×
Спасибо, я уже с вами
Владимир Бессонов: "Отними у меня футбол, и я задохнусь…"

Владимир Бессонов: "Отними у меня футбол, и я задохнусь…"

5 марта 2012, понедельник. 11:062012-03-05T11:06:03+02:00

Владимир Бессонов не однажды до слез огорчал английских "фанов", итальянских "тиффози", испанских "инчас" и бразильскую "торсиду", но неизменно радовал родных "вболівальників". Его смело можно назвать честью и совестью советского футбола. Прославленный защитник киевского "Динамо" и сборной СССР, один из лучших защитников мира, многолетний капитан киевского "Динамо" отмечает сегодня свой 54-й день рождения. Поздравляем!

Миллионы болельщиков, прозвавших его Бесом, помнят блестящую Володину игру, а нынешняя молодежь знает Владимира Владимировича как отца знаменитой художественной гимнастки Анны Бессоновой.

...В 1991 году в затерянной на юго-западе Мексики Гвадалахаре за столиком в открытом кафе сидели украинские артисты. Подошедший к ним официант услышал слово "Киев", поднял глаза к небу и, отчаянно жестикулируя, воскликнул: "Бессонов - фанта-а-астико!".

"ЧАЩЕ МЕНЯ ПО НОГАМ БИЛИ - ИГРАЛ СО ШРАМАМИ, ДАЖЕ С ПЕРЕЛОМОМ"

- Я помню, Володя, что начинали вы свою карьеру нападающим, - в Тунисе в финале чемпионата мира 1977 года среди молодежных команд аж два гола забили...

- Там проходили первые подобные соревнования, и наша команда, сформировавшаяся буквально накануне, стала чемпионом мира. Ее, в общем-то, никто не готовил - тренера Коршунова заменили незадолго до отъезда в Тунис. Я в молодежку тоже попал случайно, прямиком из дубля киевского "Динамо" - не участвовал даже ни в одном из отборочных матчей. Сергею Михайловичу Мосягину, как говорится, с чистого листа удалось собрать сплоченный коллектив, выступивший очень достойно. Кубок нам вручал лично Жоао Авеланж, а капитаном команды был Андрей Баль, с которым потом мы продолжили футбольную карьеру в киевском "Динамо".

- С подачи Валерия Васильевича Лобановского вас стали называть универсалом - в прессе это слово неизменно стояло рядом с фамилией Бессонов. Зрители особенно любили вас за то, что в футболе вы могли практически все - сыграть как в защите, так и в полузащите, нападении, причем одинаково надежно, успешно...

- Современный футбол не стоит на месте, он движется вперед и требует от игроков универсализма. Если каждый из них взаимозаменяем, победить такую команду непросто.

...Мы с Лобановским часто говорили о том, где использовать меня сегодня, а где завтра. Журналисты Валерия Васильевича не жаловали, много критиковали, и мы обсуждали с ним каждую статью - он спрашивал, как я, капитан "Динамо", отношусь к той или иной публикации.

Да, Лобановского упрекали, что в моем лице он убил великого форварда... На что я отвечал: если могу быть полезным на любом месте, значит, мое мастерство выше, чем у того, кто способен делать что-то одно. Поэтому у нас с Васильичем была договоренность: где надо, там и буду играть...

- Но душа-то больше лежала к атаке?

- Нет, не могу так сказать - и к обороне тоже. Мог быть и крайним защитником, и центральным: главное - приносить пользу команде.

- Покойный Котэ Махарадзе, с которым мы много лет дружили, рассказывал мне, что после "молодежного" чемпионата 1977 года главный тренер сборной Аргентины Луис Сесар Менотти сказал, что самый блестящий футболист из всех, кого он увидел в Тунисе, - бесспорно, Бессонов, и очень жаль, что такой парень затеряется где-то в дебрях советского клубного футбола. Такое действительно могло произойти?

- Судить надо по результату, а в футболе я достиг всего, чего хотел. Огромное спасибо ребятам, которые помогли мне это сделать, - в одиночку я бы ничего не смог. Все победы - на счету коллектива, и естественно, я особенно благодарен Валерию Васильевичу...

Мечты сбылись: я неоднократно становился чемпионом СССР, выигрывал Кубок Союза, был вице-чемпионом Европы и призером Олимпиады... Нет, не думаю, что я затерялся.

- Тем не менее вы больше других страдали от травм...

- Да, их действительно было много. Наверное, это результат моей отдачи на поле. Ну не мог я пропустить мяч, думая о своей безопасности, - играл только на максимальный результат.

- Не было страшно, когда ноги соперников метили в вашу голову?

- Нет. Не может такого быть, чтобы у футболиста что-то не болело. Чаще, кстати, по ногам били - играл со шрамами, даже с переломом...

- Переживали, когда из-за травмы не выходили на поле?

- А как же! Я очень часто выступал за сборную СССР и, если бы не травмы, мог бы дотянуть счет таких игр до сотни. Было обидно, например, пропустить финальный матч первенства Европы 1988 года, и в матче на Суперкубок с румынской "Стяуа" не участвовал по той же причине. Но все равно я был рядом с командой...

- Надо же, какая печальная закономерность: как только вы пропускали игру из-за травмы, наши ребята проигрывали. Вы тоже это заметили?

- Ну, я бы так не сказал - в футбол вся команда играет... Жалко, конечно, что не выигрывали, но не знаю, насколько результат встречи зависел от моего участия. Кстати, сидящие на скамейке, на трибуне - тоже часть коллектива, поэтому нельзя говорить, что 11 человек на поле играют, а запасные - нет...

"КОГДА ЗАХОДИЛ ЛОБАНОВСКИЙ, У НАС ПОД МЫШКАМИ ТЕКЛО"

- Вы, Бережной, Хапсалис, Бойко, Лозинский, Балтача пришли на смену костяку команды, которая в1975 году выиграла все, что можно. "Старики", по их собственному признанию, были очень сплоченным коллективом на поле, но за его пределами отнюдь не являлись одним целым. А ваше поколение игроков конца 70-х - середины 80-х годов в жизни дружило или, отыграв, вы тоже разбегались по своим компаниям и общались по двое-трое?

- Не знаю, находили ли игроки 75-го общий язык по жизни, - я в то время был совсем молодым парнем и не вникал в их отношения "вне игры", но, поверьте мне, на футбольном поле это был настоящий коллектив! Что же касается нашего поколения, то мы часто все вместе отдыхали с женами и детьми, выезжали на природу... Когда собирались, у нас находились общие интересы и разговоры.

- Интересно, каково взрослым мужчинам - 25-30-летним, женатым, имеющим детей - подолгу находиться без семей на базе, к тому же отнюдь не такой шикарной, как нынешняя. Скромные комнаты на двух человек, каждый день монотонные тренировки, круглыми сутками одни и те же лица - из года в год. Неужели не накапливалась психологическая усталость?

- Еще как - говорю честно и откровенно. База надоедала особенно, но если уж ты подчинил себя профессиональному спорту, должен отдать ему все. Ну что толку ныть: хочу к жене, соскучился по дому, давно не видел детей? Работа есть работа.

- Как вы считаете, правильно ли было запирать спортсменов на базе? Может, пускай бы жили дома, как на Западе?

- У каждого тренера свои взгляды на подготовку команды. У Лобановского были такие...

- Валерий Васильевич, был очень тонким психологом и мудрым человеком. В отличие от других тренеров он не всегда шел на прямой контакт с футболистами. Видимо, иногда было достаточно намека, жеста, взгляда. Какие установки давал вам Лобановский, что и как говорил в те минуты, когда решалась судьба то ли матча, то ли турнира в целом?

- Мы всегда ждали, когда зайдет Валерий Васильевич. Первые его слова были о сопернике - с кем играем, как следует действовать. У нас, честно говоря, под мышками текло - можно сказать, мы уже разминались. По мимике и жестам Васильича сразу было ясно, чего он от тебя в данный момент хочет.

- Он был человеком с юмором?

- Да, безусловно. Шутки, подначки - неотъемлемая часть нашей жизни. Нельзя 300 дней в году находиться на базе, вне дома, и быть зацикленным только на футболе - иначе, как говорят, крыша поедет. Естественно, были и розыгрыши, и подколки, спорили на футболки, на майки...

- Какие шутки Лобановский позволял себе в адрес футболистов?

- Их было много, но сейчас, как назло, ни одной не вспомню...

- А ребята могли над ним подшутить или такого и в мыслях не допускалось?

- Ну почему же, случалось и это...

- Он был обидчив?

- Он был справедлив, никогда не обижался по-настоящему. Я вообще не понимаю, как игрокам и тренеру можно друг на друга дуться? Мужики всегда могут поговорить открыто и решить любой вопрос или назревающий конфликт.

"НАМ ГОВОРИЛИ: "ПОКА У ВАС БУДЕТ КРАСНЫЙ ФЛАЖОК (ФЛАГ СССР), ДАЛЬШЕ ОПРЕДЕЛЕННОГО БАРЬЕРА НИКТО ВАС НЕ ПУСТИТ"

- В истории киевского "Динамо" в те годы бывали моменты, когда очень важные результаты буквально висели на волоске. Чего только стоил финал Кубка СССР 1987 года! Проигрывая минскому "Динамо" со счетом 3:1, вы смогли свести основное время к ничьей - 3:3. И вот дополнительное время. Перед этими решающими минутами Лобановский подходил к вам - обессилевшим, лежащим прямо на поле, разминающимся - и каждому что-то говорил. Вы не помните что?

- Помню, что сил уже не было ни у соперников, ни у нас... В финал вообще слабые не выходят, а минчане были для нас особенно неудобными. Лобановский говорил: "У вас еще есть резервы, загляните в себя, извлеките их, выплесните - и мы победим". Естественно, каждый так и сделал, хотя думал: все, больше не могу...

- Игроки на поле друг друга подзадоривали?

- Бывало, что сил уже нет - причем не только физических, но и моральных, - накапливалась дикая усталость. Конечно, переговаривались: "Андрюша, ну-у, немного осталось!", "Давай, Леша, родной, еще чуть-чуть!". Естественно, это бодрило. Дружный коллектив трудно сломать...

- Вы были очень техничны, а против таких игроков, как правило, чаще всего нарушают правила. Защитники чужих команд с вами не церемонились. Удары шли куда угодно - в ногу, в грудь, в голову, - лишь бы отобрать у вас мяч. Вы обижались на этих людей?

- (Пауза). Не на всех...

- А извинялся ли кто-нибудь из костоломов за причиненную вам травму?

- Есть футболисты, которые по-другому играть просто не могут - только в кость...

- Никулин, Новиков и Бубнов из московского "Динамо" этим особенно славились...

- Поэтому и дали им кличку Автогены, но футбол есть футбол, это контактный вид спорта. Я никогда на них не обижался, потому что и сам делал так же: немножко не успеешь - и попадаешь в чью-то ногу...

- Олег Блохин рассказывал, как игрок ташкентского "Пахтакора" Мустафа Белялов однажды плюнул ему в лицо, да так, чтобы не видел судья. А вы на поле с подобной подлостью сталкивались?

- Очень часто, особенно в зарубежных матчах. Не помню, чтобы со мной так поступали у нас.

- Неужели в лицо плевали?

- Сколько угодно. И локтем в нос получал... Но, понимаете... Я выходил на поле делать свое дело и должен был выполнять установку тренера, а не заниматься разборками.

- У вас были крепкие нервы?

- Да, на провокации не поддавался. За всю карьеру меня только один раз выгнали с поля - на чемпионате мира в Италии, когда мы играли со сборной Аргентины.

- Против кого был фол?

- Против Каниджи. Я не то чтобы позволил грубость, а просто его придержал. Так получилось, что тогда только "Фэйр плей" ввели...

- Вспомним чемпионат мира 1982 года в Испании - миллионы болельщиков огромной советской страны с замиранием сердца сидели у экранов телевизоров. Первый матч: сборная СССР - сборная Бразилии. Непостижимый гол Баля метров с 35-ти - ликование, салюты (еще в те годы!)...

Судья судил в одни ворота, это понятно, но вы держались, и еще за 15 минут до финального свистка счет был 1:0 в нашу пользу. Увы, в конце концов Сократес и Эдер лишили нас радости, а весь мир - сенсации... Что вы чувствовали, когда вот-вот должна была завершиться такая игра: "Эх, продержаться бы эти 15 минут!" или "А может, еще хоть один мяч забить?".

- Сразу хочу сказать, что этот матч мы играли не 90 минут, а 80...

- ???

- В то время у нас фактически было пять тренеров: Бесков, Лобановский, Ахалкаци, Федотов и Логофет. Подготовку вел Константин Иванович Бесков - великий, я считаю, тренер. Мы были готовы тактически, морально, психологически, а вот физически нет... Физподготовки нам не хватило...

А что касается необъективного судейства, приведу пример. Я участник трех чемпионатов мира - в Испании, Мексике и Италии. Так вот, судей отправляли домой именно после матчей с нашим участием - в других они почему-то не ошибались. Когда играли с Бразилией, так произошло с Ламо Кастильо. А матч с Аргентиной, когда Марадона рукой выбивал мяч из своих ворот...

- ...Божьей рукой?

- Да, Божьей рукой... Прокол случился и во встрече с бельгийцами в 1986 году...

- Это вообще была трагедия - блестящая сборная, практически полностью после выигранного Кубка кубков состоявшая из киевлян, шла на таком подъеме...

- Увы, ошибка судьи испортила все. Едва закончился матч, прямо на поле у нас состоялся непростой разговор с Лобановским. Естественно, он предъявил мне претензии - я играл заднего защитника...

Был офсайд, арбитр поднял флажок, потом его опустил... Видеозаписи мы еще не видели, эмоции бушевали...

Потом, когда нервы уже успокоились, мы с Лобановским посидели, все обсудили, пожали друг другу руки и разошлись. На видеозаписи была явно видна ошибка судьи...

- Тот матч закончился поражением сборной СССР со счетом 4:3. Эксперты считали, что команда дойти дойти до финала и даже победить...

- Да, после первых сражений с Венгрией и Францией нас уже прочили в чемпионы мира, хотя в то же время говорили: "Пока у вас будет красный флажок (флаг СССР), дальше определенного барьера вас никто не пустит". Вот судьи и ставили нам заслоны...

- Многие специалисты говорят, что менталитет советских (а сейчас украинских) футболистов очень отличается от менталитета их западных коллег и что именно из-за отсутствия психологии победителя спортсмены СССР не могли выиграть решающие мировые соревнования. Вы с этим согласны?

- В какой-то степени... Смотрите, наши юноши выигрывают, даже сейчас. И молодежная сборная Украины, которую тренирует Павел Яковенко, и ребята Виктора Кащея удачно играют. Хотя... молодежный футбол относительно бесконтактный, а вот к взрослому - жесткому, контактному - мы, видимо, еще не готовы...

- Почему?

- Надо быстрее обрабатывать мяч, мыслить, прыгать, бежать. Все нужно делать быстрее, а мы чуть-чуть не успеваем. Скорость надо воспитывать с детства...

- А вы помните свои ощущения, когда выходите на поле, а ваши соперники - сборная Бразилии с Сократесом, Зико и Фалькао или сборная Аргентины с Марадоной и Каниджей? Была ли какая-то боязнь: дескать, куда нам с этими ребятами тягаться?

- Ничего подобного. Как по мне, любого соперника надо уважать: я выходил на поле побеждать и выполнять установку тренера. Я отдавал все силы независимо от того, кто противник - "Кайрат", "Спартак" или сборная Франции...

Нет, даже робости не было. Я играл и против Марадоны, и против Зико. В 80-м году на 30-летии крупнейшего футбольного стадиона мира "Маракана" в Рио-де-Жанейро мы победили сборную Бразилии со счетом 2:1... Тогда у бразильцев играл звездный состав, но мы оказались сильнее. Значит, можем?! Нет, если перед соперником робеть, его ни за что не обыграешь.

- Как вы считаете, игроки вашего поколения (наиболее яркие звезды) могли вписаться в лучшие западные клубы того времени?

- Вне всякого сомнения.

"Я, БАЛЬ И ДЕМЬЯНЕНКО БЫЛИ КАК ОДНО ЦЕЛОЕ"

- Сожалеете о том, что в расцвете сил вам не удалось поиграть на Западе?

- Конечно. Хотелось проверить себя. Здесь я свой уровень знал, а вот там бы еще... Многие ребята уехали в 90-м году, хотя практически никому, по большому счету, не удалось закрепиться в команде и стать ее лидером, таким, как сейчас Андрей Шевченко в "Милане".

- А вы помните, как уезжал Заваров, с какой помпой его провожали? Еще бы, "Ювентус", контракт на шесть миллионов долларов! Почему ему не удалось блеснуть? Менталитет не тот?

- Если честно, мне сложно ответить. Лучше этот вопрос Саше задать - он знает ситуацию изнутри. Наверное, такой была наша готовность - и психологическая, и техническая... Не думаю, что Заваров был слабее игравших за "Ювентус" футболистов, просто там обстановка другая. Влияет все - и чужбина, и то, что от легионера требуют гораздо больше, чем от своего...

- Вам в свое время предлагали контракты? Были конкретные разговоры об этом, когда вы приезжали на Запад? Ну, например, кто-нибудь подходил и тихонечко говорил: "Володя, если бы ты переехал сюда, ты бы имел то-то и то-то..."?

- Как-то мы играли в Лозанне, и на приеме в Олимпийском комитете у Хуана Антонио Самаранча один человек из сборной Швейцарии, которого я персонально опекал на поле, сказал мне: "Оставайся...".

- Вы решили, что это провокация?

- Нет, ничего такого я не подумал - отказался, и все... Как это остаться - вы что?

- Вы были советским человеком до мозга костей? Наверняка членом партии?

- Да, комсомольцем, а потом - коммунистом...

- ...и капитаном "Динамо". Кстати, капитана выбирали или назначали?

- Это выборная должность, проводилось тайное голосование. В 80-м году, когда в команде еще были Колотов, Веремеев, Коньков, Буряк и Блохин, мне доверили капитанскую повязку, что стало для меня огромным потрясением...

- Как вы считаете, почему именно вам?

- Не знаю... Может, потому, что тогда, в 80-м, только я был в сборной Союза.

Перед выборами, как сейчас помню, на сборах в Ужгороде, созвали собрание. Среди кандидатов в капитаны - Колотов, Блохин, Веремеев, Коньков, но большинство проголосовало за меня, за что я по сей день очень всем благодарен. После этого у меня повысилась ответственность на поле и требования - прежде всего к себе.

- Были в команде любимчики, которым все сходило с рук по причине веселого нрава или хорошего характера?

- Андрей Баль -душа-человек...

- И многое ему прощалось?

- В жизни - да, а вот на поле - ничего: там, будь любезен, выкладывайся по полной программе.

- С кем вы особенно дружили?

- Со всеми ребятами. 10 лет я прожил в одной комнате с Андреем Балем. Он да еще Толик Демьяненко - мы трое были как одно целое.

- Легко ли вы выдерживали нагрузки, которые давал Лобановский?

- Любая нагрузка требует упорства и терпения. Нужно отложить в голове, что ты должен готовить себя к победе. Чтобы выиграть, надо себя хорошо настроить. Если же появляется мысль, как бы соскочить, потом будет еще труднее.

- Каждый футболист "Динамо" был сложившейся личностью, звездой в полном смысле этого слова. Проявлялась ли звездность по отношению к товарищам по команде?

- Нет, наверное...

- Неужели не помните случаев, чтобы кого-то, так сказать, зазвездило и он начал качать свои права, говорить: мол, я лучше всех?

- Конкретные фамилии не назову, но у некоторых такие завихрения были...

- И как вы с такими справлялись?

- Просто не обращали на них внимания, не общались... Рано или поздно человек сам понимал, что надо как-то существовать в коллективе, иначе тебя просто отметут за неправильное поведение.

- Ваши товарищи говорят, что, выходя на поле, все вы бились до последней минуты не ради каких-то материальных благ, а за честь клуба, герб Советского Союза на груди. Неужели совсем не возникало меркантильных побуждений, не хотелось чего-то побольше, получше? Знаете ли вы футболистов, которые шли к тренеру и говорили: мол, я живу в двухкомнатной квартире, а хочу трехкомнатную, иначе не буду играть?

- Что вы - это было исключено. Зайти к такому тренеру, как Валерий Васильевич, и что-то у него требовать?.. Его вообще не нужно было просить - сам вызывал и предлагал.

...Мне было 19 лет, когда в 1977 году я впервые стал чемпионом Союза. Ребята советовали: "Пойди к Васильичу на собеседование, попроси квартиру, машину...". Я был еще холост, обитал в общежитии, но как пойти? Так и не решился просить.

- Само пришло?

- Через пару лет Валерий Васильевич подозвал меня и сказал: "Иди получать ордер на однокомнатную квартиру". Он видел, кто действительно заработал, кто отдается на 100 процентов, а кто себя экономит. Были, конечно, ребята, которых приглашали в клуб за какие-то заслуги: им выделяли квартиру и обеспечивали некий уровень социальных условий. Но если они не играли как следует, приходилось уходить...

- Вы наверняка знали, какие материальные блага получают ваши коллеги в ведущих западных клубах, которые вы обыгрывали. Не закрадывалась ли мысль о несправедливости? Обсуждали это между собой футболисты?

- А как же! О том, сколько и что получают коллеги на Западе, мы знали не из газет, но... Жили-то здесь... Я понимал, что не могу считать себя бедным по сравнению с болеющими за нас соотечественниками, поэтому просить большего мне было неловко, да и не нужно...

- Интересно, а вы ощущали себя героем, народным любимцем? Чувствовали свой звездный статус?

- Только уважение болельщиков. Да, меня узнавали, просили автографы. Не скрою - это приятно... Главное - не отталкивать людей, а уделить им какое-то внимание...

Как-то сын взял мою машину и уехал по своим делам в университет. Пришлось добираться на городском транспорте. Столько лет прошло, думал, меня уже не узнают, но только зашел в вагон с сумкой, спрашивают: "Владимир, а почему на метро?". Мне так приятно стало, что не забыли. Отвечаю: пришло, дескать, время быть ближе к людям.

"ФУТБОЛ НИКОГДА НЕ НАДОЕСТ, ДЛЯ МЕНЯ ОН - КАК КИСЛОРОД. ОТНИМИ - И Я ЗАДОХНУСЬ"

- Володя, а когда сейчас вы выходите на поле, получаете удовольствие от игры?

- Да, ну конечно!

- Не надоело?

- Футбол никогда не надоест, для меня он...

- ...наркотик?

- ...кислород. Отними у меня футбол - и я задохнусь.

- Как капитан команды вы решали с тренерами серьезные, глобальные вопросы или это была скорее номинальная должность?

- Решали. В мою бытность капитаном Валерий Васильевич очень часто меня вызывал.

- Вам приходилось вступаться за ребят, нарушивших спортивный режим, просить тренеров не наказывать их?

- Бывало....

- Кого это касалось?

- В последнее время - Сергея Юрана. За нарушение режима его даже сдали в спортроту...

- Там, наверное, было не сладко?

- Конечно, нагружали по максимальной программе. Поэтому я, Андрей Баль и Толик Демьяненко пошли к Валерию Васильевичу и попросили Сергея вернуть. Лобановский согласился, но сказал, что теперь за Юрана отвечаем мы, а не он.

- И как вы за него отвечали?

- По-всякому. Парень потом чемпионом Советского Союза стал, одним из ведущих игроков. А когда динамовцы начали потихоньку уезжать в зарубежные клубы, он выбился в лидеры.

- Но ведь были же и загульные ребята, которых вы не смогли уберечь от отчисления?

- В качестве примера могу привести Сашу Бережного...

- Наверняка и Думанского...

- Да, и Ярослава...

- А что произошло с Бережным - он ведь был талантливым футболистом?

- В то время одним из ярчайших. Молодой парень попал в основной состав киевского "Динамо" 1976-1978 годов, хотя говорили, что ему еще рано в такой команде играть. Он менял Матвиенко, Трошкина... Тоже был универсальный игрок...

- Что же случилось?

- Как говорится, психологический срыв. Пропал на несколько дней. В то время в Киеве реконструировали Центральный стадион, и матч с московским "Динамо" мы проводили во Львове. Саша придумал, что у него разбился отец, а оказалось, что все по-другому...

Потом Валерий Васильевич сказал: "Бережной обиделся на коллектив и уходит". Все его уговаривали остаться, но... не уговорили. Он перебрался в "Таврию", и мы знаем, чем все закончилось... Там была очень крупная авария, много погибших, в том числе футболистов...

- Где он сейчас? Вы не поддерживаете отношения?

- Когда я был главным тренером ЦСКА, он работал в детской спортивной школе этого клуба. Потом я уехал в Туркмению и больше ничего сказать о нем не могу...

- Володя, к окончанию карьеры вы были более-менее обеспеченным человеком или все-таки не повредило, если бы несколько лет поиграли на Западе?

- Точно не повредило бы, потому что, когда произошла девальвация, в один момент я стал нищим. А ведь у меня были квартира, машина, дача и деньги на сберкнижке, отложенные на старость...

- Что вы тогда почувствовали?

- Отчаяние... Опять надо было начинать играть в футбол, чтобы заработать на жизнь...

- И вы поехали в Израиль?

- На месяц... Ноги все равно развернуться не дали - столько травм накопилось... Так ничего и не заработал, просто побыл за границей. Ну не удалось мне уехать, что сделаешь! Каждому свое...

Через некоторое время меня пригласили тренером в дубль "Динамо". Потом, когда уже не было дублей, Пузач, Колотов и я работали с основным составом...

Спасибо клубу "Динамо" и Валерию Васильевичу Лобановскому, которые за заслуги подарили мне "мерседес".

- Трогательно...

- Я этот автомобиль только в музей отдам...

"СУПРУГУ Я ЗАМЕТИЛ, КОГДА ЕЙ БЫЛО 12 ЛЕТ"

- Многие игроки киевского "Динамо" женились на художественных гимнастках: Блохин, Буряк, вы, Хапсалис, Хлус, Олифиренко, Бережной, по-моему, тоже... Отчасти это объясняется тем, что в Новогорске на базе сборной Союза по футболу параллельно с вами готовились и "художницы". Естественно, завязывались какие-то отношения, перераставшие в романы, игрались свадьбы. Когда вы со своей будущей супругой познакомились?

- Когда ей было... 12 лет. Правда, мы еще не были с ней знакомы, но я ее заметил. Жена Саши Хапсалиса Гаяне работала в школе Дерюгиных, тренировала девочек. Мы с Александром ходили встречать ее с работы и видели "художниц". А потом мы с моей Викой просто познакомились - естественно, в Новогорске. Девчонки там по полгода сидели, мы тоже часто приезжали.

Обычно после своей тренировки мы из душа заходили в зал и смотрели на "художниц" - они там целыми днями свои упражнения репетировали...

- Девочки все красивые, фигуристые...

- (Мечтательно). Да-а-а...

- А вы - полубоги...

- Да-а-а! (Улыбается). Вечером - ужин. И один телефон, возле которого, поев, собираются все. Мы были иногородними, сидели и ждали, кому позвонят...

- И слушали разговоры друг друга?

- Конечно, а в ожидании общались. Так мы с супругой познакомились, полюбили друг друга и через два года после свадьбы Блохина поженились. Именно там разглядели один другого поближе - целый вечер протанцевали...

- Виктория была ведь чемпионкой мира?

- Да, в групповых упражнениях - в 1979 году в Лондоне.

- В одном из интервью вы сказали, что вам очень повезло с супругой. В тяжелые моменты, когда одолевали травмы и нужна была чисто человеческая поддержка и помощь, она это с блеском делала и спасала от многих неприятных житейских ситуаций...

- Так и было.

- А как вам удалось воспитать таких прекрасных детей? Сын ведь, насколько я знаю, тоже одно время был футболистом?

- Как удалось? Благодаря жене. Меня практически не было дома, я ездил на сборы и матчи, а дети росли. Виктория начала заниматься Аней, едва дочке исполнилось три-четыре года. Саня был постарше, ходил в детскую спортивную школу "Динамо".

- Хорошо играл?

- Нет (смеется), поэтому я сказал ему: "Если не дано быть футболистом, надо попробовать себя в индивидуальных видах спорта".

- Вы справедливый отец!

- В общем, мы перешли на теннис. У него неплохо получалось, но стартовать с нуля оказалось поздно - Сане было уже 12 лет. Хотя два года он проучился в детской Международной академии Бругейра в Барселоне - теперь вот языками владеет... Получил диплом Института физкультуры, на следующий год окончит и американский вуз - Висконсинский университет...

- Вашу дочь Аню знает весь мир - она одна из лучших гимнасток планеты. Когда вы видели ее выступления в зале или возле телевизора, переживали?

- (Эмоционально). Очень! Это как на футбольном поле: лучше играть, чем сидеть на скамье или трибуне, - эмоции были такие, что аж дергался...

"У МАТЕРИ И ОТЦА НЕ БЫЛО ДЕНЕГ... В ОБЩЕМ, В ТАШКЕНТЕ Я УКРАЛ БУТСЫ"

- В прежние, советские годы существовало противостояние киевского и московского футбола - динамовского и спартаковского. Но за пределами поля вы ведь с непримиримыми соперниками дружили?

- И до сих пор дружим. Это хорошие, порядочные ребята, просто ажиотаж вокруг "Спартака" и "Динамо" искусственно подогревался. Особенно старались болельщики - ездили на все игры, ожесточенно между собой дрались. Тогда впервые появились фанаты, да и пресса старалась. Все требовали от нас побед, на уровне ЦК говорили: как это спартаковцев не одолеть?!

- А ведь приходилось проигрывать "Спартаку" даже на родном поле, причем с провальным, счетом 0:3...

- Да всяко бывало. И мы их в Москве обыгрывали, и они нас - в Киеве. Тем не менее киевское "Динамо" уже навсегда осталось флагманом советского футбола. Мы 13 раз чемпионы, а они только 12...

- Володя, на вашей памяти много договорных матчей?

- Я не хотел бы затрагивать эту тему. Ну, скажем, матч со "Спартаком", когда мы с ними сыграли вничью...

- ...можно назвать договорным?

- Наоборот, никто бы не сказал, что договорились. Зато любой ничейный результат с украинским клубом - ага, все понятно... На поле идет битва, но счет 1:1, и тут же делаются выводы... А если "Динамо" победило на выезде, значит, местные сдали игру. Ну что это за разговоры?!

- Вы не можете не помнить 1982 год, когда киевское "Динамо" имело реальный шанс в третий раз подряд стать чемпионом Союза, но в двух последних матчах на выезде минское "Динамо" выиграло и у "Спартака", и у московских одноклубников (причем у последних со счетом 7:0)...

- Да крупный был счет... А мы поехали в Ереван и Тбилиси и тоже там выиграли (у тбилисцев - 5:1).

- Игры минского "Динамо" с двумя московскими командами язык не поворачивается назвать не договорными...

- Все правильно, Москва не хотела, чтобы киевское "Динамо" стало чемпионом в очередной раз. Решили, пусть уж лучше минчане - в первый...

- Можно ли, на ваш взгляд, соотнести уровни советского футбола середины 80-х годов и сегодняшнего - в западных странах, где этот вид спорта особенно развит?

- Думаю, советский футбол не уступал ничем, а вот наш сегодняшний... Некоторые грешат на судейство, только давайте разберемся в себе: как играем, как готовим ребят, как к футболу относимся? Судья не там свистнул? Извините, он тоже живой человек, но не судья забивает - это делают игроки...

- Вы относитесь к категории игроков, навсегда ставших символом своей команды. Практически все киевские динамовцы 60-80-х годов, были лидерами, кумирами, на которых люди ходили смотреть и которых боготворили. А кто из одноклубников тех лет, когда вы играли, представляется наиболее выдающимся вам?

- О, многих могу назвать, очень многих! Я с детства помню фамилии: Биба, Медвидь, Соснихин, Мунтян... Это мои кумиры - поколение 66-68-го... А ребята, игравшие в 75-м! Я видел их по телевизору дома, в Харькове, переживал за них, когда сражались за Кубок кубков и Суперкубок, и еще не знал, что через три месяца окажусь, сними рядом...

- Будучи в дубле харьковского "Металлиста" вы ведь не сыграли ни одного матча за основной состав?

- Да, тренировался, но не был заявлен. А все из-за детских проблем: играя за юношескую сборную, на Турнире дружбы в Ташкенте украл бутсы...

- Да вы что?!

- (Вздыхает). У матери и отца не было денег, чтобы экипировать меня как положено. В общем, когда эти бутсы увидел... Эх, все равно украл я футбольную обувку, а не золото или часы...

- И вас дисквалифицировали?

- На год... А потом пригласили в Киев, и мои кумиры стали моими друзьями и наставниками...

- Когда в средине 80-х следующее поколение воспитанников Лобановского добилось выдающихся успехов, вы могли кем-то искренне восхититься: ну дает, ты посмотри, что на поле выделывает?!

- Да, конечно, - Заваровым, Демьяненко, Белановым. К концу 80-х проявился Леша Михайличенко. Их признала Европа, каждый из них был лучшим игроком Советского Союза - этим все сказано...

- Чувствуете ли вы себя сейчас счастливым человеком?

- Да, безусловно. Я уже говорил и еще раз повторю: все мои мечты сбылись. Это что касается футбола. В семейной жизни тоже: у меня прекрасная жена, замечательные дети, есть квартира, машина. Нет, честное слово, грех жаловаться...

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Источник: "Бульвар", ФК "Динамо"


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев