×
Спасибо, я уже с вами
Донецкая вратарская школа. Аналитика

Донецкая вратарская школа. Аналитика

24 марта 2009, вторник. 22:012009-03-24T22:01:16+02:00

Автор попробовал сделать ретроспективный анализ аспектов подготовки донецких вратарей в период с 60-х по 90-е годы

Песня Владимира Высоцкого "Вратарь", посвященная Льву Яшину, начинается такими словами: "Да сегодня я в ударе, не иначе. Надрываются в восторге москвичи, а я спокойно прерываю передачи и вытаскиваю "мертвые" мячи". Если "москвичи" заменить на "дончане", то рифма, конечно, сломается, зато появится исторически справедливый донбассовский окрас. А чтобы он получил еще большую яркость/контрастность, прибавим фамилии: Юрий Дегтярев, Вячеслав Чанов, Виктор Чанов, Валентин Елинскас, Дмитрий Шутков. Уловили, почему именно эти стражи ворот "Шахтера" перечислены? Верно, они корнями с Донбасса, воспитанники донецкой футбольной школы. Кто-то может возразить относительно Елинскаса. Но Валентин Вацловасович сам говорил: "Хотя до прихода в "Шахтер" пришлось попутешествовать по футбольной Украине, но вратарская школа у меня все же донецкая".

Вот и попробуем сделать ретроспективный анализ аспектов подготовки донецких вратарей в период с 60-х по 90-е годы, коснувшись, по мере информационной возможности, и нынешних времен. Почему во множественном числе. Анализировать помогут Юрий Витальевич Дегтярев и Дмитрий Анатольевич Шутков воспоминаниями из своего опыта, за которыми неочевидно читается характеристика вратарской школы Донецка. За точку отсчета взяты 60-е, потому что тогда начала выпускать своих воспитанников во взрослую футбольную жизнь группа подготовки "Шахтера".

Первенцем был самый харизматичный вратарь дончан - Юрий Дегтярев. Вообще, его приход в "Шахтер" состоялся "вторым темпом". Как мне рассказывал Петр Андреевич Пономаренко, Юра пришел, позанимался некоторое время и решил, что вот эти, необходимость к такому-то времени быть на тренировке, однообразное выполнение каких-то упражнений и прочая, не для него. Лучше просто и с интересом гонять мяч во дворе. Пономаренко пошел к нему домой, поговорил с родителями, с самим Юрой и все-таки уговорил. Наметанным глазом нападающего Петр Андреевич сразу увидел вратарские способности будущей легенды донецкого футбола.

Дегтярев: "Специальной литературы у наших тренеров не было. Что занимательно, с вратарями работали… бывшие нападающие – Петр Пономаренко, Иван Бобошко. Думаю, им удалось дать нам хорошую начальную подготовку, потому что они сами играли непосредственно против вратарей и знали их технический арсенал. Кроме этого, бывая на матчах "Шахтера", я подмечал для себя те или иные действия как наших вратарей, так и соперника. А затем старался отработать их на тренировках".

Ну, это начало 60-х. А как обстояли дела в конце 80-х – начале 90-х?

Шутков: "Нами, вратарями, занимались, как ни странно, преимущественно нападающие: Петр Пономаренко, Иван Бобошко, Юрий Захаров, Евгений Король. И, между прочим, их понимание игры голкиперов было весьма приличным. Мало того, получалось, что они давали нам взгляд на действия вратаря со стороны полевого игрока. Евгений Григорьевич Король акцентировал внимание, к примеру, на таких моментах. Выбивая мяч кулаком, удар нужно исполнять резким коротким движением. Мяч вводить рукой партнеру обязательно под его "дальнюю" ногу, чтобы сопернику было труднее отобрать. На каждой тренировке работе с вратарями уделялось отдельное время, а уже потом мы участвовали в общекомандных занятиях".

Вспоминается эмоционально-образный рассказ Валентина Елинскаса об исполнении технического приема одним из голкиперов украинского чемпионата.

Елинскас: "Он же за мячом в дальний угол прыгает, извини меня, как на бабу. Вначале делает чуть разворот на опорной, а потом двумя руками пытается дотянуться до мяча, приземляясь при этом на живот. Теряются те драгоценные доли секунд, которые не позволяют отбить удар. До мяча надо тянуться одной рукой, отталкиваясь набок. Это ж элементарная школа. Если бы я на тренировке или, не дай Бог, в игре такое вытворил, меня бы начальник команды тех времен Михаил Василич Калинин на перекладине ворот повесил. Он тогда с вратарями работал. Ну, как работал. Бил нам по воротам, выполнял навесы для отработки выходов. Пока полевые игроки занимались своей спецификой, в роли "столба-помехи" при навесах Василич привлекал клубного водителя, еще кого-то. Но как видишь, и на линии, и на выходах у меня неплохо получалось. Хотя спецтренеров и литературы у нас не было. Все на чуйке и самоанализе".

Братья Чановы были в несколько иных условиях. В их семье отец, Виктор Гаврилович, обладал богатым игровым опытом, поэтому у Вячеслава и Виктора, что называется, тренер был на дому. Знавшие Виктора Гавриловича лично, отмечают, что спуску своим детям он не давал. И еще неизвестно, кто больше гонял и от кого доставалось на орехи будущим вратарям горняков: от родного отца или тренеров. Сказалось и то, что к братьям по наследству перешли вратарские задатки. Можно сказать, не повезло Вячеславу: он до 27 лет пробыл за колоритной фигурой Дегтярева. Хотя игровую практику все же получал не только в дублирующем составе. Вести же речь о том, как организовывался тренировочный процесс у братьев – это повторять практически слово в слово рассказ Дегтярева и Шуткова. В этом смысле на протяжении практически 35 лет вратарскую школу "Шахтера" отличала завидная стабильность: тренеры (как правило, бывшие нападающие) уже в детско-юношеском возрасте определяли самородков от вратарского искусства и доводили их через напряженный труд до высокого уровня.

Здесь плавно перейдем к самому щекотливому и сложному моменту – трансформации голкипера из воспитанника в стража ворот команды мастеров. Процесс этот может быть болезненным, а может проходить, как так и надо. Уходя от обобщений, обратимся к конкретике.

Дегтярев: "Мой переход "под основу" прошел как-то естественным образом. Мы, дублирующий состав, всегда были на виду у тренеров основного. Свою положительную роль играло и то, что один из помощников старшего тренера работал с "дублем", а значит, знал сильные и слабые стороны резервистов. Большую помощь мне, например, оказывали тогдашние вратари "основы": Саша Савченко, Юра Коротких, Борис Стрелков, Саша Говоров. Впоследствии, и я, будучи поопытней, подсказывал, помогал Славе и Вите Чановым, Валику Елинскасу. У нас была, без преувеличения, преемственность поколений.

Вначале каждой тренировки полчаса один из помощников старшего тренера, а позднее – Михаил Васильевич Калинин "расстреливали" нас в рамке ворот. Василич своими ударами буквально протирал мне перчатки, которые приходилось менять чуть не каждую неделю. Шла отработка технических приемов. Вратарю вообще всегда надо быть в тренинге, доводить до "подкоркового состояния" не только технику. Во время двухсторонок мы постоянно работали с подсказом полевым игрокам. Кстати, это - совсем непростое дело. Нужно не только читать игру, но и уметь мгновенно переключить от "руководящих указаний" к отражению ударов, игре на выходах, перехватах.

Мало кто знает, а ведь с приходом Валерия Лобановского и Олега Базилевича в нашей команде понемногу привилась привычка оставаться после тренировки и подтягивать слабые стороны своей игры, доводить до совершенства сильные. Они первыми начали оставлять меня после завершения занятий, и начиналось… Лобановский подавал под 30-40 угловых с каждого фланга, Базилевич выходил на передачи, а я должен был с ним бороться, отбивая мяч кулаками или забирая в руки. Практика игры на выходах была еще та".

Шутков: "В 1989 году меня начали привлекать к "дублю". Мне тогда здорово помог советами Сергей Шиповский. Возможно, он и не оставил такого уж памятного следа в истории "Шахтера", но его напутствия очень пригодились мне в дальнейшем и, особенно, на первых порах приобщения к большому футболу. Вообще, у нас было какое-то не афишируемое вратарское единство, что ли: более опытные старались помочь более молодым. Кстати, такие отношения между коллегами-вратарями не утрачены, к счастью, и сейчас. Говорю это не потому, что работаю в "Шахтере". Так и есть на самом деле.

Между прочим, была у нас и такая фишка. После тренировок полевые игроки били нам по воротам. Причем, в этом был соревновательный подтекст: проспоривший или выполнял столько-то прыжков с поднятием коленок к груди, или отжимался оговоренное количество раз. А после тренировки давать себе дополнительную физнагрузку никому не хотелось, вот и старались: полевые во чтобы то ни стало забить, а вратари – не пропустить".

Есть фраза, которая настолько затерта, что некоторые не воспринимают ее с необходимой серьезностью: "вратари – штучный товар". Может она звучит несколько суховато-торгашески, но сами голкиперы не обижаются и признают ее правоту. Так в чем же штучность "товара"?

Дегтярев: "Все тренеры "Шахтера", с которыми мне довелось работать, с пониманием относились к специфике нашей футбольной профессии. Подход к каждому вратарю должен быть сугубо индивидуальный не только в плане психологии, но и, если так можно сказать, технико-тактико-физического содержания тренировки, подготовки к матчам. Один вратарь обязательно должен знать, что он "первый номер". Это – придает ему уверенности. Но он не вечно "первый". В случае серии серьезных ошибок в нескольких матчах, его сменщик всегда наготове и может подменить. При этом, причиной неудач основного вратаря могут быть психологические перегрузки, нелады в семье, зацикленность на однажды совершенной ошибке и мало ли что еще. Голкипер значительную часть матча остается один на один с собой. Да, он следит за ходом игры у чужих ворот, но мысли, порой лезут в голову сами собой. Полевой игрок, при всех обстоятельствах, может выплеснуться: вступить в единоборство, быть постоянно в движении. Поэтому личные неурядицы и допущенные ошибки для него уходят на второй план. Вратарю это сделать сложнее. Значит, "первому" надо в каких-то моментах давать паузу, тренеру поговорить с ним по душам, выпустить в какой-то игре второго вратаря, чтобы человек пришел в себя, обрел душевное равновесие.

Относительно технико-физической подготовки. Вратарей в "Шахтере" никогда не стригли под одну гребенку. Кому-то надо больше поработать над каким-то техническим элементом, кому-то дать упражнения определенной направленности в физическом плане. Такой пример. Когда я был в "Шахтере" тренером вратарей, то знал, что Диме Шуткову не надо наяривать круги вместе с командой. Лучше он самостоятельно займется специализированными упражнениями. К примеру, прыжковой работой. Накануне игр мы с главным тренером Валерием Яремченко садились и вместе обсуждали, кто будет защищать ворота: я высказывал свои аргументы, он – свои. Валера, пройдя общефутбольную школу "Шахтера", понимает необходимость, я бы сказал, бережного отношения к подбору и подготовке вратарей".

Шутков: "Для вратаря на определенном уровне мастерства на первый план начинает выходить психологический настрой на игру, умение сконцентрироваться, уверенность в своих силах. Вот здесь очень важную роль играет доверие тренера, умеющего найти нужные слова для каждого из голкиперов, одного из которых он собирается ставить на игру. Так называемая штучность вратарей, проявляется и в индивидуальном подходе к подбору упражнений на тренировках: кого-то нужно пригрузить чуть больше, кого-то меньше. Для того же, чтобы понимать разницу подходов, желателен личный опыт тренера, испробовавшего "вратарский хлеб". Хотя и здесь все субъективно. Я ж говорил, что нас тренировали нападающие, но от этого их подход не становился "оптовым".

В этом месте хотелось бы остановиться на личных достижениях героев этого повествования, прошедших шахтеровскую школу.

Юрий Дегтярев - лучший вратарь СССР 1977 года. Входит в символический клуб Льва Яшина (148 "сухих" матчей). Защищал ворота юношеской, молодежной, первой сборных СССР. С 1996 по 1999 годы – тренер вратарей "Шахтера".

Вячеслав Чанов – лучший вратарь СССР 1981 года (уже в составе московского "Торпедо", но база-то была заложена в Донецке). Выступал за юношескую, молодежную и первую сборные Союза. Ныне – тренер вратарей московского ЦСКА.

Виктор Чанов – лучший вратарь СССР 1986 года в составе киевского "Динамо", лучший вратарь Израиля 1991 года. Член клуба Льва Яшина (148 "сухих" матчей). База, как сами понимаете, отсюда же. Выступал за юниорскую, юношескую, молодежную, олимпийскую, первую сборные СССР.

Валентин Елинскас – входил в состав олимпийской сборной Союза "первым номером". К сожалению, из-за вмешавшейся в спорт политики (Советский Союз бойкотировал Олимпийские игры) Елинскас не смог сыграть на Олимпиаде в Лос-Анджелесе.

Дмитрий Шутков – выступал за национальную сборную Украины. Неоднократно входил в состав "33-х лучших" футболистов Украины.

Нынче от болельщиков, специалистов, журналистов можно услышать сожаление по поводу отсутствия в главной команде горняков вратарей-воспитанников шахтерского края. Если окинуть взглядом украинский период "Шахтера", то кроме Дмитрия Шуткова таковых больше и не окажется. Нет резона перечислять фамилии голкиперов, которые засветились в составах резервных команд: судьба разбросала их не только по разным футбольным весям, но некоторых вовсе выбросила из игры миллионов. Ну, или они сами пошли "своим путем". Так в чем же причина? Понятно, что она не одна и в каждом конкретном случае – своя. А-то и свои (когда их несколько).

Шутков: "Почему в "основе" нет наших воспитанников? Здесь нужно смотреть не только с точки зрения подготовки вратарей, но и общекомандных задач. А у "Шахтера", как всем известно, они четко определены – максимальный результат во всех турнирах, где участвует команда. Следовательно, у тренеров нет возможности для экспериментов: в каком-то матче заявить вместе с основным вратарем резервиста, чтобы, в случае благоприятного счета, выпустить его на 20-30 минут. А вдруг первый номер получит травму уже в начале матча…

Не знаю, может молодым вратарям надо проявлять больше воли, желания через возникающие трудности все равно пробиться в главную команду. Вот где нужен шахтерский характер. Надеюсь, что из нынешнего поколения вратарей-воспитанников "Шахтера" найдется достойная смена".

Дегтярев: "Не буду углубляться в дебри анализа подбора вратарей "Шахтера" в минувшие годы. Глянем в день сегодняшний. В команде три практически одновозрастных и где-то равных по классу вратаря. Каждый из них достоин был основным. Но заявить на матч можно лишь двух. Поэтому кто-то будет "третьим лишним". Однако, уровень мастерства у него от этого не снизился. Конечно, возможен вариант, который когда-то пытался воплотить в жизнь Валерий Лобановский. У него было два (а не три) равноценных голкипера, игравшие через матч. Ни к чему хорошему это не привело, и Валерий Васильевич вернулся к "классике" - номер "один" и номер "два". А вот третьим в составе может быть "юнец", набирающийся опыта у более старших товарищей, тренируясь вместе с ними. Вот когда дублер сможет прочувствовать требования первой команды, поварится в ее соку, повышая свой профессиональный уровень.

Ни в коем случае не собираюсь давать советы тренерскому штабу "Шахтера". Просто высказываю мнение, основанное на моем личном игроцком и тренерском опыте". Вот так оно было, так есть ныне, а как будет дальше… Расхоже, банально, но покажет время - третейский судья.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Источник: Олег Антипов, специально для "Террикона"


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев