×
Спасибо, я уже с вами
Виктор Грачев: "С индусами играл на одной ноге"

Виктор Грачев: "С индусами играл на одной ноге"

23 февраля 2010, вторник. 22:082010-02-23T22:08:21+02:00

Час в компании с Виктором Грачевым пролетел очень быстро - как признался сам ветеран, он бы с радостью продлил онлайн-конференцию еще на пару часиков. Виктор Александрович подробно ответил на все вопросы болельщиков и рассказал о себе немало интересного.

— Виктор Александрович, в День защитника отечества невозможно удержаться от того, чтобы попросить вспомнить, как проходила ваша служба в армии?

— Я служил в пограничных войсках, в то время они считались элитными. До того, как меня призвали в армию, я уже играл серьезно в футбол, и в военкомате у меня хватило ума сказать, что хочу служить в погранвойсках. Мной тогда двигали романтические мотивы: Карацупа, собаки, преследования, шпионы… Как время показало, наверное, я зря изъявил такое желание. Служи я в обычных войсках, все сложилось бы иначе. Так получилось, что к тому времени я выступал за «Спартак» из Орла, и мне пришлось возвращаться домой, чтобы забрать документы. Как сейчас помню: прихожу в военкомат с длинными волосами, секретарша тогда была поражена моим внешним видом. Я ей говорю, чтобы она отдала мне документы, что в Орле меня уже определили в Высшую школу КГБ. Словом, все было договорено, и я бы во время службы там занимался футболом. Секретарь пыталась меня пристыдить из-за прически. Я категорически отказался, сказал, что стричься не буду принципиально. Она меня сразу отправила к военкому, и пока я к нему шел, секретарь то ли по телефону, то ли еще как-то успела рассказать обо мне. Военком был категоричен — никаких документов, в армию, и весь разговор. Оказался я в туркменском погранотряде, городе Каахка: часть стоит, немного жилого сектора — вокруг пески. Представьте, до стрельбища 9 километров. У командира нашей заставы воспитательный процесс был простой. Чтобы мы научились хорошо и быстро стрелять, он делал так: кто отстреляет на «двойку», в часть возвращается в полном обмундировании бегом по пустыне все 9 км, кто на «тройку», тот бежит «шесть» километров, кто на «четверку» — три километра, а самые меткие ехали на машине. Однажды и я бегал девять километров. После этого решил, что нужно старательнее к этому относиться. Все время стрелял на «4» и «5». Больше трех километров не бегал.

— Навыки футболиста в армейской службе пригодились?

— Еще бы! В сержантской школе мы постоянно отрабатывали задержание нарушителя границы. И вот роль того самого нарушителя приходилось выполнять мне, потому что я быстрее всех бегал. И поймать меня не могли. Потом я попал в Ашхабад. Словом, служба была интересная, есть что вспомнить.

— Чем вы сейчас занимаетесь, поддерживаете ли отношения с бывшими игроками по чемпионату СССР в Украине и других странах?

— Я уже 5 лет работаю главным тренером команды «Конти». Мы выступаем в чемпионате области. С бывшими партнерами периодически встречаюсь на различных турнирах. Короче говоря, постольку поскольку. Иногда пересекаемся. Но когда я работал в «Шахтере», в «Таврии», общения было больше.

— В «Кубани» вы выступали вместе с Юрием Семиным?

— Да, с Юрием Павловичем мы играли вместе за «Кубань». Там подобралась хорошая компания из Москвы: Саша Прохоров, вратарь спартаковский, Валера Зенков, Валера Глушаков… Мне нравилось там играть. Мы приехали в Сочи на сборы, там обыграли все команды высшей лиги. «Шахтер» нам тогда уступил 0:2, причем оба гола забил я, как сейчас помню.

— У вас есть гол, который вы не забили?

— О-о-о! Таких у меня два. Первый в составе олимпийской сборной СССР против Венгрии. Я обыграл вратаря, бил в пустые ворота, но защитник каким-то чудом выбил мяч. И точно такая ситуация была, когда я играл в БВШК. В матче с «Ференцварошем» я также переиграл вратаря, покатил мяч в ворота и не увидел, что сзади меня бежит защитник, который и выбил его на угловой. В итоге мы проиграли 0:1, единственный гол был забит в самом конце встречи. Помню, тогда нам полагались хорошие премиальные за победу. В раздевалке от косых взглядов партнеров по команде некуда было деваться.

— В матче «Шахтер» - «Динамо» (Киев) 6 мая 1987 года в присутствии 43 000 зрителей вы с подачи Смолянинова забили победный гол. Помните ли вы эту игру?

— Конечно, я помню тот гол: Олег Смолянинов простреливал с левого фланга, и я забил. Кажется, до финального свистка оставалось четыре минуты. До этого долго не было побед в Донецке, а ничьи немного надоели. После того поединка киевские защитники меня били в два раза сильнее.

— Несколько раз вам приходилось выходить на поле для устрашения соперника, когда, мягко говоря, здоровье вам не позволяло играть?

— Да, случалось и такое. В Индии, когда мы принимали участие в турнире, я вообще в одном матче бегать не мог, ходил по полю. Нас тогда в Калькутту приехало 14 полевых игроков и два вратаря. К концу соревнования здоровых у нас осталось девять человек. Виктор Васильевич Носов построил нас всех на утренней тренировке, и шутя говорит: «Все смотрели фильм «Мы из Кронштадта»? Прошу комсомольцев и коммунистов вернуться в строй! Кто может играть – сделать два шага вперед!» И я, хромой, тоже вышел. Васильич мне говорит: «С индусами ты и на одной ноге сыграешь». Так и получилось: я ходил-ходил по полю, счет 0:0, я рискнул, собрав все силы, ударил по воротам. Думал, что мяч до них и не долетит. Потом смотрю, а он уже в сетке трепыхается.

— Как вы считаете, что нужно сделать в ответном матче «Шахтёра» против «Фулхэма», чтобы добиться положительного результата? Может быть, нужно сыграть в два нападающих, чтобы разорвать оборону англичан?

— Говорить о количестве нападающих на поле... Сейчас такой футбол, когда неважно, сколько форвардов. Мы считаем, что у нас играет один нападающий. Но посмотрите, сколько игроков участвует в атакующих действиях? Нужно строго сыграть в обороне и реализовать созданные моменты. Стоило бы сыграть пожестче возле штрафной соперника и добавить немного агрессивности. «Фулхэм» — команда-середняк. «Шахтер» должен ее проходить.

– Перед матчем в Лондоне вы спрогнозировали, что результат первой встречи «горняков» с «Фулхэмом» может быть абсолютно разным. В принципе, вы оказались правы…

– Да, у меня в голове крутились три результата. Счет мог быть 3:1, потому что «Шахтеру» еще не хватало игровых кондиций и игровой практики. Или 1:3, потому что класс игроков «Шахтера» выше. Ну и третий возможный результат – 2:2, потому что это футбол.

– Теперь ваше мнение о «Фулхэме» изменилось?

– Нет, это чисто рабочая команда с боевым духом, которая сражается на поле. «Фулхэм» мне напоминает «Шахтер» 70-х и 80-х по тому желанию, накалу и отдаче, с которыми футболисты выкладываются в игре. Но не думаю, что на «Донбасс Арене» у «Шахтера» возникнут проблемы. У наших игроков достаточно опыта и мастерства. Вот раньше тренеры акцентировали внимание в первую очередь на функциональной подготовке, потом – тактической, а индивидуальная стояла на последнем месте. Сегодня же на первый план выходит индивидуальное мастерство, потом уже тактическая выучка, а уже на третьем месте стоит функциональная подготовка команды. То есть многое зависит от того, как игрок решает те индивидуальные задачи, которые перед ним стоят.

– Весной 1986 года в матче с «Зенитом» на стадионе «Шахтер» вы забили Михаилу Бирюкову гол-шедевр прямо с углового. Я, будучи 12-летним подростком, был на том матче и запомнил этот гол на всю жизнь! Виктор Александрович, скажите, помните ли вы этот гол, и удавалось ли забивать подобные мячи в других официальных матчах?

– Тот гол я, конечно, помню. Трудно сказать, спонтанным он был или нет, но подобные голы я забивал в Ростове, Нальчике, Ашхабаде. В принципе, подача с левой ноги была рассчитана в район ближней штанги, а там уже мяч мог и в ворота залететь. Что касается «Зенита», то у нас с этой командой связано много разных событий. Помню, играли с «Зенитом» в Ленинграде на Кубок СССР, и я не забил послематчевый пенальти, попал в перекладину. Потом, правда, пенальти реализовал Валера Рудаков, и мы прошли в полуфинал. А в Донецке, на ЦС «Шахтер» как-то проигрывали «Зениту» 1:3, но в итоге победили со счетом 4:3.

– Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к тому, что в «Шахтере» в основе может выйти шесть бразильцев? Или неважно, сколько их – лишь бы «Шахтер» побеждал?

– Это вопрос, который будет постоянно муссироваться. Может быть, нужно время, чтобы изменить менталитет болельщиков. В каких-то странах иностранцы давно играют, у нас они недавно появились. Отношение к легионерам будет меняться в зависимости от того, каков будет их уровень. Мы видели, как в матче с «Фулхэмом» вышел на замену Коста. Мне как специалисту понятно, что это футболист очень хорошего уровня. Его потенциал виден. Не хочу никого обидеть, но я не понимаю, почему в других командах играют легионеры, которые ничем ни сильнее украинцев. Но бразильцы в «Шахтере» отрабатывают свой хлеб. Тут без вопросов. Так что если они приносят пользу – пусть играют. Думаю, тренер не враг себе, чтобы выпускать на поле футболистов, которые не дают результата.

– Виктор Александрович, в 18-летнем возрасте вы покинули Донецк, перебравшись в Орел. Как вам далось это решение?

– Как мне сказали Головко с Сальковым, для «дубля» «Шахтера» я не подходил, в основной состав, понятно, тоже. Нужно было что-то предпринимать. Я еще в раннем возрасте поставил себе задачу играть в высшей Лиге и все для этого делал. И тут появился вариант с Орлом, тем более, что у меня тогда было много родственников в Орловской области, да и отец оттуда родом. Один мой знакомый из Дзержинска порекомендовал меня тренеру орловского «Спартака» на просмотр. Но буквально за два дня до моего приезда того тренера освободили, а через неделю его место занял Борис Георгиевич Татушин, который после просмотра меня оставил в команде.

– Скажите, какой для вас был самый памятный матч на стадионе «Шахтер»?

– Конечно, таких матчей было несколько: с киевским «Динамо», с «Порто», со «Спартаком», «Зенитом»… Из радостных матчей могу выделить игру с «Динамо» (Киев), которую мы выиграли 1:0. Из горестных – встречу с «Порто», которая завершилась ничьей 1:1. Игра с португальцами оставила отпечаток. Команда у нас хорошая была, и мы были настроены проходить дальше в Кубке Кубков. Правда, поле не позволило сыграть в полную силу. На нем трудно было показать атакующий футбол.

– В свое время вас приглашали в киевское «Динамо». Почему же вы отказались?

– Да, Валерий Васильевич лично приглашал. Это было в 1986 году перед чемпионатом Мира. Я встретился с Щербицким, даже будущую квартиру мне показали. Но так получилось, что из Донецка меня выпроводили, и в Киев я все-таки не попал. Во-первых, мне уже тогда было 29 лет. Не мог я знать, что буду в большой футбол играть еще десяток лет. Во-вторых, как-то не лежала у меня душа к Киеву. Не помню, чтобы я хоть один матч отыграл в Киеве хорошо. Может быть, дело в климате: высокая влажность, «Днепр» рядом… Я все время задыхался, чувствовал дискомфорт. А вот в Минск, Москву приедешь – чувствуешь себя хорошо. В Ташкенте играли при температуре 50-60 градусов. Уже игроки «Пахтакора» падали, а я все бегаю. А в Киев приезжал – ноги ватные, не могу бежать, хоть убей. Еще одна причина: если бы я в 29 лет перешел в «Динамо», то больше двух лет не выдержал бы нагрузок Лобановского. Мы видели их тренировки на сборах в Адлере. Помню, Блохин после тренировки «выползал» с пеной на губах. Спрашиваем: «Что с тобой?» Отвечает: «Была игра пять на пять на большом поле. И так несколько серий по 8 минут».

– Как вы считаете, по силам ли «Шахтеру» в ближайшие годы добиться чего-нибудь существенного в Лиге Чемпионов УЕФА? Все-таки потенциал команды этому соответствует.

– У нас развита инфраструктура, есть необходимые финансовые условия, есть стадион. Но еще нет необходимой комплектации команды. Наверное, нужно несколько футболистов немножко другого уровня. Нужен опорный полузащитник, острый нападающий, как Руни, Вилья или Торрес, плюс опытный центральный защитник. Тогда можно будет добиться чего-то в Лиге чемпионов. Но это мое субъективное мнение.

– Виктор Александрович, вам довелось много стадионов видеть, есть ли что-нибудь на «Донбасс Арене» такое, что вам особенно дорого?

– Самое дорогое – то, что у нас появился чисто футбольный стадион. Когда играешь много игр на европейских стадионах, то приезжая домой, конечно же, обращаешь внимание на то, как далеко люди, когда находишься в 50-100 метрах от болельщиков, слышишь только какие-то скандирования, шум, но когда ты здесь, в этой чаше, –– это, конечно, другое ощущение, настоящая футбольная аура! У нас красивый, современный, благоустроенный стадион, который, дай Бог, прослужит еще много лет, потому что время сейчас быстро меняется, появляются новые технологии, кто знает –– может, пройдет 10-15 лет, и уже захочется его сделать новее. Большое впечатление произвел на меня стадион «Ацтека» в Мексике, который вмещал около 110 тысяч зрителей, и там уже в 80-е годы стояли такие «ВИПовские» кресла практически по всему периметру, тут на подносах все несут, там нарезано, тут налито, сидишь, а перед тобой поле… Мне очень запомнился такой момент, когда нарастает шум, нагнетается –– вдруг стадион как будто взрывается! А ты сидишь в этих креслах, не дышишь, уши заложило, и не поймешь, откуда же звук? Где же он это объявляет? Оказывается, у них через поле протянут трос, на нем специальная бандурка , которая, рассеиваясь, обеспечивает потрясающий звук, и маленькие динамики с четырех сторон –– и это все озвучка! Диктор объявляет состав на стадион, вмещающий 110 тысяч зрителей, а акустика просто великолепная!

– Бываете на Родине?

– Конечно. У меня там и отец, и сестра с мужем, и племянник с невесткой. И папа еще, дай Бог, копается, сражается там. Очень он не любит киевское «Динамо», лучше с ним даже не заводить этот разговор, это полчаса как минимум, мне лекцию преподает.

– Виктор Александрович, вы говорили, что в Москве вам было играть комфортно, а тогда по какой причине покинули «Спартак»?

– Я имею в виду, что по игре было действительно комфортно, но, наверное, мне не подходил московский климат. Все-таки здесь, дома, я играл без травм, редко когда болел и пропускал матчи. Когда я играл за «Торпедо», у меня тело покрылось фурункулами, делали 2 раза переливания крови и ничего не могли найти. Вернулся в декабре домой – и сразу все прошло. А в «Спартаке» та же история, я заработал меозит, такой, что 1,5 месяца не мог улыбаться. Только выздоровел, и в первой же игре против «Зенита» случился надрыв четырехглавой мышцы. Боль была такая, что, я думаю, 25 тысяч болельщиков услышали многое. Вернувшись домой, я восстановился за 2 недели! Возможно, не хватало везения.

– Виктор Александрович, учитывая ваши достижения и личные победы, можно ли предположить, что вы были любимчиком не только публики, но и наставников? И будучи уже тренером, насколько сложно кого-то выделять или же, наоборот, наказывать?

– Ну, я бы не сказал, что я был любимчиком у тренеров. Наверное, нет, потому что у меня и характер такой, не очень хороший, и человек я скрытный и замкнутый в себе. Ко мне было трудно подступиться. Все мне давалось не так-то легко. Вы понимаете, пацану из Дзержинска было трудно выбиться и достичь чего-то в футболе, когда таких, как я, около двух тысяч в каждом городе. У нас в Дзержинске только в турнире «Кожаный мяч» играло 45 команд! Каждая улица выставляла свою команду. Отец, который проработал 30 лет в забое, воспитал меня бойцом, и я не сдавался ни перед какими трудностями. Это мне действительно помогло в футболе. Единственный недостаток –– у меня не было детской футбольной школы, и приходилось все время самостоятельно догонять и индивидуальное мастерство, и технику. То, чему учили в 12 лет, я проходил в 20. Что касается второй части вопроса, то кого-то выделять, конечно же, сложно, смотря в какой команде ты работаешь, учитывать ее уровень. Вот я, проработав главным тренером «Таврии» всего семь месяцев, легко назову всех футболистов и укажу, кто на какой позиции играл, хотя уже 10 лет прошло. У меня остались очень хорошие воспоминания о команде. Я попытался, я точно знаю, что сделал бы хорошую команду. Она уже была готова, но мне не дали там работать. Время такое было, 90-е годы, тогда, конечно, никому «Таврия» особо не нужна была. А симпатизирую я тем, кто много работает и серьезно относится к тренировкам, а не спустя рукава. Но тренер вряд ли это должен показывать, пусть футболисты только догадываются. Бывает так, что могу наехать и на ведущих игроков. Но это психология, чем больше работаешь с людьми и дольше находишься в этой структуре, тем больше опыта приобретаешь сам и уже чувствуешь, кого за какую веревочку дернуть. Через мои руки прошло много талантливых футболистов, но мало кто раскрылся и заиграл: одному характера не хватило, второму злости, третьему наглости, четвертый не в ту сторону пошел… Но такое встречается и в нашей первой команде, так что не удивительно это все.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Источник: Пресс-служба ФК «Шахтер»


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев