×
Спасибо, я уже с вами
Круглый стол с Пьерлуиджи Коллиной

Круглый стол с Пьерлуиджи Коллиной

20 марта 2012, вторник. 11:492012-03-20T11:49:03+02:00

В Доме футбола прошел очередной пресс-клуб с куратором отечественного судейского корпуса Пьерлуиджи Коллиной. Мы предлагаем вам онлайн-вариант этого мероприятия. Позже ожидайте разбор спорных моментов с Коллиной, подкрепленных видеоматериалами, которые демонстрировались во время круглого стола.

- Хочу поблагодарить исполком ФФУ, который во время последнего заседания единогласно проголосовали за продолжение моего контракта, который истекает 30-го июня текущего года, - сказал прежде всего итальянец. - Признаюсь, это стало сюрпризом. Я доволен таким решением и готовностью выразить мне доверие. Считаю, что была проделана важная работа, но впереди еще много. Надеюсь, что после завершения текущего контракта я смогу продолжить работу и дальше.

Это, наверное, единственное решение, которое за последнее время было принято единогласно на исполкоме ФФУ.

Меня удивляет, когда задается вопрос: а что изменилось? Главное, чтобы те, кто разбирается в футболе и хочет высказывать корректное мнение, видели разницу. А она есть и существенная. В то же время нам есть над чем работать. Мы продолжаем осуществлять обновление, омоложение.

Средний возраст арбитров превышал 40 лет. Это нормально, если думать о настоящем, но нужно думать и о будущем. Сейчас произошло омоложение и средний возраст теперь составляет 35 – 36 лет.

На 24 тур получат назначения три молодых арбитра, которые будут обслуживать матчи с участием лидеров чемпионата.

Когда украинские СМИ говорят об ошибках английских арбитров, например, приводят анализ Грэма Полла. Так вот, когда ошибается английский арбитр, украинские пользователи Интернета пишут, что он был не совсем на высоте. Почему тогда говорят, что ошибки украинских рефери предвзяты?!

Дайте мне доказательства, и я нанесу жесткий удар в этом направлении. Слова не являются доказательством - дайте факты. Если есть коррумпированный человек, то есть и тот, кто его коррумпирует.

- Во время зимнего сбора арбитров вы собеседовали каждого арбитра, уточняли их доходы. Насколько это важно?

- Всегда говорю что я не полицейский, не налоговик, но считаю, важно познакомиться и узнать людей, с которыми я работаю. Мне интересна их жизнь не только на футбольном поле, но и за его пределами. Мы также интересовались тем, женаты они или нет, есть дети или нет.

На прошлой недели мы допустили ошибку, назначили ассистента (Маковей) на матч с участием «Ворсклы», а он раньше играл в составе этой команды. Благодаря СМИ мы узнали о допущенной ошибке и исправили ее.

- Как вы расценили заявление президента «Днепра» Игоря Коломойского о том, что он поднял перчатку брошенную арбитрами?

- Моя работа заключается не в том, чтобы давать оценку подобным заявлениям. Это приоритет дисциплинарных органов и журналистов. Моя обязанность в том, чтобы готовить арбитров, чтобы они соответствовали уровню чемпионата.

Арбитры не кидают вызов, не объявляют войну, они оказывают услугу футболу. Они гарантируют то, что матч сыгран по правилам. Конечно, они могут допускать ошибки.

Я оценил слова Романа Григорчука после матча с «Шахтером», который сказал, что нужно разобраться, а почему его команда так плохо сыграла. Также оценил и ответ Ярославского на вопрос, что он сказал Девичу, который не забил пенальти «Олимпиакосу»? Он сказал, что ничего не говорил, что все нормально.

Так вот, мне бы хотелось, чтобы такие комментарии происходили и по отношению к арбитрам. Они не бросают вызов, а выходят на поле и стараются в силу своих сил хорошо провести игру. Моя работа также заключается в том, чтобы защищать арбитров, но только тогда, когда они заслуживают на это.

Когда я пришел на должность куратора судейского корпуса, Абдула не работал на важных матчах Премьер-лиги. Сейчас Абдула судит важные поединки украинского чемпионата, не только «Динамо» - «Днепр». К примеру, он работал на финале кубка Украины «Динамо» - «Шахтер».

Не я говорю, что Абдула хорошо отработал на игре «Динамо» - «Днепр». Об этом говорят зарубежные специалисты. Поэтому я должен защищать украинских арбитров, когда они судят хорошо.

- Как разделять настоящий расизм от спекуляций на тему расизма, которые в последнее время все чаще имеют место быть в футбольной жизни?

- Не хочу углубляться в конкретные случаи. Это распространенная проблема, с которой нужно бороться и решать. Если кто-то виновен, он должен заплатить за это.

- Раньше вы говорили, что спорные эпизоды по определению офсайда нужно трактовать в пользу атаки. Недавно появилась информация о том, что эти трактовки изменились, и нужно трактовать все в пользу защиты…

- Кто это сказал?

- Они были опубликованы в некоторых СМИ с ссылкой на вас.

- Наверное, необходимо поменять переводчика. Я такого не говорил. Трактовка должна применяться в пользу атаки, она действует уже несколько лет. Согласно ее, ассистентам рекомендуется действовать в пользу атакующей стороны. Эта трактовка существует давно и никто ее не менял.

Хочу показать вам один эпизод («Динамо» - «Арсенал», незасчитанный гол Миколюнаса):

- Несмотря на то, что вы два раза просмотрели этот эпизод, вы уверены, что офсайда не было? Я всегда готов помочь вам и дать трактовку по правилам. В воскресенье в одной из телепередач ведущий сказал, что якобы я заявил арбитрам, что решение арбитра в этом эпизоде правильное. Но написал в трактовке по этому эпизоду следующее: очень сложное решение, но ассистент занял правильную позицию и он сконцентрирован – это идеальные условия, которые позволяют ему принять правильное решение. Разве я написал, что это решение правильное? Нет, я лишь заявил, что ассистент выбрал правильную позицию. Ассистент не может увидеть стоп-кадр в момент передачи, когда мяч отрывается от ноги футболиста. Время, которое потребовалось мячу, чтобы преодолеть один метр, составляет две сотых секунды. То есть ассистент за две сотых секунды должен увидеть мяч, которые летит и уже пролетел метр. В таком случае, есть ли смысл об этом говорить? Это сложная ситуация, в которой ошибка является нормальным явлением, потому что имеет место предел человеческих возможностей. Один эпизод не может решить исход всего матча.

- В весенних списках отсутствуют Деревинский, Ищенко и Родионенко. Первый из-за возрастного ценза, а почему нет двух других?

- Мне жаль Шандора, который был хорошим арбитром, о котором вы, кстати, не вспомнили. Он также закончил работать в силу возраста, как и Деревинский. Двое других были отстранены по решению комитета арбитров. На это повлиял целый ряд критериев: качество арбитража и не только за последний сезон, их перспективы (возраст). Мы решили, что будет справедливо заменить этих арбитров другими.

- Можно еще раз вернуться к матчу «Динамо» - «Арсенал» и голу Миколюнаса, который отменили из-за офсайда? Вы сказали, что в рекомендациях сказано: сомневаешься - не поднимай. Неужели боковой рефери настолько не сомневался в офсайде, что поднял флажок?

- Почему он был убежден, нужно спросить у него, а не у меня, ведь это он был на поле, а не я. Думаю, сыграло свою роль то обстоятельство, что Миколюнас находился впереди защитника, закрывал его. Повторюсь, момент был сложный.

- Вы сказали: "Спросите у арбитра" - но ведь им запретили общаться с прессой. Когда мы изучали ситуацию по Боатенгу и Безусу арбитр оказался даже говорить слышал он слова полузащитника или нет.

- И правильно сделал, он не обязан давать комментарии прессе, только дисциплинарным органам. Если бы арбитр ответил журналистам, это был бы его последний ответ. Сначала он должен ответить на вопросы дисциплинарных органов. Так происходит во всем мире.

- В матче «Динамо» - «Днепр», когда забивал Милевский, Ярмоленко, получивший передачу, также был на грани офсайда. Но теперь рефери занял сторону атакующих. И там и там - в пользу «Динамо», в связи с чем возникают кривотолки.

- Человека должны судить по его способностям, возможностям, качеству работы. Нельзя постоянно говорить, что я высказываю мнение, за которое мне заплатили…

- Хотели бы узнать ваше мнение относительно падения Стринича в штрафной «Динамо»?

- Если арбитры ошибаются, они платят за свою ошибку. Абдула хорошо отсудил матч, и это сказал не я, а люди, которые были на стадионе и разговаривали со мной после матча. Возможно, среди них есть и представители «Днепра».

Мое мнение – Абдула хорошо провел матч, за которым вживую наблюдало около 70 тысяч человек.

Что касается конкретного эпизода – это не моя работа 20 раз просматривать и понять что произошло, но мне пришлось ее сделать, иначе найдутся люди, которые скажут, что эпизод повлиял на исход матча.

Как только Стринич упал на газон, он сразу повернул голову и стал смотреть на судью. Когда я цепляюсь за ступеньку и падаю, я выставляю руки для смягчения удара, но не оглядываюсь назад.

Еще такой момент, если контакт был с правой ногой Стринича, зачем тогда ему поджимать левую?! Если он бежит, то хочет найти опору, но мы видим, что игрок «Днепра» сгибает правую ногу в колене и поджимает ее – это говорит о том, что он решил упасть.

Третье. Если я бегу в каком-то направлении и получаю удар в заднюю ногу, то от удара она должна уйти в сторону. В данном случае правая нога Стринича должна была уйти влево – это закон физики. Но правая нога Стринича просто согнулась, не ушла в сторону.

Я не говорю о симуляции, а говорю о желании упасть. Об этом свидетельствуют странные движения ног: получая удар в правую ногу, он подгибает левую. Если сразу после падения игрока он смотрит на арбитра – это значит, что он знал, что будет падать. Симптомы говорят о том, что Стринич хотел упасть.

Спирин говорил о симуляции, я не хочу об этом говорить. Но когда я слышу – есть контакт, есть нарушение, то в Италии это называется – обман. Если нарушение совершают против меня, а я подпрыгиваю, чтобы избежать его – это все равно нарушение. Нарушение может быть и без контакта. Но и наоборот если Силва дотрагивается до Стринича, но ничего особенного не происходит, то нарушения нет. Это моя версия.

- Получается, что в эпизоде с офсайдами арбитры могли что-то не заметить в силу сложности эпизода, а в этом эпизоде рефери все-все увидел и разобрался до мелочей?

- Также посмотрите на реакцию партнеров Стринича, которые практически не апеллируют к арбитру, не протестуют. Я не буду убеждать вас, я дал вам критерии, которые свидетельствуют о том, что уверенности в пенальти нет. Не думаю, что вы рискнете поставить на 100-процентный пенальти, основываясь на те видеоповторы, которые у нас есть. Когда есть сомнения, пенальти не ставятся.

- Прокомментируйте удаление Шикова в матче «Оболонь» - «Волынь».

- Мне очень жаль, потому что мне кажется, что есть такое у всех желание, найти обязательно какую-то проблему. Жабченко отсудил очень хорошо. Ему пришлось показать две красных карточки. У него хватило смелости показать карточки в обоих случаях, как это предусмотрено правилами. Он не сомневался в своих решениях. Какой интерес игроку падать за пределами штрафной, находясь непосредственно перед воротами? Он выходил один на один с вратарем, для чего ему падать?

Хочу привести в пример нарушение правил со стороны Ракицкого на Олейнике («Шахтер» - «Днепр»), у которого была возможность выйти один на один с вратарем. Это не фол последней надежды, потому что нарушение правил совершено в центре поля, в 40-50 метрах от ворот. Такую позицию нельзя считать очевидной возможностью забить.

- Вы убедили нас в том, что вторая желтая карточка, полученная Инкума за снятие футболки, когда он покидал поле, было ошибочным решением арбитра. В матче «Шахтер» - «Черноморец» похожую желтую карточку показали Дугласу Косте. Как вы ее прокомментируете?

- Это, конечно, было ошибочное решение арбитра.

- В таком случае, учитывая прецедент, который случился с отменой карточки Кравченко, можно ли считать, что и Дугласу Косте будет отменена желтая карточка?

- Если арбитр оценил, что единоборство должно быть оценено как безрассудное действие, что карается желтой карточкой, то невозможно поменять это решение, потому что он расценил его так. Когда выносится предупреждение в тех случаях, когда этого не должно было произойти. Эпизод с Кравченко – особенный, потому что произошло единоборство между Кравченко и Маркоски. Арбитр сразу не вмешался в эпизод, не применил принцип преимущества, поэтому нарушение было расценено как ненаказуемое в тот момент. Игра продолжалась, было совершено второе нарушение, и арбитр остановил матч. Судье пришлось бежать 40 метров назад, он подошел к Маркоски, и увидел, что полтавчанин получил травму. С уверенностью нельзя было сказать, что Йован получил повреждение именно в эпизоде с Кравченко, поэтому выносить ему предупреждение нельзя было. Это не предусмотрено в правилах. Это было причиной, на основании которой было вынесено решение об отмене желтой карточки Кравченко. Если бы арбитр применил жестом принцип преимущества и при первой остановке игры сразу же вынес бы предупреждение Кравченко, то его нельзя было бы отменить.

- Вы нами привели пример Ракицкого, который сбил Олейника в 50 метрах от ворот. Если бы оно произошло в 20 метрах от ворот, это считалось бы фолом последней надежды? Существует определенное расстояние, которое определяет степень нарушения?

- Фиксированного расстояния не существует. Все решает арбитр по ходу встречи, решение принимается на усмотрение арбитра. 50 метров – это точно чересчур. Если бы это случилось в 16 метрах от ворот, тогда все было бы иначе.

- Раз в эпизоде с падением Стринича арбитр не назначил пенальти, значит он должен был показать хорвату желтую карточку за симуляцию?

- Если бы арбитр расценил это падение как симуляцию, то, конечно, нужно было показывать желтую карточку. Но в инструкциях, которые даются арбитру, написано, что не всегда есть пенальти или симуляция. Можно упасть от контакта двух тел, которое не является нарушением правил. И в таком случае такое падение, конечно, нельзя расценивать как симуляцию.

- Заявление Коломойского вносит ненужную нервозность в судейский корпус и дополнительное давление на арбитров. Что вы сделаете в том направлении, чтобы снять это давление с арбитров?

- Я не хотел бы комментировать заявления, которые делают другие люди. Есть органы, которые должны заниматься этим. Моя работа заключается в том, чтобы попытаться убедить выходить арбитров на поле спокойными и сконцентрированными. В спокойных условиях работы он может добиться лучшего результата.

Вчера я звонил Абдуле и подтвердил слова, которые сказал сразу после матча «Динамо» - «Днепр»: я остался доволен его работой. Он провел хороший матч. Моей обязанностью было подтвердить ему это, он не должен думать по другому.

Мы подходим к завершению чемпионата, через несколько недель у нас будет очень много важных матчей. В эти выходные играют «Карпаты» и «Александрия», а потом «Оболонь» - «Карпаты», которые предопределят расклад сил внизу турнирной таблицы.

Арбитры не нуждаются в прессинге, давлением результата не добьешься. Рефери должен выходить на игру, будучи уверенным в своих силах и не испытывать страха.

Критика должна быть направлена на улучшение работы, но при этом всегда должно присутствовать уважение к работе других. Но иногда эту черту некоторые переступают. Думаю, у меня есть достаточный опыт, накопленный на многих полях мира, который позволяет мне говорить о футболе. Я мог бы говорить о работе тренеров, функционеров, но из уважения я этого не делаю. Моя работа направлена на то, чтобы работать со своей командой.

- Если бы контакт Стринича и Алмейды случился метров в 30-ти от ворот, свистнул бы Абдула?

- Думаю, нет. Он давал играть, это было в духе этого матча.

Хочу вам показать эпизод с голом Милевского. Когда Гусев отдавал передачу на Ярмоленко, первое мое впечатление (а я был на трибунах) - «Мама мия, это вне игры!» К сожалению, нет боковой камеры, и даже на повторе не было видно: офсайд или нет. Но если провести линию на стоп-кадре из доступного видео, получается, что Ярмоленко находится не ближе к воротам, чем Мазух. Но один из телеканалов на схеме изобразил, что Ярмоленко ближе к воротам в момент передачи Гусева. Я не понимаю, как такое могло произойти.

- Не проще ли признать ошибку бокового рефери, который неправильно зафиксировал офсайд у Миколюнаса, а затем говорить о сложности работы и непосредственно данного эпизода?

- Не вижу смысла говорить об ошибке, когда прошло уже две недели. Что это изменит? Говорить об этом - это ваша работа, а моя работа заключается в том, чтобы понять, все ли правильно сделал лайнсмен, находился ли он в правильном положении, чтобы принять верное решение. Указать на недочеты, чтобы не допустить их в будущем.

Но арбитр поднял флажок, прозвучал свисток, защитники и голкипер «Динамо» остановились, после чего Миколюнас забил. Не факт, что если бы свисток не прозвучал, то Миколюнас также забил бы гол.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Источник: UA-Футбол


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев