Мартинс: "Я знал, что у "Рубина" отличный тренер – знаете, такой, с четками". 17-01-2011 Россия - UA-футбол
Чемпионат России
Россия Таблица Матчи Новости Команды Бомбардиры Ассистенты Гол+пас Посещаемость
17.01.2011
понедельник
20:29
Мартинс: "Я знал, что у "Рубина" отличный тренер – знаете, такой, с четками"
Рейтинг публикации

Мария Командная поговорила с нападающим «Рубина» Обафеми Мартинсом на предсезонных сборах в Турции и выяснила, что он проколол уши 8 лет назад, не считает Питера Одемвинги высокомерным, общается с Александром Рязанцевым на английском, выбрал Казань из-за той самой победы над «Барселоной» на «Камп Ноу», а хорошим клубом считает тот, у которого есть классные игроки и деньги.

– Оба – так ведь к тебе правильно обращаться? Я, когда звонила в твой номер, услышала краем уха, что твой сосед так тебя называет. Кто, кстати, твой сосед?

– Его зовут Антон, фамилии я не знаю. Ты тоже вряд ли о нем слышала, он играет за дубль (Антон Сарока, белорусский нападающий – прим. Sports.ru).

– Да? Обычно парни из дубля живут на сборах с парнями из дубля, а парни из основы – с парнями из основы.

– Мне совершенно все равно, с кем делить номер. Антон – хороший парень, так что все окей.

– Это твой первый полноценный сбор в «Рубине». Расскажи, чем он отличается от сборов в «Ньюкасле» или «Вольфсбурге».

– Почти ничем – сборы как сборы. Вот только в «Ньюкасле» мы тренировались трижды в день, а здесь дважды. Как в «Интере» и «Вольфсбурге».

– Днем ты спишь?

– Когда как. Если ужасно устал, то, конечно, позволяю себе чуть-чуть вздремнуть. Но чаще я разговариваю по телефону со своей семьей.

– Прости, а у тебя есть семья? Ты женат? Я совсем ничего не знаю о твоей личной жизни.

– Э-э-э, не надо спрашивать меня про мою личную жизнь. Я стараюсь держать ее в секрете.

– Ответь хотя бы на пару вопросов.

– Понимаешь, о моей личной жизни знают только те, кто являются ее частью.

– Дети у тебя есть?

– Их у меня двое. Но я не женат – время еще не пришло. Пока я полностью сконцентрирован на карьере футболиста. Мне нужно время, чтобы прийти в себя после переезда в Россию. Здесь я всего полгода и пока провожу на поле слишком мало времени. А я должен забивать голы – без этого просто не могу почувствовать себя счастливым.

– Раз ты утверждаешь, что сконцентрирован на своей карьере, то объясни, как ты попал в «Рубин».

– Мне нравилось жить и играть в Германии, но меня не устраивал тот факт, что я не попадаю в основу «Вольфсбурга». Когда мне позвонили из «Рубина», я был на чемпионате мира в ЮАР. Я поинтересовался, тот ли это «Рубин», который обыграл «Барселону» в Лиге чемпионов. Мне ответили: «Да, тот самый». Тогда я подумал, почему бы мне не попробовать поиграть там? Я знал, что «Рубин» – хорошая команда, что у нее отличный тренер – знаете, такой, с четками. В общем, я согласился. Моя семья тогда очень удивилась.

– Тебе было не страшно ехать в Россию? Многие иностранцы по-прежнему думают, что это дикая страна.

– Я не думал о том, в какую страну я еду. Я больше думал о том, в какую команду я еду. Да и о России я тогда практически ничего не знал. Мне только важно было понимать, смогу ли я заиграть там, раскрыться, как футболист. Nothing more. Знаешь, перед выборами страны, которая примет чемпионат мира 2018 года, мне звонили английские журналисты и спрашивали о России. Я не мог им сказать ничего вразумительного – я все еще ничего не знал о ней.

– Но что-то же ты этим английским журналистам отвечал?

– Я говорил им, что живу в Казани, что это очень милый город, в котором живут милые люди. Они же больше хотели знать о Москве. Тут я ничем не мог им помочь. Тогда они начинали спрашивать меня про расизм – есть ли он в России. Я отвечал, что он есть везде. Даже в Нигерии. И добавлял, что хочу, чтобы чемпионат мира 2018 года прошел в России.

– Английским журналистам это, должно быть, не очень нравилось.

– Они мне звонили и когда была вся эта история с Одемвинги и баннером, подготовленным болельщиками «Локомотива» перед его отъездом в Англию. Из Нигерии тоже звонили.

– Мне лично стыдно перед тобой за этот баннер.

– Почему? Не ты же его рисовала.

– Но его рисовали болельщики «Локомотива», за них мне и стыдно.

– Не стоит. В общем, мне звонили разные журналисты, но я говорил им, что Одемвинги играет за одну команду, а я за другую. В «Рубине» болельщики ни за что бы не нарисовали подобный баннер. Я уверен в этом на 100%.

– Ты правда после всей этой истории считаешь, что Россия может принять чемпионат мира по футболу на должном уровне?

– Слушай, ну если ЮАР провела такой прекрасный чемпионат мира, то вы тоже сможете.

– Кстати, про Одемвинги. Многие мои коллеги считают, что он потерял связь с реальностью, стал слишком высокомерным. В какой-то момент он говорил в интервью, что российская премьер-лига не его уровень.

– Я хорошо знаю Питера. Мы в сборной Нигерии вместе играем. Хотя я его узнал гораздо раньше, еще до сборной. Мы как-то вместе отдыхали в Лагосе, это самый крупный город в Нигерии. И я могу сказать, что Одемвинги вообще не высокомерный. Он классный парень, просто журналисты слишком лезут в его личную жизнь. Ему надо брать пример с меня в этом смысле.

– Ты очень закрытый человек, да? То есть мне повезло, что ты согласился поговорить со мной?

– Это точно (смеется).

– У тебя очень крутые серьги, когда ты проколол уши?

– В 2003 году. Пришел домой, моя мама очень удивилась. Тогда я проколол только одно ухо. Мама подумала-подумала и сказала: «А что, мне нравится». Тогда я проколол другое.

– В Нигерии ты чувствуешь себя популярным человеком?

– Да, особенно в тех краях, откуда я родом. Я обязательно вернусь туда после того, как закончу карьеру.

– Что же ты будешь делать?

- Займусь каким-нибудь бизнесом.

– Погоди-погоди, тебе двадцать семь, неужели ты уже думаешь о том, чем будешь заниматься после окончания карьеры?

– Ага. Футбол такая штука, никогда не знаешь, что будет завтра. Сейчас я думаю о футболе, но наступит день и мне придется думать о чем-нибудь другом. На самом деле, в Нигерии у меня уже есть свой бизнес, так что я потихоньку готовлюсь к тому, что футбол рано или поздно уйдет из моей жизни.

– Что за бизнес?

– Мне бы не хотелось говорить об этом. Давай лучше про футбол поговорим.

– Хорошо. В «Рубине» у тебя уже появились друзья?

– Все мои одноклубники – мои друзья. Не близкие, но друзья. Приятели.

– Ты же не можешь на русском языке с человеком приятельствовать. Кто в «Рубине» говорит по-английски?

– Кристиан Нобоа пытается, Саша тоже пытается. Тот самый, который забивал «Барселоне» (Александр Рязанцев – прим. Sports.ru). В «Рубине» хорошая атмосфера. Мне здесь очень нравится, правда.

– Не хочу тебя обидеть, но со стороны может показаться, что после «Ньюкасла» и «Вольфсбурга» твоя карьера пошла на спад.

– Я категорически с этим не согласен. Если ты спросишь меня, когда я достиг пика своей карьеры, я отвечу тебе – сейчас. Я действительно так считаю. Для меня все только начинается. Я стараюсь ни в коем случае не зацикливаться на своем прошлом. Я мог бы сидеть и думать: «О-о-о, я играл за миланский «Интер», моя жизнь удалась». Но это не для меня.

– «Рубин» – прекрасная команда, но, пока ты играешь в российской премьер-лиге, Эдин Джеко, твой одноклубник из «Вольфсбурга», продолжает свою карьеру в «Манчестер Сити».

– Я очень рад, что Джеко наконец перешел в «Манчестер Сити». Я знаю, как сильно он хотел играть за «Милан», но итальянцы не смогли заплатить за него столько, сколько хотел «Вольфсбург». Для Джеко это был большой удар. Хотя он еще молод, – ему всего двадцать четыре – ему было пора сменить клуб. Он должен был найти себе более классную команду, чем «Вольфсбург».

– Но «Вольфсбург» – хорошая команда, чемпион Германии.

– Ты не понимаешь. Безусловно, это хорошая команда, но Джеко хотел играть в команде с именем, в команде с историей. «Ман Cити» – как раз то, что ему было нужно. У клуба есть деньги и хорошие игроки. Больше ничего и не надо.

– Большинство футболистов почему-то хочет играть именно в английской премьер-лиге. Ты можешь объяснить, почему?

– Атмосфера в Англии совершенно сумасшедшая. В хорошем смысле этого слова. И смотрят английскую премьер-лигу везде, даже в Нигерии.

– Давай начистоту. После серии А, английской премьер-лиги и бундеслиги, каково это – выходить на поле где-нибудь в Сибири? Где холодно и трибуны пустуют.

– Конечно, футбол в России пока не так развит, как в Европе, но он прогрессирует. Вот увидишь, пройдет немного времени, появятся новые стадионы, и люди будут ходить на стадион. Все будет нормально. К 2018 году-то точно.

Читайте самые интересные новости футбола в Facebook и Viber
Оцените этот материал
Голосов 1
Источник: Sports.ru
Подпишись на рассылку от UA-Футбол
Только самое важное за неделю!
Нажимая на кнопку вы даёте согласие на обработку ваших персональных данных
Вы удачно подписаны на рассылку!
Ошибка отправки формы!
Загрузка...


Реклама
comments powered by HyperComments
 

© UA-Футбол 2002-2017.
Все права на материалы, находящиеся на сайте www.ua-football.com, охраняются в соответствии с законодательством Украины.
Материалы сайта предназначены для лиц старше 18 лет (18+).
Пишите нам: [email protected]