×
Спасибо, я уже с вами
Андрей Воронин: "После ЧМ-2006 писали, что я едва не умер от передозировки кокаина"

Андрей Воронин: "После ЧМ-2006 писали, что я едва не умер от передозировки кокаина"

Автор: Николай Васильков, Gazeta.ua

19 марта 2010, пятница. 20:472010-03-19T20:47:59+02:00

Андрей Воронин – непредсказуемый футболист. Его удачи и провалы на футбольном поле предсказать так же сложно, как и смену клубов. Андрею удалось войти в конфликт с двумя тренерами сборной Украины, и при этом остаться любимцем публики, он чуть не вывел берлинскую “Герту” в чемпионы Бундеслиги, но не сумел стать своим в “Ливерпуле”, два года назад полной неожиданностью стал переезд Воронина из Германии в Англию, этой зимой мало кто ожидал, что Андрей согласится на предложение российского “Динамо”…

- Андрей, вы противоречивый человек, вам легко живётся?

- Кому сейчас легко? Шучу) У меня такая судьба, что я много видел и много знаю. Я уехал из Украины в Германию в 10 классе средней школы, то есть в Одессе я не до конца доучился. 11 класс я уже заканчивал в Германии. Вот и получилось, что я ещё в детстве понял, как противоречив и разнообразен мир, я столкнулся с двумя системами жизни, мне пришлось учиться жить в обеих. В Менхенгладбахе я пошел в школу, потом я заочно учился на физкультурном, но я 3 месяца учил только язык, а с моей профессией игрока это так и не получилось, окончательно заговорил на немецком позже. Закончил высшее образование уже в Одессе.

- Легионер приезжает и первое чему его обучают – это ругаться?

- Я когда еще учил только немецкий, ребята говорили, я не знал значения какого-то слова, вот и потом они смеялись над моими словами, а потом уже когда я понял, что я говорил – то сам смеялся.

- Как доходчивее: матом или культурно?

- Некоторым игрокам как и некоторым людям можно объяснить все дословно, не употребляя матерные слова. Но как правило в нашей стране очень многие люди выражаются именно матом. А, например, в той же Англии, когда я выражался сгоряча матом, этого никто не понимал. Но потом обучились, наверное по интонации поняли, о чём и в каких ыражениях идёт речь!!! Но это в Британии, а на немецком как таковых матерных слов нету, есть слова такие, как это правильно сказать, нестандартного что ли лексикона, но по сравнению с нашим матом это ласкательные фразы.

- Сколько вы носите денег в кармане?

- В Европе вообще кэшем не пользуются, потому что в Европе везде принимают кредитные карты, и как правило, у меня если есть кэш, то это максимум ну 500 евро, может быть 1000, и эти купюры могут у меня лежать в кармане 2-3 недели, месяц.. Ведь расчёт везде только по кредитным карточкам, это нормально!

- Вы были в “Одноклассниках”, но потом исчезли, почему?

- Ну, там ещё осталось с десяток фиктивных Андреев Ворониных – футболистов!!! Я был в “Одноклассниках”, но полтора года назад оттуда удалился. Всё потому, что очень много хотело людей со мной дружить, и из-за этого потом возникали проблемы… Ну девушки меня всю дорогу пытались добавить в друзья, я там с кем-то парой фраз перекидывался, а жена после этого ужасно ревновала. Можно сказать, что тоже не без её участия, не без её помощи я вышел с этого сайта. Потому что, я хочу об этом громко заявить, для меня моя семья важнее, чем сайт одноклассников! Намного важнее хорошие отношения в семье, чем каждый день доказывать, что у меня с той или иной подружкой в одноклассниках ничего не было.

- Представляете себя не футболистом, и что вы сами набиваетесь в друзья к звезде?

- Нет! Я бы так не делал никогда, ну разве что ради смеха. А вообще-то я как-то с самого раннего детства пошел играть в футбол, и наверное все мои мечты были связаны с футболом, вот и не могу себе представить себя по ту сторону, то есть просто болельщиком.

- Вы сталкивались с допингом?

- Ну, это не игроков проблема изначально, а врачей. Доктора должны знать чётко, что можно, а что нельзя. А от их ошибок страдают футболисты и команды. Я никогда, если я даже болею в отпуске или еще где-то, я никогда не употребляю антибиотики, которых не знаю, даже те которые знаю, пока не разрешит это доктор, и то я переспрошу ещё на всякий случай! Поэтому у меня, слава Богу, с допингом не было проблем.

- О чем вы думаете, когда играет гимн Украины?

- Я вспоминаю слова, подпеваю про себя… Я его наизусть не помню, но просто потому, что не пытался выучить, я не задавался такой целью: вот надо мне выучить именно гимн Украины. То, что я помню, то я могу петь про себя, и то не всегда, чаще просто думаю об игре.

- Гимн какой страны знаете наизусть?

- Никакой! Если я не знаю гимн Украины, то и другие гимны других стран тем более.

- Вы разрешаете вашей жене ярко краситься и эффектно одеваться?

- Она старается не сильно много и часто красится, потому что мне нравится намного больше, когда она естественная, а не в макияже. С одеждой сложнее. Это все на любителя во-первых, во-вторых я не могу Юлю заставить одеваться в то или иное… Она у меня одевается так, как считает нужным. Иногда советуется со мной, но оденет она что-то открытое, или что-то консервативное, это уже зависит не от меня, а от ситуации. Мне всё на ней правится. Впрочем, я конечно не одобрил бы, если б моя жена ходила полуголая! Я ревнивец, очень ревнивый сам по себе и не люблю, когда на нее все пялятся, поэтому у нас в этом плане есть компромисс какой-то семейный.

- Вы же во второй раз женаты? Как получилось, что вы оставили Катю ради Юли?

- Я никого не бросал, я расстался с Катей до того, как встретил Юлию. Это было в Одессе, я приехал в отпуск, и мы на берегу моря познакомились через моих приятелей. Мы просто оказались в одной компании, у нас общие друзья, так всё и получилось.

- Вы сразу поняли, что это ваша любовь?

- Я б не сказал, мне она с первого взгляда понравилась очень, но на тот момент я не знал, будет она моей женой, не будет… Но понравилась она мне сразу. Она, во-первых, футбол никогда не видела и не была большим фанатом, то есть и она особо не знала, кто я и что я.. Это мои друзья потом уже сказали, что я футболист, играю там-то, там-то… Словом, любви первого взгляда не было у неё, такого, что вот он – мой муж! Неееет)

- Как развивались ваши отношения дальше?

- Она осталась здесь, я улетел в Леверкузен, она пару раз ко мне прилетала, и я прилетал на Украину, мы виделись, и потом спустя год она уже переехала ко мне в Германию жить.

- В кинотеатры ходили?

- Честно говоря, в Германии и Англии вообще никогда не ходил в кинотеатры, ну может раз… Уже и не помню. Это на Украине, когда приезжал в отпуск, в Одессе ходил, но после того как перевели все кинотеатры на украинский язык, то я не хожу.

- Языковая проблема?

- Я украинский язык просто практически не знаю, поэтому пойти в кинотеатр смотреть нет смысла, я лучше пойду тогда на английский какой-то или на немецкий фильм, чем в кинотеатр на украинский фильм.

- А Одесса - это Украина? Как вы это понимаете?

- Ну конечно, что за вопрос! Если я не знаю украинского, то только потому, что на нём у нас в Одессе никто не разговаривал никогда. И сейчас мне он не нужен, потому что все прекрасно понимают русский, а переучиваться нет ни смысла, ни времени. А Одесса для меня это мой любимый город, у меня тут все родные, близкие, родители, друзья, родственники, вот поэтому я туда каждый год езжу, минимум 1 раз, и я считаю, что для меня это лучший город, на Украине так точно.

- Вас в армию в Одессе не призывали?

- Нет, с армией порядок, меня не достали. Сами подумайте, просто как может футболист служить, грубо говоря, в армии и играть в футбол? Это мне кажется несовместимо! Ну, я все прекрасно понимаю, что игроки тоже призывники в определённом возрасте, но я просто знаю, если б я 2 года пропустил в футболе из-за армии, то как и любому спортсмену после такой паузы мне было бы безумно тяжело вернуться в большой футбол.

- У вас есть клички?

- Меня в некоторых командах за бугром называли Андрей, в некоторых Воро... Дома все Ворона говорят. В “Липерпуле” тоже в последнее время было Воро, им тяжело сказать Ворона, поэтому они меня Воро называли, это очень по-английски.

- Вам легко дался переезд в Россию? После Германии и Англии, наверное, тяжело?

- Нет, наоборот! Это как вернуться в детство. Все вокруг говорят на моем языке, а жизнь в Москве в принципе не очень отличается от жизни в том же Киеве.

- Вы слушаете русскую музыку?

- Сейчас мне больше нравится такой русский рнб или хип-хоп, мне нравятся очень песни Басты, того же Нагано, плюс мне нравятся тоже песни украинских “Океана Ельзы”, и “Бумбокса”, а ещё мне шансон нравится, я давно слушаю Круга и Висоцкого.

- Вы коллекционер?

- Да, я собираю футболки разных клубов, разных игроков, тех, против которых я в первую очередь играл, то есть я собираю своё, то, что выменял. У меня 200 уже наверное футболок, там действительно футболки сборных, всех чемпионатов, много всего. И теперь ещё русских футболок появится много, я надеюсь!

- Что после футбола?

- Я хочу, конечно, как можно больше быть в спорте, потому что честно говоря, себя как-то тяжело представить без спорта.. Когда длинный отпуск – это хорошо, я люблю очень отдыхать и хочется отдыхать, но постепенно потом начинаешь скучать по мячу по играм, по этой атмосфере всей, поэтому пока не хочется загадывать кем я буду.

- Может тренером?

- Тренером честно говоря может быть я и хотел быть, но я знаю, что тренерская работа значит, что тебя еще больше не будет дома, чем когда ты сам футболист! Когда ты постоянно в разъездах, постоянно в гостиницах и в самолетах, то иногда хочется просто отдохнуть от этого всего и посидеть с семьей, с детьми, дома где-то или поехать где-то отдохнуть. Тренеру это светит меньше всего. Это такой труд. Это надо опять отказаться от нормальной жизни, которая будет после карьеры, изаниматься опять дальше тем же, чем в принципе занимаюсь и сейчас.

- Вы легко контактируете с прессой?

- У нас на Украине берут интервью для того, чтоб поставить галочку, что я взял, и очень часто пишут то, что их попросили написать либо то, что он сам хочет, а не то, что ему сказал футболист. У меня были случаи, когда мне звонили журналисты, и они даже не знали сколько игр я играл, играю я вообще или не играю. То есть они задавали мне такие вопросы, когда я отыграл 32 игры за сезон а мне задают вопрос и говорят как вы относитесь к тому, что вы вообще не играете, не выходите на поле?

Ну, я сразу положил трубку, понял, что с таким человеком у меня даже нет желания разговаривать, ведь это все говорит о его профессионализме. Ведь, к примеру, на футбольное поле выходят те люди, которые умеют играть в футбол, а не те, которые умеют играть там не знаю в хоккей или волейбол... Если я не умею играть в хоккей, то я не пойду туда! А в прессе, к сожалению, очень много людей, которые не знают, как это делается, мало профессионалов… Ну разве что Николай Васильков, который пишет для ГПУ под псевдонимом…. Да и всё.

- Не доводилось судится с каким-то изданием?

- Это без толку, на Украине во всяком случае. А вне Украины у меня не было таких запущенных случаев, все время шел на контакт с прессой, всегда разговаривал. В Германии у меня никогда не было проблем с прессой, даже когда про меня что-то написали обидное, если пишут – значит пишут, тем более если я плохо играл и меня там обсуждали, например, то мне надо было выходить на поле и доказывать обратное. Но это критика, а не просто придуманные истории и взятая с потолка информация, как бывает у нас!

- Что самого забавного о себе слышали?

- Самое забавное было после чемпионата мира. Я приехал в Одессу к трем часам ночи, то есть мы прилетели в Киев, и меня забрала машина, я сразу поехал в Одессу... А журналисты написали потом через 3 дня страшную околесицу! И я прихожу к родителям, мне папа показывает газету, сам папа стоит в шоке и говорит, Андрей, ты читал, что пишут? И мой менеджер мне позвонил, начал сначала кричать на меня… А я говорю, что произошло?

И они мне показывают прессу и там написано, что Воронин от передозировки кокаина чуть не умер! Мне было, конечно, сначала смешно, потом мне было уже не смешно, потому что люди слушают это всё, и не понимают, правда это или неправда... Человек приехал с чемпионата мира, у него отпуск, мало ли, может действительно… Но я никому, конечно, не доказывал обратное. Отец то знает, что этого не было и не могло произойти, но просто он очень переживает, очень близко принимает к сердцу. Плюс мой менеджер сначала, когда услышал это, понятно, первая реакция была у него эмоциональная... И вот, когда я хотел как-то разобраться в этом с этим изданием, то я понял, что на Украине никогда ни до чего не докопаешься, там идут разные ссылки, на интернет, там еще на что-то, кто-то сказал, кто-то предположил, там всё на кучу!

Писали потом, что я чуть не изнасиловал девочку на танцполе, то есть там такой бред может родиться, что даже не знаешь, называть такую историю забавной или страшной.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев