×
Спасибо, я уже с вами
Памяти Тиберия Поповича

Памяти Тиберия Поповича

Автор: Максим Максимов, специально для UA-Футбол

10 февраля 2011, четверг. 12:472011-02-10T12:47:41+02:00

Сегодня исполняется ровно три года с тех пор как с нами нет Тиберия Поповича...

О футболистах слагают легенды, на них истово молятся неугомонные болельщики...

И потихоньку …забывают!

И пусть хоть каждый день пресса оповещает мир о нарождающихся «звездах», однако мальчишек невозможно воспитывать без ссылок на былые авторитеты, без добродушных футбольных баек и анекдотов... Писать о ветеранах просто необходимо – особенно о тех, кого уже нет с нами!..

Трудно даже представить, что уже прошло ровно три года с того вечера, когда неспешная мукачевская «скорая помощь» так и не довезла Тиберия Поповича до больницы… А у него были такие планы!.. Одним из которых была книга воспоминаний об удивительном советском футболе и великих игроках…

Как принято считать, бывших динамовцев не бывает: вспоминая замечательного человека и футболиста Тиберия Поповича, мы не забываем и о его друзьях и партнерах по той команде, которая в далеком 1954 году впервые в истории Украины и «Динамо» завоевало Кубок СССР. Так уж получилось, что именно в эти дни в Киеве проводится турнир памяти настоящего волшебника мяча Виктора Голубева…

Взгляд из Закарпатья

Прежде, чем делать материал о каком-нибудь ответственном для «Динамо» или сборной матча, я обычно звонил Тиберию Ладиславовичу, который был моим главным экспертом. Отличный защитник из того поколения «Динамо», ногами которого «ковались» первые всесоюзные успехи будущего чемпиона, затем опытный тренер – он стал отличным футбольным функционером в многомиллионном «Колосе». Как сказали бы сегодня – менеджером…

Я почти наяву представляю, что сказал бы Тиберий Ладиславович по поводу вчерашнего матча украинской сборной: «Футболисты, следуя стратегической тренерской мысли, должны одновременно всей командой выполнять массу перемещений, маневров... И при этом отчаянно бороться на каждом участке поля. А для этого необходимо не только объединить эту «банду» общей идеей, но и добиться того, чтобы этому соответствовала и физическая, и психологическая подготовка игроков. К, сожалению, у Юрия Калитвинцева этого не получилось – да и не мог он, встретившись с футболистами менее, чем за сутки до матча с румынами добиться от них полной взаимозаменяемости и своевременной подстраховки и, главное, о чем у нас любят рассуждать – великолепной «командной скорости»…

Помню, мы как-то заговорили о футбольных «мелочах»: умению отвечать на вопросы журналистов, общению с арбитрами, от толерантности которых подчас зависит результат матча, взаимоотношению с партнерами и соперниками… Ведь профессиональному клубу, который заботится не только о сегодняшней победе, а распределяет силы на перспективу, нужно не элементарное «пушечное мясо» – важно, чтобы каждый вновь приглашенный «в семью» мог принести абсолютно стопроцентную пользу...

– Было ли ваше «Динамо» семьей? – спросил я ветерана…

– В Киев я попал из московского «Динамо»: вот там была семья – это точно! У нас почему-то с легкой руки доморощенных «историков», считающих себя «національно свідомими», о москвичах бытует несколько ошибочное мнение как о людях спесивых, заносчивых, лишенных всяких комплексов – «клятых москалях», одним словом... А мне, закарпатскому хлопцу, который и по-русски-то говорить не особо умел, тогда очень понравились московские футболисты: культурные, спокойные, уверенные в себе, дружные – очень быстро я успел привыкнуть там... И, хотя в Киеве тогда собралось чуть ли не с десяток земляков-закарпатцев, я как раз не совсем был уверен, что они меня по-родственному воспримут?..

А теперь скажите – является ли такой «семьей» наше любимое «Динамо»? Зачастую создается впечатление, что в команде не все в порядке с микроклиматом: обратите внимание, как игроки реагируют на ошибки партнеров – телережиссеры очень любят такие планы…

Отрывок из книги

В 1948 году меня призвали в армию, и я надел зеленую пограничную фуражку...

На границе я прослужил около полугода: сначала в Раховском, а потом в Виноградовском районах, а закончил службу в Чопе – на контрольно-пропускном пункте... В нескольких километрах от нас была другая застава, на которой служил собаководом Володя Ерохин, с которым мы познакомились на футбольном поле: он играл центральным защитником за Тячев, а я в той же позиции – за Рахов... Володя здорово играл головой, был смелым – мимо него проскочить было просто невозможно!.. Добрый, веселый парень в жизни, на поле он преображался. Недаром его впоследствии уважительно прозвали «солдатом».

Тогда мы их команду с трудом обыграли, и после игры, когда мылись с Володей под одним душем, потом вместе ужинали – познакомились поближе... Случалось, даже ходили вместе в объединенных нарядах охранять границу СССР!.. Володя был призван из Москвы. Я потом бывал у его родителей: большая семья жила в неказистом деревянном доме, без всяких удобств… Интересная штука жизнь: кто мог предположить, что через несколько лет мы встретимся в киевском «Динамо»!..

После турнира мы вернулись на свои заставы… А через дней пять меня разыскал дневальный: «Срочно к командиру заставы!» Тот меня сразу поставил по стойке «смирно» и начал отчитывать, почему не доложил, что я – футболист? Оказывается, командование округа интересуется мной… «Не могу знать», – отвечаю… С русским языком у меня было плоховато, но за это время я все-таки научился нескольким армейским терминам: «так точно», «никак нет», «не могу знать»… Когда меня спрашивали: ты кто – мадьяр? – я говорил: «Так точно!» Иностранец, в общем…

– Сейчас сядете в грузовую машину, которая едет за товаром в Мукачево, и она отвезет вас в штаб округа. Явитесь к полковнику Махорину… Я тогда и не знал, что это – сам командующий округом…

Ехали мы долго: от Солотвино до Мукачево – около двухсот километров… Часа в четыре прибыл я в штаб. Тут же, не откладывая в долгий ящик, мне рассказал мне объяснили, что теперь я буду служить в мукачевском полку и одновременно готовиться к поездке в Москву, на чемпионат СССР среди пограничных округов…

Готовились мы серьезно. Руководил подготовкой мой первый тренер – Карл Берталонович Сабо из мукачевского «Большевика»… Перед выездом нас переодели в новенькое обмундирование. И через три дня мы вышли на Киевском вокзале, в Москве… Оттуда нас перевезли в город Бабушкино, в Высшее военное пограничное училище. Там уже были все двадцать четыре команды, приехавшие на чемпионат…

Наше закарпатское «Динамо» стало чемпионом пограничных войск Советского Союза, разгромив в финале москвичей, и сразу же многие ребята, «засветившиеся» в Москве, разлетелись по стране, неся знаменитую закарпатскую технику «в массы»…

Тиберий Попович - в верхнем ряду в центре

Наверное, я сыграл неплохо, иначе, зачем бы известные тренеры, легендарные московские динамовцы, заслуженные мастера спорта Виктор Иванович Дубинин и Иван Иванович Станкевич пригласил меня в свою команду...

Для начала меня отпустили в отпуск на родину, где это событие было встречено, как настоящая сенсация. Помню, как, провожая меня в Москву, родители плакали – не верили, что мы когда-нибудь встретимся…

Сейчас я в таком возрасте, что поневоле тянет на воспоминания: долгими зимними вечерами, под завывание ветра, я часто ловлю себя на мысли, что благодарен Богу и Футболу за то, что бережно вели меня по жизни, дали возможность заниматься любимым делом, дружить с великими людьми. Все эти фамилии произношу с высочайшим благоговением – мои сверстники меня поймут…

Начну с Ерохина

Прошло два года. Я уже играю в киевском «Динамо»… Вдруг в команде появляется высокий, смешливый парень Володя Ерохин. Тот самый пограничник-собаковод, с которым мы встречались еще в Солотвине!.. Оказывается, его все-таки заметили и взяли в областную пограничную команду – там он здорово сыграл и динамовские «агенты-селекционеры» предложили киевлянам обратить внимание на «непроходимого» защитника.

Мы обнялись. «Привет, дружище!» – потрепал меня Володя по прическе – это был его любимый жест… И начали мы с ним играть на разных флангах динамовской обороны…

К тому времени в «Динамо» началось омоложение состава: вместо Абраши Лермана в центре обороны «прописался» Виталик Голубев, который до этого играл справа, на его место пришел Слава Ларионов из команды ВВС, которую опекал сын Сталина Василий. Я заменил Голякова… Ерохин начал с дубля, а с конца 53-го его уже подпускали и в «основу». Он отличался бойцовскими качествами: в то время именно такие качества ценились в первую очередь… Высоко выпрыгивая, Володя очень хорошо играл «на втором этаже» – когда сопернику ничего не оставалось делать и он предпринимал штурм наших ворот, защитники должны были, не раздумывая, бросаться в борьбу за верховые мячи… Очень хорошо «взаимодействовал с бровкой»: вправо мимо него проскочить было невозможно – сразу же «выносил» в аут вместе с мячом и нападающего!.. Но за пределами футбольного поля это был на удивление скромный и даже застенчивый человек – никогда никого не обидел, не повысил голос... Наши жены тоже дружили.

Некоторые недостатки в технике обработки мяча Володя с лихвой компенсировал самоотверженностью, жесткостью, игрой на опережение. Бывало, во время приема мяч от него отскакивал на метр-полтора – вот тогда и срабатывала его самоотверженность. «Неприступный, как скала» – говорили о таких защитниках!.. Недаром его прозвали «солдатом». Насколько помню, голов Володя не забивал, но всегда с удовольствием подыгрывал партнерам длинными передачами со своей половины…

Виталий Голубев

Феноменальный центральный защитник, которому не было равных во всем советском футболе – от Бога был талантлив! Всесторонне физически развитый, он потрясающе владел своим телом – прирожденный акробат. В техническом плане для него в футболе секретов не было: он мог в своей штрафной площадке «накрутить» двух-трех нападающих соперника и после этого выдать точнейший пас метров на 30-40!.. Большинство наших контратак начиналось именно с Голубева, который великолепно видел поле и был отличным организатором обороны. Здорово играл головой.

Болельщикам, увлеченным его артистичной игрой, вероятно, казалось, что футбол – легкая игра!.. Да и Витасик, пожалуй, был такого же мнения – случалось, недостаточно трезво относился к предстоящим матчам, мог пропустить тренировку…

В футболе «артистов» было много. Это и «тигр» Хомич – вратарь московского «Динамо» и сборной СССР, и непревзойденный голеадор Григорий Федотов из «команды лейтенантов», и «технарь» Бесков из московского «Динамо», Гогоберизе и Пайчадзе – из тбилисского «Динамо», Стрельцов и Иванов – из московского «Торпедо»… В то время в Советском Союзе было столько хороших команд, что вполне можно было бы организовать чемпионат Европы! «Торпедо», ЦДКА, «Динамо» (Москва), «Динамо» (Тбилиси), «Зенит» (Ленинград), ВВС (команда Военно-Воздушных Сил)… Чтобы полюбоваться игрой этих команд, люди под завязку заполняли стадионы, на которых играли сплошные «артисты» – быстрые, самоотверженные, выносливые, в то же время отдававшие предпочтение в комбинационному футболу… Это сейчас мы снимаем шляпу перед английской Премьер-лигой, а ведь тогда родоначальники футбола, в отличие от нас, играли в «бей-беги»!

Мне раза четыре пришлось играть против «летчиков» – на правом краю у них был невысокий и очень шустрый Волков… Ну, как можно было против него играть, если он бегал раза в три быстрее меня? Его партнеры пользовались очень простым приемом: забрасывали за спину защитнику мяч метра на три-четыре и Волков, «как на электричке», убегал к воротам! Правда, выскочив один на один с вратарем, он не всегда умел забить гол, но таких рывков и прострелов я в своей жизни больше не видел! Похоже играли и Демин – в ЦДКА, и «чепец» Вася Трофимов – из московского «Динамо»… Кстати у Васи был еще один интересный прием: развивая спринтерскую скорость, он неожиданно сбавлял обороты, давая сопернику возможность себя догнать, и, когда тот, запыхавшись, успокаивался, «чепец» включал третью скорость …и уходил от опекуна, как на лыжах!.. И или забивал сам, или выкладывал, как на тарелочке, Бескову или Сальникову – забивай-не хочу...

С такой игрой мы встретились, играя против «Спартака» в 54-м, в Кубке СССР: москвичи отличались не только техничной индивидуальной игрой, но и удивительно коллективной – выражение «спартаковский стиль» стало нарицательным… У московских динамовцев тоже была своя «коронка» – низкий пас на 15-20 метров. Впереди у них играли такие техничные исполнители, как Бесков, Сальников, Савдунин, Карцев – их можно хоть сегодня показывать в учебных фильмах…

Когда 30 апреля 1951 года я появился в «Динамо», Виталик уже был в команде: он пришел из Киевского Окружного Дома офицеров – ОДО называлась эта команда. С первого дня мы с ним подружили: не помню, чтобы он что-то кому-то, повысив голос, доказывал – скорее, подсказывал нам со Славой Ларионовым. Ведь в обязанности центрального защитника входила наша подстраховка… Делал это он без всякой паники и суеты: «Тибочка – справа, Тибочка, посмотри слева…», «длинный пас идет – прыгай». Частенько перестраховывался с Ерохиным: «Володя, прими мяч на себя»… Тот принимал, потом оглядывался – вокруг ни души: казалось бы, можно было бы и не подсказывать… Если от него следовала команда: «На вынос!» – это значило, что ситуация в штрафной площадки опасная и не стоит медлить… Это был настоящий дирижер нашего маленького «оркестра»!

С тренерами жил великолепно – ни с кем не спорил, и, если ему говорили, что он сыграл не очень хорошо, Виталик, в отличие от других игроков, никогда не оправдывался – принимал критику, как должное. Если хвалили за отличную игру – так же скромно это воспринимал… Был необыкновенно добрым человеком, с которым можно было жить в любой перенаселенной «коммуналке». О таких говорят: «настоящий русский человек!» Именно такие люди и создали коллективный портрет России как духовного центра окружающего нас мира…

Представляю, как сейчас заскрежетали зубами «этнические» украинцы, которых сегодня почему-то развелось так много!.. Видели бы они, как до недавнего времени мирно жили у нас, в Закарпатье, и русские, и швабы, и евреи, и мадьяры, и словаки, и чехи, и румыны... Украинцев, правда, здесь было меньше всего, но, когда на наши земли пришла советская власть, то «паспортисты» стали чуть ли не силой записывать нас в «титульную» нацию… Не верьте в тотальную русификацию: это мы, закарпатские футболисты несли свою культуру в многонациональный советский футбол!..»

Послесловие

Кроме того, что Тиберий Попович был классным футболистом и тренером, он еще почти профессионально пел итальянские оперные арии, тяготел к философии, обожал всемирную историю... И своими руками построил Дом, в котором собирался поселить детскую футбольную школу, посадил Сад и вырастил Сыновей – уже только этого иным хватило бы на несколько жизней!..

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев