×
Спасибо, я уже с вами
Александр Хацкевич: "Из "Динамо" ушел вовремя"

Александр Хацкевич: "Из "Динамо" ушел вовремя"

8 марта 2009, воскресенье. 00:232009-03-08T00:23:09+02:00

Белорусский легионер в звездной команде Лобановского, образно говоря, "таскал рояль"

Десять лет назад, когда киевское «Динамо» блистало на футбольных полях Европы, фамилии игроков дружины Валерия Лобановского выучили далеко за пределами Украины. Даже такую труднопроизносимую, как Хацкевич. Белорусский легионер в той команде, образно говоря, «таскал рояль», но, согласитесь, тяжело представить «Динамо» конца 1990-х без Александра. Сегодня Хацкевич уже Александр Николаевич. Его тренерский стаж в родной Беларуси насчитывает без малого два года.

С легендарным футболистом корреспондент «2000» встретился в Санкт-Петербурге, куда бывший киевлянин привез белорусских юношей на международный турнир памяти первого вице-президента ФИФА Валентина Гранаткина.

На улице снегопад, а в холле гостиницы «Пулковская» тепло и уютно. Хацкевич усаживается в кресло. «Вспомнить Украину, «Динамо», — улыбается Александр. — Давайте, попробуем...»

«Спартак» предлагал больше

— Последние 15 лет судьба киевского «Динамо» и всего украинского футбола неразрывно связана с именем Григория Суркиса. Как вам кажется, победа украинско-польской заявки в тендере на проведение Евро-2012 — личная заслуга Григория Михайловича?

— А вы считаете иначе?

— Например, в России многие «специалисты» уверены, что победа Украины — политические дивиденды от УЕФА за «оранжевую» революцию.

— Серьезно?.. Как-то никогда не поворачивал этот сюжет в область политики. Давайте все-таки будем отделять политику от футбола. Григорий Михайлович на протяжении многих лет входит в структуры УЕФА. Там он фигура значимая и авторитетная. Мое мнение, что именно Суркис привез Евро в Украину.

— Как вы понимаете, первый вопрос был задан не случайно. В судьбе футболиста Александра Хацкевича именно Суркис-старший, будучи президентом «Динамо», сыграл одну из главных ролей. Какие аргументы Григория Михайловича летом 1996-го оказались «убийственными», и вы поставили свою подпись под контрактом с флагманом украинского футбола?

— Меня приглашали в команду с большой историей и большими традициями...

—...Простите, но у московского «Спартака», куда вас также настойчиво звали, в то время с историей и традициями было все в порядке. И обхаживали гонцы из России основательно. Однако из Минска вы отправились в Киев, а не в Москву.

— Григорий Михайлович ничего не обещал. Суркис объяснил, что клуб приглашает меня на перспективу, место в «основе» я должен буду пробивать себе сам. Такой подход меня полностью устраивал.

— На каком этапе остановились ваши переговоры со «Спартаком»?

— На самом серьезном. Речь уже шла о личном контракте, то есть о моей зарплате в «народной команде». Оставалось принять решение — «за» или «против».

— Вы контактировали лично с тогдашним президентом клуба Олегом Романцевым?

— Нет, переговоры со мной проводил Григорий Есауленко (вице-президент «Спартака», которого позже Алекс Фергюсон обвинил в коррупции. — Авт.).

— Условия в «Спартаке» и киевском «Динамо» отличались?

— В финансовом плане предложение от москвичей было выгоднее. Намного выгоднее, я бы сказал. Тем не менее вместе с одноклубником Валентином Белькевичем мы выбрали Киев.

— Получается, приглашал вас президент клуба, а как же мнение главного тренера? Йожеф Сабо хотел видеть вас в команде?

— Подобная практика довольно распространена в европейском футболе. С игроком подписывают контракт президент, менеджер или кто-то еще из руководящей верхушки, а главного тренера просто ставят в известность. Разговоры у меня были только с Григорием Михайловичем. Йожефа Йожефовича, видимо, поставили перед фактом. Хотя... Сабо вроде бы проявлял интерес ко мне и Валику на Кубке Содружества в Москве зимой 1996-го, но это было на уровне слухов. Познакомился я с Йожефом Йожефовичем уже непосредственно на базе в Конче-Заспе.

— Согласитесь, Сабо — личность противоречивая. Заслуженный человек, легенда «Динамо», профессионал наконец. Однако послушать мнения игроков от нем... И причем не только эпатажных Виктора Леоненко и Олега Саленко, но и вполне толерантного Андрея Гусина.

— Плохого о Сабо я ничего не скажу. Именно он меня начал ставить в состав. Это что касается первого периода нашего общения. Отношения начали портиться, когда Сабо сменил Михайличенко, в 2004-м. Все-таки мы стали взрослее, да и сравнения с Лобановским волей-неволей возникали. И результат, и взаимоотношения в команде...

Но самое главное, на мой взгляд, заключалось в том, что Сабо возглавлял селекционный отдел клуба. При его непосредственном участии появились многие легионеры, а когда Йожеф Йожефович стал главным тренером, вынужден был ставить их в состав, оказавшись заложником ситуации. Именно в тот период он потерял контакт с Гусиным, Белькевичем, Федоровым — футболистами, на которых можно было опереться. Получились двойные стандарты. Наших ребят Сабо обвинял во всех смертных грехах, а иностранцам прощались многие вещи. Вот и делайте вывод.

Тяжело видеть семью лишь из окна автобуса

— О Валерии Васильевиче Лобановском много сказано и написано, сняты фильмы и телепередачи, и добавить вроде бы нечего. И все-таки поигравшим под началом великого тренера есть что вспомнить, что рассказать. Вы работали бок о бок с Лобановским с первого дня после его возвращения с Ближнего Востока и вплоть до того злополучного матча в Запорожье.

— Еще до возвращения Лобановского в Киев о нем складывали легенды. Первое, что я услышал от знающих тренера людей: «Вот пришел Лобановский, сейчас начнете бегать, бегать и еще раз бегать». На самом деле было очень тяжело. У Лобановского на первых сборах всегда было много людей, каждый боролся за место в составе, при этом мы себя не щадили, выжимая все соки.

— Известно, что Валерий Васильевич практиковал индивидуальные беседы с игроками.

— Да, мы часто беседовали с Лобановским один на один. Подход он умел найти к каждому. Это дар Божий. Поэтому он и был великим тренером, добился таких результатов.

— Недавно прочитал интервью с Александром Головко. В нем ваш бывший одноклубник утверждает: «Успех команды Лобановского конца 1990-х — успех советского, а не украинского футбола. Киевское «Динамо» той звездной поры представляло последний яркий образец эпохи советского футбола». Попытаетесь опровергнуть данную мысль?

— Не буду опровергать. Все ребята в киевском «Динамо»-1997—1999 сформировались еще в период Союза, знали ценности той страны, у нас, скорее всего, был еще советский менталитет.

— Кстати, многодневные карантины на базе присущи исключительно советскому футболу. Как вы воспринимали подобные вещи?

— У Лобановского дисциплина всегда стояла на первом месте. Как воспринимали? Представьте: за неделю ты всего одну ночь проводишь дома. Мы привыкли к этому, опять же к вопросу о школе советского футбола. За неделю команда проводила три игры, а как в короткие промежутки между ними восстанавливаться вне базы? Нас этому просто не учили. Недовольные, конечно же, были, но эта мера приносила результат.

— Больше футболистов страдали жены и дети?

— Это точно. Семьи страдали. Вроде ты дома, а семью видишь только на стадионе или из окна автобуса.

— Сейчас в СМИ мелькают умопомрачительные цифры гонораров футболистов за победы в отдельных матчах, турнирах. А сколько премиальных десять лет назад руководство «Динамо» выплачивало за победы над «Барселоной», «Арсеналом», «Реалом»?

— Это коммерческая тайна.

— Даже по прошествии стольких лет?

— Да. Единственное могу сказать, что премиальные были очень высокими. Очень! Даже на уровне сегодняшнего дня. Что скрывать, премиальные — это одна из составляющих мотивации.

— Смерть Лобановского — конец целой эпохи. Когда вы почувствовали, что без маэстро, генератора всех идей, «Динамо» ждет будущее без ярких красок?

— Долгое время мы переживали шок: футболисты, тренеры, работники клуба. Мне трудно передать ощущения словами, но совсем скоро мы почувствовали, что без Валерия Васильевича что-то в «Динамо» ломается. Это не упрек Алексею Михайличенко, а, еще раз повторюсь, мои личные ощущения.

— Почему на пике киевской карьеры не удалось уехать в Европу? Правда, что у вас не было личного агента и все предложения поступали на адрес клуба?

— Не совсем так. У меня заканчивался контракт и определенные варианты существовали, но после разговора с Игорем Суркисом, который к тому времени стал президентом «Динамо», решил остаться в Киеве. Клуб предложил хорошие финансовые условия — это в первую очередь. Кроме того, создавалась новая команда, и президент видел в нас — опытных игроках — ее костяк, стержень.

— Если не секрет, из каких клубов приходили запросы на Александра Хацкевича?

— Английский «Ньюкасл» мной интересовался, испанский «Реал Сосьедад»... Знаете, не вижу смысла вдаваться в подробности. Что толку, все равно в Европу-то я не уехал.

— А отправились в Азию.

— В Китай я поехал исключительно по финансовым соображениям. За три месяца местного футбола мне хватило. Самое интересное, что за это платят приличные деньги. У них напрочь отсутствует такое понятие, как дисциплина и порядок. А вот с точки зрения климата, питания проблем не было.

Один легионер — хорошо, два — следует задуматься, три — уже плохо

— В «Динамо» вы отыграли почти восемь сезонов. Во времена Лобановского кто-то вывел формулу, в одночасье ставшую журналистским штампом, что год в Киеве приравнивался к двум. Ощутили это на собственном примере?

— (Смеется). Всем было тяжело. Приведу пример. На первом сборе с Лобановским наш вратарь Тарас Луценко за один тренировочный день потерял пять(!) килограммов веса. Потом он четыре дня лежал, восстанавливался. А на следующий год уже приходили новые ребята, и на них было больно смотреть. Положа руку на сердце, много приходилось заниматься неспециализированной работой. Возможно, «год за два» — формула, недалекая от истины.

— Еще один расхожий тезис: приход легионеров — водораздел в судьбе киевского «Динамо».

— Кстати, я в «Динамо» тоже считался легионером. Однако все это условности. Украинец, белорус, россиянин... Все мы говорили на одном языке. Первый настоящий легионер — венгр Ласло Боднар. Слишком близко мы их к себе подпустили, слишком многое позволяли.

Один легионер — хорошо, два — следует задуматься, три — уже плохо. Когда их становилось много — они начинали диктовать свои условия. Так и хотелось тогда сказать: ребята, больше трех не собираться. Команда начала делиться, не было уже прежнего единства.

— Болгарин Георгий Пеев рассказывал мне, что на одной из тренировок подрался с бразильцем Клебером и по воле Йожефа Йожефовича перестал попадать в состав. А у вас случались открытые конфликты?

— С Жорой Деметрадзе несколько раз сцепились. Ничего личного, поверьте, он отличный парень, но на тренировках вел себя так, что приходилось заниматься рукоприкладством.

— Причины, по которым пришлось заканчивать карьеру в Киеве, объективны или субъективны?

— Сейчас я осознаю, что ушел вовремя, и не видел изнутри кошмара, который происходил с командой, ставшей для меня родной. Каждому свое время. Хотя у меня был действующий контракт, я мог спокойненько играть во второй команде, ездить по селам, получать немалую зарплату, но такой сюжет не для меня.

— Карьеру вы заканчивали в скромном латвийском клубе «Вента». В то же время коллега по звездному «Динамо» Олег Лужный начинал там свой тренерский путь. Прямо какое-то хитросплетение судеб! Можете оценить тренерский потенциал Олега Романовича?

— Олег — очень амбициозный, импульсивный, порой взрывался не по делу. Думаю, все придет с опытом. Молодой футболист делает детские ошибки, так и начинающий тренер набивает шишки. Лужный — требователен, прежде всего к себе, и хочет получать такую же отдачу от команды. Хороший главный тренер из него получится обязательно.

Малофеевского «шамана» воспринимали с юмором

— Продолжим тренерскую тему. У вас не получилось переходного периода. Еще даже не повесив бутсы на гвоздь, начали работать главным тренером минского «Динамо», потом юношеская сборная Беларуси, позже — Витебск. И везде Хацкевич — главный. Амбиции? Работа ассистентом — не для вас?

— Не совсем правильно мыслите. Скорее это стечение обстоятельств. Я бы рад поучиться у специалиста с именем. Как, например, тот же Лужный работает сейчас с Юрием Семиным. Это большая школа. Однако в Беларуси такой возможности нет. Я много общаюсь с нашими хоккеистами, поигравшими в клубах НХЛ. Они не понимают, зачем нужны различные категории, дипломы, квалификации. Отыграл ты в НХЛ 15 лет — вот тебе диплом и квалификация, все вместе. Футболом я занимаюсь с семи лет, сейчас мне 35. Опыт накопился достаточный, все-таки поиграл я на очень высоком уровне.

— Какая ситуация сейчас в белорусском футболе? Еще пару лет назад вы весьма жестко критиковали местную федерацию. А сейчас, получается, работаете в ее системе. Нет в этом противоречия?

— Конечно, ситуация меняется в лучшую сторону, но не такими темпами, как хотелось бы. Что говорить, если главная команда страны не имеет собственной базы.

— Противостояние Украины и Беларуси в отборочной кампании к чемпионату мира-2002 и по сей день вспоминают журналисты, перемалывают косточки. Именно вы с Валентином Белькевичем оказались в центре скандала. Наставник белорусов Эдуард Малофеев в сердцах заявил, что его команде пришлось тогда сражаться против тринадцати украинцев.

— Едва жребий свел нас в одну отборочную группу, начались шуточки, подначки с той и с другой стороны. Большинство наших с Валиком одноклубников играли в сборной Украины, команду тренировал Валерий Лобановский. Вскоре было уже не до улыбок. Матч в Киеве мы выстояли (игра завершилась нулевой ничьей. — Авт.). В Беларуси после этого нас с Белькевичем чуть ли не на руках носили, а вот когда проиграли в Минске, такое количество грязи вылили. Причем слышать неприятные слова приходилось от близких людей, с которыми был знаком десятилетие.

— Хотите сказать, что в минской игре все было кристально честно?

— Мы играли честно. По крайней мере перед собой, командой, перед страной остались чистыми. Пусть говорят, мне это не особо интересно.

— Если речь заходит о Малофееве, всегда вспоминают его, как бы это сказать, некоторые странности, причуды. Например, в штатном расписании сборной Беларуси числился массажист Виктор Жаковко, которого многие называли шаманом. Какую роль играл этот седобородый статный мужчина?

— Да, был такой человек, но какие функции он исполнял в команде, за что отвечал — мы так и не поняли. В конце концов его брал на работу Малофеев. Игроки же все воспринимали с юмором, не слишком серьезно.

— В нынешней квалификации к чемпионату мира жребий вновь «организовал» украинско-белорусские разборки. Увы, великого противостояния Лобановский — Малофеев мы уже никогда не увидим. Впрочем, нынешний наставник белорусов Бернд Штанге — личность весьма интересная.

— Штанге пытается выстроить систему подготовки футболистов в сборных страны. Всем тренерам юношеских команд он назвал пять-шесть основных компонентов игры, которые обязательно должны использоваться в работе, чтобы ребята знали стратегию построения в главной команде. Проблемы не в Штанге, а в выборе футболистов, их квалификации. Думаю, любой человек понимает разницу между «выбором» и «набором». В Беларуси сейчас идет «набор».

— Тем не менее белорусы могли здорово насолить сборной Украины в первом же отборочном матче. Результат игры во Львове вряд ли закономерен.

— А кто принес победу украинской сборной?

— Андрей Шевченко.

— Опять Шевченко! Вот вы сами и ответили на вопрос. В Беларуси нет игроков такого калибра. Я смотрел игру во Львове — она получилась действительно равной. И пенальти был из разряда необязательных, но, повторюсь, судьбу матча решил Шевченко. Не пытайтесь искать здесь противоречий.

— Признаться, многие удивились, когда в июле прошлого года на ваш прощальный матч минское «Динамо» пригласило леверкузенский «Байер». Получилось, конечно, очень сентиментально. Вы сделали круг почета на кабриолете под музыку Эннио Морриконе из фильма «Профессионал», но логика-то подсказывала, что проводить вас должны были минские и киевские одноклубники.

— Согласен, я и сам хотел пригласить многих знакомых ребят из Украины, России — тех, с кем пересекался на футбольном поле. Однако руководство минского «Динамо» поставило конкретные сроки. Поэтому никто из украинцев на поле не вышел. Хотя все равно приятно. В конце концов далеко не каждому футболисту устраивают прощальный матч.

Справка «2000»

Родился 19 октября 1973 г. в Минске.

Воспитанник минской СДЮШОР «Динамо» (первый тренер — Михаил Братченя)

Игровое амплуа — опорный полузащитник.

Игровая карьера:

«Динамо» (Минск, Беларусь) — 1991—1996, 2005—2007 гг.

«Динамо» (Киев, Украина) — 1996—2004 гг.

«Тяньцзинь Тайду» (Китай) — 2004 г.

«Ветра» (Кулдига, Латвия) — 2005 г.

Достижения:

Чемпион Беларуси — 1993—1995 гг.

Обладатель Кубка Беларуси — 1994 г.

Чемпион Украины — 1997—2001, 2003, 2004 гг.

Обладатель Кубка Украины — 1998—2000, 2003 гг.

Обладатель Кубка Содружества — 1997, 2002 гг.

Полуфиналист Лиги чемпионов — 1999 г.

В составе национальной сборной Беларуси (1993—2005 гг.) провел 38 матчей, забил 4 мяча.

Тренерская карьера:

Играющий тренер минского «Динамо» — 2007 г.

С 2008 г. — главный тренер юношеской (U-18) сборной Беларуси и клуба «Витебск».

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Источник: Алексей Павлюченко, Газета 2000


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев