×
Спасибо, я уже с вами
Любош Михел: "18 лет разговариваю с чемоданом"

Любош Михел: "18 лет разговариваю с чемоданом"

17 марта 2010, среда. 09:232010-03-17T09:23:36+02:00

Бывший футбольный арбитр, а ныне директор департамента международных соревнований ФК «Шахтер» Любош Михел в течение целого часа обстоятельно отвечал на вопросы посетителей сайта донецкой команды.

— Любош, за те полтора года, которые вы работаете в «Шахтере», представление о клубе как-то изменились?

— Я бы сказал, что ничего не изменилось. Работа в клубе хорошо отлажена и устроена. Я ничем не удивлен, в «Шахтере» структура выстроена по примеру западноевропейских клубов.

— Вы арбитр с многолетним опытом. Какое из футбольных правил вы совсем отменили бы или хотели бы изменить?

— Не скажу, что мне что-то не нравится. Я хочу, чтобы в футболе было поменьше грубости, и чтобы арбитры, если хотите, ограждали футболистов такого уровня, как Зидан, Месси, от травм. Ведь такие игроки привлекают болельщиков на стадионы. А что поменять? Мне уже много раз задавали такой вопрос, и я отвечал, что немного бы увеличил ворота. Хотя я разговаривал с Андреем Пятовым по этому поводу, и ему моя идея не понравилась. Размеры ворот остаются неизменными больше ста лет. За это время вратари очень сильно выросли, их рост подбирается к двум метрам. Притом что лет 40-50 назад рост голкиперов был около 170 сантиметров. А для футбола было бы лучше, если бы матч закончился со счетом 4:2, это очень нравится болельщикам. Каждый гол для них - отдельная эмоция: для одного радость, для другого наоборот.

— Вы ворота увеличили бы в высоту или в ширину?

— В обоих направлениях: 5-7 см вверх, и 20-30 см в ширину.

— Поделитесь вашим мнением по поводу эпизода с пенальти в матче 20 тура чемпионата Украины «Закарпатье» — «Заря»?

— Да, ситуация сложная. Как раз бы в этот момент пригодилась помощь пятого или шестого арбитра. Он бы все увидел. Ведь камера показала эпизод из-за ворот, а судья на поле все видит иначе. Чайковский сыграл в мяч, и потом был физический контакт, но момент, повторяю, сложный. Я понимаю решение арбитра с его позиции на поле. Телевизионная трансляция с ее повторами с разных ракурсов и то, что видит судья, — разные вещи. Даже болельщики, которые были на стадионе, почти все посчитали, что пенальти был чистым. И потом, пересматривая матч в записи, говорят: «Это совсем другое дело, на стадионе мне этого не было видно».

— Вы все еще внутренне порываетесь выйти на поле вместо рефери?

— Нет, я уже об этом забыл. Если честно, я сам хочу немного отстраниться от судейства и по-другому посмотреть на футбол. Рефери видит игру с одной точки зрения, со своей позиции. Теперь моя работа требует того, чтобы я смотрел на него иначе. Хотя на сборах я отсудил три игры. Для меня это была дополнительная тренировка, интересное упражнение, выполняя которое еще можно и пошутить с футболистами.

— Вы шутите с игроками на поле?

— В спаррингах, думаю, это допустимо. Если я знаю игроков из обеих команд, почему бы не пошутить: «Был фол», «Не было фола», «Любош, дай пенальти!»…

— А вам приходилось когда-нибудь смеяться на поле, когда вы были арбитром?

— Да, такие моменты случались. Даже в тех играх, когда все ясно еще до финального свистка. Помню четвертьфинал Лиги чемпионов между «Манчестер Юнайтед» и «Ромой». Счет был 7:1, до перерыва англичане выигрывали 4:0. Футболистам «Ромы» на второй тайм уже не хотелось выходить. Помню, Тотти минут за 20 до финального свистка подошел ко мне и шутя предложил: «Заканчивайте уже игру, чего тянуть!».

— Случается, чтобы арбитры сейчас обращались к вам за консультацией?

— Да, бывает. Чаще всего это молодые арбитры, которые спрашивают, как добиться успеха в судейской карьере. Иногда обсуждаем, что нужно сделать, чтобы стать топ-судьей в Европе.

— Как вы думаете, почему украинских судей нечасто вызывают на европейские матчи? В связи с этим не хотели бы вы открыть судейскую школу? И если вы заметите в Украине достойного арбитра, сможете его порекомендовать судейскому корпусу УЕФА?

— Довольно непростые вопросы. Я считаю, что уровень судейства не так плох, как об этом говорится. У некоторых арбитров есть данные, чтобы выйти на международную арену. Но добиться вершин в этом деле можно только при наличии определенных профессиональных качеств. Одно из них — знание английского языка. Думаю, это самая главная их проблема. Мне ассистировали судьи и из Украины, и из Грузии. Но они владели английским. Надеюсь, молодое поколение арбитров, которое приходит, будет смотреть на мир другими глазами. У них есть мотивация учить иностранные языки. Уверен, из этой новой генерации в течение пяти лет найдется рефери, который попадет хотя бы на важные матчи лиги Европы УЕФА.

— Как вы относитесь к эксперименту УЕФА с шестью арбитрами?

— Я уже делился своим мнением об этом. Я отношусь к этому позитивно. Хотя есть и негативная сторона: на самом деле, это довольно дорогостоящий эксперимент. Нужно оплачивать перелеты бригады арбитров и т.д.. Думаю, в будущем от этого откажутся. Хотя вспомните тот же матч «Закарпатье» — «Заря». Там была ситуация для пятого арбитра.

— То есть эксперимент себя оправдывает?

— Можно сказать — да. Не в каждой игре, но все же случаются эпизоды, когда такие судьи нужны.

— Поделитесь своим мнением о видеоповторах. Не считаете ли вы, что хотя бы в принципиальных моментах, может быть, стоит обратиться за помощью к технике?

— Да, такие эксперименты уже проводили. В чемпионате Дании резервный арбитр матча мог просматривать повторы на экране. Но руководство ФИФА и УЕФА считает, что это может мешать игре. Они убеждены, что из-за этого будет много задержек в матче, для болельщиков это не будет интересно. Вообще это довольно сложный момент, особенно в эпизодах, происходящих в штрафной площади. Думаю, в топ-играх - финалах чемпионата мира или Европы, Лиги чемпионов и Лиги Европы - можно было бы этим пользоваться. Ведь техника помогает уменьшить ошибки судьи, а это всегда в пользу футбола.

— На сборах в Испании, когда вы судили товарищеские матчи «Шахтера», вы говорили, что у вас не оказалось свистка, и пришлось его позаимствовать у Александра Спиридона, ассистента Мирчи Луческу. Теперь вы всегда при себе имеете свисток? И скажите, существует ли у арбитров мода на свистки?

— Когда я начинал судейство, купить хороший свисток было большой проблемой. Очень мало компаний занималось их производством. Теперь 80-90% арбитров используют свистки одной канадской фирмы. Они в этом деле являются самыми лучшими. Сначала свистки были металлическими, потом черными – под цвет судейской формы. А сейчас готовят свистки разных цветов, под любую форму: желтую, голубую, зеленую. Я всегда пользовался черным свистком, классическим. Что же касается нынешнего времени, то после этого случая я бросил в сумку, с которой езжу на сборы с командой, пару свистков. Если пригодятся, воспользуюсь ими.

— А вы без свистка умеете свистеть?

— Да, каждый арбитр должен уметь свистеть при помощи пальцев, например. Но мне этого делать не приходилось. Нужно быть готовым ко всему: вдруг свисток уронишь или еще что-то. Это обязательное условие для арбитра — быть готовым ко всему.

— Любош, назовите, пожалуйста, тройку лучших судей Украины?

— Есть старшее поколение судей, которые даже в Европе добились неплохих результатов. Это Орехов и Ищенко. А из молодого поколения можно выделить пять-шесть арбитров, талантливых и способных. Мне нравится, допустим, Можаровский. В целом, 10-12 украинских рефери способны работать на очень высоком уровне. Надеюсь, вскоре появится такой арбитр, которого будет уважать вся Украина.

— Любош, есть ли какие-нибудь национальные отличительные черты поведения футболистов на поле? Или все одинаковы?

— Очень интересный вопрос. Нередко бывает такое, что тренеры говорят: футбол определенной страны — отражение культуры этой страны. .Это связано и с климатом - допустим, скандинавы более спокойные. Чем южнее происхождение футболиста, например, Греция, Турция, тем они эмоциональнее. То же самое касается Латинской Америки. Футболисты из Аргентины, Колумбии, Парагвая, Уругвая — очень веселые. Посмотрите на игры их чемпионатов или сборных, их судьям очень сложно работать. По поводу отношения к арбитрам, думаю, лучшего всего к рефери относятся в Англии, Шотландии. Там игроки и тренеры воспринимают судью как часть игры. Так что претензий к их работе там нет. Существует такое понятие, как кодекс футболиста. Одним из его пунктов значится уважение к арбитру и сопернику.

— А что можете сказать об украинских футболистах?

— Они как все славяне. Бывает, что в решающих играх сложно найти футболиста, который хочет взять на себя ответственность. В том же матче Украина — Греция не было игрока, который взялся бы решить судьбу путевки в Африку, забить гол и все. Это, я бы сказал, черта славянского менталитета.

— Арбитрам предлагают выбирать цвет формы?

— Каждый год у судей топ-уровня проводятся сборы: зимой и летом. На них всегда приезжает представитель технического спонсора и предлагает варианты. Арбитры высказывают свое мнение, свои пожелания. Форма меняется каждые два года: к чемпионату мира и чемпионату Европы. Это уже коммерческий вопрос.

— В период работы арбитром вы болели за какую-нибудь команду? Если да, то за какую? Приходилось ли судить матч с ее участием?

— Я всегда говорил, что болею за команды, которые показывают зрелищный и атакующий футбол. Но фанатом какого-либо клуба я никогда не был. Арбитр должен быть нейтральным и независимым от своих эмоций, пристрастий. На уровне сборных переживал за Словакию. А вообще я всегда поддерживал красивый футбол.

— Возвращаясь к разговору о менталитетах футболистов. Вы видели много форм проявления радости или разочарования. Какие-то особенно необычные наблюдали?

— Очень эмоциональны футболисты арабских странах. Когда-то я судил в Катаре, в Ливане, видел, как после проигранного финала вся команда плакала. На поле вышел их шейх, хозяин команды, и они вместе переживали поражение. У них все это происходит как-то непосредственно, они не скрывают своих чувств. А радость проявляют по-разному. Некоторые футболисты даже готовят некие хореографические номера. Но что-то одно выделить сложно. Больше всего мне нравится, когда радуется вся команда. Так, например, было в Стамбуле, когда «Шахтер» выиграл Кубок УЕФА: футболисты вместе с детьми на руках, сияющие от счастья…

— Вы не жалеете о том, что завершили судейскую карьеру и перешли работать в «Шахтер»?

— Честно говоря, нет. Знаете, судейство я не назвал бы работой. Это больше хобби, увлечение. У арбитров нет контрактов, как у футболистов. Поэтому такое хобби с негативными эмоциями я бы назвал очень сложным. На судей «грузят» все: масс-медиа, тренеры, игроки, болельщики… После сложной игры трудно открывать газету и читать то, что пишут о тебе. Чаще всего там все плохое. Поэтому нынешняя моя работа легче в том плане, что нет такого количества негатива. Я очень рад тому, что появился в «Шахтере». Нахожусь в команде, которая постоянно играет в Лиге чемпионов, Лиге Европы.

— Вы как-то поддерживаете физическую форму?

— Мои друзья-арбитры пугали меня тем, что я, когда брошу судейство, сразу же поправлюсь на 10-15 килограммов. Я стараюсь поддерживать себя в тонусе. Но все-таки 5-6 кг набрал, хотя считаю это нормальным. Больше я не хочу. Тем более, я же преподаватель физкультуры и всегда был тесно связан со спортом. Поэтому после работы иду или в тренажерный зал, или на базе занимаюсь.

— Украинскую кухню распробовали? Что-то нравится?

— Да, конечно. Пробовал ее еще до своего перехода в «Шахтер» и переезда в Донецк, так как приходилось судить игры с участием украинских команд. Самое известное украинское блюдо – это, конечно же, борщ. Мне кажется, нет человека, которому бы он не нравился. Я жил в восточной Словакии, где до границы Украины - примерно 70-80 километров, и у нас много похожих блюд, например, голубцы, вареники, пельмени. Поэтому, у меня нет проблем с украинской кухней.

— Любош, где вы проживаете в Донецке? Семья живет вместе с вами?

— В Донецке у меня есть квартира. Семья приезжает ко мне на некоторое время, затем мы вместе уезжаем на несколько дней домой.

— В каком классе ваша дочка?

— В третьем.

— А где учится сын?

— Сын оканчивает среднюю школу и в следующем году поступит в университет в Словакии.

— Как-то вы сказали, что держать автомойку - наверное, очень прибыльный бизнес в Донецке из-за нашей угольной пыли. А вы не думали открыть здесь свое дело?

— Нет, мне хватает бизнеса в Словакии, которым занимается моя жена. Я пришел работать в футбольный клуб, и других интересов здесь у меня нет.

— В вашем баре в Словакии есть множество вещей, связанных с футболом. Какая из них вам более памятна и дорога?

— Наверное, моя футболка, в которой я отсудил финал Лиги чемпионов. И футболки игроков, подписанные самими футболистами.

— Как вы общаетесь с бразильскими новичками «Шахтера», которые не говорят ни на русском, ни на английском?

— Футбольный язык очень эмоциональный, и всегда можно объясниться руками, ногами или улыбкой (улыбается).

— Любош, сложно ходить по Донецку, будучи настолько популярным?

— Я расцениваю внимание к себе как результат того, что я чего-то добился в футбольном мире, а потому это всегда приятно.

— В какие развлекательные места вы ходите, кроме «Донбасс Арены»? Может, в кино, дельфинарий?

— В кино пока не хожу, потому что дома у меня есть словацкое телевидение, а в дельфинарий хочу пойти с дочкой, когда она приедет.

— Любош, в футбольной прессе проскочила информация о возможности отмены офсайда. Как вы на это смотрите?

— Думаю, медиа что-то накрутили. Я понимаю, что у президента ФИФА бывает много пресс-конференций, и, может, что-то, сказанное в шутку, раскрутили именно так. Футбол без офсайдов был бы уже не футбол.

— Как вы вообще относитесь к изменению правил и не связано ли это с телевизионной картинкой?

— Да, все правила, которые менялись в последние десять лет, шли на ускорение игры, чтобы был более атакующий футбол. Вспомните, как раньше можно было отдать пас назад вратарю, чтобы, выигрывая 1:0, команда могла держать время. Сейчас это отменено. Люди приходят на стадион посмотреть на зрелищную игру, с интересными моментами и комбинациями, поэтому ФИФА это только поддерживает.

— С какими из европейских чемпионатов сопоставим чемпионат Украины?

— Может быть, можно сравнить чемпионат Украины с чемпионатами Голландии, Бельгии, Шотландии. Где есть две-три команды, которые борются за чемпионство. А что касается соперников в розыгрыше Кубка УЕФА... «Тоттенхэм», ЦСКА, «Марсель». ЦСКА до сих пор сейчас играет в Лиге чемпионов. Я думаю, после того, как Шахтер обыграл ЦСКА в Москве, ребята поняли, что могут дойти до финала. «Шахтер» показал свой уровень. Ребята к техническим качествам добавили сердце, и пришел командный дух.

— Вы живете на Украине уже 1,5 года. Помнится, поначалу вы говорили, что кое-какие наши реалии вас удивляли, например 8 Марта. По прошествии этого времени, еще осталось что-то, что вас может удивить?

— Я считаю, что если человек едет в другую страну, то он должен принять ее обычаи и культуру и уважать традиции этого народа, поэтому меня уже ничего не удивляет. Никогда не знаешь, где окажешься завтра, поэтому нужно быть готовым ко всему, учить языки.

— Вас психологически не утомляет постоянное изменение местонахождения? Не бывает такого, что просто хочется от всех закрыться?

— Иногда бывает, но я к этому привык. Будучи международным судьей ФИФА с 25 лет, уже лет 18 я разговариваю с чемоданами и меняю местонахождение.

— Сложно было судить финальный матч Лиги чемпионов?

— Да, сложно. Играли два гранда английского футбола. До этого был конфликт на матче чемпионата между стюардами «Стэмфорд Бридж», которые что-то сказали игрокам «Манчестер Юнайтед»… Я всегда завидовал тем арбитрам, которые судили матч финала без дополнительного времени.

— Как вы считаете, украинский судья может обслуживать матч такого уровня?

— Любой судья может отсудить такую игру, как финал Лиги чемпионов. Но для этого ему нужно пройти путь в топ-группу судей УЕФА.

— Какое наибольшее количество желтых и красных карточек вам приходилось показывать в одном матче?

— Я никогда не был любителем статистики. В 1994 году, после Чемпионата мира в Америке, было принято решение: если подкат со спины, это красная карточка. Помню, в четверг у нас прошла учеба по этому поводу, а в субботу вышел на игру – в голове еще теория. Результат - 12 желтых и две красные. Через 2 тура у нас были новые сборы и нам сказали: «Ребята, успокойтесь!» Это говорит о том, что теория – это одно дело, а практика на поле – совсем другое.

— У футболистов есть свои приметы перед выходом на поле, а у судей?

— Да, кто-то ступает на поле с левой ноги, кто-то не меняет футболку, кто-то пользуется теми же карточками, у кого-то свои талисманы… У меня были с собой подарки детей – они как бы меня охраняли.

— Любош, в чем сейчас заключается ваша работа?

—Наш отдел занимается контактами, которые касаются УЕФА, ФИФА, организацией сборов, виз для игроков, принятием гостей, которые приезжают в Донецк, презентациями клуба на различных мероприятиях. Работа в футболе — это не работа с понедельника по пятницу, как на заводе, каждый день нужно быть готовым к изменениям.

— Если бы вам предложили провести мастер-класс украинским судьям, согласились бы?

— Смог бы прочитать лекцию и рассказать о своем опыте на этом пути. Думаю, это больше бы пошло на пользу молодым арбитрам, у которых серьезные планы стать международными судьями.

— От чего вам пришлось отказаться ради судейской карьеры?

— Работа арбитра занимает очень много времени, постоянные разъезды…Самое сложное - это совмещать ее с семьей.

— Хотелось бы узнать, как происходит назначение судьи на финальный матч Лиги чемпионов? Это слепая жеребьевка среди топ-арбитров, или как-то иначе?

— Я думаю, что каждый год выделяется группа топ-судей, среди которых выбирают судей на финалы Лиги чемпионов и Лиги Европы.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Источник: Пресс-служба ФК «Шахтер»


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев