Неприкаянные

30 января 2008, среда. 09:502008-01-30T09:50:43+02:00

Отчего так сильно раздражены первые лица профессиональной лиги?

Сомерсет Моэм, литератор и утонченный исследователь художественного творчества, оставил нам эту сентенцию не для футбольного обихода: "Подлинно великим и значительным искусством могут наслаждаться все; искусство касты -- просто игрушка". А ведь это слепок с подспудных процессов, в значительной мере определивших нынешнее состояние отечественного клубного футбола.

Умение создавать классные футбольные команды всегда было чистой воды искусством. А содержание команд действительно стало уделом горстки героев капиталистической реставрации, когда украинское общество вернулось к частнособственническому укладу. Клубы, спасенные нуворишами от исчезновения, какое-то время служили новым хозяевам именно игрушками. Что и породило у нас ненормально раздутый спрос на тренеров склада "чего изволите?", агентов-оптовиков и готовых к употреблению футболистов, по большей части чужеземцев. Публика такого рода недосягаема для идей подвижничества, тогда как строительство профессионального футбола с нулевого цикла требует постановки высоких целей и самоотверженности кадров. Сколько лет потеряли для серьезной работы, вспоминать не будем, времени жалко. Затянувшееся отсутствие конкурентоспособного чемпионата и хотя бы одной клубной команды стабильного международного класса говорит само за себя.

Но вот исподволь, как следствие какой-то эволюции, потянулась череда многообещающих сдвигов. Прежде всего надо отметить широчайшее признание в мире футбола эффективности нашей национальной федерации. В государстве, где ответственность всех ветвей власти парализована коррупцией, осуществляются удивительные для подобной обстановки национальные футбольные программы. Ну а победа в тендере за проведение Евро-2012 словно помечена расположением небес к Григорию Суркису и его команде. Теперь им не откажет в профессионализме даже искренний недоброжелатель.

Следующий позитив -- углубилась в тонкости управления футболом и на глазах посерьезнела институция собственников клубов. Накопленный опыт результативного менеджмента подвел к порогу аристократического футбольного общества Старого Света донецкий "Шахтер". Логичные выводы из своих злоключений в Лиге чемпионов сделали динамовцы Киева. Хорошо дается наука под названием "порядок бьет класс" днепропетровскому "Днепру" и харьковскому "Металлисту". За 12 туров до финиша претендуют на высшие награды чемпионата Украины сразу четыре клуба -- невиданный для нас всплеск конкуренции!

Подобного рода свидетельства нормального вхождения нашего клубного футбола в эру профессионализма -- а список включает даже такую подробность, как отставка господина Селюка с поста вице-президента донецкого "Металлурга" -- сопровождается приметами возрождения былой моральной обстановки в футболе. Не мне идеализировать прошлое, я был чужим для всех оттенков большевизма, но именно поэтому безошибочно сообразил, что футбол - мое прибежище. Здесь воздух пропитан нетерпеливой жаждой славы, помыслы о совершенстве никогда не покидают человека, а победа делится на всех. Если не тянет прогуляться пo окружающему ландшафту, можно было даже не заметить, что давно закончилась Хрущевская оттепель и начался одноименный маразм. Развернутая к толпе всем своим закулисьем, жизнь в футболе нетерпимо выбраковывает всяческие патологии души, натуры мелкие и злобные. Я променял на этот мир карьеру журналиста. И нашел лучших на свете друзей.

Конечно же, привычная система отношений в футболе, когда никто не боится нападения сзади, должна была подвергнуться деформации с приходом работодателей-частников. За ними просочилось эхо мясницкого раздела бывшей социалистической собственности. Но творческое начало футбольного дела, нирвана сопричастности к искусству берут верх, и бойцы оттаивают сердцем. Угрюмость остается уделом непрошибаемых. Они остаются неприкаянными после любой войны.

Не думаю, что молчание в Верховной Раде представителей футбола о проблемах Евро-2012 имеет прямое отношение к затронутой теме. Хотя на фоне слов и поступков главы государства, премьер-министра, которые буквально впряглись в этот тяжеленный воз, от людей футбола с мандатами народных депутатов напрашивается приличествующая случаю активность. Ну хотя бы инициирование парламентских слушаний актуальных вопросов подготовки к чемпионату континента.

Но если это из области благих пожеланий, которые, как известно, никому не возбраняются, то постоянно негативная позиция руководства ПФЛ по отношению к имиджу национальной федерации давно стала нетерпимой. Отрицание с порога всех начинаний федерации выстраивается пэфээловскими бонзами на утверждениях, будто исполком ФФУ -- это что-то вроде роты солдат, марширующих на плацу, а сутью означенных маневров является заговор генералитета против порядочности и честности в футболе. Можно лишь поразиться, почему члены исполкома так долго терпят эту галиматью.

Вообще-то дурновкусие не считается чем-то клиническим в нашем нынешнем обществе, но в данном случае дело обстоит еще хуже. Глава ПФЛ не устает разъяснять мотив своего назойливого преследования национальной федерации тем, что он категорически против, чтобы ею руководили выходцы из киевского "Динамо". Пора поставить точку в этой истории болезни.

Первыми изложили на бумаге принципы несоветского управления отечественным клубным футболом Валерий Лобановский и Олег Базилевич, я участвовал как текстовик. Занималась заря 1974 года, предложения о всякого рода реформировании существующих порядков грозили нашему начальству крупными неприятностями, тем не менее первый зампред Укрсовета "Динамо" Михаил Бака дал отмашку -- пишите! Этот человек на дух не переносил рутинного существования. Нашу докладную записку о назревшей необходимости выделить футбол мастеров в отдельную структуру с автономным самоуправлением и хозрасчетным финансированием повез в Москву руководитель республиканского МВД. Обоснование идеи преобразования команд ДСО и ведомств в клубы и строительства из этих кубиков дееспособной подсистемы в действующей системе физкультуры и спорта было сверено с последними достижениями кибернетической мысли, взятыми напрокат у академика Виктора Глушкова, с которым дружил Лобановский. Фактически это был прообраз профессиональной футбольной лиги. Номер не прошел -- документ тихо затерялся в московских коридорах власти. И хорошо, что тихо.

Лобановский взялся за старое в конце 80-х. Киевское "Динамо" было преобразовано в хозрасчетное предприятие 2 января 1989 года, но буквально на грудь опередил нас днепропетровский "Днепр". Случилось это благодаря моей простоватости. Геннадий Жиздик и Владимир Емец, мои давние товарищи, попросили подъехать к ним. Жиздик закрыл меня в довольно приличной двухкомнатной квартире и через дверь объявил условие освобождения -- написать детальный план перехода на хозрасчетный клубный вариант. Не стану утверждать, будто именно моя писанина легла в основу документации, позволившей "Днепру" вырвать у Госплана СССР право на самостоятельное ведение хозяйства. Однако тот факт, что и здесь не обошлось без киевского "Динамо", не должен умереть вместе со мной. А весной 1996 года пробил час создавать профессиональную лигу.

Футбольный народ созывался в Киев трижды -- сначала для обсуждения круга проблем, затем для уточнения базовых положений, а завершило эпопею собрание учредителей. Сейчас и сам не могу взять в толк, каким образом удалось провернуть все это, имея под рукой единственный телефонный аппарат, да и то без прямого выхода в городскую сеть. Предприятие возглавлял Григорий Суркис, взявший на себя властные сферы и юридическое обеспечение, бизнескруги. Работу с массами и составление регламентаций начинал я один, вскоре ко мне присоединился Сергей Сопин, а затем и Анатолий Крощенко. Есть хоть капля несправедливости в том, что объединившиеся в ПФЛ клубы избрали президентом Григория Суркиса, а нас троих усадили за столы конторских служащих?

Уже той порой роль киевского "Динамо" в истории украинского футбола, без преувеличения героическая, доверие людей к этому раскрученному бренду ярко высветили незаурядные человеческие и профессиональные качества президента ПФЛ. Тесное общение с ним новых хозяев клубов лишь добавило Суркису авторитета. И когда понадобились вывести национальную федерацию из тихой заводи на океанские просторы международного общения, ни у кого не возникало сомнений, кому именно следует вверить эту миссию. Действительность превзошла ожидания. Сегодня Григорий Суркис -- уважаемая личность в мировом футбольном истэблишменте, член руководящих органов ФИФА и УЕФА; все ведущие комитеты национальной федерации представлены в управленческих сферах европейского и мирового футбола. Мы получаем информацию о новейших веяниях в нашей профессии из первых рук, лучшие из нас причастны к законодательному творчеству и выработке современной философии футбола. Все это удесятеряет наш футбольный интеллект, накапливает массу серого вещества для прорыва в одухотворенное футбольное бытие. У меня, одного из могикан футбола за железным занавесом, эта ситуация вышибает слезу умиления. Отчего же так сильно раздражены два первых лица ПФЛ?

Источник: Валерий Мирский, "Команда"


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев