Россия
Россия

Россия - результаты и расписание матчей, турнирная таблица, новости.

Максим Калиниченко: "Никогда не смирюсь со скамейкой запасных"


"Иногда мне убить его хочется за эту его фразу: "Валите все на меня!" – ближе к концу трехчасового разговора на кухне с горечью произносит супруга полузащитника

Максим Калиниченко: "Никогда не смирюсь со скамейкой запасных"


«Иногда мне убить его хочется за эту его фразу: «Валите все на меня!» – ближе к концу трехчасового разговора на кухне с горечью произносит супруга полузащитника московского «Спартака» Таня Калиниченко...

«КОСТЫЛЕМ ПУГАЕМ СОБАКУ!»

Жизнь в доме Калиниченко начинает бурлить как раз ко времени моего прихода – в шесть вечера. Когда Максим возвращается из восстановительного центра, где занимается по пять–семь часов, Таня хозяйничает на кухне: включает чайник и достает из духовки яблочный пирог. Восьмилетняя Саша то и дело проскакивает туда из комнаты, чтобы стащить кусочек и показать тетрадку с домашним заданием. А рыжая собачонка Чапа задорно «танцует» возле хозяйки на задних лапах.

– К нам то и дело ездят из Харькова мамы, – угощая чаем, делится семейными радостями Таня. – Тогда я в разгуле: ничего не делаю и не готовлю! Сейчас у Сашки начнутся каникулы – и мы с ней отправимся в Харьков. Хоть свежим воздухом с дочкой надышимся! Мы и на солнышке этой зимой погрелись! Нам с Максимом, в отличие от Титовых, повезло: Егор и Вероника десять дней просидели в Эмиратах под дождем.

– Мне приказывали месяц ходить на костылях! – вспоминает Максим. – Но я уболтал врачей – и они скостили срок до трех недель. Костыли закинул через семнадцать дней. Не выдержал!

– Что сделали с ними? Ваш одноклубник Ренат Сабитов по совету врачей: «Не спеши выкидывать: может, пригодятся» – возил их в багажнике машины…

– У нас бы они давно улетели в окно – если бы не проблемы вот с этим кадром, – Максим указывает на собаку. – Она любит сходить по нужде там, где не надо, а костыля боится…

– Какое у вас главное событие в прошлом году?

– Дочка в школу пошла, – не раздумывая, отвечает Максим. – Сашка краси-ивая, с бантами! Жаль, школьный дворик маленький, толпа народа, ничего не видно. Даже на камеру ее не сняли.

– А событие в футболе?

– Да черт его знает! Все было то плохо, то очень плохо, то опять неважно.

«С БЛОХИНЫМ «РУБИЛИСЬ» ВСЕ ЛИДЕРЫ»

Кроме очередной серебряной медали в «Спартаке» у Калиниченко в прошлом году было разочарование посерьезней. Сенсационно выстрелив на последнем чемпионате мира, через два года сборная Украины не заработала путевку на чемпионат Европы.

– Все стало ясно после нашей поездки в Италию, где при равной игре судьи придумали пенальти. Не «хлопни» нас тогда итальянцы – они бы откололись от гонки. Административный ресурс, – улыбается Максим, – без Италии и Франции с их популярностью на чемпионате Европы не обойтись!

– Максим, чего ждать от вашего бывшего наставника сборной Олега Блохина в «Москве»?

– Блохина как клубного тренера я пока не знаю. А на Блохина – тренера сборной мне грех жаловаться: он взял меня на «мир». Но работать с ним несколько лет или даже месяцев нелегко. Он тяжелый человек: самодостаточный, самоуверенный, где-то даже самовлюбленный.

– Давит футболистов своим «я»?

– Пытается. До какого-то момента это терпится – потом не выдерживаешь. В сборной с ним периодически «рубились» все лидеры, кроме Тимохи (Анатолий Тимощук. – Прим. ред.): у него никогда не бывает конфликтов с тренерами. Ребров с Блохиным долго не мог найти общий язык, у Олега Владимировича и с Шевой (Андрей Шевченко. – Прим. ред.) недопонимания случались. Может, в «Москве» и по-другому все будет: все-таки это не Украина. Но интересные пресс-конференции после игр я вам гарантирую!

«ЧЕРЧЕСОВ ОТПРАВИЛ НА ИГРУ В ДУБЛЬ»

– Максим, у вас нет ощущения, что в «Спартаке» футболисты месяцами живут по принципу ожидания нового тренера: «Вот придет – и я буду играть, и все будет хорошо»?

– Не знаю, как другие, а я иллюзий с приходом нового главного уже давно не питаю. Больше всего шансов играть у тех, кого приводит он сам.

– Кто из шестерки тренеров, поменявшихся при вас в «Спартаке», был любимым у футболистов?

– Наверно, Федотов. Всеобщее мнение таково: Федотов – душа-человек, и относиться к нему плохо невозможно.

– Почему тогда его демократизм не пошел на пользу команде?

– А был ли это демократизм? Не хочу обсуждать Федотова! С этим тренером у меня в свое время были конфликты, а махать после драки кулаками не хочется. Удачи ему на новом месте работы!

– И многие в «Спартаке», как вы, обижены на Федотова?

– Я не обижен на него – просто не сработались. Черчесов трудится только полгода, но порядка уже стало больше.

– А результат тот же – второе место.

– За полгода и Федотов стал вторым. В «Спартаке» лишь Старков продержался полтора сезона. Помню, как все резко поменялось, когда пришел Чернышов, – на дисциплину подналегли. Но он еще был «сырым»: разговоров о тактике много, а сам толком не разобрался в той схеме, которую пытался внедрить. Мы со Скалой потом на тренировках часами разбирали, где кто из нас должен быть. При итальянце, уверен, стали бы чемпионами – дай ему руководство нормально работать и купи хороших игроков.

– Как думаете, почему работа со Станиславом Черчесовым началась для вас хуже некуда – он ведь отправил вас «шлифовать мастерство» в дубль?

– Тогда был новый виток моих «продаж». И у меня опять начались проблемы – то играл, то не играл. Федотов в «Спартаке» уже дорабатывал, а Черчесов ходил на тренировки и видел, что я не в лучшем состоянии. Говорит: «Давай пока в дубль. На игру. Потом – не знаю». И то ли я за дублеров хорошо сыграл, то ли тренировался усердно – но на следующий матч он вернул меня в основу.

С его приходом наконец появилось ощущение адекватности. Черчесов – человек, любящий заставлять. Он вернул в чувство Моцарта и отправил в «Сельту» Квинси, которому вкрутить голову на место было невозможно, до продажи привел в порядок Жедера. При нем скорее всего будут играть те, кто это заслужил.

– Согласны, что с Черчесовым из «Спартака» ушел романтизм?

– Романтизм ушел с Романцевым. Да и то это была видимая легкость игры: за каждыми «кружевами» был адский труд всей команды, тяжелейшие тренировки и сумасшедшие девяносто минут бега.

– Значит, между словами «прагматизм» и «Спартак» сейчас можно ставить знак равенства?

– Пока в команде будет играть Тит, «Спартак» не будет прагматичным. Егор может добавить в этот прагматизм что-то романтическое. Класс у Тита сумасшедший! Он любому будет нужен – и сыграет так, как скажет любой тренер.

– Если Павленко его не заменит…

– Не надо Саше никого заменять! Тот, на кого вешают ярлык «сменщика Титова», потом очень быстро куда-то исчезает.

«СКАЛЕ Я ВЫСКАЗАЛ ВСЕ, ЧТО НАБОЛЕЛО»

– Максим, а у вас нет ощущения потерянного времени в «Спартаке»?

– А почему оно должно быть? Две медали выиграны. Такое ощущение – только во время травм. Я тут посчитал: у меня из-за них два года карьеры выпали. А остальное время в «Спартаке» – это борьба. Без нее здесь никому ничего не дается.

– После скольких игр в запасе отчаиваетесь?

– Я злюсь, но не отчаиваюсь. Я – злой, как собака.

– В «Спартаке» за все эти годы так и не было ни одного «вашего» тренера?

– По крайней мере никто не сказал: «Вот он – будет играть у меня всегда!». Романцев однозначно видел во мне футболиста – но мне не повезло: порвал ахилл. Больше всего игр в основном составе я провел при Скале, но меньше всего показал, на что был способен. Старков при первой относительно неудачной игре сажал в запас. А при Григорьиче все на неделю вперед знали, кто выйдет на поле.

– Вы с каждым тренером, заступавшим на пост в «Спартаке», обсуждали свое будущее?

– Романцев, Чернышов, Федотов, Скала, Старков, потом опять Федотов и, наконец, Черчесов, – пересчитывает наставников Максим. – Шесть тренеров. И каждый говорил: «Я на тебя рассчитываю!». Но сказать, что на тебя рассчитывают, – это не сказать ровно ничего. Скала об игре говорил только на общих собраниях. Но когда стало совсем плохо, итальянец вызывал к себе многих футболистов. Я пришел и высказал все, что наболело. Вот Петрович, Старков, любил поговорить. В иной день у него были два собрания – перед каждой из тренировок. А потом еще теория. Вот это была песня!

«СОЛДАТОМ ФЕДУНА Я СЕБЯ НЕ ЧУВСТВУЮ»

– Вам по душе правило Леонида Федуна, по которому генералу не обязательно общаться с солдатами?

– Слишком оно жесткое по отношению к нам: футболисты вообще-то личности. И ничьим солдатом я себя не ощущаю.

– В кабинет к Федуну непросто попасть?

– Нереально. Хотя к тому же Червиченко в «Спартаке» даже очередь не надо было занимать – только позвонить и узнать, когда он приедет. Он всегда принимал, если был на месте.

– Вы за восемь лет сколько раз переподписывали контракты со «Спартаком»?

– Три раза. Первое соглашение я подписал в 2001 году, а через два года переподписал его: сумма к тому времени стала смехотворной, и пришлось мне скрепя сердце идти к Шикунову (бывший спортивный директор «Спартака». – Прим. ред.) и просить увеличения зарплаты и денег на собственную квартиру.

Во второй раз – ходил к Червиченко. Я ему говорю: такие условия хочу, а он мне: «Да ты что? Травишь, что ли? Мы тебе и так повышаем на двести процентов!». А никого не волнует, что эти их двести процентов – от крошечной суммы. Подписал, потому что нереально было протянуть еще два года на тех же деньгах, тем более ремонт дома делали. И премиальных тогда почти не было: в одной игре побеждали, а три проигрывали.

А в третий раз я отправился к Шавло, высчитав сумму с учетом своего возраста и опыта. Аргументы у меня были простые: я играю, делаю голевые передачи и забиваю нужные мячи, влияющие на результат. В итоге сошлись на среднем и договорились пересмотреть соглашение, если я удачно выступлю на чемпионате мира…

– Так вам, наверно, после него в Тарасовке двери базы боялись открывать? Думали: ну, теперь точно придет со своим контрактом…

– Так и было. Из меня же рвача сделали, когда я напомнил. После чемпионата мира вообще себя ущербным чувствовал. В то время как на Украине всех еще на руках носили, меня уже после шести дней пригнали в «Спартак» – и сразу задвинули: у тебя, мол, плохое физическое состояние, моральное… И я почти три недели один тренировался – с тренером по физподготовке. Казалось, от меня ждут, что я буду сейчас ко всем бежать, хватать за горло и кричать: «Дайте мне деньги! Миллион!».

А тут как нарочно меня еще клубы начали рвать с разных сторон: и этот меня хочет, и тот, и те. Только в «Спартаке» твердили, что нет ни одного предложения. Наверно, просто не было такого, которое бы устроило наш клуб по деньгам. У нас же привыкли продавать всех по десять – по двадцать миллионов.

– Будете продлевать соглашение со «Спартаком»?

– Напоминать о том, что оно заканчивается у меня 25 декабря, не буду. Сейчас про меня забыли, потому что на кону еврокубки, а я травмирован. К тому же открыто трансферное окно – и у людей совсем другие задачи. Даже если меня сейчас пригласят на разговор – не верю, что получится диалог. Знаю, что главным пунктом контракта будет смена украинского гражданства на российское – тогда я буду получать больше денег.

Эта идея у руководителей «Спартака» появилась, еще когда я подписывал контракт до чемпионата мира. Из легионеров такое не предложили ни Штранцлю, ни чехам, ни Плетикосе – только молдаванину Ковальчуку – но он, в отличие от меня, мог оформить двойное гражданство. И не уверен, что, став русским, я буду играть постоянно.

«ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ЛАТАЛЬЩИК ДЫР»

– Кто вы в «Спартаке»?

– Профессиональный латальщик дыр, – усмехается Максим. – И до мозга костей спартаковец. Периодически кажется, что я своим присутствием создаю головную боль каждому тренеру. И нужен лишь для того, чтобы залепить очередную дырку в составе. Только появляется человек, способный играть на той же позиции, меня опять отодвигают. Я никогда не смирюсь с тем, что буду сидеть на лавке – поэтому к моей персоне такое внимание.

– Почему в «Спартаке» столько скандалов?

– Какие скандалы? – переспрашивает Таня.

– Золотце мое, – говорит Максим, – каждый футболист, который уходит из «Спартака», дает интервью, в котором проходится по всем подряд! Вот выиграл «Зенит» чемпионство – о ком пишут? Все равно про «Спартак».

– Как в команде отнеслись к тому, что для юных Ребко и Торбинского пять тысяч долларов в «Спартаке» – маленькая зарплата?

– Торбинский – игрок нашей сборной. А кто такие Веллитон и Майдана? Кто такой Моцарт для российского обывателя? И есть Ребко, – с возвышенной интонацией произносит Максим. – Надежда, свой, спартаковский, талантливейший футболист. В сегодняшнем футболе пять тысяч долларов уже не получает даже перспективный дублер. А Ребко с этой зарплатой уже неизвестно сколько сидит. И Торбинский получал столько же.

– Получается, надо в скором времени ожидать ухода из «Спартака» Прудникова и Дзюбы?

– Я думаю, у них зарплата уже больше пяти тысяч. У ребят с пятнадцати лет агенты работают. Торбина же и Реба подписали эти смехотворные контракты, когда они были одни. Подписали на пятьсот лет вперед. Видно, надеялись, что их оценят.

Тот же Торбинский провел если не феерический, то очень хороший сезон: был игроком основного состава, его вызывали в национальную сборную, он играл там. Кто-нибудь оценил это? Пришел, сказал: «Дим, не будем мы тебе контракт удлинять на пятнадцать лет вперед. Раз ты достиг такого уровня – вот тебе новая зарплата». Ну хоть в два раза бы увеличили! Приятно? Приятно. Для клуба накладно? Абсолютно нет. Подошли бы к его пожеланиям и проблемам по-человечески.

– «Спартак» такой жадный или просто принципиальный?

– Экономный. «Спартак» был таким при всех руководителях. Федун провозгласил: мы будем стремиться к самоокупаемости, а он экономист и знает, как сделать хороший бизнес. «Спартак» – это уже давно бренд для делания денег. Я приходил в другой «Спартак», но со временем привык и к этому. Что-то есть, наверно, плохое в этом. Что-то есть хорошее: «Спартак» изменился, стал более стабильным. Но крупичку своей спартаковской души он потерял.

«УХОДЯТ ЛЮДИ, С КОТОРЫМИ ПОШЕЛ БЫ В РАЗВЕДКУ»

– Поговаривают, что Ковалевски убрали из-за того, что он в польских букмекерских конторах ставил на тотализаторе на матчи «Спартака», причем на количество голов?

– Не верю. Это самая последняя причина, по которой могли убрать Ковалевски. Он вообще не игрок. Даже в карты играть не умеет. Вой всегда за команду задницу рвал. И все его проблемы – как раз из-за этого. Он перешел дорогу очень многим в руководстве: спорил с Шавло, очень жестко разговаривал с тренерами. Он всегда переживал за команду.

– На мой взгляд, Ковалевски перегнул палку, критикуя Титова. Если даже Егор и сукин сын, то он наш сукин сын. Он в России давно, много чего пережил, а Войцех – иностранец и никогда своим в России не станет.

– По поводу Титова Ковалевски считал, что капитан не должен быть таким пассивным в делах команды. Когда с Аленем (Аленичевым. – Прим. ред.) все это произошло – это был очень показательный момент. Все понимали, что дни Старкова были сочтены еще до выступления Аленя. Все к этому шло. А Диму убрали… Никто не ожидал, что найдется такой пунктик в контракте Аленичева, как нарушение корпоративной этики.

– Показательная порка, – считает Таня. – Кто бы ты ни был в прошлом, всегда есть тот, кто может тебе показать на дверь.

– Сегодня выступление в «Спартаке», подобное Аленичеву, невозможно?

– И поводов пока нет, и людей осталось не много, кто на такое способен. Если они вообще остались… Уходят люди, с которыми пошел бы в разведку, – Бояра, Вой.

– А приходят?

– А приходит – не знаю кто. Их опять надо узнавать, нужно к ним притираться. Хорошо, Павлуха (Саша Павленко. – Прим. ред.) вернулся – хоть какой-то родной человечек. Нас в «Спартаке» осталось – ты, да я, да мы с тобой. Если кто-нибудь сейчас выступит – вступиться за него будет некому. Некому собираться. Личности еще молодые, несформированные, а иностранцам все это – до задней ноги.

– Классный коллектив для управления.

– «Спартак» – очень умная команда, – опять вставляет свое слово Таня. – У нее все фишечки сложены.

– В том смысле, что все лишние из команды убраны?

– Остались еще некоторые, – смеется хозяйка.


Оцените этот материал:
Поделиться с друзьями:
Источник:
Елена Савоничева, "Советский спорт"

Загрузка...
Авторизуйтесь на сайте, для того чтобы голосовать.
Комментарии (6)
Войдите, чтобы оставлять комментарии. Войти
Дитер (Винница)
Уважаемый Максим, Вы наверное знаете историю как однажды встертились Пчела, Кос Фил и Саша Белый и получилась у них "Бригада", у вас на футбольном поле встретились Тит, Реб, Бойя и Вой и получился "Спартак", хотя-бы в интервью не показывали уровня развития, дети же читают...
Ответить
0
0
kos57 (harkov)
Ребят какие стрнные паралели Спартак жлобы еще те играют никак и комнда просто ужас.По логике вещей как платят так и играем.Динамо Президент урод платит бешеные деньги а играют точно так же игра никакая команда тоже.
Ответить
0
0
Обценьки з Ti (Балаклава)
Чудной этот Калина. Когда звали в Днепр играть - отказался,хотя знал, что в СМ на банке будет. А сейчас сказки рассказывает...
Ответить
0
0
Saltov (Харьков)
Откровенно . Не нагорело бы ему за это .
Ответить
0
0
jaguar_arx (Харбков)
ужоснах... как за такую команду можно болеть сейчас. а мой друг фанат всю жизнь. при чем живет в феодосии. не, ну я конечно могу понять. но сам наверное из другого теста сделан. не тот я человек, чтобы терпеть горе, даже если оно свое.
Ответить
0
0
Hi-Tec (Днепр)
Ты с ней уже смирился, Макс. Иначе бы ноги твоей в этой команде давно уже не было бы.
Ответить
0
0


Лучшие букмекеры

Букмекер
Бонус

загрузка...