×
Спасибо, я уже с вами
Максим Деменко - о кедах Сабо, магазине Суркиса и поэтичности Бышовца

Максим Деменко - о кедах Сабо, магазине Суркиса и поэтичности Бышовца

24 марта 2009, вторник. 15:142009-03-24T15:14:33+02:00

В день игры "Кубани" со "Спартаком" ему исполнилось 33

Вчера специальные корреспонденты "СЭ", побывавшие в Краснодаре на матче "Кубань" - "Спартак", рассказали о том, каким им увиделся кубанский футбол. Сегодня мы предоставляем слово его непосредственным представителям - известному игроку, выступающему ныне за другую городскую команду - "Краснодар", с которым пообщался Юрий ГОЛЫШАК.

В день игры "Кубани" со "Спартаком" ему исполнилось 33, а накануне мы ехали по вечернему Краснодару. Деменко был в хорошем настроении. Прекрасный дом, жена, с которой прожил 14 лет, веселая карьера. И неважно, что до сих пор мог бы играть в "Спартаке" - приезжая в Краснодар, как гость.

На спартаковский матч он, играющий ныне за "Краснодар", собирался с сыном.

- Мальчишке интересно будет посмотреть на "Спартак", - размышлял вслух Деменко. - Хоть из моих знакомых там сейчас только Сашка Павленко, больше никого. В прежние годы я заезжал в гостиницу - к Федотову, Калиниченко, Ковалевски…

- Могли бы сами до сих пор в "Спартаке" играть!

- До сих пор - едва ли. Вот пару лет назад - вполне мог бы. Хоть многие говорят, что сейчас нормально на поле смотрюсь. До сих пор много занимаюсь, дома целый тренажерный зал.

- 33 года - грустный возраст?

- Наоборот - я вернулся в большой футбол. О годах сразу забыл. В моей жизни было много грустных дней рождения. Я на сборе, супруга с детьми - одна.

- С женой с юности вместе?

- С 19 лет. Жена меня от многих необдуманных поступков уберегла. Когда познакомились, у нас вообще ничего не было. На тогдашнюю зарплату в "Кубани" можно было раз в ресторан сходить, да приодеться. Все.

ПОРАЖАЮСЬ, ПОЧЕМУ РОМАНЦЕВ НЕ ПРИМЕТ КОМАНДУ

- Первый раз попали в "Спартак" в 97-м?

- Да. Огляделся: Боже, какие имена вокруг… Дима Аленичев на замене сидит! Испугался, что в дубль отправят. Сейчас понимаю - надо было задержаться в этой команде. Я хотел на год контракт подписать, "Спартак" требовал - пять. Романцев мне поразился: "Еще смеешь ставить условия? Это "Спартак", сюда два раза не зовут!"

- Егора Титова, заходившего в кабинет к Романцеву, поражало, насколько там накурено. А меня - россыпь таблеток.

- Меня поражал сам Романцев. Смотрел - неужели это тот самый Олег Иваныч? Великий тренер? А рядом набитая пепельница, куча конспектов… Поражаюсь - почему он не примет какую-нибудь команду? Вся Европа играет по схемам, которые он нам давал.

- Романцев вписался бы в современный футбол?

- Сто процентов!

- Почему вы сейчас не в "Кубани"?

- Это вопрос к руководителям клуба. Хотел вернуться год назад, съездил на сборы при Тарханове. Но мы на футбол смотрим по-разному. Даже не хочется вспоминать. Я не видел рядом с командой ни генерального директора, ни президента. Если хотите пригласить игрока - можете хотя бы познакомиться? Одни разговоры: "Мы хотим, мы хотим"… Несерьезно.

- Вы с "Краснодаром" недавно обыграли "Кубань" в контрольном матче - 3:0.

- Я хорошо знаю по сборной Сережу Овчинникова, его характер. Скажу так: каким бы ни был соперник, команда должна настраиваться. "Кубани" это хороший урок. Хоть болельщики говорили - "Краснодар" победил по игре. Я с ними согласен.

- Прежде ваш контракт принадлежал своеобразным людям.

- Александру Гармашову. Зятю тогдашнего гендиректора ВАЗа Виктора Энса. Еще недавно думал, что самая большая ошибка в жизни - встреча с Гармашовым. Был момент, когда я мог оказаться в "Вердере". Президент меня принял очень хорошо, сама команда… Как я ни уговаривал Гармашова подписать контракт - не вышло. Отказался. Просил за меня 800 тысяч долларов, нереальные деньги. "Вердер" давал 500. В то же время толковых югославов привозили - просили по 200 тысяч.

С другой стороны, Гармашов помог мне, мальчишке, получить первую в жизни квартиру. За киевское "Динамо", я, например, год отыграл - а никакого жилья не дали. Недавно с Гармашовым встретились, приезжал с "Машуком". Таким же остался - добрый, смешливый…

- Говорят, он ваш трансфер проигрывал в карты. Потом снова отыгрывал - и опять проигрывал…

- Было такое. Сейчас мне от этого только смешно. По-настоящему уверенным в себе я стал только в момент, когда встретился с Виталием Мутко. Тогда он был президентом "Зенита". Взял мой контракт в руки: "Вот теперь ты, Максим, свободный человек. Думай только о футболе!"

- В Краснодар за вами приезжал?

- В Сочи. Пригласил в гостиницу "Лазурная", уважительно со мной разговаривал. Как отец с сыном. После этого разговора я горы готов был свернуть. За мной "Локомотив" гонцов присылал, еще куча клубов - всем отказывал. Мутко потом перезвонил: "Хочу, чтоб вы с женой приехали в Питер. Погуляли по городу, посмотрели…" Да со мной никто прежде так не общался!

- Как в Питере время провели?

- Первым делом пошли смотреть, как мосты разводят. Потом собрались в Эрмитаж. Я в больших городах до того не жил - но чувство было, будто родился в этих местах. Все знакомое. Жене указываю: "О, смотри, "Аврора"! Ну-ка, пошли к ней…" Там-то все и решили окончательно.

- Давно с Мутко не виделись?

- Он часто бывает в Краснодаре. Недавно встретились на стадионе - обнялись.

САБО ШПАРИЛ В РАЗДЕВАЛКЕ ВЕНГЕРСКИМ МАТОМ

- Вы поработали с самыми колоритными тренерами России.

- Но только Антихович говорил - знаю, как подобрать к Деменко ключик. Интересные воспоминания остались от Юрия Морозова. Как-то в Самаре выигрываем, сидим в раздевалке. Заходит Морозов - и матом на всю комнату: "Вашу мать, во что играете?!" Я оторопел: "Юрий Андреевич, вообще-то мы выигрываем" - "Ты вообще молчи, слышать не хочу!" Минуты не прошло, Морозов про меня забыл. Выходим на второй тайм, хлопнул по плечу - я уже молодец…

Как-то закончили первый круг, получили три дня отдыха. Я дома, в Краснодаре. Потом должны собраться в Питере, оттуда на сбор в Туапсе. Я Морозова попросил - зачем мне мотаться в Питер? Лучше в краснодарском аэропорту вас встречу, одним автобусом поедем. Туапсе рядом. Кивает. Через пару дней звонок, снова Морозов: "Максим, ничего не знаю, должен быть в Питере". И бросил трубку.

- Чем дело закончилось?

- Не поехал я в Питер. Явился сразу на сбор - Морозов наорал: "Пошел вон отсюда". Пришлось Мутко звонить, тот все утряс. Морозов, правда, со мной на пару дней разговаривать перестал. На третий подходит: "Молодец! Ты же осознал ошибку?" Еще как, говорю, осознал. Полностью.

- Больше не скандалили?

- Он меня домой к себе приглашал. Супруга его чай наливает: "Так вот вы какой, Максим Деменко! Юрий Андреевич много про ваш характер рассказывал. Вы не беспокойтесь - сам он такой же…"

- Что за характер?

- Открытый. Ничего в себе не держу.

- В Киеве вы тоже оставили противоречивое впечатление.

- Помню, выпало нам играть в Лиге чемпионов со "Спартаком". Сабо говорит: "Готовься, Максим. Ты в составе". А как матч - мне намекают: расслабься, Максим, ты отдохнешь.

- Почему?

- Я тоже вскипел: "Почему?" - "Сам понимаешь, ты россиянин. Спорный момент. Мало ли что…" Меня переклинило, как ребята ни успокаивали. Отказался потом выходить в полуфинале Кубка Украины. А в Киеве такие фокусы не поощряются.

- Сабо вспоминаете?

- Конечно. Это мне Йожеф Йожефович сказал легендарную фразу: "Ты хорош, когда ты хорош…" Веселый человек. Крушил в раздевалке рукомойники, шпарил венгерским матом. Как-то Витя Леоненко на теории голову свесил, будто спит. Так Сабо схватил пульт от телевизора - и ему в лоб швырнул…

- Разбудил?

- Витя и не спал. Так, пижонил. Сразу вскочил: "Теперь будем говорить в кабинете президента". Как-то на тренировке играли в футбол через сетку. Сабо побожился: "Если проигрываю - кед свой съем!" Он проигрывать вообще не умел - сразу дурел. А тогда не повезло - мучился-мучился, но обувку умял. Целый вечер, говорят, убил.

БЫШОВЕЦ ЗАСТАВЛЯЛ БАХАРЕВА ЧИТАТЬ "ЗАПИСКИ О ШЕРЛОКЕ ХОЛМСЕ"

- Сколько у вас медалей?

- В "Спартаке" давали за чемпионство-97 - я не взял. Это - не мое. Чемпионом себя не считаю. Вот в Киеве - другое дело. Кубок России выигрывал. У меня хороший дом, прекрасная семья. Что еще надо?

- В "Шахтере" вы встретились с другим оригиналом, Анатолием Бышовцом. Футболиста Бахарева тот просвещал, заставлял читать "Записки о Шерлоке Холмсе". Какие книги давал вам?

- Мне он никаких "Записок" не давал. Бышовец меня поэтичностью поразил. Сидели мы в Финляндии на сборах. Бышовец за столом, а напротив - ряды. Я плюхнулся в первый. "Знаешь, Максим, что главное в жизни? Вот ты сидишь в первом ряду…" Я кивнул. Ну да, в первом. "А мог бы сесть во второй. Если будешь нужен - люди тебя сами позовут в первый".

- Ничего себе.

- На моем лице было написано что-то такое, что Бышовец смутился: "Ладно, не забивай голову". Вот это, думаю, логическое мышление. Вот это пообщались. Холмс с "Записками" отдыхает. Но Бышовец поражал еще одним - кто б мимо ни проходил, он всегда остановится, первый поздоровается и поговорит.

- Кто из ваших тренеров лучше всего понимал футбол?

- Романцев.

- А футболистов?

- Антихович. И Мутко. Я потрясающих президентов вообще два раза встречал.

- Кто второй?

- Нынешний президент "Краснодара" Сергей Галицкий. Фантастический человек, живет командой. В любую погоду наши тренировки смотрит. К каждому подойдет с разговором. Мы с ним не по кабинетам общаемся, а на кромке поля. Отношения - супер. Еще благодарен Михаилу Крапивному, генералу, бывшему президенту "Кубани". Командует всем наркоконтролем в крае, фанат футбола. "СЭ" до дыр зачитывает. Кстати, с Григорием Суркисом было интересно. Как-то всем игрокам предложил зайти в его магазин. Каждый мог бесплатно набрать вещей на 500 долларов. У нас с женой глаза разбежались: что брать? Микроволновку? Или видеомагнитофон?

- Что взяли?

- Кофеварку и фен для жены. Всех поразил Сашка Призетко - схватил тостер. "Зачем тебе?" - "Блины буду на базе делать - хлоп-хлоп, и готово…" На первые киевские премиальные я видик купил. Намотал на него десять пакетов, до дома бежал - чтоб не отобрали, по башке сзади не стукнули.

- В "Спартаке" интересно жилось?

- Африканцы чудили, конечно. Помню, сидели с Юрой Ковтуном в комнате - мне страшно стало от мозолей на его ногах. "Сходи к доктору!" - "Да неудобно, надо работать…" Тем же вечером слышим от Кебе: "Минус три! Какая тренировка?!"

- Кебе - самый чудной?

- Ага. Каждый вечер у него какие-то ритуалы. Намажется маслом, запалит свечи. Ребята с ним в номере жить не могли, дым из-под двери по базе расползался. Мы заглядываем: "Это что такое?!" Еще над Луизао смеялись. Отправляли его к поварихе Чуркиной что-то попросить - выучив матерному слову: "Дайте мне…" Так та его кастрюлей гоняла. Но все эти смешные люди в подметки не годились Гене Тумиловичу. Тот любую компанию мог растормошить.

- Много у вас настоящих друзей осталось от футбола?

- Двое. Саша Спивак и Войцех Ковалевски. Но в каждом футбольном городе есть ребята, которые рады меня встретить у себя дома. Как и я их - в Краснодаре.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Источник: СЭ


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев