×
Спасибо, я уже с вами
Андрей Баль: "Со своим уставом в чужой монастырь не ходят"

Андрей Баль: "Со своим уставом в чужой монастырь не ходят"

17 марта 2008, понедельник. 10:122008-03-17T10:12:42+02:00

У Андрея Баля в киевском "Динамо" образца 80-90-х годов определенного игрового амплуа не было

У Андрея Баля в киевском "Динамо" образца 80-90-х годов определенного игрового амплуа не было. В каждом матче он выполнял различные функции: то действовал в обороне, то не менее успешно в центре поля, снискав у болельщиков и специалистов звание универсального бойца.

Не так давно тренер российского клуба "Москва" Андрей БАЛЬ отметил 50-летний юбилей. Он, как и в юности, по-мальчишески веселый, ценит шутку и рад забавному розыгрышу. А немного лукавый и озорной прищур глаз свидетельствует, что в этом человеке по-прежнему силен задор, желание действовать и побеждать.

- Андрей Михайлович, с младшим братом Орестом сильно озорничали в детстве?

- Как и полагается мальчишкам. Ходили на "атас" рвать черешню, яблоки в колхозном саду. Кто-то один стоял на шухере пока остальные обрывали деревья. И, конечно же, играли в футбол, били стекла мячом. Но все же, надо сказать, мы родителям особых хлопот не доставляли. Наверное потому, что рано остались без отца и понимали: маме с двумя пацанами тяжело. Единственным нареканием от нее было, если вовремя не приходили к обеду. Как с утра убегали во двор гонять мяч, так до захода солнца обо всем забывали. Схватишь со стола ломоть хлеба, сорвешь в огороде огурец или луковицу, подзаправишься на скорую руку, и вновь на пустырь играть.

- Вас воспитывал отчим. Как быстро нашли с ним общий язык?

- Поначалу восприняли появление в доме чужого мужчины немного настороженно. Но ради мамы делали определенные усилия над собой. А потом совсем скоро Григорий Григорьевич стал для нас с братом близким человеком. Своих детей у него не было, поэтому всю любовь и заботу он отдавал нам. Мама прожила с ним много лет Не так давно отчим умер в почтенном возрасте - 92 года, оставив о себе только добрые воспоминания. Я очень благодарен ему за те годы, пока мы находились вместе. Вообще на Западной Украине воспитывают детей в духе неформального почтения и уважения к старшим. Мы ценили мнение родителей и старались не огорчать их. Думаю, что мама не может на нас пожаловаться.

- Вы как-то сказали, что в школе хорошо писали сочинения. Но для этого как минимум нужно прочесть книгу. Когда за футболом успевали делать уроки?

- Чтению в нашем доме всегда уделялось особое внимание. Имелась своя неплохая библиотека. В советской школе, как вы помните, всегда на лето давали список литературы. Меня особо заставлять читать не приходилось, как-то самому было интересно узнать что-то новенькое. Увлекался произведениями Александра Дюма, Артура Хейли, Михаила Булгакова.

- Тогда вам понятно стремление Валерия Лобановского привить футболистам "Динамо" любовь к печатному слову.

- Абсолютно. По-моему, никто из ребят особо не сопротивлялся этому. Валерий Васильевич умел объяснить нам, молодым, необходимость заниматься не только спортом, но и следить за своей общей образованностью. А именно книги делают человека, считаю, интересным собеседником.

- Вы воспитанник Львовского спортивного интерната. Как родители отнеслись к вашему переезду из поселка в большой город?

- Это сейчас многие считают, что в интернатах живут одни лоботрясы или дети из неблагополучных семей. А в советское время для любого пацана спортинтернат являлся первой ступенькой ко взрослой, самостоятельной жизни, возможностью проявить себя, воспитать характер вдали от дома. В Киеве в 1971 году меня не приняли, и я подался во Львов в только что организованное спортивное учреждение. Так что мой выпуск в 1975-м был первым. Но на выпускном вечере, к сожалению, мне побывать не довелось. На то время я уже играл в местной команде "Карпаты" и выступал в Москве на чемпионате Союза.

- А вскоре вошли в состав юношеской сборной СССР, став ее капитаном.

- В команде действительно в 1976 году было много игроков из Украины: Балтача, Бессонов, Крячко, Каплун, Жарков, Саулевич. Украинские ребята всегда ценились в Союзе и не удивительно, что именно они стали лидерами в коллективе, задавали тон в игре и завоевали звания чемпионов Европы, а затем и мира. Кто-то из футболистов, отбиравшихся тогда в сборную, подсчитал, что через это сито прошло около 150 человек. И мы, оставшиеся, невероятно гордились, что выбор пал на нас и, конечно же, старались выступить достойно.

- Приглашение в "Динамо" стало для вас само собой разумеющимся фактом или все же неожиданностью?

- Лобановский заприметил меня давно (еще в юношеской сборной) и уже тогда приглашал в Киев. Но я сам посчитал, что рановато, хотелось набраться опыта, усовершенствовать мастерство. Куда хуже приехать в столицу и быть забракованным. Я решил повременить и, что называется, нагуливал аппетит в "Карпатах". А в конце сезона 1980 года мне поступило сразу шесть предложений: четыре от московских команд, одесского "Черноморца" и "Динамо".

- Как в команде звезд, каковыми тогда были Блохин, Веремеев, Колотое, Коньков, самому не зазвездиться?

- Помимо перечисленных вами признанных тогда мастеров, в "Динамо" пришла когорта и сильных молодых футболистов: Балтача, Бессонов, Демьяненко. Я не чувствовал себя чужаком ни среди "стариков", ни среди новичков. Да мы друг для друга и не были новичками. Со многими ребятами я дружил еще с юношеской сборной Союза. Можно сказать, я попал в свою стихию.

Халтурщиков в команде не наблюдалось, мы, молодые, видели, что никто не филонит, все работают честно. Думаю, в этом важна позиция наставника - у Лобановского не было в работе любимчиков. Каждый хорошо знал свое место. Мы, придя в команду, поначалу как говорится, подчищали шероховатости старожилов на поле, потом уже за нами более молодые Лужный, Шматоваленко, Юран, Стельмах что-то доделывали. И в этом не было ничего унизительного.

- Как вам, 22-летнему парню, удалось завоевать неформальный авторитет лидера? В воспоминаниях многих динамовцев вашего поколения вы - веселый, энергичный балагур. От кого у вас эти качества?

- Моя мама, Екатерина Ивановна, прожила нелегкую жизнь, но она всегда остается оптимисткой. Думаю, мой заводной характер от нее. Портить людям настроение из-за того, что у тебя что-то не клеится, считаю недостойным. Поэтому старался шуткой разрядить обстановку.

- А на вскидку один из своих розыгрышей вспомните.

- Как-то еще в "Карпатах" во время матча по цепочке передали Грише Батичу слова тренера, мол, готовься на замену. Гриша, в свою очередь, услыхав команду, принял ее к действию. Подошел к тренеру, дескать, вместо кого выходить на поле. Наставник ни сном, ни духом - какая замена, сиди смирно. А ребята в хохот.

- А в "Динамо" кому доставалось чаще?

- Да сразу и не припомнишь. В течение традиционных дней затворничества на базе стоял сплошной нервный смех. Балагурили по любому поводу, только объекты менялись.

- После окончания карьеры в Союзе вы десять лет прожили в Израиле. Играли, работали тренером. Сейчас поддерживаете связь с этой страной?

- Конечно, у меня там осталось много хороших знакомых, друзей. Перед отъездом израильские коллеги организовали банкет в мою честь. Состоялось очень трогательное прощание. Один из гостей сказал, что, живя в Израиле, я не нажил врагов. Думаю, что это, все-таки, заслуга родителей и тренеров, научивших меня правилам общения с людьми в любой стране. В Англии нужно быть англичанином, в Израиле - израильтянином. Стараюсь этому следовать. Правда, теперь, приезжая изредка в Израиль, постепенно наживаю врагов (смеется) - не ко всем получается заехать погостить, многие обижаются.

- Жизнь в воюющей стране наверняка отложила отпечаток на работу. Как приноровились к тамошним условиям?

- Я всегда придерживаюсь нехитрого правила - не лезть в чужой монастырь со своим уставом. Как бы ни было странно поведение местного населения, традиции - я никогда не высказываю своего недовольства, а по мере сил и возможностей стараюсь соблюсти их.

- Вы играли под руководством многих тренеров. Могли бы составить некий собирательный образ идеального наставника?

- Уверен, что идеального тренера быть не может. Ведь команда - большой коллектив, много характеров, все должны уживаться. Стать одинаково хорошим для всех нельзя. Я бы хотел лишь вспомнить своих детских тренеров, так как именно от них зависит удачный старт в профессии, вообще отношение к делу, к коллегам. Федор Бушанский являлся моим первым наставником в интернате и относился к нам, пацанам, по-отечески заботливо. В свое время он сам мало играл и учился футболу практически вместе с нами, не стесняясь признаться, что чего-то не знает. Он - уникальный детский тренер.

Мой наставник по юношеской сборной Валентин Николаев большая умница по части работы именно с непростым возрастом 16-18-летних, когда особенно болезненно воспринимается любая критика, когда ребята чувствуют себя недооцененными. Валентин Александрович прекрасно знал эти нюансы и умело нас организовывал: где надо тактично подчинял, что мы подчас и не подозревали о его контроле. Он умел подбирать коллектив, мы ладили и в игре, и в быту.

В надежных руках я был и во Львове у Эрнеста Юста, впервые доверившего мне место в основе "Карпат". А для молодого спортсмена очень важен такой момент.

- Не секрет, что спортсмены - народ суеверный. А "Динамо" полно особых примет. Как вы настраивались перед выходом на поле?

- Я жил на Западной Украине, где основ у духовности всегда (даже в советские времена) составляла вера в Бога. Поэтому мне вполне достаточно было перед игрой прочесть молитву или заменить ее несколькими словами, известными только мне. В этой связи вспоминается случай, когда нас с братом по понедельникам отчитывали на школьной линейке, дескать, позор, братья Баль в выходные снова посещали церковь.

Еще как-то был случай во время юношеского чемпионата мира. Один из ребят в сборной команде СССР, в которой я являлся капитаном, перед матчем перекрестился. Вот тут-то и произошел переполох, вызывали главного тренера на ковер, мол, что это у вас комсомолец крестится. Тренеру ничего не оставалось делать, как свести все к шутке, дескать, это он мух отгонял.

- Ваша супруга Светлана в свое время была танцовщицей балета на льду и, естественно, вела насыщенную гастрольную жизнь, вы - соревновательную. Как пересеклись ваши пути?

- Я приехал после окончания сезона домой во Львов, а Светлана в это время находилась там на гастролях. Там и познакомились...

- Предложение Олега Блохина работать с ним в сборной Украины, а с недавнего времени и в клубе "Москва" долго обдумывали?

- Мы с Олегом долго играли в "Динамо", и хотя по окончании спортивной карьеры не виделись около 12 лет (мы жили и работали в разных странах), но человеческое и профессиональное доверие друг к другу не утратили. Я нисколько не сомневаюсь в тренерском таланте Блохина, поэтому был готов ему помочь.

- Вас не смущает статус помощника, ассистента?

- Нисколько. Главный тренер в команде всегда один - он отвечает за результат. У меня же задача не менее важная - подготовить коллектив, чтобы он смог решать поставленные главным рулевым задачи. В конце концов, успех зависит от общих усилий, а лавры, думаю, поделим (смеется).

- Возникали ли на первых порах совместной работы вопросы, по которым вы с Блохиным не находили понимания?

- Лукавить не стану, безусловно, были. Олег всегда требует доказательств, а не простого несогласия, и его требования абсолютно аргументированы. Случается, что и он идет на попятную, принимая мою позицию.

- Среднестатистический мужчина на отдыхе непременно найдет возможность побегать с мячом. Как вы переключаетесь с футбола на другую волну?

- Первые дней десять к мячу не подхожу. А потом, действительно, понемногу скучаю, снова тянет на поле. Естественно, без таких нагрузок, как раньше, но мяч гоняю. Кстати, я до сих пор выступаю за команду ветеранов.

- Вы лишь футбольный болельщик или увлечены и другими видами спорта?

- Я довольно неплохо теоретически разбираюсь в гольфе, хотя сам, как ни странно, не пробовал взять клюшку в руки. Просто любопытно наблюдать за самим действием. При случае с удовольствием играю в теннис. Люблю хоккей и посмотреть, и погонять по льду.

- Не ошибусь, если скажу, что вы поклонник "Динамо". Какие еще команды вам интересны как специалисту?

- Всегда слежу за продвижением в таблице чемпионата Украины моей первой команды "Карпаты". Свои корни забывать нельзя. Не без интереса смотрю матчи английской Премьер-лиги и испанской Примеры, немецкой бундеслиги. Должен отметить и весьма солидный уровень российского чемпионата. К сожалению, ведущим украинским клубам при всем вливании средств, наличии мощных тренировочных баз, все же не хватает, на мой взгляд, ярких исполнителей, воспитанных в духе и традициях украинской футбольной школы.

Досье

Андрей Баль.

Родился 16 февраля 1958 года в селе Роздол Львовской области.

Игровое амплуа: защитник, полузащитник.

Образование: высшее (Киевский институт физкультуры).

Заслуженный мастер спорта СССР.

Играл за команды: "Карпаты"(Львов,1975-1980), "Динамо"(Киев,1981-1990), "Маккаби" (Тель-Авив, Израиль, 1990-1991), "Бней-Йегуда"(Тель-Авив, 1992-1994).

Чемпион мира 1977 года среди юношей, чемпион Европы (18) 1976 года, двукратный чемпион Европы среди молодежных команд (1980,1990).

Чемпион СССР (1981,1985,1986), обладатель Кубка СССР (1982, 1985,1987,1990), обладатель Кубка Кубков 1986 года.

Участиик двух чемпионатов мира в составе сборной СССР (1982,1986). В составе сборной СССР провел 20 матчей и забил 1 гол.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Источник: Анна Шпак, "Команда"


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев