×
Спасибо, я уже с вами
Анатолий Боговик: "Шахтеру" симпатизирую больше — там ребята в обороне украинские"

Анатолий Боговик: "Шахтеру" симпатизирую больше — там ребята в обороне украинские"

9 февраля 2012, четверг. 15:262012-02-09T15:26:35+02:00

Недавний успех белорусской сборной на Кубке Содружества привлек интерес не только к ее игрокам. В будущей «молодежке» Анатолий Боговик ассистирует Алексею Вергеенко. В свои 64 Анатолий Иванович бодр и свеж. Откликнувшись на нашу просьбу об интервью, чемпион СССР 1971 года в составе киевского «Динамо» рассказал о работе в Йемене, детстве Вергейчика-старшего и перспективах Вергейчика-младшего, отметил бессмертность судейской мафии, а также вспомнил несколько сезонов, проведенных в Солигорске.

Хлестов и киборги

— Мы встретились с вами около филармонии…

— Ничего удивительного — я живу рядом :).

— Посещаете-то филармонию?

— Очень редко. Даже не помню, когда в последний раз был. А жена вот довольно часто там бывает. Она ходила недавно слушать парня, который на Евровидение отбирался… Светленький такой! Хле…

— Хлестов?

— Вот — Хлестов! У него защита кандидатской вроде была. Жена сходила — послушала.

— Как вы, в принципе, время свободное проводите?

— Есть внук, с ним гуляем. На футбол хожу — ребят просматриваю для сборной.

— Прожив много насыщенных футбольных лет, усматриваете различия вашего и нынешнего поколений игроков?

— В плане досуга?

— Можно и так.

— Каждый определяет свой досуг самостоятельно. Так было в мое время, да и сейчас ничего не поменялось. Разве что нынешние футболисты казино посещают, ставками занимаются. Раньше такого не было.

— Вы из тех людей, которые говорят: «А вот в мое время…»?

— Нет. А зачем? Не вижу смысла. Времена меняются. Это нормально. У нас был свой футбол, у нынешних игроков — другой. Мы играли…. И хорошо, что играли :). Нынешний футбол более скоростной что ли, ребята физически лучше развиты. Но мы были техничнее. По-моему, так.

— То есть, по-вашему, нельзя говорить, что, допустим, советский футбол был лучше, что школу мы утратили…

— Школу, может, и утратили. Раньше как было? Люди во дворах постоянно играли. О популяризации футбола как таковой и задумываться не стоило. А сейчас понаставили коробок, а про спортивные площадки забыли. Техника поглощает детей. Она нас погубит. Смотрю, как женщины из желания стать красивее делают себе пластические операции, и думаю, что скоро мы начнем превращаться в киборгов… А книжки кто будет читать?

ОНТ и Поляков

— Вы долго работали в СДЮШОР «Динамо». С ваших времен в школе что-нибудь улучшилось?

— Только хуже стало. Жалко очень. Даже в нынешнее время школа дает много воспитанников — тот же Гутор, а никто на это внимания не обращает. Все как было, так и есть — асфальт, отсутствие нормального зала. И ОНТ туда приезжало, и пишущие корреспонденты… А воз и ныне там. Жалко.

— «Шахтер» ведь сотрудничал со СДЮШОР «Динамо»?

— Был период, когда мы взяли ребят 1990-91 годов рождения на «лицензирование». Клуб спонсировал школу. Думаю, Вергейчик не прогадал. Полякова взял из СДЮШОР за копейки, а продал выгодно для «Шахтера».

— За какие копейки?

— Ай, не знаю. Мне не интересно. Но точно не за 600 тысяч :).

— Вы когда-то сказали, что «Динамо» — лучшая СДЮШОР в стране. До сих так считаете?

— По-моему, она действительно лучшая. Да, сделали душевые, раздевалки, зальчик, методический кабинет, но сдвигов особых все равно нет. Я думаю, что и не будет. Однако, имея такие условия, школа выпускает много хороших воспитанников. Пусть сейчас и интерес к СДЮШОР «Динамо» не тот, что раньше. Ведь в прошлые годы от детей отбоя не было.

Тихун и бухгалтер

— Одним из самых знаменитых ваших воспитанников является Юрий Вергейчик. Каким Юрий Васильевич был в детстве?

— Он очень хотел играть в футбол на высоком уровне. Но дохленький был, ничего из себя особо не представлял. Ну, а потом подтянулся. Прибавил во всем. Да и стремление помогло. Когда человек реально чего-то хочет, своей цели добивается. Вообще, их 68-й год хорошим был. Помню, Сашу Ладутько. Подавал большие надежды. Правда, пошел не по тому пути.

— А вне поля Вергейчик был таким же неспокойным, как и сейчас?

— Ему не давали вести себя подобным образом. Коллектив был не тем, чтобы дать развернуться :). Тихуном он был.

— Чем вам запомнился период работы с Юрием Васильевичем в профессиональном футболе?

— Хороший период. Я работал старшим тренером «Шахтера». Когда Юра интересовался моим мнением, давал ему советы. Так Леша Вергеенко появился в нашем тренерском штабе. Отношения в коллективе были нормальными, результат радовал. Но это уже история.

— Как вы оцениваете назначение Вергейчика директором клуба?

— Это не мой вопрос.

— Так, может, в нем и раньше менеджерские способности проглядывались…

— Мы в последнее время с Юрой не общаемся. Не могу сказать — его это или нет. Может, Вергейчик и бухгалтером был бы хорошим.

— Видели, как играет Кирилл Вергейчик?

— Я сказал когда-то Юре: «Если Кирилл не будет валять дурака, станет играть в хороший футбол». А у парня началось — то задняя болит, то еще что-то… Он — не отец. Тот стремился. Не знаю, может, Кирилл повзрослеет, все наладится. Должен, думаю, он играть — потенциала хватает даже на выступление заграницей. Но когда начинаются обращения к докторам, существует только две перспективы — либо заканчивать с футболом, либо с врачами.

— Но бывают ведь случаи, когда травмы действительно донимают игрока.

— Я считаю, все от головы. Что должно болеть у 18-19-летнего парня? Разве что только голова. У Кирилла есть пример в лице отца. Он особо не блистал, но чего-то добился. Поэтому все зависит только от парня. Тем более Володька Журавель молодым помогает.

Муштамам и «Беларуськалий»

— Солигорск — своеобразный город в плане зрительского интереса. Что скажете на сей счет?

— У арабов есть такое слово «муштамам» — это значит «очень плохо». Людей в Солигорске не понять. Ведем 2:0, есть результат — кричат: «Давайте игру!» Играем вничью — кричат: «Где голы!» И непонятно, чего они хотят… Да и посещаемость, несмотря на стабильность команды, слабенькая.

— А почему?

— Люди-то неплохие. Просто контингент собран со всего Союза. Чего хочется жителям Солигорска, они, кажется, сами не знают. Ну, вот сейчас команда занимает второе место, болельщики кричат: «Сколько можно? Давайте первое!» В европейских чемпионатах команды становятся вторыми и радуются. В Солигорске хотят групповой этап Лиги Чемпионов? Так надо еще пару разрезов на «Беларуськалии» открывать… Помню, когда только хоккей в городе появился, как болельщики побежали в ледовый дворец. А сейчас — то же самое, что и с футболом.

— Как, по-вашему, насколько реально «Шахтеру» стать первым?

— Игроки нужны для этого.

— Нынешние не подходят?

— Много ребят в возрасте. Да и не только в этом дело. В каждую линию нужно усиление, резерв. Сам знаешь, какие в белорусских командах начинаются проблемы, когда один игрок выпадает. Потому необходимо предупреждать подобные кризисы грамотной селекцией. А для этого нужны деньги.

— Говорят, у «Беларуськалия» они есть.

— Я не знаю. В эти вопросы никогда не лез.

— Хорошо, давайте о другом. Вы провели несколько матчей в качестве и.о. главного тренера «Шахтера». В том числе и кубковый финал против «Нафтана»…

— Вспоминать не хочется. Я сам виноват.

— В чем?

— С составом ошибся.

— Вы говорили после матча, что были самостоятельны в принятии решений только наполовину…

— Да нет. Я стопроцентно был волен. Никто меня не заставлял. Да, были подсказки. Из хороших побуждений. Говорят, одна голова хорошо, а три лучше. Но бывает наоборот. По итогу все-таки принял самостоятельное решение. Но решение ошибочное. Надо было оборону по-другому спланировать, может, и с вратарем я ошибся…

Мальдивы и снаряды

— Вам случилось поработать в Йемене. Говорят, вас туда попросту направили.

— Должен был ехать в хорошие страны — Мальдивы или Мальта. А тут раз — и неожиданно Йемен, тем более южный. Там работал Валерий Яромко — царство ему небесное. Пообщались, он сказал, что футбол в Йемене ничего. Я поехал… Страна была очень бедной. Люди вместо подписей оставляли отпечаток пальца — писать попросту не умели.

— Что еще помнится?

— Гражданская война. Я приехал за две недели до тех событий. 13 января началась стрельба. Сперва жил в гостинице на острове. Потом в посольство переехал. Хотя разницы никакой. На здании посольства ведь не было транспаранта: «Сюда снаряды не сбрасывать». Да и не помог бы он. Неделю в окопе просидели. Со мной в посольстве жили пара юристов и московский биолог. Они в университете тамошнем преподавали. Веселого ничего не было. Потом нас вывезли. Я чуть поработал в «Динамо» и поехал обратно.

— Работать с клубом «Шамсан».

— Да, сборная провела одну игру, потом был клуб. Жара — «+60». Тяжко было. Год поработал — мне хватило.

— Было в Йемене что-то приятное?

— Было интересно с местными работать. Они прислушивались. В тамошней традиции есть уважение к старшим. Если ты йеменцам сразу понравишься, они тебя будут любить всегда. Не любят, правда, когда их ругают. Йеменцев надо хвалить :). Даже если игрок по мячу попасть не мог, требовалось говорить, что он лучший. Но страна очень бедная, пусть условия для тренировок у нас и были хорошими.

Мафия и техника

— Помните, как защищали Вергейчика после его охоты за судьей в матче с «Минском»?

— Ну, а как по-другому!? Мы ж были в одной упряжке. Было бы смешно, если бы я потом говорил Вергейчику: «Чего ты разбегался тут!?» Хотя ругаться с судьями — это то же самое, что биться головой о стену. Это ж мафия.

— Вы до сих пор так считаете?

— Почему «до сих пор»? Она была, есть и будет! Вот ты готовишь команду к игре, не спишь, обдумываешь состав, гадаешь что-то, беспокоишься. А потом рефери убивает тебя одним свистком, назначая пенальти на 90-й минуте. И зачем, спрашивается, тренироваться, не спать, думать, гадать и беспокоиться? Все насмарку. Назавтра руководство говорит тебе: «Спасибо, товарищ. Иди гуляй!» А рефери продолжает судить.

— Есть у вас любимые судьи?

— Никогда в жизни… Я уважал тех судей, которые умели технично сплавить. Найдет незаметный момент, свистнет аккуратно — и все. Говорят, техника — признак ума. А у нас как сейчас? Взял свисток и пошел карточки раздавать — народ на трибунах заведенный, скамейки запасных бушуют… Вот возьми Жука — тот техничным рефери был.

— Сплавлял ваши команды?

— У него спросите :).

Паспорт и Милевский

— Будучи уроженцем Украины и долго прожив в Беларуси, кем вы себя сейчас ощущаете — украинцем или белорусом?

— Я ощущаю себя человеком. Для меня разницы в национальностях нет. Не зря теперь в паспортах отсутствует соответствующая графа. Мы на «Содружестве» встретились с Мунтяном, с которым вместе играли в киевском «Динамо». Он мне говорит: «Толя, ты белорус!?» А отвечаю: «Вот тебе мой паспорт. Там написано — гражданин РБ».

— Продолжаете следить за украинским чемпионатом?

— Только за премьер-лигой. И то сопереживать там некому. Вон «Динамо» — одни легионеры. За кого болеть? «Шахтеру» даже симпатизируешь больше — там ребята в обороне украинские играют. Нет духа былого, понимаешь. Ну, Шовковский в «Динамо» играет…

— Милевский по паспорту украинец…

— А что Милевский? Парень одаренный, но по жизни… Суркис его любит, вот и держит в команде. Другой бы уже «закопал» давно. Еще год-два — и Милевскому дадут пустой листочек вместо контракта. Жизнь быстро проходит. Тем более в футболе. А Артем, видно, думал, что ему все будут постоянно прощать.

— В последнее время белорусское представительство в Украине численно уменьшилось. Как вам кажется, почему?

— Значит, уровень не тот. Снизился он за последнее время. Это ж как в школе. В одной ты отличник, перешел в другую — еле-еле на троечку выходишь. Все от уровня зависит, недотягивают белорусские ребята пока.

Лыжня и дубль

— После датского Евро юношескому, а впоследствии и молодежному футболу Беларуси, сулили долгий спад…

— Так мог говорить только человек, который вообще далек от футбола. Конечно, все может быть, но отрицать факт наличия у нас талантов неправильно. Перспективных ребят хватает. Я вот посещаю много юношеских игр. Прихожу на стадион, стараясь остаться незамеченным. А то, если кто-то увидит, начнутся разговоры — у нас же все во всем разбираются. Это уже не просмотр. Лучше одному в сторонке.

Так вот — с ребятами нужно работать. Той же будущей «молодежке» требуется больше игровой практики. Есть у команды Вергеенко варианты по спаррингам. Пока предлагают, надо соглашаться. А-то зима — это что? Повезло, что сыграли на «Содружестве»… Ну, а в остальном… Что нам ребят просматривать на лыжне или в хоккейной коробке? Команда, если брать по людям, многообещающая. Правда, в прошлом году только Теплова и Анюкевича подводили к основе. Если все ребята заиграют на более высоком уровне, нам, тренерам, будет легче. А дубли, в которых сейчас задействовано большинство сборников, — это ведь просмотровая площадка главных команд клубов. Год-два прошли — появляется партия новых игроков.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Источник: goals.by


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев