×
Спасибо, я уже с вами
Юрий Дудинский: "Может, я родился на стадионе?"

Юрий Дудинский: "Может, я родился на стадионе?"

10 марта 2010, среда. 10:092010-03-10T10:09:11+02:00

Сегодня в студии «Донбасс Арены» прошла онлайн-конференция с Юрием Дудинским, которая плавно переросла в душевную беседу. Бывший полузащитник «горняков» откровенно ответил на все вопросы посетителей клубного сайта и корреспондентов пресс-службы.

–– Юрий Константинович, насколько мы знаем, вы родились в Донецке, недалеко от ЦС «Шахтер». Можно сказать, что это предопределило вашу дальнейшую судьбу.

–– Да, родился буквально в пяти минутах ходьбы от стадиона. Не думаю, что именно это повлияло на мой выбор стать футболистом, ведь дети на ЦС «Шахтер» занимались с 12-ти лет, а в футбол я начал играть, как только стал на ноги. Первое время гоняли мяч во дворах, а уже с 12-ти лет перебрались на стадион. Дети моего поколения в теплое время года в основном увлекались футболом, в холодное – хоккеем. Тем более, и ЦС «Шахтер» был рядом. Когда немного подросли – ходили на стадион, поле которого было всегда открыто. То есть любые команды могли прийти, поиграть, но, конечно, не тогда, когда занималась группа подготовки «Шахтера». С другой стороны, мое детство неразрывно связано с «Шахтером». Иной раз думаю: а может быть, я действительно родился на стадионе?

–– У вас были кумиры в детстве?

–– Конечно, и, прежде всего, ими были игроки «Шахтера»: Снегирев, Ананченко, Алябьев, Савельев. То есть те футболисты, которых мы видели. Мы подавали им мячи, и порой споры между нами, мальчишками, доходили чуть ли не до драки. Мячи подавали лучшие. Кроме того, четко помню, что команды, которые приезжали тогда играть с «Шахтером», перед игрой тренировались на поле, что находилось рядом со стадионом. Это было как закон. Приезжало и «Динамо» (Тбилиси), и «Спартак», и ЦСКА. Мы приходили, смотрели на футболистов, видели и Стрельцова, и Воронина, против которого мне пришлось сыграть потом. Мировых футболистов мы по телевидению видели редко, хотя, конечно, знали, кто такой, например, Пеле.

–– Вашими первыми наставниками были Георгий Бикезин и Петр Пономаренко. Можете рассказать об их тренерской философии?

–– В футбольную секцию меня пригласил Петр Пономаренко, а позже я перешел к Бикезину, занимался у него два года, но, честно говоря, очень редко посещал тренировки. Просто мне тогда больше нравилось гонять мяч на пляже, нравилось обводить соперников, забивать. Тогда меня никто не ограничивал. А в секции упор делался на физические упражнения и так далее. Петра Андреевича все вспоминают как тренера, который вырастил очень много хороших футболистов. В свое время я был директором футбольной школы, и сам такую школу открывал. Мы всегда хотели иметь такого тренера, как Пономаренко. Он обладал необыкновенными педагогическими качествами, и дети его очень любили. Петр Пономаренко был для своих воспитанников как родной отец, тренер и учитель.

–– Юрий Константинович, какой матч в вашей карьере вам особо дорог и памятен?

–– Наверное, таких игр было довольно много. Но в памяти остаются матчи, которые выигрываешь. А особенно – если еще и забиваешь голы, тем более что я не так много забил мячей. У нас не было матчей легких, проходных или ненужных. Поэтому очень много выдавалось интересных поединков в чемпионате СССР. Конечно, на всю жизнь отложились в памяти международные матчи – с «Барселоной», с «Ювентусом», несмотря на то, что мы в них уступили. Ведь в этих командах выступали костяки сборных. В том же «Ювентусе», например, играло восемь чемпионов мира. С немцами и венграми также получились неплохие матчи. Ну, и в чемпионате Союза всегда были особенными встречи с киевским «Динамо», с московскими командами.

–– Вы были «двуногим» футболистом, или одна из ног у вас была «тещина»?

–– В общем-то «двуногим». Но, наверное, правой ногой владел немножко лучше, чем левой. Вообще в наше время было большинство «двуногих» футболистов. Хотя бывали, конечно, исключения. Причем я заметил, что если человек в жизни левша, то в футболе он зачастую – правша. И наоборот.

–– То есть для вас не стало большой проблемой перейти с левого фланга полузащиты на правый?

–– Нет, потому что еще с юного возраста и в «дубле» я играл центрального нападающего. Это уже потом я перешел в полузащиту.

–– Как вы считаете, есть ли смысл покупать столько бразильцев или лучше выпускать украинцев, но докупить к ним пару-тройку лидеров?

–– Конечно, всем нам хочется, чтобы костяк команды составляли украинские звезды. И в мою бытность футболистом многие команды, в состав которых в основном входили местные воспитанники, достигали своих лучших результатов. И в «Шахтере» тон задавали местные ребята, на которых, конечно, падала большая ответственность за результат. Нельзя было плохо сыграть, когда с трибун стадиона на тебя смотрят друзья, родственники. Позже был такой период, когда я закончил с футболом и пошел детским тренером. Работать было просто невозможно. Не было ни мячей, ни экипировки, ни полей, ни финансирования тренеров. В течение лет двадцати в Украине вообще не было детского футбола. Трудились в основном энтузиасты. Например, когда я работал в детском футбольном Центре в Рутченково на стадионе «Кировец» вместе со Звягинцевым и Малышевым, у нас на три группы был всего один мяч. Форма нам доставалась от первой команды. Собственно, формой ее трудно назвать, ведь это были просто тряпки, которые уже тысячу раз выстирывались. Поэтому, все-таки два-три поколения футболистов мы потеряли. А когда футбол стал постепенно возрождаться, оказалось, что наших украинских игроков хорошего уровня маловато. Поэтому клубы и стали делать ставку на игроков с запада. Я думаю, что иностранные футболисты принесли помощь украинскому футболу. А как будет дальше – посмотрим.

–– Хотели бы вы быть тренером «Шахтера» в настоящее время?

–– Изначально моя тренерская карьера как-то не сложилась. Возможность стать тренером была, тем более что в то время в командах было много вакантных мест. Вот мы приводили пример Пономаренко. Может быть, тренером надо тоже родиться? Я понимаю тренерскую работу, для меня в этом сложного ничего нет. Но, думаю, сейчас старшим тренером в «Шахтере» я бы работать не смог. Я уже много лет работаю с детьми, и у меня к этому лежит душа. Лучше уж я оставлю все как есть.

–– Есть ли в нынешнем составе «Шахтера» футболист, который вам напоминает самого себя?

–– Свои лучшие футбольные годы я провел на позиции правого полузащитника. Но дело в том, что сейчас в «Шахтере» чистого правого полузащитника как такового нет. Например, Срна одновременно выполняет функции как защитника, так и полузащитника, и даже нападающего. Хотя могу сказать, что мне импонирует игра Срны. Мне тоже нравилось играть так, как это делает капитан «горняков». Правда, мои качества защитника были слабоваты. Но я по этому поводу не переживал, ведь за моей спиной в большинстве случаев играл Яремченко. У нас обязанности на поле были четко расписаны.

–– Вы были одним из лучших в своем амплуа не только в «Шахтере», но и во всем советском чемпионате. Почему же вас не вызывали в сборную?

–– Наверное, потому, что я не соответствовал уровню игрока национальной команды. Хотя, если взять, например, Старухина, который был лучшим бомбардиром и лучшим футболистом чемпионата СССР, но при этом в сборную его тоже не приглашали… Вне поля я встречался с Лобановским. Ему нравилась моя игра, он меня хвалил, но в сборную не приглашал… Это дело тренера. Ограничился выступлением за молодежную сборную, куда получил приглашение после победы в чемпионате Европы среди студентов.

–– Не жалеете?

–– Трудно сказать. Любой футболист хочет выступать за сборную, хочет быть лучшим в Европе и мире. Но не всем это дано. Наверное, если бы вернулся в те годы, то что-то делал бы по-другому, относился бы более профессионально к футболу. Все-таки отношение к своей работе было немножко иным, нежели сейчас. У нас была очень дружная команда, прекрасный коллектив, как большая семья. Настолько было приятно в этой команде играть, что никуда не хотелось уходить. Нет, я не жалею, ведь у меня была любимая работа, за которую еще и платили деньги. По тем временам меня все устраивало. Работа разнообразная, интересная. Каждую неделю – новый соперник, выезды за границу, встречи, общение с людьми. Чего жалеть, ведь когда играешь в футбол – это прекрасное время.

–– Юрий Константинович, ваш кабинет в манеже «Шахтера» производит впечатление музея или кабинета достижений/трофеев. Когда попал туда впервые, у меня разбегались глаза от увиденного: столько истории, памятных событий. Сразу понимаешь уровень помещения и человека. Расскажите о самых дорогих экспонатах в вашей коллекции, и как вообще собралось столько трофеев в одном кабинете?

–– Не все эти призы завоевали наши воспитанники при мне. Когда я пришел, где-то третья часть этих трофеев уже была завоевана молодыми игроками ДЮСШ. Конечно, все трофеи для меня дороги в равной степени, потому что они не куплены где-то, а заслуженно выиграны. Большинство из них – награды за первые места. Какие самые дорогие? За победу в чемпионатах Украины, а также в турнире Брагина. Наша молодежь выигрывала самые различные международные турниры, и каждый новый кубок – это всегда большая радость. Если честно, уже трофеи и ставить-то по большому счету негде. Но главное, хотелось бы не много призов выигрывать, а воспитывать такое количество классных футболистов.

–– А что входит в обязанности координатора Центра детско-юношеского футбола ФК «Шахтер»?

–– Сейчас моя деятельность больше распространяется на футболистов от 7 до 13 лет. В основном занимаюсь административно-хозяйственной деятельностью: организацией всевозможных турниров. Также езжу на соревнования со многими возрастами как руководитель делегации. В этом и заключается моя работа.

–– Как вы считаете, чего «Шахтеру» не хватило с «Фулхэмом»?

–– Немаловажная причина – время. В Англии разгар чемпионата, у нас же еще его не было. Может быть, сказалась какая-то недооценка. Все-таки победа в Кубке УЕФА еще сидела в памяти. Было видно, что многие футболисты действовали ниже своих возможностей, не было необходимой самоотдачи. Могли бы сыграть поагрессивнее.

–– По силам ли команде выиграть в этом году и Кубок, и Премьер-лигу?

–– Конечно, почему нет? Разрыв от киевлян - всего два очка, и если посмотреть на их игру, то ничего особенного они из себя не представляют. Шансы взять чемпионство у нас хорошие.

–– Юрий Константинович, вы сказали, что тренировались три раза в день…

–– Да, на сборах.

–– Двухразовые тренировки еще можно понять, но зачем три?

–– Раньше ведь чемпионаты начинались попозже, в апреле, и не было таких хороших полей, как сегодня. Сейчас и зимой трава зеленая, а я помню время, когда первые матчи проходили вообще без травы. Я вам скажу, что три месяца - это, конечно, каторга. Мы по три раза в день тренировались на очень плохих полях. На сборы мы ездили не в Испанию или Арабские Эмираты, а в основном в Елисовеце или Сочи. Были такие ситуации, что тренировались и по колено в снегу, и на льду. А три раза в день – это была норма: первая – зарядка, потом она превращалась в часовое занятие, а вечером - кросс.

–– Как бы вы оценили качество поля в последних играх?

–– Для этого времени поле хорошее.

–– У вас интересная фамилия, она, наверняка располагала к различным прозвищам…

–– Да, у всех детей есть всякие прозвища, которые обычно придумываются при сокращении фамилии. Меня звали Дуда.

–– А вы их кому-нибудь давали?

–– Я не помню.

–– А какое прозвище было, например, у Пьяных?

–– Ну, пьяным мы его не называли (смеется). У нас он был просто Володя.

–– Можно ли сказать, что в былые времена стандартам уделялось больше внимания?

–– «Шахтер» славился опасными угловыми, ведь у нас был Старухин, который просто идеально играл головой. Что касается штрафных, то все-таки не было такого исполнения, как сейчас: сколько мячей забивается именно с этого стандарта, он себя оправдывает.

–– Юрий Константинович, в 74-м «Шахтер» занял 12-е место в чемпионате СССР, а годом позже стал серебряным призером. Что поменялось в команде?

–– Я не могу сейчас вспомнить какие-то конкретные причины. Может быть, потому, что наша команда еще только формировалась, и ушли некоторые футболисты, тот же Коньков, который был у нас на ведущих ролях. Дело в том, что сейчас в распоряжении главных тренеров как минимум около двадцати футболистов, а мы играли одним составом и в чемпионате СССР, с которым, при всем уважении, чемпионат Украины не сравнится, и в еврокубках. Может, это сказалось.

–– На «Донбасс Арене» большой популярностью пользуются «Туры с легендой». Если на минутку представить вас человеком со стороны, то «на кого» было бы сходить интереснее всего?

–– Пока это были люди, которых я прекрасно знаю. К сожалению, мы не так часто общаемся, но, когда видимся, очень друг другу рады. Я бы любого с удовольствием послушал.

–– А кто самый интересный рассказчик?

–– Да там все хорошие рассказчики (улыбается).

–– А с кем вы поддерживали самые теплые отношения в бытность футболистом?

–– Если в команде, то с самого детства тренировались и дружили с Пьяных. Друзьями могу назвать Звягинцева, Дегтерева. Вне команды – с Васиным, Старухиным. В наше время на базе не стояло ни компьютеров, ни телевизоров, единственным развлечением было общение друг с другом, чем мы все с удовольствием и занимались.

–– Были ли у вас предложения от других клубов?

–– Раньше переходы особо не афишировались, но мной интересовались «Торпедо» (Москва), и тогда еще ленинградский «Зенит», но я не решился уйти из такой команды, как «Шахтер».

–– Юрий Константинович, а вы любите прогнозировать результаты?

–– Нет, не люблю.

–– А получается?

–– Ну, конечно, получается (улыбается). Я думаю, процентов на семьдесят мы все можем предсказать результаты украинского чемпионата.

–– Вы достаточно рано завершили спортивную карьеру…

–– Да, в 72-м я получил серьезную травму в Нальчике – мениск, нужно было делать операцию, но я не сделал этого вовремя. Я поехал в Киев, но на месте не оказалось нужного профессора, а другой мне посоветовал травму залечить, и через несколько лет на этом месте образовалась киста, после чего начались уколы. Сегодня в 29 лет еще играть и играть, но в наше время футболист в 30 лет был глубоким стариком.

–– Есть что-то, чего вы боитесь?

–– Остаться без работы.

–– Говорят, вы боитесь авиаперелетов?

–– Это правда. Одно время, лет десять, я вообще не летал, приходилось попадать в разные неприятные ситуации, когда во время полета всю душу вытрусит, но сейчас уже полегче.

–– В нынешнем розыгрыше Лиги чемпионов вы за кого-то болеете?

–– Я ни за кого, кроме «Шахтера», болеть не могу, но симпатизирую «Барселоне», если каталонцы выиграют этот турнир, я за них порадуюсь.

–– Юрий Константинович, вчера было 8 Марта, поэтому такой вопрос: что женщина должна знать о футболе?

–– О футболе? Да сейчас женщины разбираются лучше мужчин, послушайте бабушек! А посмотрите, как много девушек сегодня ходит на матчи, в наше время разве что чья-то мама могла случайно забрести на стадион (смеется).

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Источник: Пресс-служба ФК «Шахтер»


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев