×
Спасибо, я уже с вами
Пресс-клубный арбитраж. Часть ІІІ

Пресс-клубный арбитраж. Часть ІІІ

26 марта 2008, среда. 12:462008-03-26T12:46:54+02:00

Продолжение заседания "Футбольного пресс-клуба", посвященного особенностям национального судейства

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Виктор ДЕРДО:

– Сейчас у УЕФА есть такое понятие как естественное положение рук в футболе. Естественным считается их нахождение внизу или в процессе бега. Неестественным – когда они находятся вверху и контактируют с мячом. Это догма в футбольных правилах и в таких эпизодах арбитр обязан назначать штрафной или пенальти. То же касается и подкатов. Эксперты УЕФА говорят о том, что при выполнении технического подката позиция рук тоже считается естественной, поскольку их нельзя привязать и выполнить прием, не отведены их в сторону. Поэтому нарушением правил это не считается. Имеет значение и факт того, избегает игрок соприкосновения или нет. Если он прижимает руку, пытаясь уйти от соприкосновения, то неважно в какую ее часть попал мяч, пусть даже он и летел в ворота. Считается правильным просто продолжить матч, не делая остановок.

Хотелось бы еще сказать и о том, что мы ставим нашим арбитрам очень жесткие оценки. Достаточно им сделать хоть одну серьезную ошибку, и матч может стать для него перечеркнутым вообще. Иначе обстоят дела в УЕФА. Рефери может получить неудовлетворительный балл в ситуации, когда погрешность с его стороны имела место быть. Она отмечается, но при хорошем арбитраже в целом, влияет на конечную оценку в гораздо меньшей степени. В ситуации с назначением или неназначением пенальти важна причина такого решения арбитра. У нас же за неназначенный 11-метровый можно без лишних разговоров получить двойку. Еще одна тема, которой хотелось бы коснуться – симуляции. Какие контакты игроков должны рассматриваться, в каких эпизодах судьи должны применять санкции? Разобраться в этих моментах порой весьма сложно и часто возникает вопрос: а всегда ли следует реагировать на подобные вещи? По рекомендациям УЕФА важно не заострять внимание на самом факте контакта, а разобраться в том, достаточным ли он был для того, чтобы применять штрафные санкции. Если нет, то такие действия футболиста квалифицируются как обман с получением выгоды и должны караться желтыми карточками.

Константин ВИХРОВ:

– Мы часто обсуждаем ситуации, происходящие в международных матчах, реакцию судей на них. Сравниваем, а как бы в данном эпизоде поступил наш арбитр. Не всегда ведь и иностранные рефери действуют правильно. Однако нужно все равно придерживаться единого принципа и руководствоваться только правилами и рекомендациями, которые предлагает ФИФА.

Игорь ЛИННИК:

– Взять хотя бы одну из дуэлей Кубка Первого канала, которую обслуживал Массимо Бузакка. Так им было допущено несколько просто грубейших ошибок!

Константин ВИХРОВ:

– Если проанализировать те встречи, которые у нас в чемпионате или Кубке Украины обслуживались иностранными специалистами, мы также найдем массу погрешностей.

Виктор ДЕРДО:

– Бич украинского футбола – игра рукой. Игроки намерено или нет, но очень часто используют данную часть тела в ходе матчей, и арбитрам довольно трудно определить была ли это умышленная игра или нет, двигалась ли рука навстречу мячу или наоборот, мяч нашел руку.

Сергей ВАСИЛЬЕВ:

– Хочу спросить у главы Технического комитета Константина Вихрова, означает ли вышесказанное, что судьи здесь не причем. Неужели футболисты могут позволять себе играть в волейбол или гандбол, а судейство при этом находиться как бы в стороне?

Константин ВИХРОВ:

– Обратите внимание на сам подготовительный процесс игры в обороне, в котором часто присутствуют нарушения правил подобного рода. В этом суть проблемы. На проходящих семинарах с тренерами команд мы говорим о том, что необходимо исправлять такое поведение непосредственно во время учебно-тренировочного процесса. Многие специалисты согласны с мнением, что при подготовке футболистов этот момент упущен, игрок предоставлен сам себе, ему никто не указывает на такие ошибки. А затем по сложившемуся стереотипу он действует подобным образом и во время официальных матчей.

Григорий СУРКИС:

– А насколько дисциплинированы сами тренеры? Есть ли сейчас у вас право, привлекая их к обсуждению данных вопросов, выносить какие-то вердикты? Прописано ли в наших регламентах, что на проводимом Федерацией обучении наставники команд должны присутствовать в обязательном порядке? Или специалисты вашего комитета готовы непосредственно выехать в клуб и провести методическую работу на месте? Готов ли сегодня Технический комитет дать рекомендации относительно одинаковой трактовки тех или иных элементов правил? Почему мы не можем этого добиться?

Константин ВИХРОВ:

– Данному вопросу уделяется внимание на занятиях при получении тренерской лицензии. К тому же мы провели два семинара по Правилам игры для тренеров команд всех украинских лиг. Однако, из высшего дивизиона откликнулись лишь шесть наставников, первый делегировал семерых, а остальные клубы прислали всего лишь своих представителей.

Григорий СУРКИС:

– Вы не ответили. Я спрашиваю вас: насколько сегодня у нас регламентом может регулироваться данный вопрос, который является обязательным элементом, связанным с вступлением команды, условно, в сезон или его вторую часть?

Константин ВИХРОВ:

– В принципе, УЕФА запрещает проводить экзамен среди футболистов. А вот приезжать в команду и обучать правилам игры – это мы можем. Такие мероприятия нужно организовывать. Мы уже говорили с Комитетом арбитров о том, чтобы для каждой области, где есть профессиональный клуб, готовить таких инструкторов. И такие специалисты уже есть.

Артем ФРАНКОВ:

– Считаю, что было бы неплохо, чтобы в присутствии уважаемой комиссии из Федерации игроки проходили через специально разработанную систему тестов на проверку футбольных правил. Мы бы об этом написали, и в случае проваленного экзамена, могли бы сказать клубам: ваши игроки в футболе ничего не смыслят.

Григорий СУРКИС:

– Артем, так уже отмечалось, УЕФА запрещает это делать. Мы говорим о том, что читать лекции можно, но, ни в коем случае, не принимать экзамены.

Алексей АНДРОНОВ:

– Артем, такой подход, к сожалению, не поможет. Сегодня прозвучал хороший пример про игрока из нашего российского чемпионата (Быстров). Он пять лет был уверен, что судьи его обижают, обманывают, не дают возможности ему и его команде выиграть. И это несмотря на то, что семинары проводились многократно, судьи пытались его вразумить, в том числе и через прессу. Но у Быстрова все равно всегда одна отговорка: судья куплен, судья финн, кто поставил скандинава судить наш матч с Данией и т.д.

Виктор ДЕРДО:

– В прошлом году на всех советах Профессиональной футбольной лиги мы говорили президентам клубов, чтобы они обращались к нам по поводу встреч с игроками. Наша рабочая команда была готова провести соответствующие семинары с футболистами. Фактически, на сборах мы смогли встретиться только с «Ворсклой» и коллективом первой лиги овидиопольским «Днестром». Ни один другой клуб не инициировал такие встречи. А по приезду в Украину к нам обратилось киевское «Динамо». Мы провели с игроками часовую лекцию, донесли до них существующие требования. И реакция киевлян тогда становится понятной – они сдержанней реагируют на нарушения.

И еще один интересный момент. На одном из семинаров УЕФА, проходившем в Германии, представители многих европейских стран обсуждали проблемы арбитража, выказывали неудовлетворение судейством. В конце встречи ее ведущий, технический советник УЕФА Кен Ридден, рассказал, чем, на его взгляд, отличается футбол в восточноевропейских странах от футбола западноевропейского. Оказывается, что предел терпимости у восточноевропейцев гораздо ниже. У нас люди загораются от искры. На западе же реакция более сдержанная.

Игорь ЦЫГАНЫК:

– Мне кажется, что проблема не в понимании нами действий арбитров, а в том, что говорят про них в кулуарах. А мы знаем, что в кулуарах нередко говорят о том, что судья взял и сдал матч. Про это заявляют все: и тренеры, и журналисты, и болельщики. У нас сейчас абсолютно нормальный, свободный разговор. Мы уже больше часа говорим про судейство, а этой темы так и не коснулись. Мне просто интересно. Мы знаем, что в украинском футболе служители фемиды взяток не берут и не обеспечивают результат за деньги. Но, речь о продажных судьях за нашими спинами все равно ведется. Еще раз акцентирую ваше внимание на то, что я говорю о кулуарной информации, которая не является достоверной. Так вот, не секрет, что ведутся активные разговоры о рефери, которые получают после игры определенные суммы от клубов. Надо разобраться есть такое явление или нет. Будем ли мы предпринимать какие-либо шаги, чтобы очистить имена арбитров именно в приватных беседах, чтобы таковых вообще не возникало?

Сергей ВАСИЛЬЕВ:

– А вы уверены, что мы, сидя здесь, можем сказать, продаются матчи или нет?

Игорь ЦЫГАНЫК:

– Откровенно, я сейчас не готов про это говорить, но уверен в том, что необходимо хоть как то, но двигаться в этом направлении. Условно говоря, провести расследование, подать в суд на тренера, который позволил себе некорректно высказаться в адрес судьи, обвинить его в чем-то. Мы даже этого не делаем. Их просто штрафуют на определенную сумму, а через год-два они говорят то же самое.

Сергей ВАСИЛЬЕВ:

– Может вы не обратили внимание, но Виктор Дердо абсолютно правильно сказал, что когда иностранные эксперты оценивали уровень толерантности нашей и западноевропейской болельщицкой аудитории, они отметили факт, что наш зритель воспламеняется как спичка, в то время как у них все воспринимается и оценивается гораздо спокойнее и более взвешенно. Вот вы сейчас говорите, что надо выяснить, подать в суд и т.д. А известно ли вам, что в любом правовом государстве существует определенная процедура, и прежде чем обвинить того или иного представителя фемиды в получении взяток, надо совершить огромное количество процессуальных действий. И делать это надо спокойно, без шумихи в прессе, которая поставит арбитра под пресс общественного мнения и заставит его сознаться в том, чего не было. Мы же тогда просто 37-й год возродим, только уже в футболе.

Игорь ЦЫГАНЫК:

– Но мы ведь говорим об этом не первый и не второй год, а уже достаточно давно. Давайте придем к единому заключению. Это, во-первых. А во-вторых, я имел в виду кулуарные разговоры не среди простых болельщиков, а специалистов, отказывающихся в открытую говорить о том, что они думают на самом деле. Я много раз сталкивался с ситуациями, когда человек перед эфиром рассказывает одно, а во время него совершенно другое. По их словам, они просто бояться поведать то, что им известно. Не будем называть фамилий, но это факт, и каждый журналист знает об этом. Если разбирающийся в футболе человек обвиняет рефери, значит он что-то знает. Возможно, он уже когда-то обращался к нему. Проблему все равно надо как-то решать. Давайте просто запретим высказываться об арбитрах.

Юрий МАЛЫШЕВ:

– По-моему, проблема не в уровне терпимости, а в отношении клубов, футбольного сообщества к людям в черном. Что я имею в виду. Мы догадываемся, что некоторые команды подкупают судей, а те в свою очередь продаются. И свое отношение к отдельным арбитрам мы переносим на всех, за каждую ошибку автоматически выносим приговор, не смотря на то, что возможно она была случайной. Характерны два примера: ошибка украинского рефери в матче «Карпаты» – «Динамо» и иностранца в полуфинальной игре Кубка Украины того же «Динамо» и донецкого «Металлурга», после которых велись разговоры о неудалении Несмачного. В первом случае реакция была очень бурной, во втором же тренер донетчан сам сказал, что да, может и была ошибка, но на этом все и закончилось. Все пошли дальше работать, готовиться и думать об ответной дуэли, а не размышлять о подаче протестов.

Константин ВИХРОВ:

– Когда выходит молодой арбитр и совершает ошибки, мы это видим, оцениваем каждую погрешность. Но мы не можем утверждать по конкретному эпизоду, что это купленная встреча или арбитраж. Действительно есть матчи, которые вызывают сомнения в работе судьи. Они, были, есть и будут. Но они становятся предметом работ специальных комиссий. О поединке между «Арсеналом» и «Ворсклой» никто не говорил, что он был предвзятым, рефери ошибался в сторону обеих команд. Тренер полтавчан после игры сказал, что, по его мнению пенальти были назначены по делу в ворота обоих соперников. Президент же клуба имеет другую точку зрения.

Виктор ДЕРДО:

– Кстати о пенальти. Рассмотрим действия главного арбитра матча «Харьков» – «Таврия». На протяжении всего поединка никаких претензий к Андрею Шандору не было. Но в концовке случились эпизоды, в которых он допустил ошибки. В частности, арбитр не назначил пенальти в ворота симферопольской команды. Хотя, надо отметить, ситуации с неназначением 11-метрового предшествовало нарушение со стороны атакующего игрока. То есть, рефери ошибся вначале в одном моменте, а затем и в другом. Просмотрев несколько раз запись спорного вопроса с разных ракурсов, мы можем сказать, что да, контакт между голкипером и игроком нападающей команды был. С другой стороны, форвард уже потерял координацию, поэтому тяжело судить насколько этот контакт повлиял на падение футболиста. На сегодняшний день мы оцениваем действия наших арбитров с позиции: были контакт и падение – назначается пенальти. Мы настраиваем судью на такое развитие событий.

Николай НЕСЕНЮК:

– Мы играем в футбол по международным правилам, и они равны для всех. Вы говорили, что одни арбитры вспыльчивые, другие более спокойные. Не существует такого в правилах футбола. Как я понимаю, в случае, когда игрок падает в штрафной площадке, могут быть два решения: или назначается пенальти, или предъявляется желтая карточка за симуляцию. Почему арбитр не делает ни того, ни другого? У вас же есть рекомендации УЕФА!

Виктор ДЕРДО:

– Действительно, задача арбитра – в конкретной ситуации принимать конкретное решение. Со своей стороны Комитет арбитров борется с этим. Но, к сожалению, зачастую выходит, что решения так и не принимаются.

Артем ФРАНКОВ:

–Должен был Шандор предъявить желтую карточку Батисте, если был уверен, что нарушения нет, а игрок симулирует?

Виктор ДЕРДО:

– Конечно.

Григорий СУРКИС:

– Обращаю внимание на вашу непоследовательность, Виктор Григорьевич. Вы сказали, что атакующий игрок Батиста нарушил правила в борьбе с защитником. Первоочередная суть, как я понял, заключается в этом. Так почему вы не скажите тогда, что Шандор совершил три ошибки: 1) не остановил игру и не назначил штрафной в сторону «Харькова»; 2) не показал Батисте желтую карточку, если считал что контакта между бразильцем и голкипером не было; 3) дал возможность продолжить игру, в результате чего харьковчане могли забить гол. Как бы мы рассматривали ситуацию, забей они мяч? Я хочу понять, вы арбитров вообще готовите или нет?!

Александр БАНДУРКО:

– Григорий Михайлович, Шандор квалифицировано провел 90 минут, в течение которых не было допущено грубых ошибок, за исключением концовки. Так неужели из этого можно сделать вывод, что сегодня этот арбитр не готов обслуживать матчи национального чемпионата? Согласен, есть спорные моменты, просматривается некая неготовность к возобновившемуся чемпионату, как игроков, так и арбитров, но перечеркивать всю подготовку нельзя.

Игорь ЛИННИК:

– Мне кажется, что «Футбольный пресс-клуб» превращается в узкоспециализированное заседание, а это не интересно. Мы уже успели предать анафеме Брандао, в святи с чем я вспомнил, как в финальном поединке ЧМ-2006 в Германии Зидан головой боднул Матерацци. В том моменте все мы были нейтральными зрителями, и в зависимости от своих симпатий восприняли данный эпизод. В тоже время вся Италия была на стороне своего футболиста, а Франция – своего.

То же и в ситуации с весенним судейством – есть опасение, что все превратиться в процесс по делу арбитров. А давайте вспомним матч того же чемпионата мира между сборными Голландии и Португалии, когда россиянин Валентин Иванов выпустил игру из-под контроля, в результате чего начался бедлам (12 желтых карточек, 4 красных). Или матч с участием хорватов, когда Грэм Полл показал три «горчичника» одному игроку. Тогда весь журналистский мир завопил в СМИ о том, что судейство не соответствует уровню футбола. Писали об этом во всех странах. Какая последовала реакция ФИФА? Я не помню, чтобы главы судейского или инспекторского комитета международной организации собирали пресс-конференции, на которых они бы извинялись, объясняли что-либо журналистам.

Очевидно, все вопросы решались сугубо в кабинетах ФИФА, который не стал идти на поводу у публики, что в данный момент, «благодаря» программе «Футбольный уикенд», происходит у нас. Не знаю, какие задачи стоят перед программой – мне это неинтересно. Они могут высказать все, что считают нужным в рамках действующего законодательства. И они этим правом пользуются.

Думаю, что наша стратегическая ошибка заключается в том, что мы реагируем в оперативном режиме на такие выпады журналистов. СМИ для того и нужны, чтобы размазывать события по газетным полосам, телеэфирам. Они должны приковывать внимание зрителей к действу в рамках их понимания. Конечно, ответственность журналиста должна быть. Но, ни Федерация футбола, ни СМИ не могут заставить всех быть ответственными.

Единственное наше право, которым мы можем воспользоваться, рекомендовать Федерации не так остро реагировать на умышленные или неумышленные выпады. Должна присутствовать генеральная линия поведения у судейского комитета, инспекторского. Доверяя им, мы даем возможность отработать в рамках определенного срока. После круга чемпионата можно делать вывод об арбитраже: адекватный он или нет. Мне кажется неверным то, что глава судейского комитета, вольно или невольно, фактически отказывается от такого арбитра как Вакс. Может, его к этому своим прессингом вынуждает общественность? Вакс впервые судил матч высшей лиги. Да, он допустил ошибку. Потом, прилюдно, на всю страну объявили о том, что судья не справился. Я не уверен, что у этого 31-летнего арбитра есть внутреннее желание возвращаться в высшую лигу. Когда Шовковский допускает три ошибки в матче, тренер говорит: «Я его понимаю». Он вместе с командой страдает от ошибок вратаря, но продолжает верить в него. Может, такие же процессы должны происходить и на уровне судейства?

Алексей АНДРОНОВ:

– Хочу сказать о позиции экспертов по поводу двух видов решений при определении нарушения в штрафной площади, а именно: назначении пенальти или предъявлению желтой карточки за симуляцию. Российские арбитры, работающие на международных матчах, всегда говорят о том, что есть третье решение: это естественный контакт двух игроков. Симуляция – это не падение, а попытка обмана. И наказывается только она, а не тот факт, что нападающий вошел в штрафную, зацепился за ногу и упал. Он может после этого встать и продолжить игру.

Григорий СУРКИС:

– Хочу вернуться к прозвучавшим сегодня репликам, точнее эпитетам. Так все-таки, существуют взятки или нет? Соблазн в связи с этим есть или нет? Криминально-уголовный кодекс – это единственный вопрос, который должен нами обсуждаться? Я думаю, что нет. Когда-нибудь футбольное общество, его культура и действия правоохранительных органов станут адекватными даже без наших просьб.

Моя же единственная попытка, как президента Федерации футбола Украины, обратить внимание на злополучный матч минувшего сезона в первой лиге между Житомиром и Борисфеном, когда президент «Борисфена» мне стопроцентно сказал, что матч был договорным, оказалась безуспешной. Факт договорняка всячески отрицался Профессиональной футбольной лигой, в частности Сафиуллиным и Поповым, как фактор того, что такого не может быть вообще. Но кто, как не ПФЛ в первую очередь должна реагировать на подобные вещи? Необходимо разобраться в том, дают ли клубы взятки? Я не хочу этим заниматься. И не буду.

Я еще выписал себе эпитеты, прозвучавшие сегодня: культура, толерантность, агрессия, авторитет, взаимные обвинения, система/не система, случайность/не случайность, предвзятость/непредвзятость, ошибка или нет. А скажите мне, главные тренеры команд имеют право после игры обвинять судей? Например, после матча «Черноморец» – «Закарпатье» наставник ужгородцевы Шаран напрямую обвинил арбитра. До этого то же самое сделал Косевич. Я хочу услышать, какие были профессиональные выводы той же ПФЛ, у которой есть сегодня на руках все инструменты, в частности дисциплинарные правила. Рефери может быть условно наказан только в том случае, если подана жалоба в экспертный совет, заплачена определенная сумма, экспертным советом признана вина, решение передано в ПФЛ, которая, в свою очередь направляет вердикт в дисциплинарный комитет. Уверяю вас, что такой процедуры в российском футболе, Премьер-лиге, не существует, поскольку там все сосредоточено в дисциплинарном комитете Российского футбольного союза. У нас же определенные возможности и инструменты передали Профессиональной лиге. Я прав или нет?

Алексей АНДРОНОВ:

– Там есть две службы: контрольно-дисциплинарный комитет, который разбирает действия игроков и тренеров, и экспертно-судейский комитет, который занимается непосредственно судьями.

Григорий СУРКИС:

– Я экспертный комитет сюда не отношу. Он не занимается дисциплинарными санкциями. Он выносит свою оценку, которую рассматривает контрольно-дисциплинарный комитет. Если мы заявляем о том, что у нас нет предвзятого судейства, не существует взяток, и соответственно людей, которые эти взятки предлагают, тогда давайте просто смиримся со всем этим. Я не согласен с таким положением вещей. Сегодня я мог провести совещание «Футбольного пресс-клуба» как президент ФФУ, и мог не слушать мнения журналистов. Но я хочу для себя понять, прежде всего, как болельщик, почему мы достигли такого состояния агрессии, что должны рассматривать каждую возможную ошибку судьи как предпосылку к его отстранению. Мы же сами создаем повод для этого. Слушая сегодня объяснения Виктора Дердо о правилах игры, я до конца его так и не понял. Но свою точку зрения я изложу позже.

Семен СЛУЧЕВСКИЙ:

– У меня буквально одна короткая реплика, которая на заседании не поднималась. Жаль, что нет сегодня господ Короткова, Панфилова. Допустимо критиковать судей, но недопустимо унижать человеческое достоинство. Они изгалялись над фамилией Вакс, как хотели. Это вообще ненормально в нашей работе.

Продолжение следует…

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Источник: Прессинг


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев