×
Спасибо, я уже с вами
Андрей Кирлик: "Виталию Шевченко я благодарен"

Андрей Кирлик: "Виталию Шевченко я благодарен"

19 февраля 2010, пятница. 15:002010-02-19T15:00:47+02:00

От его «стандартов» успела наплакаться добрая половина голкиперов высшей лиги. Когда он нес мяч к угловому флажку, вратари призывали защитников к максимальной бдительности. Штрафные в его исполнении нередко приравнивались к пенальти. Один из лучших действующих бомбардиров чемпионата Украины Александр Косырин говорил о нем так: «Это не я забиваю голы, это Андрей попадает мне мячом в голову, а уже от нее тот отскакивает в ворота».

Так практически незаметно для самого себя трудолюбивый фланговый полузащитник превратился из типичной рабочей лошадки в незаурядного мастера, чья игра собирала на трибунах стадиона «Черноморец» десятки персональных фанатов. Весной 2003-го один из старейшин отечественного тренерского цеха выдал в разговоре со мной обидные слова: «Если лучшим игроком в твоей команде является Кирлик, значит, у тебя и твоей команды большие проблемы». Но тот же самый специалист полтора года спустя изменил свое мнение, констатировав: «Да, этот человек мог бы решить проблему левой ноги даже в сборной Украины».

А несколько недель спустя случилось неожиданное: находясь на пике спортивной карьеры, «Мастер-левша» и «Штандартенфюрер», как красочно величали его в прессе, тихо повесил бутсы на гвоздь. Ровно в тридцать лет.

...Партнеры по команде, журналисты и даже всезнающие одесские болельщики знали, что Андрей - глубоко верующий человек. Но слухи ползли невероятные. Одни, лукаво улыбаясь, цитировали Ильфа и Петрова, полагая, что Кирлика, будто шофера «Антилопы Гну» Адама Козлевича охмурили ксендзы. Другие откровенно сплетничали, что плеимейкера «моряков» искусили члены религиозной секты. Сам футболист развернутых комментариев не давал. А через полгода внезапно вернулся в «Черноморец», чтобы вскоре завоевать единственную в своей карьере медаль и застолбить за собой капитанскую повязку.

Словом, ничто не предвещало бури, если бы не уход из команды Семена Альтмана. Летом 2007 года «Черноморец» возглавил Виталий Шевченко, и пребывание в первой команде Кирлика перешло в режим обратного отсчета. В июле российский специалист с азербайджанской родословной и украинским футбольным прошлым неожиданно включил Андрея в основной состав на выездной матч Кубка Интертото с «Лансом». В первые 45 минут капитан не выпадал из игры, но после перерыва был заменен. После матча Шевченко сказал корреспонденту «СЭ», что качеств, необходимых для современного флангового хавбека, ветерану уже не хватает. Сам игрок, как, впрочем, и его партнеры по команде, не сомневаются, что в той встрече Кирлик был поставлен «под сплав».

…Прийти на службу отца Андрея в Храм Сретения Господня автор этих строк не решился. В святое место с диктофоном - это как-то не по-божески. А набирая не изменившийся с футбольных времен номер Кирлика, вполне допускал возможность отказа. Но Андрей неожиданно согласился на интервью, хотя созвониться снова удалось с попытки шестой. «С Богом», - сказал бывший капитан «Черноморца», и я нажал на кнопку «запись».

СБЫВШЕЕСЯ ПРОРОЧЕСТВО АЛЬТМАНА

- Многие футболисты, приезжающие в «Черноморец», впоследствии навсегда оседают в Одессе. В чем, по-вашему, магия этого удивительного города?

- Солнце, воздух и вода! (Улыбается) А если серьезно, я тоже об этом думал. Помню день, когда Семен Иосифович (Альтман. - Прим. М.С.) собрал приглашенных им новичков клуба в «жемчужине у моря» и посоветовал нам побыстрее перевезти сюда семьи. Но мы с Сашей Косыриным и Сережей Билозором приехали не откуда-нибудь, а из Киева. И другого места для жизни себе просто не представляли, о чем и сообщили тренеру. «Знаете, сколько раз в жизни я слышал те же самые слова? - усмехнулся Альтман и добавил: - Запомните, все футболисты, которых я приглашал в «Черноморец», оставались жить в Одессе». Тогда мы с ребятами только недоверчиво заулыбались, но время и последующие события лишний раз доказали правоту наставника. То же самое могут сказать вам не только Косырин с Билозором, но и Валик Полтавец, Витя Доценко, Сережа Симоненко, а также многие другие ребята, выступавшие в той команде при Альтмане.

- Когда мы общались в последний раз, ситуация в команде «моряков» у вас сложилась весьма неоднозначная, но вы не теряли надежды снова поиграть на высоком уровне. Когда стало очевидно, что сделать это уже не получится?

- Вообще-то, я собирался поиграть именно в «Черноморце». Но не думал, что наставник «моряков» Виталий Шевченко задержится в Одессе на столь длительный срок - полтора года. Именно это помешало мне завершить свою карьеру на более мажорной ноте.

- Знаю, что вице-президент «моряков» Олег Марус предлагал вам провести прощальный матч, но вы сами сказали в интервью «СЭ», что предпочли бы «тихо закрыть за собой дверь, да так чтоб не скрипела»...

- Возвращаясь назад, думаю, что поступил правильно.

- Ну а если лет через пять-семь вам и вашим партнерам по бронзовому составу «Черноморца»-2006 предложат принять участие в матче, который засвидетельствовал бы вклад в историю одесского футбола целого поколения футболистов?

- Встретиться с ребятами, конечно же, не откажусь, а вот играть - это вряд ли.

ПОЛТАВЕЦ ЕЩЕ ВЕРНЕТСЯ

- Между тем, я слышал, что совсем недавно вы выступали за команду Одесской духовной семинарии. Это правда?

- Да, семинаристам предложили сыграть с Академией министерства внутренних дел, а у этого учебного заведения команда почти профессиональная, выступающая в городском первенстве по футзалу. Сами понимаете, разница в классе колоссальная. Вот представители семинарии и обратились ко мне за помощью, ну а я, в свою очередь, попросил помочь Руслана Валеева и Валика Полтавца. Сыграли шуточный товарищеский матч, получили огромное удовольствие. МВДшникам было приятно попробовать свои силы на фоне мастеров, а семинаристы смогли сыграть в одной команде с людьми, которых раньше они видели только по телевизору или с трибун стадиона. А так познакомились вживую, увидели, что это простые в общении, приятные ребята. То же самое мнение вынесли о профессиональных футболистах и преподаватели, а также ректор семинарии.

-В товарищеских матчах обычно побеждает дружба. А кто победил в этой встрече?

-Дружба и хорошее настроение. Встреча закончилась со счетом 11:11.

- Атмосфера в коллективе семинаристов, смею предположить, совершенно иная, чем в командах мастеров. Да и лексика наверняка поскромнее...

- Конечно. Люди имеют понятие о том, что такое грех: не ругаются, не обзываются, не выражают негативные эмоции по отношению к судье или к сопернику. Словом, ведут себя весьма миролюбиво.

- Не то, что профессиональные футболисты. На матчах с участием «Черноморца» бываете?

- Нет, уже не бываю.

- Но однажды пришли на стадион в майке Александра Косырина, чтобы поддержать его в непростой ситуации...

- Это было еще до моего рукоположения в священники. С футболом я закончил и пошел на стадион, чтобы своим присутствием помочь другу. А перед матчем вспомнил, что несколько лет назад мы обменялись формой, нашел его майку и болел за Сашу на трибунах все 90 минут.

- Вы знаете, что болельщиков «моряков» в футболках с номером «8» и фамилией «Кирлик» на спине на матчах «Черноморца» можно встретить до сих пор?

- Правда?.. Разумеется, я не слежу за такими вещами и ничего по этому поводу не знаю, но слышать об этом, не скрою, очень приятно.

- Знаю, что вы дружите не только с Косыриным, но и с Валентином Полтавцом, который не так давно пообещал бегать, пока коленки не сотрутся, и всерьез намерен войти в клуб бомбардиров-сотников, для чего ему осталось забить еще три-четыре гола на высоком уровне...

- Я уверен, что Валентин в профессиональном футболе своего последнего слова не сказал и во многих клубах премьер-лиги считался бы полноправным лидером. Хочется верить, что он еще вернется в элитный дивизион, либо дождавшись хорошего предложения от одного из клубов класса сильнейших, либо поднявшись наверх вместе с овидиопольским «Днестром». А вернувшись, докажет, что в «Черноморце» в свое время допустили большую ошибку, указав на дверь футболисту такого класса.

«Я ЧУВСТВУЮ ЗАПАХ БРОНЗЫ!»

-Недавно отмечали знаковый юбилей Александра Чижевского, который сыграл свой 400-й матч в украинской вышке, и статистики заметили, что в числе его ближайших конкурентов числится фамилия Андрея Кирлика... Не считаете, что вполне могли оказаться на месте рекордсмена?

-Года три назад я думал об этом достаточно серьезно. И даже следил за статистикой: сколько матчей сыграл я, кто идет впереди, а кто уже закончил карьеру. Но потом остановился, потому что понял, что загружать свой мозг этой игрой в догонялки можно до бесконечности, а карьера, между тем, подходит к концу.

- Когда зимой 2004 года вы покинули футбол в первый раз, то сказали мне, что абсолютно удовлетворены тем, как сложилась карьера, а на мое замечание об отсутствии наград возразили: «Зато был финал Кубка Украины в составе ЦСКА». Но, вернувшись в большой спорт, успели выиграть настоящую медаль - бронзу чемпионата Украины-2005/06...

- Вот видите, значит, не зря возвращался. А приобрел не только медаль, но и бесценный жизненный опыт. Еще ближе узнал людей, с которыми мне предстоит встречаться на своем пути. И, конечно, я очень рад, что после длительного периода, в течение которого «Черноморец» пребывал в яме, мы совместными усилиями с руководством клуба и города, а также болельщиками и тренерским штабом все-таки вернули его на определенный высокий уровень. И дело даже не в медалях, а в репутации. Мы чувствовали, что с нами считаются не только аутсайдеры и середняки, но и гранды украинского футбола - «Шахтер» и «Динамо», осознававшие перед каждой очной встречей, что мы вполне способны отобрать у них драгоценные очки.

-А где сейчас ваша бронзовая медаль?

- Дома. Висит в комнате у сына.

-Пересматривая статистику того памятного сезона, я обнаружил, что именно вы провели два самых важных мяча во втором круге - победный гол в Днепропетровске прямым ударом со штрафного и единственный, принесший одесситам победу над ФК «Харьков» на 93-й минуте встречи, с пенальти. Какой из этих мячей наиболее памятный?

-Думаю, тот, что я забил «Днепру». Отпусти мы тогда «Харьков», и у нас еще оставался шанс исправить ситуацию – в матчах с «Таврией» и запорожским «Металлургом». А днепропетровцы считались нашими прямыми конкурентами. И дело даже не в том, что сам гол в ворота Славы Кернозенко получился очень красивым, и мяч после моего удара влетел в сетку рикошетом от крестовины... Всякий раз пересматривая его дома, где он хранится на специальном диске, понимаю, что обыграть днепропетровцев на их поле в таком важном матче казалось архисложно. Но нам это удалось, после чего судьба третьего по рангу комплекта медалей фактически оказалась решенной. Помнится, когда я забил тот мяч, мы помчались с ребятами праздновать его к бровке поля, образовали какую-то несусветную кучу-малу, и я крикнул прибежавшему Билозору: «Я чувствую запах бронзы!» Такое вот было ощущение. И оно меня не подвело.

СПОРТ ВОСПАЛЯЕТ ТЩЕСЛАВИЕ

-В детстве вы занимались вольной борьбой. Доводилось ли вам применять силу после того, как вы покинули секцию?

-Нет. Ну, разве что какое-то короткое время - по инерции. Как ни крути, но вольная борьба - вид спорта, который подразумевает урегулирование каких-то конфликтов с помощью силы. А футбол, на который я ее променял, игра коллективная. Хорош бы я был, если бы передрался со всей своей командой! Не спорю, иногда случались какие-то споры или трения, но отстаивать свою позицию предпочитал словом. В противном случае, просто уходил от конфликта. Что мне впоследствии очень пригодилось.

- Попробовав бросить футбол впервые, вы сказали, что профессиональный спорт не совместим с верой. И все же вернулись. Выходит, поняли, что можете совмещать?

- На короткий промежуток времени да. Во время моего полугодичного перерыва я познакомился с мудрыми людьми из мира религии. Они и подсказали мне, как можно сохранять веру и духовность, продолжая заниматься спортом на самом высшем уровне. Вернувшись в футбол, я старался об этом вспоминать. В течение первого полугодия или даже года я себя контролировал, постоянно держа в уме слова этих людей. Но потом понял, что лишние эмоции и бьющие через верх страсти затягивают меня все глубже, и я перестаю следить за своим поведением. Профессиональный спорт - это зрелище, и волей-неволей ты являешься его частью. На фоне этого воспаляются многие грехи, например тщеславие.

- В чем это выражается?

- Начинаешь уделять себе слишком много внимания. Тешишь свое самолюбие, ищешь интервью, делаешь вырезки из газет... Начинает обостряться зависть: кто-то, может быть, сыграл хуже тебя, а оценка у него выше и так далее. Со временем я снова понял, что совмещать веру и профессиональный спорт практически невозможно.

- Православие пришло к вам с возрастом или вас так воспитывали с детства?

- Нет, в детстве, несмотря на крещение, я был далек от веры. Это приходило ко мне постепенно, на протяжении всей жизни. И своих детей - Ульяну, Дарью и Серафима - мы с супругой стараемся приобщать к православной церкви, прививая веру с самого рождения.

- Ваша карьера в духовенстве, хотя, конечно, слово «карьера» здесь не совсем уместно, началась с поступления в Одесскую духовную семинарию?

- Нет, Господь призвал меня к себе еще в Киеве, и храм я начал посещать значительно раньше. А в семинарию поступил для того, чтобы подробнее узнать о том, во что я верю. По окончании семинарии и окончании спортивной карьеры меня рукоположили в дьяконы, а затем и во священники. В принципе, я был готов к этому, еще играя в футбол. Мысленно подводил себя к тому, что пойду по духовной линии. Стажировку проходил в Спасо-Преображенском соборе, там меня и учили всем премудростям церковного богослужения. А в данный момент служу в Свято-Сретенском храме в поселке Черноморка, недалеко от своего дома и базы ФК «Черноморец».

- На самой базе иногда бываете?

- Эпизодически. Как правило, приглашает наставник молодежной команды «моряков» Константин Фролов. Приезжаю поправить здоровье, пообщаться...

НЕДАРОМ В «ЗЕНИТЕ» ЕСТЬ СВОЙ ДУХОВНИК

- В храме вы помогаете настоятелю-протоиерею Илие Тетерько. Что входит в ваши функции при нем?

- Делаю все то же, что и настоятель. Работаем по обычному принципу «начальник - подчиненный».

- Доводилось читать, что вы поете в церковном хоре?

- Пою - сказано громко. Читаю на клиросе - так точнее.

- Как выглядит обычный день Андрея Кирлика?

-В богослужебные дни - с семи до половины одиннадцатого участвую в служении. Если есть такая необходимость, провожу крестины, венчания... И так до вечернего богослужения. В такие дни в храме я нахожусь до семи-восьми часов вечера.

- Уместно ли будет задавать вопросы о перспективе или служение Богу не нуждается в таких понятиях?

- На мой взгляд, не нуждается. Верующий человек во всем должен полагаться на волю Божию.

- Кто-то из друзей-футболистов спрашивает совета по религиозной части?

- Несколько раз приходили ребята из «Черноморца». Фамилий называть не буду, но их желание узнать о вере побольше показалось мне неподдельным. Что ни говори, но людей тянет к Богу. Частенько они не знают, к кому прийти, кого спросить - чтобы не сочли несведущим или глупым. А обратиться к знакомому всегда проще.

- Как вы считаете, футбольному клубу нужен свой духовник?

-В питерском «Зените», к примеру, такой человек есть. Но вы поймите, в чем суть: профессиональный спорт - деятельность очень страстная. Многие не понимают, откуда в команде берутся различные процессы - распри или конфликты. Я же, пропуская через себя как священника свой опыт игрока, совсем иначе трактую многие вещи, сути которых я когда-то не понимал. И считаю, что вовремя направить кого-то из молодых ребят на верный путь - настоящее благое дело.

СКВЕРНОСЛОВИЕ МЕНЯ УГНЕТАЛО

- Как изменилась ваша жизнь в футболе после того, как вас призвал Господь? Были ли в вашей карьере удивительные случаи, когда вы реально осознавали его присутствие?

- Ничего сверхъестественного сейчас не припомню. Просто я стал спокойнее относиться к победам и поражениям.

- Но травм-то стало меньше?

- Я никогда не был особо подвержен травмам, но многое, безусловно, встало на свои места. Не так давно ко мне приходил один парень из «Черноморца». И я рассказал ему об одном интересном моменте, на который стал обращать внимание незадолго до окончания карьеры. Бывало, разминается вся команда, а вокруг поля бегают восстанавливающиеся после повреждений ребята. А я был парень юморной и начинал над ними подшучивать: вам, мол, не надоело еще по кругу бегать? Давайте-ка в общую группу, у нас тут как раз нагрузки упали, так что можете возвращаться. Посмеивался, короче, над ними безобидно, и вся команда со мной. А потом я стал раз за разом замечать, что через несколько дней после каждой такой шутки я обязательно получал какую-то микротравму, которая пусть и не выводила меня из строя на длительный срок, но заставляла тренироваться через боль, а играть на таблетках и уколах, что, как вы понимаете, не доставляет никакого удовольствия. И заметив это, я стал следить за собой, чтобы сдерживать такие вот иронично-юмористические порывы.

- Удавалось?

- Не всегда. Язык мой - враг мой...

- Можно ли просить Бога о достижении спортивного результата?

- Сам я так никогда не поступал и почти уверен, что делать этого нельзя. Можно пообещать приложить максимум усилий, но помнить, что на все - воля Божья.

- Профессиональный футбол и спорт - не то место, где соблюдаются все заповеди. Были ли вещи, мириться с которыми чисто психологически вам было тяжело?

- Конечно. Во-первых, меня угнетала постоянная ругань на поле. Нет, я все понимаю: эмоции иногда перехлестывают, и со мною такое тоже происходило. Но мириться с этим было непросто. Бывало, я бегал и просил ребят: «Не ругайтесь, только не ругайтесь». На футболе царит атмосфера зрелища, которая не способствует появлению рядом с каждым из нас ангелов Божиих. Напротив, вокруг нас витают совсем другие неземные существа, пробуждающие не самые высокие чувства. А систематическое сквернословие все это гипертрофирует в еще большей степени... А, представьте себе, какая атмосфера царит в раздевалке, особенно если твоя команда проиграла! Ничего хорошего там не услышишь. Люди ищут корень неудач в ком угодно, но только не в себе. Находиться внутри такой обстановки было очень тяжело.

- Я неоднократно замечал, что в клубном автобусе «Черноморца» вы проводили много времени с Библией в руках...

- Это нормально, ведь любой православный христианин должен ежедневно читать святое писание. Поэтому я и старался улучить любой момент, чтобы находить в нем ответы на какие-то вопросы.

- У вас большая семья - супруга и трое детей и их нужно обеспечивать. Служение Богу как-то сочетается с материальным достатком?

- На данный момент эти вещи совершенно несовместимы. И я благодарю Бога за то, что он дал мне возможность с помощью футбола обеспечить себя хотя бы на некоторое время.

- Вы можете зарабатывать деньги вне религиозной деятельности?

- Я - нет. Потому что священник живет только на пожертвования прихожан.

- Ваш друг Валентин Полтавец завел пышную шевелюру после того, как побывал в Италии. А вы?

- В парикмахерскую перестал ходить, когда впервые ушел из футбола. Соответственно вернулся в Одессу уже с длинными волосами.

- А теперь прибавили к этому еще и растительность на лице?

- Да, так нужно. Положение обязывает.

ШЕВЧЕНКО СТАЛ ОРУДИЕМ ГОСПОДА

- Религия предполагает определенные ограничения?

- Пост, конечно же, соблюдаю. Есть нюансы, в которых верующий человек должен себя ограничивать. А то уж слишком разнузданной стала свобода мысли и слова в нашем обществе. Это мнимая свобода, которая загоняет человека все больше в рабство своих желаний и страстей. И вот как раз ограничения и воздержания в православной церкви помогают человеку освободиться от этого плена и почувствовать свободу в полном понимании этого слова. Ту самую свободу, которая направит ум человека от земного к небесному. Как правило, у людей находится куча времени для того, чтобы думать о каких-то незначительных вещах, но только не о своей душе и вечной жизни.

- Футбол, как я понимаю, вы уже не смотрите?

- В последний раз делал это довольно давно. Иногда обсуждаем новости с Сашей Косыриным, я в курсе всех его дел.

- Советы, как выбраться из тяжелой ситуации, в которую он попал, даете?

- Только если он просит.

-Вера предполагает прощение. Есть люди, простить которых вы так и не смогли?

- Нет. Многие, наверное, думают, что я держу обиду на экс-наставника «Черноморца» Виталия Шевченко, но это не так. Все мы - орудие Божье и на все его воля. И отчасти я Виталию Викторовичу даже благодарен.

- Это, интересно, за что же?

- Расскажу. Когда я подписывал свой последний, как выяснилось позже, контракт с одесским клубом, то где-то подспудно держал в уме мысли о скором и неизбежном расставании с футболом. Но в команде «моряков» на меня рассчитывали в такой степени, что конца и края моей карьере видно не было. Помнится, даже сказал супруге: «Ну как можно вешать бутсы на гвоздь, когда к тебе так относятся? Вот, если бы мне сказали: все, уходи, ты не нужен, принять такое решение было бы значительно легче» Кто бы мог подумать, что уже через две недели после того, как я поставил подпись под личным соглашением, стало ясно, что новый тренер Кирлика в своей команде не видит, а руководство повлиять на него не пытается. Что ж, подумал я, вот Господь меня и услышал.

- Кроме того, с вами, как я знаю, в клубе рассчитались до копейки...

- Жаловаться не на что. И Олег Марус и президент «Черноморца» Леонид Климов относились ко мне по-человечески с первого до последнего дня пребывания в клубе. Если помните, в Одессу меня пригласили, когда после травмы спины я был никому не нужен. Так что никаких претензий к руководителям одесской команды у меня быть не может.

- Какая музыка звучит у вас в автомобиле?

- Нравятся старые советские песни - народные или же военно-патриотические. Мне кажется, они пробуждают в человеке самые светлые и уже утраченные чувства - в частности, такие как любовь к Родине.

- Эстраду больше не слушаете?

- Нет, эти мотивы забивают голову ненужными мыслями. Кстати, хорошо помню заголовок вашей статьи, вышедшей после моей первой попытки уйти из футбола: «И Андрей закричал: «Я покинул причал!» Я ведь в свое время тоже слушал «Наутилус»...

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Источник: Михаил Спиваковский, «СЭ в Украине»
sport.ua


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев