×
Спасибо, я уже с вами
Кто перетянет лимитный канат?

Кто перетянет лимитный канат?

4 февраля 2011, пятница. 09:132011-02-04T09:13:44+02:00

Вливание в чемпионат Украины нового сплоченного отряда крепких зарубежных мастеров, объявившихся после зимнего перерыва в составах наших ведущих команд, прежде всего, «Металлиста» и «Днепра», заставил вновь вспомнить о лимите на легионеров. К слову, для начала хотелось бы уточнить формулировки, раз уж сам Виктор Дердо говорит о том, что на поле должно находиться не менее четырех украинских футболистов. На самом деле, не совсем так: лимит устанавливает не нижнюю планку для украинцев, а верхнюю для легионеров. Это их не должно быть больше семи. А украинцы могут и вообще на поле не выходить, если зарубежных товарищей как раз на семь человек (минимально возможное количество людей в составе одной команды, по правилам ФИФА) и наберется. Но это - лирика. Вопрос-то серьезный, причем, существующий, если не с того времени, как появился футбол, то, по крайней мере, с тех времен, когда стал зарождаться профессионализм.

ГАСТАРБАЙТЕРЫ И ОРИУНДИ

Футбол тогда был исключительно английским (пусть - британским), и первыми легионерами были простые рабочие парни (в основном, шахтеры) из Шотландии, усиливавшие поначалу не совсем законно команды с севера Англии. Английские же любители - инженеры, бизнесмены, торговые служащие и прочие, помогая развивать футбол в тех местах земного шара, куда их забросила профессия, сами усиливали тамошние команды, породив проблему легионеров еще в незапамятные времена. В царской России - еще до первой мировой войны.

И первой ее жертвой (определение, конечно, достаточно условное, ибо счет на виртуальном табло никто не отменял), стали наши земляки - сборная Одессы, ставшая чемпионом Российской империи в 1913 году. Но проигравшие одесситам в финале петербуржцы подали во Всероссийский футбольный союз протест, в котором пожаловались на наличие в составе победителей четырех англичан (Хатон, Карр, Джекобс и Тауненд), в то время как дозволено было, оказывается, играть только трем. Одесситы ответили, что слыхом не слыхивали ни о каких ограничениях, а Харьков и Юзовка выставляли до шести иностранцев (сейчас бы Маркевичу с Луческу - по пятерочке англичан!). В результате долгого выяснения отношений чемпионат было решено считать неразыгранным.

В Европе первыми всерьез столкнулись с необходимостью ограничить приплыв гастарбайтеров на футбольные поля итальянцы, пережившие в первые декады минувшего века социально-демографическую революцию. Одни ехали с Апеннин за океан в Северную Америку, другие из Южной возвращались на историческую родину. В том потоке были и футболисты. А отыскать итальянские корни - не проблема едва ли не для любого жителя Аргентины, Бразилии или Уругвая, что с успехом и делалось, освобождая от проблем как приютившие игроков клубы, так и отбиравших среди них лучших сборную Италии. «Если они могут умереть за родину в Абиссинии, - высокопарно заявлял тренер Скуадры Адзурры Витторио Поццо, - то, что мешает им играть за нее в футбол», имея в виду призыв вернувшихся на историческую родину итальянцев, в армию, ведущую войну в православной Эфиопии.

Эта тема необычайно обширна для того, чтобы осветить ее вскользь. Но не упомянуть о ней нельзя, дабы не обрисовать один из способов избежать козней лимита на иностранцев - получение гражданства. То, что он помогал сборной - вопрос пока вторичный. В современной сборной Италии, к примеру, аргентинец Мауро Каморанези лишним до поры до времени не был. А вот от получения итальянского гражданства бразильцем Амаури выиграл лишь «Ювентус». Тоже, впрочем, до какой-то поры. Пока не сдулся.

СКУАДРА АДЗУРРА КАК ЗЕРКАЛО ЛИМИТА

Почему я начал с Италии? Да потому что в этой стране проблема засилья иностранцев была выражена наиболее ярко, ярче, чем в той же Испании, не говоря уже о Франции и тем более Германии, где бундеслига появилась на свет только в 1963 году. Англия - особая статья, но всему свое время.

Так вот, в Италии поиски оптимального соотношения «своих» и «чужих» велись и ведутся, не прекращаясь ни на сутки. В первую очередь, тут имел место системный конфликт, или конфликт интересов, как любят говорить у нас. Понятно, что у клубов и сборной они, если и не противоположны, то, по крайней мере, существенно разнятся. Первым необходимо максимально усиливаться, второй - чтобы в клубах играло максимально большое количество своих игроков, дабы тренер национальной команды имел из кого выбирать. Эта позиция универсальна, и касается практически любой страны, за исключением, разве что Катара, и различается лишь количественными показателями, которые в свою очередь зависят от множества факторов, как-то любовь к футболу в стране вообще, развитость детско-юношеских школ, благосостояние клубов, наконец, результаты сборной.

Последнее для Италии значило немало. Провал Скуадры Адзурры в начале 60-х при одновременном взлете на европейский клубный трон миланского «Интера» привел к введению в 1963 году эмбарго на покупку новых иностранцев (тем, кто уже был, милостиво разрешили доиграть до конца). Отменили его только в 1980-м, доведя к 1982-м году до двух человек.

А дальше - ищите логику и какую-либо зависимость. В 1966 году Италия позорно покинула чемпионат мира, уступив КНДР. В 1970-м дошла до финала. В 1974 году не вышла из группы. В 1978-м играла, но не так, чтобы очень. В 1982-м стала чемпионом… По-моему, логика здесь только в том, что если блондин играет хорошо, а брюнет плохо, то никакие лекции и лимиты не изменят соотношения сил. Но это только на высшем итальянском уровне, который пока вряд ли стоит серьезно сопоставлять и ставить на одну доску с нашим, переживающим сейчас, похоже, смутный период дикого футбольного капитализма.

Испания, Франция и Германия с их развитым футбольным хозяйством возможный перебор легионеров до поры до времени сильно не беспокоил. Социалистические страны, по понятным причинам тоже. У клубов из средних европейских государств даже с мощным клубным футболом, на серьезных иностранцев денег не было, а мастеровитых игроков они и сами могли воспитывать в необходимых количествах.

Особая статья - Англия. Это в футболе есть такая страна, а в глобальном плане она лишь часть Соединенного Королевства, попросту называемого Великобританией. И проблемы легионеров здесь не существовало по двум простым причинам: ни шотландцы, ни валлийцы, ни североирландцы, ни даже ирландцы, в английском чемпионате легионерами не считались, а из других стран серьезные игроки залетали на Альбион крайне редко. И в еврокубках тот же «Ливерпуль» запросто мог выходить на поле, сплошь состоя из иностранцев, от Гроббелара до Далглиша. Потребовались события на «Эйзеле», чтобы УЕФА, покарав английские клубы отлучением от еврокубков, заодно подсунул им свинью в виде лимита легионеров в количестве трех человек. На том гегемония родоначальников на клубной евроарене и завершилась. Аж до взлета «Манчестер Юнайтед».

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ БОСМАНА

И в большинстве ведущих чемпионатов предельная норма «гуманитарной помощи» из-за рубежа надолго застряла на цифре «3», рождая знаменитые трио типа «ван Бастен - Гуллит - Райкард», «Клинсманн - Маттеус - Бреме». Говорят, в «Ювентусе» одно время хотели сообразить на троих советских - Заварова, Михайличенко и Протасова. Первого оказалось более чем достаточно…

А потом в 1995-м грянул закон Босмана. Не того, высоченного голландца, поигравшего немного за «оранжевых» на стыке 80-х и 90-х, а неведомого никому доселе бельгийца по имени Жан-Марк, которому запретили беспрепятственно перебраться из одного клуба в другой.

С его не очень легкой руки трансферный мир в Европе был в одночасье разрушен. Клубы, выживавшие за счет воспитания и последующей перепродажи талантов (ярчайший пример - «Аякс»), вынуждены были несколько перепрофилировать свою деятельность и неминуемо скатились вниз в табели о рангах, а границы отворились настежь. По крайней мере, для той части европейского футбольного мира, который считает себя цивилизованным. Проще - для входящих в европейское сообщество. То есть, не для нас.

Это и стало той самой отправной точкой, перейдя которую лимит стало не совсем политкорректно связывать исключительно с интересами сборной, и искать зависимость ее успешности от количества играющих в стране иностранцев. Разве что в той же помешанной на футболе Италии, где в 2006-м все было великолепно, а после прошлогоднего провала принялись искать меры, и ограничили количество иностранцев - не граждан ЕС, дозаявляемых в течение года, до одного. Иными словами - стали бороться тем же оружием, что поначалу было использовано против них. То есть, общеевропейскими законами. Или - не нарушая их.

НА СЛОВАХ И НА ДЕЛЕ

А дальше необходимо определиться, кто же какую цель преследует на словах, а какую - на деле. В Украине и России все ясно - тот самый вечный конфликт «клубы - сборная». Для клубов, особенно, если у них тренер иностранец, всевозможные сборные - всего лишь лишний источник головной боли, в виде различных неприятных неожиданностей, как-то травмы, разбалансированность физического состояния, утомление, задержки с возвращением. Любой нормальный клубный тренер, если финансовое состояние его босса позволяет, будет выступать против какого бы то ни было лимита. Аналогично, любой вменяемый тренер сборной, большинство кандидатов в которую играет во внутреннем чемпионате, заинтересован в том, чтобы они имели регулярную игровую практику. Руководство же федерации, живущее не только сегодняшним днем, тем более должно думать о том, чтобы «своих» не затирали. И в этом пресловутом конфликте, даже выпячиваемые и попрекаемые в определенных кругах братские отношения тоже вступают в противоречие.

Но хорошо, если стороны четко определились со своими позициями, и, неукоснительно придерживаются их, не лукавя в красивых публичных речах, городя невесть что, переходящее уже из спорта в политику. Так уважаемый в прошлом тренер предлагал не считать легионерами граждан так называемого «ближнего зарубежья», забывая при этом разъяснить, что же подразумевается под этим внешне всем понятным термином, и как его можно сформулировать юридически. Рожденные в СССР? Пока действует, но скоро уже начнет отпадать. Если же говоришь об интересах сборной, политику и некую культурную общность приплетать незачем. Это турки могут себе позволить брать сверх лимита азербайджанцев, узбеков, казахов, туркмен и киргизов (были бы люди…), французы и бельгийцы - сколько угодно выходцев из своих (в основном африканских) бывших колоний, а в Португалии считать стопроцентно своими бразильцев («Брагу» с одним португальцем в составе, надеюсь, еще не забыли?). Но сборная-то тут причем?

КАК ЭТО ДЕЛАЛОСЬ В РОССИИ

Сложнее бороться с законами. Как своей собственной страны, так и европейскими, разрешающими свободное перемещение рабочей силы в пределах всего Европейского сообщества. В России уже который год продолжают толочь воду в ступе вокруг одного простого вопроса: кого же считать в футболе российским гражданином? Спорных моментов два - наличие российского паспорта вкупе с законностью его получения и незаигранность за другие сборные. Все три фактора совпадают далеко не всегда. И поездки Никифорова с Цымбаларем в Киев для получения виз, чтобы выехать с российской командой, и выступление воспитанника украинского футбола Сергея Ковальчука за сборную Молдавии, при том, что он уже обладал российским паспортом… Это лишь пара интересных примеров, которых можно привести немало. Скажу откровенно, что знаю человека, у которого могут иметься в наличии законно полученные паспорта четырех-пяти держав.

Другой, еще более близкий и свежий пример - Александр Алиев, не выбросивший российский паспорт при получении украинского гражданства. Как резонно заметили в руководстве «Локомотива», когда в отношении Александра возникли определенные сомнения, и с чем согласились потом в РФС, подлинность документа сомнений не вызывает, а легитимностью его получения должны заниматься иные, соответствующие органы. Другой спорной персоной в стане железнодорожников был нигериец Питер Одемвингие, россиянин уже по рождению, а потом и по паспорту. В ответ на претензии, что де активно играющий за Нигерию форвард сборной России не помощник, тогдашний президент «Локо» Николай Наумов пригрозил подать в суд за ущемление прав футболиста, который, по его мнению, не должен был подпадать под лимит, и живо унял недовольных.

Как видим, здесь приоритетными являются интересы клубов, что совершенно очевидно, когда клубы, способные профинансировать приобретение очередных варягов, выходят на грань лимита. Мы тоже уже к этому пришли. В деле с «натурализацией» Марко Девича кто-то норовил впихнуть телегу впереди лошади, то ли лукавя, то ли не понимая ситуации, в вопросе, что должно быть первичным - гражданство или интересы сборной. А уже в случае с потенциальной украинизацией Эдмара или Папы Гуйе, о последних вспоминают реже. Лимит - вот, что сейчас главное для «Металлиста». Как важен был он для Владимира Дишленковича и донецкого «Металлурга», толком и не воспользовавшегося обретенным «украинством» серба, пригодившемся теперь харьковчанам.

МИНИСТЕРСТВО ТРУДА И ПЕНСИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ

В Великобритании проще: лимита как такового нет, как нет и сверхжестких ограничений по гражданству футболиста. Особенно если он - гражданин одной из стран членов (в том числе и ассоциированных) ЕС. Тогда играй себе хоть за «Манчестер Юнайтед», хоть за «Челси», даже если тебя нашли на свалке, будь ты ее хозяином, или проживающим на ней бомжом. Для всех остальных требуется наличие 75 процентов матчей за национальную сборную своей страны в течение двух последних лет. И доказывать их наличие они должны вовсе не Футбольной ассоциации, а далекому от спортивных забот Министерству труда и пенсионного обеспечения (the Department for Work ahd Pensions).

Порой его удается провести. Недостаток необходимых матчей заменяется играми за молодежную или вторую сборную, фабрикуются справки о вызовах в национальную команду, о травмах, помешавших футболисту выступить в том или ином матче… Редко, конечно, но проскочить удается. Помню грузина Рати Алексидзе, еще до Абрамовича пытавшегося закрепиться в составе «Челси». Знаю кое-что о переходе в «Ковентри» нашего Александра Евтушка, но никак не наигравшего требуемой нормы, но не скажу... Уточню лишь на всякий случай, что ни о какой подделке документов речь там не шла, и никаких паспортов чужих держав игрок в ту пору «Карпат» не покупал. Исключительно знание юридических тонкостей…

А некоторые доходили и до уголовщины. Лет с десять назад массовой проверкой документов занялись в Италии. Там возникли сомнения в подлинности европейских паспортов у нескольких десятков футболистов, среди которых были и такие известные личности, как аргентинец Себастьян Верон, уругваец Альваро Рекоба, бразилец Дида, внезапно докопавшиеся до своих, кто итальянских, а кто испанских кровей. Перуанец Нолберто Солано, отыграв в Англии полтора года за «Ньюкасл», внезапно заделался греком…

Наши люди в этом плане тоже не исключение. В большой политике уже никого особо не тревожат обвинения в наличии у той или иной высокопоставленной особы израильского паспорта. Бывший премьер-министр Украины как то представился швейцарской полиции как гражданин Панамы. А экс-вратарь сборной Украины Максим Левицкий, как сам он говорил, «подписал по просьбе руководства «Сент-Этьенна» какую-то бумажку», и как выяснилось впоследствии, но уже в камере, где он провел ночь, тоже стал эллином…

ЧТО ЛУЧШЕ: «4 + 7» или «5+ 6»?

Долго рассуждать о том, как ужесточение или наоборот либерализация лимита влияет на рост мастерства наших футболистов или на их финансовые притязания, не буду. Каждый сам способен привести массу доводов как за, так и против. Да и бессмысленно это. Главные аргументы за ужесточение давно известны: легионеры не дают пробиться в состав молодым украинцам и отнимают у местных рабочие места. Контраргументы тоже секрета не представляют: талант пробьется несмотря ни на что, а рядом с мастерами созреет быстрее, да и запросы у него при наличии жесткого лимита непомерно возрастают. Почитаешь сейчас, как жалуются на жизнь бывшие российские футболисты не рассчитавшегося с ними «Сатурна», а потом взглянешь на их зарплаты (куда тому «Ювентусу»!) и поневоле задумаешься. Словом, спорить можно до бесконечности.

Так что, подозреваю, нынешняя норма «4 + 7», хотелось бы того или нет, установилась надолго. Ни та, ни другая сторона на уступки идти явно не готовы. Другое дело, если вмешается ФИФА и продавит таки глобально свою идею 5+6. Но, чувствую, опять предстоят тяжбы с Евросоюзом. Более успешной борьба с засильем чужеземцев видится в ином плане: необходимо стараться ограничивать количество иностранцев в низших дивизионах.

Нужно поощрять воспитание собственных кадров, закрепляя эти благие намерения законодательно. То есть, ни в коем случае не отменять компенсации школам за подготовку футболистов, как это пытаются сейчас сделать в России, а еще - продолжать практику обязательного введения в заявку определенного количества доморощенных игроков. Это ни с какими международными законами в противоречие не вступит, просто заставит клубы более тщательно относиться к подбору зарубежной рабочей силы.

Тогда и не нужно будет придумывать ограничения типа английских - ну не наберешь для украинского чемпионата столько игроков национальных сборных. Пусть они у нас таковыми становятся…

ЛИМИТ ЛЮБИТ БДИТЕЛЬНОСТЬ. ШУТКИ С НИМ ПЛОХИ

Как бы то ни было, но процесс это долгий и трудоемкий, и никто не знает, как ситуация обернется дальше. Пока же все идет к тому, что тренерам первой украинской тройки («Днепр», впрочем, тоже уже к тому близок), нужно быть очень бдительными, чтобы ненароком не выпустить на замену (перед игрой в раздевалке поспокойнее, потому и вероятность ошибки куда меньше) не того, кого нужно.

В Европе «классикой жанра» стал поединок Кубка чемпионов-1992/93 между «Лидсом» и «Штутгартом», в котором после победы немецкой команды в первом домашнем матче со счетом 3:0, немцы в конце встречи проигрывали 1:4, их вполне устраивавшим. И тут их тренер Кристоф Даум делает замену, выпуская на поле югослава Йовицу Симанича, после чего иностранцев в составе его команды становится четверо (дело было до Босмана). «Штутгарту» засчитывают поражение 0:3, а в переигровке на нейтральном поле побеждает «Лидс». Даум, тогда еще наркотиков не употреблявший, подал в отставку.

А сколько подобных казусов, причем не только с иностранцами, а и с игроками с любительским статусом, количество которых тоже кое где ограничивается, случалось в национальных чемпионатах ведущих европейских стран, не перечесть. И кто только ни ошибался: Трапаттони, Бенитес, Вальдано, Рехагель, Аугенталер… И всегда это было связано с заменами. Один выпустил легионера вместо другого иностранца, забыв, что первый из-за наличия двойного гражданства таковым не считался, а лимит уже был исчерпан; другой, спохватился через пару минут, но было поздно; третий вообще выпустил в перерыве четырех новых игроков, вместо трех дозволенных…

Итог во всех случаях был примерно одним и тем же: нарушившей правила команде, если она не проиграла, засчитывали поражение, проиграла - могли оставить все, как есть, а могли и очков лишить. Со второй стороной тоже обходились по-разному: и техническую победу присуждали, или тоже ничего не меняли, даже если она и уступала. А допустившему оплошность тренеру обычно приходилось уходить в отставку.

АДОКАТЫ ДЛЯ АДВОКАТА

Было одно исключение… В апреле 2009 года московский «Локомотив» играл дома с «Зенитом», в составе которого в течение последних четырех минут матча, после выхода на поле турка Фатиха Текке, присутствовало семь иностранцев, что не допускалось регламентом. Нет, «Зенит» ведь не та команда, которую можно вот так, запросто наказать. Адвокаты Дика Адвоката нашли лазейку в правилах. Действительно, за участие в матче игрока, не имеющего на это права, команда должна быть наказана техническим поражением. Но Текке формально-то право такое имел, вот только если бы не было на поле кого-то другого из легионеров. Словом, виноватых нет. Получился юридический казус, разрешенный, как нетрудно догадаться, в пользу «Зенита». Питерцы отделались крупным штрафом.

В Украине до подобных недоразумений дело не доходило, но однажды, в 2005 году «Шахтер» был, что называется, на грани. Имея полный боекомплект легионеров на поле, Мирча Луческу произвел двойную замену, выпустив вместо Белика Брандау, а де-факто секундами позже - Шевчука вместо Раца. Де-юре все четко, поскольку проходило все это во время остановки игры, но что было бы, если бы Шевчук, еще не выйдя на поле, вдруг подвернул ногу, или четвертый арбитр решил бы перепроверить его шипы и замену отложил? Скандал был бы точно, а что дальше - кто знает.

Было же такое, когда высшую лигу расширяли из-за того, что в клубах не считали карточки, полученные их игроками во время выступления за другие команды и пришедшими на новое место работы со шлейфом былых грехов.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Источник: Евгений Белозеров, Спорт-экспресс в Украине


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев