×
Спасибо, я уже с вами
Бойцы невидимого фронта

Бойцы невидимого фронта

22 февраля 2010, понедельник. 14:522010-02-22T14:52:03+02:00

Каждый раз, когда всплывает на поверхность некое резонансное футбольное дело, на горизонте появляется Игорь Кочетов – глава Комитета ФФУ по этике и честной игре. Для многих деятельность комитета остается загадкой, кто-то вешает ярлыки, а есть люди, которые и вовсе не в самых приятных выражениях высказываются о такой деятельности.

Отчасти это происходит из-за того, что Игорь Кочетов, который большую часть времени все же занят не вопросами этики в футболе, а управлением Киевской федерацией футбола, не раскрывает тайны своих расследований и в общении с прессой обходит острые углы. Остается недосказанность, которую многие воспринимают откровенно в штыки. Но посудите сами: кто еще в нашем футболе займется расчисткой этих авгиевых конюшен, в которых собрались не то что кучи, а горы навоза даже не в период независимости Украины! Многие «герои» скандалов и те, кого еще не поймали за руку, пришли из Союза, где подобные явления процветали...

– Игорь Николаевич, расскажите о целях комитета, причинах его создания. Уставом Федерации подобный комитет не предусмотрен. О целях, которые поставлены перед вами при назначении.

– Комитет этики и честной игры создан Федерацией футбола уже достаточно давно – в начале 2000-х. В свое время он носил более номинальный характер. По задумке руководящих органов Федерации, естественно, он должен был отслеживать определенные негативные явления, которые имели место в украинском футболе. Насколько я знаю, Комитет в то время особо не вникал в негативные моменты, и заседания происходили от случая к случаю.

Но в 2005 году руководство ФФУ очень серьезно отнеслось к созданию этого комитета, придав ему очень важное значение. К тому времени наверняка многие функционеры футбола знали и понимали, что в украинском футболе имеют место негативные явления – злоупотребление, коррупция, другие деяния, которые граничат с противоправными.

В 2006 году было утверждено положение об этом комитете, кодекс этики и честной игры. И Комитет начал работать, наверное, обретя второе дыхание, с новыми задачами и с новым видением. Я не буду давать характеристику тем членам комитета, и которые работали до меня. Я был избран председателем комитета Исполкомом 2,5 года назад, и мне была предоставлена возможность сформировать тот комитет, который сможет в полном объеме выполнять задачи, которые стоят перед ФФУ в очищении нашего футбола. В состав комитета входят 10 человек.

Мы провели целый ряд расследований, которые, по моему мнению, закончились достаточно результативно. Впервые ФФУ показала, что мы можем принимать острые, непопулярные решения, можем кардинально влиять на формирование тех или иных футбольных институций и органов и можем ставить заслон коррупции и злоупотреблениям. В первую очередь, это «Дело Заховайло – Попов – Маслов» (представитель клуба «Днепр» (Черкассы) Заховайло обвинил тренера «Стали» (Днепродзержинск) Маслова в попытке подкупа. Попову же «пришили», что он не реагировал на данное обвинение. – А.Г.). В данном случае нам удалось доказать бездействие отдельных руководителей ПФЛ.

Потом – дело Савченко, в результате которого целая группа футбольных арбитров и функционеров в какой-то степени отлучены от футбола (правильно сказать: приостановлена их деятельность в футболе).

Сегодня мы исследуем целый ряд материалов. Но я могу говорить лишь о тех материалах, которые имеют сегодня определенную огласку, тех, которые появились в СМИ. Кроме упомянутых дел, мы занимались высказываниями Данилова, сейчас исследуем вопрос «Карпаты» – «Металлист». В нашем, скажем так, производстве находится ряд материалов, которые в определенной степени свидетельствуют о том, что коррупционные деяния в украинском футболе имеют место.

Главная наша задача: поставить заслон коррупции! Мы живем в обществе, в котором, к сожалению, это явление для многих стало видом деятельности. И здесь важна позиция руководителей.

Мнение нашего комитета в обязательном порядке учитывается при формировании списков арбитров, инспекторов, делегатов, других функционеров, которые могли бы быть включены в различные комитеты. Мы опираемся на опыт наших профессионалов, экспертов. Мы не наделены правом проводить оперативно-розыскные мероприятия, не можем вести дознание. Но вместе с тем опыт наших специалистов достаточен, чтобы определить – имело место коррупционное деяние или не имело. Опираясь недоверие людей, мы и ведем свою работу.

– Вы удовлетворены полномочиями, которыми наделил вас исполком, либо вы хотите их расширить?

– Больших полномочий у нас действительно нет. Мы наделены правом исследовать вопрос и сделать свой вывод. Сегодня только органы футбольного правосудия (прежде всего КДК. Причем не только ФФУ, но и УПЛ, и ПФЛ, между прочим! – А.Г.) имеют право выносить какие-либо санкции и наказания. Вместе с тем для формирования доказательной базы нам не хватает полномочий. Взятка тогда актуальна, когда задокументирована непосредственно при передаче. Мы же, как правило, работаем по «хвосту». То есть деяние уже совершено, а мы пытаемся разными способами доказать, было оно или не было. У взятки две стороны. Либо один говорит «было», второй говорит «не было», либо оба говорят «не было», а слух идет, что «было»... Естественно, это вносит в нашу работу дополнительные сложности.

Что касается полномочий, то на последнем исполкоме я обратился к членам исполкома с целью создания при комитете службы раннего предупреждения негативных явлений. Что мы подразумеваем: это должен быть постоянно действующий орган, в который должны входить представители правоохранительных структур, которые смогут с помощью наделенных им полномочий исследовать тот или иной вопрос. Если этот орган будет создан, мы попросили разрешить нам создать «оперативную комбинацию по мотивации». То есть мы сможем «лжемотивировать» функционера и посмотреть, как он себя поведет. Если арбитр, делегат, представитель клуба не заявляет о том, что он получил предложение коррупционного характера, то для нас это повод утверждать, что этот человек находится в цепи. Да, вы можете сказать, что он не хочет быть «стукачом»... Но, уважаемые футбольные функционеры, если мы все взялись за очищение, то мы не можем пропускать ни один факт!

Сегодня болельщик устал от мошенничества, которое может происходить на поле. Почему я говорю «мошенничество». Болельщик пошел в кассу, купил билет, чтобы посмотреть футбольное действо, без фальши. А если на футбольном поле договорной матч, то это мошенничество футболистов, арбитров либо отдельных руководителей перед болельщиками. Я это понимаю так. Мы не можем позволить криминализировать футбол. К сожалению, сегодня многие футбольные функционеры понимают футбол «по понятиям». Ну а как понимают, так и пытаются его развивать...

– Как вы считаете, обращение к Исполкому возымело действие? Насколько реальна в нашем футболе такая себе СБ – служба безопасности?

– Исполком поддержал идею создания такой службы, поддерживает и руководство Федерации. Мы надеемся – я даже уверен! – что мы ее создадим. Мы ведем консультации с подразделениями, которые работают по коррупции в МВД, СБУ и прокуратуре. Сотрудники, которые будут нам рекомендованы, будут на общественных началах входить в эту службу. Помимо этого я буду предлагать одного-двух из числа бывших сотрудников, оперработников, может быть, даже следователей, которые на постоянной основе будут работать в нашем комитете. Это будут люди в отставке, имеющие большой опыт.

Мы должны что-то делать. Я не могу сказать, что это будет наиболее действенная мера, которая нанесет удар по коррупции. Но они будут ограничивать возможность функционеров криминализировать отечественный футбол.

– Изучали ли вы опыт иностранных коллег? Не редкость в последнее время новости: то там, то там накрыли коррупционные футбольные схемы – в Польше, Германии, Италии...

– Мы очень внимательно изучали опыт других стран и их законодательство. Законодательство Украины не в полной мере дает нам возможность влиять на эти негативные процессы с позиции футбольной институции. Я говорю о том, что большинство стран имеют государственные тотализаторы, лотереи. При наблюдении за честностью лотереи в поле зрения правоохранительных органов попадают представители клубов, игроки, арбитры, которые хотят влиять на определение победителя. Естественно, правоохранительные органы не могут стоять в стороне от таких процессов.

Помним громкий скандал в Италии, где клубы, замешанные в этом, были наказаны по футбольным законам, а функционеры подвергнуты уголовному преследованию. У нас же законодательство диктует, что игрок, арбитр не является субъектом уголовно-процессуального деяния, так как он не должностное лицо и к нему неприменимо такое понятие, как взятка. У нас он может рассматриваться как лицо, которое покушается на мошенничество. Здесь, возможно, нам не хватает практики работы в таких вопросах – и в правоохранительных органах, и в футбольных институциях. Наш комитет и пытается эту практику наработать. Создание этой службы и послужит связкой между правоохранительной системой и футбольной институцией.

– Как говорится, был бы человек, а статья найдется...

– Мы не ставим целью кого-то посадить в тюрьму. Главная наша цель – выявить и упредить. Мы даем возможность человеку одуматься, остановиться, отказаться. Быть может, эта мера и не самая действенная, но это первый решительный шаг, при котором функционер задумается, а не попадает ли он в поле нашей «комбинации по мотивации».

– Даже если создать иллюзию, видимость работы, кое-кого это остановит...

– Безусловно. Но мы будем не только иллюзию создавать, но и практическую работу вести.

– Расскажите подробнее о деятельности комитета.

– Если в поле зрения попадает вопрос, который подлежит нашему исследованию, то первое, что мы делаем – создаем рабочую группу. В нее, как правило, входит три человека, которые в разных направлениях способны исследовать вопрос: один, к примеру, занимается созданием экспертной комиссии, если это связано с видеоматериалами, другой – отправкой запросов, чтобы получить ту или иную информацию, третий – так называемой околооперативной работой, получая информацию о тех или иных функционерах.

Когда мы получаем всю возможную информацию, мы собираем членов комитета. Могут проводиться промежуточные заседания комитета, когда мы можем пригласить функционеров, причастных к этому делу. После того как все материалы собраны, каждый член комитета дает свою оценку – как профессионал, специалист, человек, имеющий большой жизненный опыт в футболе, журналистике. Но у нас нет журналистов, которые не связаны с футболом... После этого мы вырабатываем единое мнение. Только Бог знает, как оно было на самом деле. Но если мы получаем достаточно признаков, которые указывают, что больше «было», чем «не было», то даем оценку: наш комитет считает, что такое явление имело место и мы не рекомендуем использовать того или иного функционера. Но ни одно наше решение не говорит, что человек должен быть как-то наказан. У нас РЕКОМЕНДАТЕЛЬНАЯ ФУНКЦИЯ.

Мы стараемся не затягивать рассмотрение вопросов. Несмотря на то, что мы в комитете все «общественники» (у каждого свое основное место работы), рабочая группа в течение 10 дней собирает максимум информации. И ни один вопрос больше месяца нами не рассматривается. В течение 30 дней мы должны сделать определенный вывод. Как правило, его мы докладываем Исполкому, и он решает, куда этот вывод направить и направлять вообще или просто принять к сведению.

Бывает, мы создаем две-три экспертные комиссии, чтобы получить больше информации и услышать мнения разных людей. Руководство ФФУ не вмешивается в работу нашего комитета. Мы абсолютно объективно оцениваем информацию, которую получаем. Мы приглашаем представителя Федерации на наши заседания, а также представителя контрольно-дисциплинарного комитета (КДК ФФУ), которые наглядно видят, как работает комитет и как принимает решения. Что это не есть решение одного человека, а решение коллектива! Да, мнения расходятся, но важен принцип: меньшинство подчиняется большинству. Пока что по тем делам, что получили огласку в СМИ, разделения мнений практически не было.

– Расскажите о тех делах, которые не освещались в прессе.

– Не отвечу по двум причинам. Мы можем заранее повесить на кого-то клеймо или, наоборот, кого-то вспугнуть. Скажу лишь, что сейчас готовится список арбитров и инспекторов к участию во второй части сезона. И наш комитет изучает каждого арбитра. Мы нашими методами черпаем информацию в региональных федерациях. Особенно это касается молодых арбитров. Они сегодня хотят получить все: и хорошую машину, и хорошую зарплату, за год пройти путь из аматорской лиги в Премьер-лигу... Это психология. Изучаем и инспекторов. В большинстве случаев от объективной позиции инспектора зависит оценка арбитра в поле.

Также мы изучаем ряд материалов, по которым принимались решения, в том числе и дисциплинарными органами. Не буду говорить каких (попробуем угадать сами: речь о ПФЛ и недавних заявлениях Сироты о мягких наказаниях от ДК ПФЛ игрокам по просьбе Лавренко. – А.Г.). Явно занижались наказания за резонансные поступки, вопрос уводился в сторону в угоду какому-либо функционеру. Мы это расцениваем как определенные злоупотребления.

– Подойдем ближе к последним событиям, а именно к делу «Карпаты» – «Металлист».

– Вопрос достаточно серьезен, чтобы говорить о нем, не исследовав все обстоятельства. Действительно, в распоряжении нашего комитета находится видеозапись разговора Почетного президента ФК «Карпаты» Петра Дыминского и бывшего футболиста этого клуба, ныне играющего в Азербайджане гражданина Молдавии Сергея Лащенкова. На этой видеокассете Лащенков рассказывает о том, что матч с командой «Металлист», который состоялся 19 апреля 2008 года, был договорным. И якобы за этот матч каждый игрок основного состава получил по 10 тысяч долларов. Это видео предоставлено «Карпатами» в ФФУ и в спортивный арбитражный суд в Лозанне как доказательная база того, что Владимир Федорив замешан в этом и не может рассчитывать на какие-либо деньги.

– Какой вообще вид имеет эта запись? Просто сложно даже представить, что на нем.

– На экране двое. Разговор двух людей: игрока и функционера. Ничего больше. Все необходимые действия комитет, получив такую пленку, предпринял. Мы приглашали на заседание представителя «Карпат». У нас было много вопросов и мы получили исчерпывающие ответы. Или не получили ответы...

Мы сделаем экспертизу данной пленки, которая нам подтвердит или нет, что пленка не смонтирована, что никаких наложений нет, технических доработок нет. Мы в обязательном порядке опросим каждого футболиста, о котором говорится на этой пленке. Конечно, сложно будет это сделать, ведь они находятся в разных клубах и даже не на территории Украины.

– Считаете, это реально – опросить всех футболистов?

– Я хочу в это верить. Я надеюсь, что руководители футбольных клубов не будут препятствовать нам в этом, ведь вопрос достаточно резонансный...

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Источник: Александр Гапоненко, «Футбол»
Прессинг


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев