опыту, накопленному в "Динамо" при Лобановском, при попытке самостоятельно вести очень большой корабль сквозь рифы и айсберги? Может быть, в ранге капитана не очень большого корабля у Анатолия Васильевича в "Нефтчи" получится лучше?

Михайличенко, посадив на мель динамовский корабль (конечно, не в одиночку, а вкупе с ассистентами и многочисленными контролерами и начальниками), теперь берется рулить главным футбольным судном страны. Что же изменилось в его послужном списке, в его характере за последние три-четыре года?

Молодежная сборная Украины, которую Алексей получил в наследство от Анатолия Крощенко и Павла Яковенко, стала вице-чемпионом Европы. Это плюс. Хотя все было налажено до него, Михайличенко сумел четко реализовать прекрасную возможность. Правда, из обладателей европейского серебра он сегодня может рассчитывать в первой сборной только на вратарей да на Чигринского. Это низкий КПД при переходе из молодежки в главную команду страны. Но тут беда всего нашего футбола, а не только и не столько Михайличенко-тренера.

Другое "за", которым, наверное, руководствовался Григорий Суркис при выборе преемника Блохина, это девиз: за одного битого – двух небитых дают. Неудача в "Динамо" повлияла на манеру поведения Михайличенко. Он стал менее вальяжен и пренебрежителен при общении с прессой, не так остро реагирует на любое противоречащее его профессиональным понятиям мнение. Возможно, это поза. Однако умение держать себя в руках на людях при любой ситуации дорогого стоит. В ближайшее время у нас будет возможность убедиться, насколько обновленная система оценок укоренилась в психологии Алексея. Он толково и взвешенно выступил на пресс-конференции, посвященной его назначению. Так что очередного головокружения у Алексея вроде бы не просматривается. Но для выполнения задачи такого уровня – выход в финальную часть ЧМ-2010 с игроками-середнячками – нужен, не в обиду Михайличенко будет сказано, тренер совсем другого калибра. Тут никакой идеальный календарь и никакие призывы к голому патриотизму не помогут. Предположу, что чиновники ФФУ, пусть и неосознанно, сделали Михайличенко козлом отпущения.

Работа ему предстоит тяжеленная и неблагодарная. У сборной не просматривается достойного резерва в обозримом будущем. А с нынешним составом нам не одолеть ни англичан, ни хорватов. Это надо четко себе усвоить и не обещать болельщику невозможного. Ясное дело, президент ФФУ публично не имеет право на откровенный пессимизм при оценке перспектив главной команды страны. Но, думаю, что выбор Григория Михайловича пал на Михайличенко еще и потому, что настоящие профессионалы и просто трезвые головы не ждут от нового наставника чуда. Получится – прекрасно, не получится – так и быть, найдем в 2010 году ему замену.

Можно пофантазировать и дальше. В бытность Михайличенко динамовским тренером клуб из-за слабых результатов на международной арене потерял много денег. Нынче Михайличенко сэкономит ФФУ немало средств. Он не Блохин, много не получит. Даже если бы запросил, ему бы напомнили его место. При переговорах о возможном продлении контракта Олег Владимирович настаивал на резком повышении зарплаты своим помощникам. Григорий Михайлович на это не пошел, что стало одной из причин тихого конфликта президента с королем украинского футбола. А Михайличенко при выборе помощников вроде бы согласился на предложенные зарплаты сразу. В самом деле, мог ли он требовать, например, для прекрасного в прошлом форварда Вадима Евтушенко большого тренерского жалованья, если у того за спиной работа со шведскими клубами аж третьей лиги?

Сегодняшний Михайличенко представляется мне покорным реалистом. А покорное теля две матки сосет. В период жестоких баталий вокруг Евро-2012 в Украине Григорию Суркису именно такой и нужен. Чуток больше комфорта и чуток меньше организационных хлопот хоть на одном из фронтов.

ВОТ ТЕБЕ, БАБУШКА, И ЮРЬЕВ ДЕНЬ!

Всю позднюю осень футбольная общественность по обе стороны от хутора Михайловского затаив дыхание ждала перемен, переходов, сенсаций... Однако происшедшее, на мой взгляд, превзошло самые смелые и диковинные прогнозы. Рокировка тренеров: лучший российский – в Киев, лучший украинский – в Москву – стала убийственным по своей неожиданности ходом в этой символической шахматной партии. Тенденция ХХI века о все большей роли тренеров и менеджеров в футбольном процессе , нашла очередное подтверждение. Вполне возможно, что поезда Киев-Москва с Блохиным и Москва-Киев с Семиным случайно встретились на границе Украины с Россией. Но если эту рокировку кто-то заранее задумал и реализовал, он гений. Так думает Владимир Никитович Маслаченко, и я с ним солидарен.

Маслаченко, кстати, очень болеет за Блохина и надеется, что Олег "найдет управу на московских супостатов". Разумеется , на зеленом поле. Совсем иное мнение высказал не менее ошеломленный переходом Блохина в Москву президент киевского "Динамо" Игорь Суркис. В одном из интервью он заявил, что Блохин продержится в Москве куда меньше времени, нежели Семин в Киеве. Чего в этом заявлении больше – растерянности или самоутверждения, не знаю. Блохин вскоре отпарировал в московской прессе: мол, Игорь Михайлович не мог сказать такого. Но крупнейший европейский знаток российского и украинского футбола Карл-Хайнц Хайманн продублировал тезис младшего Суркиса только в более тактичной и обтекаемой форме: Блохину в Москве придется намного тяжелее, чем Семину в Киеве.

Иное мнение у Маслаченко, хорошо знающего потенциал Юрия Семина, сильные и слабые стороны его характера. Против он выдвигает то обстоятельство, что Юрий Павлович почти весь свой долгий тренерский срок работал в московском "Локомотиве", где во времена бывшего хозяина железных дорог России Аксененко был вхож в его кабинет и решал напрямую с ним самые щекотливые вопросы... А как он сможет адаптироваться без подстеленной соломки на новом, совсем другом месте – неизвестно. По мнению Маслаченко, Семин, как и Олег Романцев, – тренер одной команды, к тому же для киевских болельщиков он не авторитет. А вот Блохина Москва встретили на "ура" – и журналисты, и фаны.

Попробую в эту заочную дискуссию вставить и свои пять копеек. Романцев, из которого российские СМИ долго и тщетно лепили нового Бескова, и вправду оказался тренером одной команды. Ни в раменском "Сатурне", ни в московском "Динамо", ни в сборной России спартаковец Романцев ничего не добился, кроме резкого увеличения потребления спиртного на душу населения вместе со своим помощником и корешом Георгием Ярцевым. Семин не ходит в закадычных друзьях с "зеленым змием", он мягче по характеру, не столь яростен, как Романцев, но кроме "Локомотива" тоже нигде ничего не добивался. Да и в железнодорожном клубе был успешным лишь в тепличных условиях. Если учесть затянувшийся организационный хаос в "Динамо", где столпов совсем недалекого прошлого Базилевича, Сабо, Буряка зачисляют в разряд тех, кто желает просто отсидеться в клубе, а уровень научной и методической работы отныне будет определять "крупный специалист" в этом вопросе Резо Чохонелидзе, шансов у Семина поставить команде качественную и продуктивную игру – мизер. А когда в спину дышит амбициозный помощник, недостаточно квалифицированный для клуба такого ранга, но все равно жаждущий не мытьем так катаньем, занять пост главного, Юрий Павлович может даже не тасовать. Его карта, по-моему, оказалась бита, как только составили – с бору по сосенке – новую динамовскую колоду.

Правда, задача-минимум у Семина несколько проще, нежели у Блохина – вернуть команду на вершину национального чемпионата, где киевляне привыкли обретаться. В российском первенстве, средний уровень которого в последние сезоны заметно превосходит наш, новый клуб Блохина "Москва" – относительный, хоть и дерзкий новичок. Четвертое место, как высшее достижение в чемпионатах России, уже не удовлетворяет хозяина "Москвы" миллиардера Михаила Прохорова (шестое место в списке самых богатых россиян за 2007 год по версии журнала "Форбс") и непосредственного заправилу футбольными делами клуба – 48-летнего Юрия Белоуса. Аппетиты этих людей подкреплены их неограниченными возможностями. Еще два года назад хитрющий Юрий Белоус, в кармане у которого диплом врача, в активе богатая практика журналиста и футбольного менеджера, а в тайном арсенале – колдуны на штатных клубных должностях, едва не заарканил в Москву знаменитого португальского полузащитника Луиша Фигу. А на вопрос, какого тренера он желал бы видеть во главе своей команды, Белоус восемь месяцев назад без лишней скромности ответствовал: калибра Купера и Улье...

Игорь Суркис тоже мечтал о Жераре Улье, даже вел с ним прошлым летом переговоры, но все осталось, увы, благими намерениями. А вот Юрий Белоус, как только пронюхал о разладе в переговорах между Олегом Блохиным и президентом ФФУ по поводу нового контракта, немедленно подсуетился и выиграл нелегкий тендер, устроив Юрьев день, ранее и не снившийся менеджерам всего постсоветского пространства. Потому что Белоус знает истинную силу тренера Блохина, авторитетнейшего в мире футбольного человека, которого ценят сегодня и в Европе, и в Африке, и в Японии. Считает его ровней и Куперу, и Улье. Олегу Владимировичу поступило прошедшей осенью много лестных предложений. Как минимум одно было гораздо щедрее московского. Блохин выбрал то, в котором ставились самые тяжело достижимые задачи. Это – к вопросу о его тренерской мотивации. Блохин знает чего стоит. Он далеко не прост. Им очень трудно управлять, в чем убедился Григорий Суркис. Но если Юрий Викторович Белоус и Олег Владимирович Блохин найдут общий язык, достижения "Москвы" могут оказаться всем на зависть неординарными. Недаром мобилка у Белоуса настроена исключительно на одну мелодию – гимн Лиги чемпионов. И никак иначе!

А какую музыку нынче заказывают у нас, в стране – возможной хозяйке чемпионата Европы 2012 года?

Дважды в новейшей футбольной истории Украины Григорий Суркис рисковал – и дважды пил шампанское вместе со всей армией многомиллионных поклонников кожаного мяча. Первый раз, когда настоял на возвращении в "Динамо" с Ближнего Востока Валерия Лобановского. Второй раз, когда устроил Олегу Блохину праздник в честь его пятидесятилетия и дальнейшее продвижение во главу сборной. Осень 2002-го вообще стала поворотным пунктом в примирении сторон, что и привело в итоге к удивительным результатам сборной под руководством Блохина в 2004-2006 годах.

У победы много родителей, и зал, где Ющенко обычно вручает государственные награды, не смог вместить всех отмеченных. Пришлось переносить церемонию награждения в Дом украинского футбола. Ордена и звания получали рекламодатели, заработавшие на успехе сборной (ни в одной цивилизованной стране мира не могло возникнуть подобного нонсенса!), президенты клубов, соизволившие отпустить своих подопечных на ЧМ-2006, и, конечно, те, кто в самом деле внес лепту в невиданное ранее достижение: игроки, тренеры, врачи, деятели федерации... Однако все в зале знали: у победы только два безоговорочных творца – Григорий Суркис и Олег Блохин. И вот, стоило сборной завалить следующий отборочный цикл, как союз двух незаурядных личностей распался. У поражения оказался один виновник. Гордый, независимый, он отправился восвояси.

Нет пророков в своем Отечестве. Нашему футболу, в котором не нашлось места ни Анатолию Бышовцу, ни Павлу Яковенко, а теперь – и Олегу Блохину, это дорого обойдется.

Теоретически это правильный посыл, что сборную должен готовить отечественный специалист. Но если наши фефеушники умудрились распугать всех стоящих практиков, почему было не пригласить иностранного тренера с именем? Нельзя же всерьез воспринимать заявление президента украинской федерации, который, мол, при принятии окончательного решения в пользу обязательно "своих" руководствовался тезисом шефа ФИФА Зеппа Блаттера: первую команду огромной футбольной нации должен возглавлять представитель этой нации. Блаттер , конечно, крупный авторитет. Но в его Швейцарии уже сбились с ног в поисках иностранного специалиста для сборной. Ладно, Швейцария – маленькая футбольная нация. Мы даже смогли ее пенальтировать на последнем чемпионате мира. А как быть с футбольной Россией, доверившейся голландцу Хиддинку и вытянувшей счастливый билет в Альпы? Согласен, риск большой и деньги громадные, а игроков мирового уровня наперечет. Вот здесь и нужны кудесники ранга Отто Рехагеля, Гуса Хиддинка, Валерия Лобановского, Олега Блохина... Иначе весь патриотический пыл уходит в свисток профанации.

Напоследок хочу передать привет герру Блаттеру и нашим хуторянам от англичан. "Малюсенькая" нация, придумавшая игру в ножной мяч, Англия вдруг ударилась в шовинизм и решила, что негоже какому-то шведу Свену-Йорану Эрикссону успешно тренировать сборную туманного Альбиона, а в довесок спать с англичанкой – секретарем футбольного союза. Решили: пусть только спит, а тренировать будет свой, исконно британских кровей. В итоге опозорились на весь мир и быстренько обратились за спасательным кругом к "чужеземцу" Фабио Капелло... То есть эдравый смысл и реальная оценка ситуации взяли верх. А мы все травим бесконечную байку про бычка: белого, рыжего, а теперь и вовсе серого.

Источник: Георгий Кузьмин "СпортОбоз"


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев