×
Спасибо, я уже с вами
О футболе и не только с Марком Левицким. Часть первая

О футболе и не только с Марком Левицким. Часть первая

Автор: Александр Стельмах, "Футбольное Обозрение"
Денис Соболев, Владислав Юдин, специально для UA-Футбол

10 марта 2010, среда. 18:362010-03-10T18:36:11+02:00

Марк Юрьевич – целая эпоха в отечественном спорте

10 марта заслуженному журналисту Украины Марку Левицкому исполнилось 80 лет. Без преувеличения можно сказать, что Марк Юрьевич – целая эпоха в отечественном спорте. Но, несмотря на солидный возраст, он не только пишет о матчах донецкого «Шахтера», но и продолжает работать на телевидении, комментируя игры донецкого «Олимпика». А телевизионным рейтингам его «Футбольных посиделок» могут позавидовать многие отечественные программы об игре миллионов. Именно с телевидения мы и начали свой разговор с мэтром отечественной журналистики.

«Нельзя было такого пацана отпускать так далеко одного!»

– Стараюсь не пропускать ни одной трансляции. В выходные и вовсе смотрю практически все. Бывает, что и по два матча одновременно. Благо, возможности телевизора позволяют это делать. Кстати, первая спутниковая «тарелка» у меня появилась благодаря… Сергею Щербакову. Сережа тогда уже играл в Португалии, а я часто общался с его родителями. И вот как-то они мне говорят, мол, Сергей в этом туре прекрасно играл, два гола забил да и вообще был признан лучшим игроком. Я думал, он это им сам по телефону рассказал, ан нет: оказалось, они по телевизору наблюдают за «подвигами» Сергея. Я пришел к ним домой, посмотрел на все это дело и «загорелся». Пригласил специалиста нашего, Сережу Осадчего, он мне на балконе и поставил большую «тарелку». Вот так я стал приобщаться. Конечно, «НТВ» тогда еще не было, но и португальский футбол на меня произвел сильное впечатление. А когда стали показывать еженедельные обзоры итальянской Серии «А» (сами матчи кодировались), я вообще с ума сошел. Такой футбол! Но Сережу я, к сожалению, почти не успел посмотреть. Нельзя было этого пацана отпускать так далеко одного! Какой талантище был!

– А кто еще, по вашему мнению, не смог раскрыться?

– При Луческу мало кто прогрессирует. Лучше заиграли Срна и, возможно, Фернандиньо. Возможно, потому что мы не знаем, как он играл у себя на родине. И все, остальные – либо на своем уровне, либо хуже. Посмотрите, сколько вратарей загубили. А Марика, Элано, который подходил для сборной Бразилии, а у нас был не востребован. С Матузалемом поругались. Многих можно вспомнить. После кубковых успехов «Шахтера» в 1961, 1962, 1963 годах Олег Александрович Ошенков стал подбирать новую команду. Кстати, он любил приглашать игроков со стороны, одним из таких был недавно умерший Юрий Севидов. Нестандартный был на поле, таким же оставался за его пределами. А какой изумительный журналист из него получился! Всегда имел свое мнение, а главное, мог его аргументированно обосновать. Его отец Александр Александрович в послевоенные годы играл за «Крылья Советов». И нужно заметить, делал это здорово. Как-то куйбышевцы в рамках календарного матча играли против команды Ленинграда, за которую и выступал Ошенков. В той игре Алов (был такой защитник) прыгнул двумя ногами. Олег Александрович потом вспоминал: «Я такого больше никогда не видел! Колено просто в блин превратилось!» Об этом случае даже в «Правде» сообщили, хотя в то время о футболе они вообще ничего не писали.

Возвращаясь к теме не раскрывшихся талантов, можно вспомнить еще Сережу Акименко. Кто еще?.. Остальные мои «любимцы» вроде сыграли. Тот же Александр Васин, партнер Старухина, я считаю, хорошо играл, но постоянно жаловался, что его «душит» тренер Базилевич: «Я пять раз прошел по краю, сделал пять передач в штрафную, три из которых попали к своему, и мы забили один гол. Что еще от меня надо?» Я подхожу к Базилевичу, в Москве дело было, и спрашиваю: «Олег Петрович, а что с Васиным, играет-то неплохо?» «Он может играть лучше!» Оказывается, тренера не устраивало поведение игрока в «нерабочее время». Но все равно Васин свое в Донецке сыграл. Больше я отдавал предпочтение нашим, донецким, игрокам. Почему нынешний «Шахтер» не трогает за сердце? Чужие они мне люди. Давайте в таком случае болеть за «Сантос», «Палмейрас». Своих же нет ни на поле, ни на тренерской скамье.

«Команду за один день не построишь»

– А Валерий Кривенцов в полной мере себя реализовал? Йожеф Сабо в одном из интервью сравнил Кривенцова по уровню таланта с Шевченко, сказав, что мог бы из него вылепить «второго Шеву».

– Смотря, что считать мерой. Некоторые считают, что, если заграничный клуб игрока не купил, значит, он не состоялся. Я так не считаю. Сабо же имеет право говорить все что угодно. К слову, Йожеф в узком кругу очень приятный человек, хороший собеседник. Это он на тренерской скамейке превращается в «сумасшедшего». В конце прошлого года он приезжал в Донецк вести репортаж, мы вместе пообедали. Разговаривали часа три. Я ведь его и до этого неплохо знал. «Шахтер» как-то под руководством Яремченко проводил сборы в Мюнхене, и мы с Ежиком (на тот момент он был главным тренером сборной) 12 дней вместе наблюдали за тренировками, и в дождь, и в снег. Очень милый человек! Кривенцов же о себе оставил добрую память. Он был техничным, «головастым» футболистом. Интересно, что покойный президент ФК «Шахтер» Брагин устроил Кривенцову шикарную свадьбу, подарил квартиру. Сейчас это обычное дело, а в то время это был первый случай на моей памяти. К слову, об Александре Сергеевиче могу сказать только хорошее, футбол любил очень искренне. Очень хорошо относился к Виктору Грачеву. И так его любил, что Виктор чуть не попал под тот взрыв. Не знали об этом? «Дубль» «горняков» (а в то время они играли в один день с основным составом) играл в Комсомольске, и, возвращаясь в Донецк (как раз на матч основных составов), Брагин предложил Грачу поехать вместе. Но Виктор Александрович отказался, так как приехал на своей машине. Вот такая история.

– А какой «Шахтер» вам ближе всего?

– Наверное, по духу игры это знаменитый кубковый «Шахтер» 60-х годов и, конечно, команда 70-х: Дегтерев, Звягинцев, Соколовский, Старухин... Большой вклад в развитие донбасского футбола внес Олег Базилевич. Он хоть и поработал немного, но заложил фундамент, благодаря которому «горняки» впоследствии стали грозной силой. А как Базилевич мог перевернуть игру команды в перерыве! Я такого тренера больше не встречал: после перерыва на поле выходила совершенно другая команда. К слову, насколько я знаю, Анатолий Коньков смог раскрыться в «Динамо» лишь благодаря настойчивости Олега Петровича. Лобановский-то его поначалу не особо жаловал.

– А чемпионом та блестящая команда могла бы стать?

– «Заря» же стала. Другой вопрос, что по уровню игры до золотых медалей «Шахтер» не дотягивал. Команда была хорошей, но все равно был кто-то сильнее.

– Почему у Анатолия Федоровича Бышовца в Донецке не получилось?

– Во-первых, сама по себе команда была еще не готова к борьбе за высокое место. Ведь если посмотреть, то подбор футболистов был средним. К тому же тренер не смог найти подход к игрокам. Помню, как на День шахтера на «Киршу» приехал Виктор Федорович Янукович, на тот момент губернатор области. Тогда как раз заканчивалась реконструкция базы, и Ринат Леонидович Ахметов не без гордости (база-то потрясающая) ее показывал. И вот, налюбовавшись красотами, Виктор Федорович подходит к команде и спрашивает у главного тренера: «Вам тут такую красоту построили, все условия создали, когда же наконец отдача будет?» На что Бышовец ответил: «Команда не база, за один день не построишь». Меня тогда это возмутило, но теперь я понял, что Бышовец был прав.

– На ваш взгляд, современному «Шахтеру» нужен только иностранный тренер или возможен вариант с отечественным специалистом?

– Думаю, Ахметов – человек, который еще развивается. Все может быть. Например, сейчас бытует мнение, что защитники должны быть только с украинским паспортом. Вот бедные селекционеры мучаются, не зная, кем Кучера заменить. Есть Чижов, Ищенко, которого очень хвалит Яремченко, но Луческу не может их поднять на уровень «Шахтера».

– С чем связано то, что донецкие тренеры не востребованы? За исключением Яремченко, больше вспомнить некого.

– Как? А Виктор Носов, а Владимир Сальков? У Салькова, кстати, в команде была кличка Каска. Почему так, до сих не понимаю. Вообще, футболисты странные люди, и почему они так или иначе называют друг друга, понять трудно. Владимир Пьяных был Мурсиком (производное от Бобби Мура), а Юрий Дегтерев – Дуганом. Почему? Собственно, с Салькова все началось. Анатолий Кучеров (председатель облспорткомитета), нужно отдать должное, после ухода Базилевича предложил первому секретарю обкома партии Владимиру Дегтяреву его кандидатуру. До того тоже брали приезжих: Новикова, Квашнина, того же Ошенкова (почти 10 лет), Базилевича. Дегтярев не хотел, и Кучеров взял всю ответственность на себя. Сальков неплохо поработал, добился хороших результатов, что стало нормой. Если говорить о наших днях, у Рината Леонидовича есть определенный пиетет перед зарубежными именами. В этом плане он наследует российские традиции, которые еще от Петра I пошли. Только царь еще и своих в Голландию посылал учиться. Отсюда, думается, корни. К тому же там, в Киеве, американские политтехнологи. Ведущие на телевидении – и те иностранцы! Еще до Скалы я был у Ахметова и видел стопки досье с послужными списками тренеров-претендентов. Ринат Леонидович считал, может быть, и небезосновательно, что если тренер почувствовал вкус первого места, вкус победы, то это именно тот человек, которого не хватало как раз «Шахтеру», так как в то время клуб привык быть вторым. Наверное, он был прав: Скала выиграл «золото», а Шустера брали впопыхах. Подошло время, и никак не могли найти тренера. Ахметов даже меня просил позвонить Вите Онопко и поспрашивать его насчет Радомира Антича, безусловно, хорошего специалиста. Витя его очень расхваливал, да к тому же он еще сам поигрывал в «Овьедо» и говорил: «Возьмите и меня – хотите, игроком, хотите, ассистентом». Ахметов все это смотрел, анализировал и подбирал. Буквально через несколько дней Ринат Леонидович в Париже встретился с Берндом Шустером (хотя на тот момент как тренер немец еще ничего не добился). Послужной список, карьера игрока – «Реал», «Барселона», совпало, словом.

«Народ всегда ненавидит власть»

– В донецком футболе вы имеете определенный авторитет, и первые лица не стесняются с вами советоваться. А когда это началось?

– В обкоме партии ко мне относились нормально. Знаю, что меня читали. Да и как по-другому: «СоцДонбасс», где я тогда работал, был ведущей газетой в области. Бывало, что там на четыре полосы печаталось выступление Хрущева и… мой отчет. Все! В этом плане легче было «Радянськiй Донеччинi». Они за счет буквы «i» освобождали аж 150 знаков, поэтому там можно было что-то «выдумывать». С Дегтяревым я, конечно, один на один не разговаривал. Но он моего отца хорошо знал. Отец был ведущем специалистом в угольной промышленности, «горным генералом».

Недавно умерший Николай Васильевич Каледин ко мне очень хорошо относился, мы с ним до самой его смерти дружили. Хотя обком есть обком, а я тогда не член партии, к тому же не коренной национальности. Так вдобавок еще и постоянно критиковал. Но по-другому ведь нельзя. Даже вывели формулу: журналист должен быть объективным и злым. Мне она нравится. Потому что объективность не подвергается сомнению. Что касается злости, думаю, СМИ изначально были созданы как оппозиция властям. Народ всегда не любил власть. Вы когда-нибудь общались с шахтерами? Удивительно: садишься в клеть, и, пока опускаешься, слышны реплики: «Директор шахты – сволочь последняя» и т.п. Всегда старался и вам советую, когда пишешь отчет, а болельщики его читают, чтобы не было вопросов: «Неужели этот журналист не был на футболе? Мы же с тобой (в разговоре с другом) были на матче, видели, что этот игрок слабо сыграл, а автор его, наоборот, хвалит». Писать нужно так, чтобы болельщики не советовали нам: «Автор, очки надень!» или что-то подобное. Репортерский отчет – квинтэссенция мастерства журналиста. А сейчас такого, к сожалению, нет. Критикуют единицы, остальные предпочитают делать «тайский массаж» нашим клубам и их руководителям. На мой взгляд, это неправильно: не должно быть все гладко! Раньше такого не было. Напишешь хорошо – никто из действующих лиц не читал, не слушал, не видел. Стоит только где-то «пикнуть» – все все знают. Помню, играл как-то «Шахтер» в Днепропетровске «договорнячок», и я в своей заметке намекнул об этом. Главным тренером команды в то время был Юра Захаров, с которым мы дружили. В 60-е годы, когда Юра из-за травмы не мог играть долгое время, я его приглашал поработать журналистом, и мы одно время отчеты вместе писали. Он обиделся и пошел объясняться к Дегтяреву. День был неприемный, и Юра прождал до вечера. Наконец около восьми часов Дегтярев его принял. Захаров начал сетовать, что вот, мол, Левицкий в «СоцДонбассе» написал так и так. Дегтярев в ответ: «Ну и что? Читал, ничего страшного не вижу. Что еще?» Тут Юра не угадал: «Да вообще у меня возникли проблемы с Сальковым». «Это уже серьезно. Приходите завтра на секретариат обкома». Вышел оттуда Захаров уже бывшим главным тренером. Чего, спрашивается, ты туда полез, толковым же человеком был, непьющим, начитанным? Сейчас, слава Богу, с ним все в порядке. Вообще, должен заметить, что тренеры превращаются в хороших, милых людей, когда их увольняют. А до этого они «звезды».

– В начале 50-х годов ведь ничего не было, и, наверное, лишь во времена «оттепели» началось развитие спортивной журналистики: появились первые репортажи, небольшие отчеты. То есть в Москве это было, а как в провинции?

– В Москве тоже не все было идеально. Во-первых, никто не знал составов команд. Они просто не печатались. Был в Москве один человек, который это знал, и за ним бегали все. В Донецке информацией владел Витя Чанов, которому еще и десяти лет не было. Да-да, будущий вратарь киевского «Динамо» и сборной СССР. Так вот он знал все!

– Как работалось в условиях информационного голода?

– В 50-е, 60-е, 70-е и 80-е годы мы, журналисты, сидели в ложе и постоянно переговаривались: «Кто дал пас? Кто ударил?» У всех должны были быть одинаковые данные. За минуты (а на табло тогда ничего не высвечивалось) у нас отвечал Шварц. «Юрий Исаакович, какая минута? Шестьдесят девятая?» «Да! Семидесятая». Из уважения все пишем «семидесятая». Зрителей по Колоцею брали, а температуру по Фаренгейту. Был такой, уже покойный, Женя Орлов, очень талантливый журналист. Работал в «Вечернем Донецке». Отчеты писал замечательные. При том, что иногда он мог на футбол не прийти. Чтобы узнать подробности, звонил на следующее утро мне. Мы с ним дружили, программу на телевидении вместе начинали делать. Он потом отошел от этого дела. Так вот звонил, получал информацию и… писал отчет, который был лучше, чем мой. Я был на футболе, а он – нет! Витя Кузьменко из «Донецкого комсомольца» хорошим журналистом был. В такой разнос порой шел. И я вам скажу, что все мы (позже к нам еще присоединился Сережа Кравченко) всегда высказывали свое мнение. Мы не были заангажированными. Вообще, в то время мы, журналисты, считали себя значимыми фигурами.

Продолжение следует...

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев