×
Спасибо, я уже с вами
Стефан Решко: "Происходящее в сегодняшнем футболе не может перечеркнуть достижения прошлого!.."

Стефан Решко: "Происходящее в сегодняшнем футболе не может перечеркнуть достижения прошлого!.."

Автор: Максим Максимов, специально для UA-Футбол

27 марта 2012, вторник. 14:112012-03-27T14:11:27+03:00

Истинные почитатели киевского «Динамо» образца 1975 года помнят, как бесславно тогда выглядела сильнейшая, пожалуй, в Европе мюнхенская «Бавария» в домашнем матче против наших земляков в борьбе за Суперкубок. Правда, советское телевидение не смогло оплатить долгожданную трансляцию и лишь телезрители в республиках Прибалтики да в Западной Украине смогли насладиться перипетиями блистательной игры... О голе Олега Блохина, в одночасье сделавшем его лучшим футболистом Европы, написано немало... Однако, пожалуй, основная нагрузка в этом матче легла на плечи центрального защитника Стефана Решко, который наглухо прикрыл самого Герда Мюллера, признанного голеадора Европы. За три года до этого, на Олимпиаде в Мюнхене, одной только сборной СССР немец «отгрузил» аж семь голов!.. Но там не было Решко...

Не удивительно, что наши воспоминания мы начали именно с этого: в день рождения хочется вспоминать о приятном. Стефану Михайловичу Решко как раз исполнилось 65.

– Не вспомните, как дебютировали в сборной СССР?..

– В 1969 году Николай Гуляев пригласил меня в «молодежку», на базе которой создавалась олимпийская сборная. В Одессе, где я тогда играл в «Черноморце», мы сыграли с румынами и победили – 3:0. Потом Гуляева сменил Пономарев, а я к тому времени оказался в киевском «Динамо». В

отборочных играх к Олимпиаде-72, выиграв группу, мы вошли в финальную часть турнира. И на зимние каникулы, в качестве поощрения, нас отправили в турне по Южной Америке. На этот раз главным тренером был уже Бесков. На Олимпиаде наша сборная завоевала «бронзу», но я и там не играл...

– Хоть три года и капитанствовали...

– Видно, Бескову не подходил...

– О матче с «Баварией» в Суперкубке многие с удовольствием рассказывали, но хотелось бы услышать еще раз: наши читатели – в основном, молодые люди...

–Такие матчи запоминаются на всю жизнь: я с удовольствием просматривал кассету, которую немцы подарили нашему капитану Виктору Колотову. Вот, кто наравне с Блохиным, стал героем матча: играл с разорванной мышцей и пугал немцев окровавленными бинтами!.. Кстати, еще до Мюнхена у нас несколько человек были травмированы, а у немцев в составе играло шесть или семь чемпионов мира!.. «Бавария», в самом деле, была «команда-звезда» – лучшая, с большим отрывом, команда в Европе – что-то похожее на сегодняшнюю «Барселону»...

– Скажите пару слов о Герде Мюллере, которого вам удалось нейтрализовать...

– С его игрой я до этого был мало знаком, однако манеру игры Мюллера хорошо сумел изучить Лобановский... Так что мне следовало строго придерживаться его инструкций: не давать немцу принимать мяч, плотно персонально опекать... Валерий Васильевич за сутки до матча пригласил меня к себе и начал «настраивать»: «Ты, конечно, знаешь, как тебе придется трудно с Мюллером? Учти, что у них вся игра строится на Мюллере: он не забьет – не забьет никто... Полностью сконцентрируйся, повторяй все его движения: он – на скамейку, и ты – на скамейку! Он в раздевалку – и ты туда же... Можешь ему и спинку потереть! Нас это устраивает... Ни в какие розыгрыши не вступай – тебя это не должно интересовать: все внимание – на Мюллере, ты – его тень! Возле штрафной он особенно опасен: бьет из любого положения – в подкате, «из-за уха» – очень хитрый и коварный!..»…

Потом на установке, перед игрой, Лобановский еще раз напомнил, что «сегодня предстоит очень важная игра и поэтому повышенное внимание уделяется Мюллеру, с которым персонально «занимается» Стефан... Все полностью концентрируются на игре, исключая малейшие неточности...».

В том матче мы, конечно же, сыграли «от обороны», и нам, защитникам, помогали все... Ну, а Олег забил совершенно невероятный гол!

– Стефан Михайлович, хоть я и знаком с вашим досье, но начнем, пожалуй, с самого начала…

– Родился я в крестьянской семье. До 1944 года мы жили в Австро-Венгрии: наши Ключарики находились на территории Чехословакии... В середине 30-х годов мой дед поехал на заработки в Америку, где тяжело там работал в шахте – «гнул горб» на капиталиста... Но «мешок» денег на родину все же привез и тут же купил десять гектаров земли: каждому из пяти сыновей досталось по два гектара. Живи да радуйся!.. Эх, если бы над Европой не начали сгущаться черно-красные тучи! Вскоре с Востока пришли «братья-освободители» и мы стали «совецкими»... А так как новая власть имела свои взгляды на частную собственность, то сразу же принялась раскуркуливать местное население... Наш мудрый дед быстренько сдал всю землю Советам, а сам с остатком скота вступил в колхоз: иначе вполне мог оказаться где-нибудь в Сибири.

– Помню, по этому поводу в Закарпатье шутили: «Доблестная Красная Армия освободила нас от... хлеба, мяса и молока, отучила работать и научила пить...».

– Да что-то в этом роде я тоже слышал... Но тебя, наверное, больше интересует футбол? Так вот, играть я начал в родном селе: то на улице, то на выгоне – где придется... Наверное, помнишь, каким футбольным краем было в те годы Закарпатье?..

– Едва ли не «кузницей кадров» для киевского «Динамо»...

– И не только для киевлян: многие наши «фигляры» через советскую армию быстренько разлетелись по всему Союзу...

Отец работал на виноградниках и в 1955 году, обрызгивая удобрениями, простудил спинной мозг и стал инвалидом. Мать одна тянула колхозную лямку, а, кроме этого, еще и четверых детей да мужа-инвалида... Я чем мог, помогал маме: пас корову, полол грядки, сажал картошку – обычная крестьянская жизнь. А потом не выдержал и после седьмого класса, с благословения, конечно, родителей, перебрался в город. Но не совсем для того, чтобы играть в футбол...

– А для чего же еще?

– Просто сбежал: передо мной стояла задача побыстрее вырваться из того беспаспортного колхозно-крестьянского рабства и «влиться в передовой отряд рабочего класса»... Я собирался выучиться на столяра-краснодеревщика и поступил в художественное ремесленное училище. Наше Закарпатье всегда славилось своими народными промыслами. Думаю, сумел бы добиться успехов, приторговывая «результатами своего труда»… Но вмешался футбол: в училище была своя команда, которая неплохо выступала в первенстве города среди ПТУ и «ремеслух»... Там меня и высмотрел мой первый тренер Василий Васильевич Федак – царствие ему небесное... Он «просеивал» мальчишек, которые со временем могли бы усилить ужгородскую «Верховину». А уже через три года я уже был капитаном сборной Украины, которая выиграла IX Спартакиаду профтехобразования СССР.

– На вас, конечно же, обратили внимание селекционеры, посыпались предложения?..

– Не помню. Ажиотажа, во всяком случае, не было... Я закончил училище и пошел работать столяром на ужгородский фанерно-мебельный комбинат, где сразу же начал играть в заводской команде... Но продолжалось это недолго, потому что мной заинтересовалась «Верховина»...

– К тому времени, когда вы поняли, что футбол – надолго, были ли у вас какие-нибудь кумиры?

– Еще в селе бредил киевским «Динамо», знал фамилии игроков: на улице, на столбах, висели репродукторы, и мы собирались возле них, когда шли футбольные репортажи... И даже в Ужгороде, на площади Курятовича, у репродуктора собирались толпы людей, слушая радиорепортажи из Москвы и Киева... Особенный восторг вызывали, конечно, фамилии наших земляков Сабо и Турянчика! Тогда же «в эфире» я «познакомился» с Каневским, Лобановским, Трояновским, Серебряниковым...

– В защите определились сразу же?

– Сначала играл крайним, а потом постепенно, приобретая опыт, перебрался в центр... В «Верховине» я играл в паре с Радыком – был у меня такой опытный партнер, после чемпионата мира в Англии, когда многие команды перешли на игру в четыре защитника, я стал «передним»...

Мог оказаться во львовском СКА, но очень уж не хотелось надевать погоны, несмотря на настойчивые приглашения Сергея Шапошникова. И я в очередной раз сбежал… в Винницу. Здесь тогда собралась очень приличная компания: Трояновский, Александров, Снитко, Габовда, Левченко, Юн-Чен-Ян – было у кого учиться... Начал я с дубля, а к концу сезона игр шесть-семь сыграл за «основу». И на следующий год уже был полноправным игроком стартового состава...

А когда через два года снова поступило предложение от Сергея Иосифовича – на этот раз из Одессы – я уже не колебался. Именно отсюда я ездил и в «молодежку», и в олимпийскую сборную... В «Черноморце» в центре обороны я помогал Зубкову. У нас подобрались неплохие парни: мы были даже седьмыми в Союзе... Меня заметили в Москве и начали приглашать то в молодежную, то в олимпийскую сборные. Снова избрали капитаном...

А вскоре, уже в Киеве – учился у Вадима Соснихина. Думаю, если бы он был москвичом, то непременно играл бы в сборной Союза: «директор» очень технично разбирался в своей штрафной с нападающими противника, действовал исключительно уверенно и надежно...

– Почему же вы не задержались в Москве?..

– Не было предложений... До того несколько раз предлагали перейти в киевское «Динамо», но, если откровенно, я побаивался, что не смогу прижиться в новом коллективе – столица все-таки. Хоть и республиканская... Но в сезоне 1971 года я все же стал динамовцем: не смог отказать Антону Леонардовичу Идзковскому, который приехал меня уговаривать...

– Если не секрет, сколько тогда получали в «Черноморце» – может, вас не удовлетворяла зарплата?..

– Получал, как все: 180 рублей – оклад игрока высшей лиги, еще 100 рублей доплачивали, как и другим ведущим игрокам... Плюс премиальные... Университетский профессор получал не больше.

– И началась киевская эпопея...

– Сразу же стал чемпионом Союза. Мне тогда очень помог в игре Вадим Соснихин... Если, по большому счету, то выдающейся игры «Динамо» в том году не показывало, хоть мы и заняли первое место с отрывом в семь очков. Нападение, правда, забило больше всех других команд, оборона – меньше все пропустила... На счастье, у Жени Рудакова это был фантастический сезон: он стал не только первым вратарем страны, но и лучшим футболистом.

– Как выглядела тогда защита?

– Сережа Доценко – справа, Виктор Матвиенко – слева, в центре – мы с Вадимом Соснихиным...

В 1972 году мы крупно проиграли «Заре», которая потом стала чемпионом и, очевидно тренеры посчитали виноватым Соснихина. В общем, искали повод, тем более, что в дубле уже играл Миша Фоменко... Как-то летели мы через Париж на турнир в Испанию, и Соснихин с Доценко, вместо кинотеатра, решили побаловаться пивком... Закурили. За этим занятием их и застал Сан Саныч Севидов. После этого последовал перевод в дубль, что для Вадика было более, чем оскорбительно... Впрочем, в то время 30 лет был почти предельным возрастом...

А когда в 73-м «Арарат» за две минуты до финального свистка отобрал у нас Кубок СССР (ведя 1:0, Севидов неожиданно для всех заменил Блохина и Буряка, на Кондратова и Зуева…), а на финише чемпионата еще и обошел, терпение у руководства иссякло и в Киеве появился Лобановский...

Стефан Решко и Василий Турянчик

– С приходом в команду Лобановского резко увеличились нагрузки – как вы это восприняли?

– Неадекватно. Правда, быстро к этому привык и в сезон вошел в хорошей форме... Но многие ворчали.

– Ворчат и до сих пор...

– А ведь от этого никуда не деться: современный футбол требует не только предельной концентрации, тактической выучки, но и отличной «функционалки»: обратите внимание, как сегодня много перемещаются по полю даже суперзвезды и признанные «технари» – ни секунды роздыху!

Тот, кто знает, зачем он пришел в профессиональный футбол, себя щадить не будет: цель ведь оправдывает средства. Помню, когда впервые мы поехали на сборы в Леселидзе, то, вместо того, чтобы носиться по грязному полю за тяжеленным мячом, Лобановский вдруг послал нас накручивать сотни кругов по беговой дорожке... Пять по триста, барьеры, прыжки на одной, потом на двух ногах... Тбилисские динамовцы, отрабатывавшие свою, и без того совершенную технику, за животы хватались: «Вы что – легкоатлеты!». Но осенью 74-го мы выиграли Кубок и чемпионат и прошли отбор в Кубке чемпионов, а грузины были «лишь» третьими... Так что ворчание быстро прекратилось. А следующий год вообще стал годом «Динамо», которое выиграло все, что хотело!..

– Как вам игралось с Фоменко?

– За шесть лет мы научились понимать друг друга. С Соснихиным мы играли «в линию», а после прихода Лобановского начали практиковать игру «в переднего-заднего»: один – «по игроку», задний – подчищает... Коньков располагался несколько впереди нас – «задний хав»...

– Что это была за система?

– Как было раньше: имеем двух центральных и двух крайних защитников. Если фланговый нападающий соперника, или заменяющий его полузащитник, проскакивает по бровке, то нашему крайнему защитнику необходимо было не дать ему уйти в середину, оттесняя в угол поля... Однако к тому времени прострелы от флажка стали очень опасны, потому что остальные игроки группы атаки, сломя голову, неслись на ворота, и стоило зевнуть прострел, мяч очень часто оказывался в сетке... Когда же пришел Лобановский, то все переиначил: если крайний нападающий прорывался к штрафной, то следовало не дать ему уйти к лицевой линии во избежание прострела, а заманивать в середину, где того встречал или Коньков, или я... Если же нападающему все же удавалось подать, то эта передача уже была менее опасна для наших ворот, потому что его партнеры, потеряв темп, уже находились спиной к нашим воротам... Динамичной атаки не получалось, и это было едва ли главным в нашей оборонительной тактике...

В атаке Лобановский предпочитал быстрый проход по флангу и прострел. Если атакующий начинал убирать мяч «под себя», теряя темп, и срывал атаку, это считалось грубой ошибкой... Вот московские спартаковцы играли совсем в другой футбол, по нескольку раз убирая мяч «под себя» – им нравилась эта «возня»... Меня лично такая атака вполне устраивала: можно было… передохнуть. Наверное, именно поэтому в сборной Матвиенко играл чаще, чем Ловчев, который не всегда попадал «в темп»...

– И вдруг «обвал» – в 76-ом... Известно, что, вернувшись из Монреаля, где вам досталась «бронза», команда высказала тренерам недоверие, обратившись за помощью в руководящие органы... В чем только ни упрекали Лобановского и Базилевича: едва ли не в «садизме»!.. Но именно вы оказались единственным, кто не подписал коллективное письмо в ЦК... Ребята ваш отказ подписать письмо, наверняка, восприняли как предательство, вероотступничество...

– Кое-кто даже рукава закатывал и кулаки «обнажал»... Обошлось. Если честно, и вспоминать не хочется: мы давно уже все замирились, хотя с тренеров вины за развал поистине «звездной» команды я до сих пор не снимаю... Я ведь тогда тоже не отмалчивался и высказал немало претензий, но считал, что начатую работу необходимо продолжать. У многих до сих пор вызывает недоумение, зачем нужно было менять программу, которая так блестяще сработала в 74-м и 75-м годах? Очевидно, наши молодые наставники очень уж уверовали в силу науки, заблудились в цифрах, утратили чувство реальности... Как теперь мне кажется, тренеры пренебрегли элементарной педагогикой, забыли об индивидуальном подходе, свели все к неуклонному выполнению приказов и установок. Никаких возражений они не воспринимали – «у нас все подсчитано»! И все же я был уверен, что, если бы не Лобановский, с его идеей взорвать футбольный мир, с дисциплиной и порядком – вряд ли бы мы поднялись так высоко и сумели так ярко сыграть... Тренерам надо было дать возможность продолжить эксперимент, но не знаю, как бы им после всего удалось восстановить нормальные отношения с ребятами. А ведь другой команды у них не было...

– Что же произошло на самом деле?

– Думаю, если бы тренеры остановились на этой модели подготовки, сохранили объемы, как это было и в 75-ом, когда мы выиграли все, что хотели, конечно же, не было этого провального 1976 года... Мы оказались «загнанными», что подтвердил и осенний чемпионат. Кроме того, ни в коем случае нельзя было «отцеплять» от олимпийской команды Володю Мунтяна, всеобщего любимца и, откровенно, одного из основных игроков!..

А через два дня после собрания, на котором было высказано столько претензий к тренерам, нам предстояло играть с «Днепром»... Предсовмина Владимир Ефимович Семичастный, видя, что в команде полная «разбалансировка», пообещал, что решение по тренерам будет вынесено после матча: «Готовьтесь. Играйте»… Лобановский и Базилевич отсутствовали, только Пузач оставался на базе. Представляете, как мы хотели доказать всем, что тренеры, мягко говоря, не во всем правы!.. На 11-й минуте Володя Онищенко открыл счет, но в дальнейшем «Днепр» нас просто «похоронил» –1:3!.. Если мы проигрываем какому-то «Днепру», как мы, такие «разобранные», могли выиграть у сборной ГДР?

Об этом, кстати, на следующий день и говорил Семичастный: «Теперь видно, что тренеры в чем-то просчитались: ведь вы даже, очень стараясь, не смогли на своем поле обыграть не самый сильный «Днепр»... Но учтите, что это команда не Лобановского, и не городского совета «Динамо», и даже не Украины! Это – сборная СССР!.. Программу снять и продолжать тренироваться под руководством Лобановского».

– Прошел слух, что кое-кто в команде «сдавал» игру…

– Не будем пользоваться слухами. Хотя, как говорится: «Кто старое помянет…». В общем, научная группа была распущена, а Базилевич и Петрашевский «в расположении» больше не появились... Нагрузки резко уменьшились и, хотя мы долго не могли придти в себя, однако к концу сезона снова, откуда не возьмись, появилась легкость: после безобразного старта «Динамо» все же завоевало «серебро». Но и это еще не показатель: в Кубке чемпионов мы прошли «югов» и греков – вот сейчас бы нам ту ГДР, что победила на Олмпиаде!.. Это лишний пример тому, что тренеры все же слишком увлеклись экспериментами, забыв, что существует предел человеческим возможностям... Кроме того, считаю, были нарушены многие педагогические принципы, и в частности, – индивидуальный подход. Существовала жесткая программа, в рамках которой человек превращался в «модель»!.. Но «зомбировать» нас даже такому великому психологу, как Валерий Лобановский, не удалось.

– Но Лобановский в дальнейшем все же доказал, что он не просто «экспериментатор», тем более, авантюрист, а творец...

– Очевидно, Валерий Васильевич внес коррективы в свои планы, учел прошлые просчеты: на то он и великий тренер.

– Теперь вопрос из другой области: помню, стоял в воротах «Динамо» Юрковский – хороший, вроде бы, вратарь, да, к тому же, в отличие от великого Рудакова, начинал без ощутимых провалов... Но почему-то долго в команде не задержался...

– Да, хороший был вратарь и человек добрый и отзывчивый... Но ему никак не удавалось нами руководить: очевидно, стеснялся на нас кричать... Женя же на нас мог так налететь, что сразу начинали бегать... Бывало, бьют ему метров с тридцати, а он: «Почему разрешаете? Проснитесь!..» А на наше робкое: «А ты зачем в воротах стоишь?..» – мог с таким матерком рассказать, «зачем»!..

– Не мной замечено, что количество голов в твоих воротах прямо пропорционально количеству бутылок, совместно выпитых центральными защитниками и вратарем... Но, насколько мне известно, вы вообще не пили...

– Прежде всего, должны быть дружеские отношения. А Витя был удивительным молчуном да к тому же… с защитниками не пил.

– Продолжая эту тему: было ли вообще «Динамо» когда-нибудь единым коллективом – как на поле, так за оградой базы?

– Я могу сказать только о той команде, которую называют «Динамо-75». На поле, если кто-то начинал «засыпать», могли и «напихать»... Но и, если требовалось, сопернику могли едва ли не «голову оторвать» за обиженного партнера... Но, как и в любом коллективе, разбивались по группам – «по интересам»: один любил расслабляться на рыбалке, другой – предпочитал погонять на автомобиле, третий – отдавал все свободное время семье... Какая-то группа игроков жила в одном доме... Кому-то ближе были почитатели из «крутых» или из артистов...

– Насколько мне известно, вы жили в одном доме с Фоменко и Коньковым, однако очень уж близкими друзьями вас назвать, наверное, нельзя...

– Так ведь мы жили на разных этажах!.. А если серьезно, то мы так много времени проводили на базе, и так близко знали друг друга на футбольном поле, что «на свободе» хотелось немного отдохнуть друг от друга. Вот жены наши – те общались ежедневно: водили детей в школу, ходили друг к другу делиться своими женскими секретами... Дружили, наверное. Не думаю, что все это мешало нам на поле понимать друг друга с полувзгляда, постоянно чувствовать, что рядом не только партнер – друг... Наверное, если бы мы меньше сидели на базе, а жили обычной жизнью свободных людей, то об этом не пришлось бы и говорить...

– А вот, помню, Вячеслав Соловьев, придя в команду, сразу же начал сплачивать коллектив: вывозил в лес на шашлыки, устраивал культпоходы в театр... Мне рассказывал Владимир Ануфриенко, что жена тренера чуть ли не смотр девушкам устраивала: не попала бы в футбольную семью какая-нибудь не совсем подходящая...

– У нас тоже были культпоходы: Лобановский ведь – заядлый театрал... И еще: наверное, в той нашей команде было побольше личностей, чем сейчас. Пусть не обижаются на меня ребята, но, думаю, возражать никто против этого не станет: взгляните, что ни игрок, то ИМЯ!.. А такие требуют тонкого педагогического подхода: чем больше личностей в коллективе, тем меньше общения – каждый уже знает себе цену и требует, если не внимания, то, определенно, – уважения.

– Какие бы звезды ни были, как бы ни «дружили» между собой, но, если тренер не может поставить им разумную тактику – о победах такой команды говорить не стоит?..

– Что отличало Лобановского от иных тренеров? Он очень тщательно готовился к каждому матчу, просматривая массу видеоматериалов, получал кипу переводов из зарубежной прессы... Знаю, что Мише Ошемкову приходилось даже ездить в Закарпатье, поближе к границе, чтобы списывать с телевизора на кассету интересующие Лобановского матчи.

– Сегодня телевидение «перекормило» нас зарубежным футболом, но почему-то все труднее прорываться в Европу...

– Потому, что Запад подтянул «физику» и нам уже не удается удивлять их сверхусилиями и изматывающей «персоналкой»... Одной лишь только тактикой, пусть даже самой хитроумной, сегодня уже не победить! Необходимо техническое мастерство – его же у большинства наших футболистов не хватает...

За несколько последних лет мы остались без огромного количества детско-юношеских спортивных школ, дворового футбола, как такового, давно уже нет в помине – откуда же брать пополнение? В командах мастеров ведь технике не учат, туда должны приходить игроки, полностью вооруженные футбольным мастерством... А в наших детских командах пацанов, которые еще, как следует, по мячу ударить не могут, заставляют, словно гладиаторов, биться за победу в чемпионатах городов и сел, потому что основным показателем работы тренера являются ОЧКИ!.. И гоняют малыши по огромному полю, размазывая слезы, стелются в подкатах, а на тренировках сдают изнурительный «тест Купера», вместо того, чтобы в совершенстве овладевать мячом.

– Мы много говорим о патриотизме, о морально-волевых качествах, но кто же воспитывает эти качества в футболистах?

– Да что там говорить о футболистах: помню, в Канаде встречались мы с украинцами из диаспоры. Они красиво говорили о любви к Украине и искренне возмущались, что мы говорим на русском языке: «Чому це ви розмовляєте російською? Дивіться, ми живемо тут, в Канаді, але ж виховуємо в дітях любов до Вкраїни!». Конечно, это похвально, живя в Канаде, купаясь в ее благах, любить бедную Украину... Намного тяжелее жить в Украине и быть ее патриотом! Согласитесь, что эти великие слова – «патриотизм» и «любовь к Родине» – начинают звучать в полную силу лишь тогда, когда попадают в чистые и честные руки. В футболе это и любовь к своей команде, к своему городу, своей стране, своему флагу и даже клубному гимну... Думаю, огромное количество легионеров, заполонивших наш футбол, совсем не будет способствовать воспитанию патриотизма: получая большие деньги, иностранцы, лишь на время ставшие «украинцами», хорошо разбираются в нашей ситуации... Разъезжая в своих лакированных «мерсах» по нашим щербатым улицам, сталкиваясь возле фешенебельных ресторанов с вереницами нищих попрошаек, они вряд ли станут уважать и наш город, и наши священные песни... Они всегда будут чувствовать себя в гостях, потому что приехали сюда заработать денег, а, если удастся, – поскорее переберутся в более цивилизованный клуб...

– Может, поэтому у «позднего» Лобановского не очень складывалась работа с легионерами, которых с каждым днем становилось все больше?..

–Вполне возможно. Необходимо, как можно оперативнее, вкладывать средства в воспитание молодых игроков, возрождая футбольные школы. Но уже на другой, современной, основе... Есть ведь немало примеров тому, как тщательно к этому процессу подходят в Европе. Но я снова о патриотизме... Сегодня игрок, не прочитавший ни одной серьезной книги и так и не успевший узнать историю клуба, в котором играет, едва ему не доплатили причитающуюся по контракту сумму, сразу же поднимает шум на всю страну. Мне часто в КДК ФФУ, а до этого в бюро ПФЛ, приходится разбирать разного рода жалобы: все деньги, деньги, деньги... Нам в свое время тоже казалось, что мы мало получаем, но мы прежде всего думали о том, чтобы, выйдя на поле, победить. Выигрывая у зарубежных команд, мы, по существу, работали исключительно на Госкомспорт, получая крохи от тех сумм, которые зарабатывали... Но, честное слово, мы готовы были и сами доплатить, лишь бы это помогло победить: честь клуба была превыше всего!

– Зачастую люди, всю свою жизнь самоотверженно служившие футболу, к старости остаются «за кадром», а дивидендами от их побед пользуются другие!.. Что вы по этому поводу думаете?

– Эту ситуацию я бы отнес к нашему разговору о патриотизме... Ветеранской проблемой необходимо заниматься. Заканчивая играть в футбол, мы, по существу, разбегаемся в разные стороны... Дело даже не в том: собираемся ли мы по воскресеньям покатать мячик и потом попариться: пока играем, пока еще в силе – не пропадем... Разговор о тех, кто перебивается с хлеба на квас, и которым сегодня крайне необходима помощь. Клубы могли бы быть повнимательнее к старикам.

– «Динамо» делает огромную работу, провожая в последний путь уходящих из жизни футболистов, ставит им памятники...

– Очень уж быстро стареют наши ветераны!.. Вместе с тем, глубоко убежден, что неудачи сегодняшнего футбола ни в коем случае не могут перечеркнуть достижения прошлого. Свою историю необходимо помнить и именно на ее примерах можно воспитывать будущих «звезд»...

ДОСЬЕ

РЕШКО Стефан Михайлович родился 24.03.1947 в с. Ключарки Закарпатской обл. Центральный защитник. 182 см, 77 кг.

Заслуженный мастер спорта – 1975, мастер спорта международного класса – 1975. Воспитанник школы «Верховины» (Ужгород) – с 1961. В «Верховине» – 1963-66, «Локомотив» (Внц) – 1967-68 (по сентябрь), «Черноморец» (Одс) – 1968 (с октября)- 1970, «Динамо» (К) – 1971-78.

В чемпионатах СССР – 272 матча, 1 гол («Динамо» – 200, 1). Чемпион СССР – 1971, 1974, 1975, 1977; 2-й призер – 1972, 1973, 1976 (о), 1978. Обладатель кубка СССР – 1974, 1978; финалист – 1973. В еврокубках – 33 матча (КЕЧ – 17, КОК – 9, КУЕФА – 7) и в СК – 2. Обладатель КОК и СК – 1975.

Капитан «Черноморца» – 1970. В «33» – «2 (1975). В сборной СССР (1975-76) – 15 матчей; в олимпийской сборной (1971) – 3. Бронзовый призер ОИ-75 (4 матча). Участник отборочных матчей ЧЕ-76.

Прыгучий, цепкий, смело действовал в единоборствах, чисто играл в отборе мяча. Строго соблюдал игровую дисциплину, умело боролся за верховые мячи, хорошо играл на опережение.

Энциклопедический справочник «Российский футбол за 100 лет».

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев