Баскетбол
Баскетбол

Баскетбол - результаты и расписание матчей, турнирная таблица, новости.

Они называли друг друга братьями. История дружбы Коби Брайанта и Пау Газоля


Еще одна страница великой биографии Черной Мамбы

Они называли друг друга братьями. История дружбы Коби Брайанта и Пау Газоля


Оригинал статьи – Рамона Шелбурн, ESPN

Перевод и адаптация – UA-Футбол

Коби Брайант любил говорить людям, что у него нет времени на друзей. По этому поводу он даже трансформировал свой знаменитый слоган про героев и легенд в «друзья приходят и уходят, а чемпионские баннеры висят вечно».

Пау Газоль постоянно слышал, как Коби говорил это.

«Да, он всегда говорил, что у него нет времени на друзей, что он слишком занят своими достижениями, стремлением быть лучшим и великим. Он говорил, что у него нет времени на сентиментальные вещи. И в этом была доля правды. Но…»

Газоль знал правду.

За всеми этими брутальными разговорами о величии и наследии скрывался чуткий отец четырех дочерей, которые всегда были рядом, когда Пау звонил ему.

«Коби больше всех похож на старшего брата, которого я бы только мог иметь», - сказал Газоль.

Они не делали селфи вместе, когда встречались за ужином в последние годы своей карьеры или после того, как Брайант ушел из НБА в 2016 году. Только одна вещь показывала, насколько Коби и Газоль близки друг с другом – Пау в Twitter или Instagram всегда ставил хэштег #hermano (брат на испанском).

Газолю не требовалось каждый раз подчеркивать, как сильна его дружба с Брайантом. Он уже знал, насколько близкими были его отношения с Коби. Но он горд, что заставил Брайанта открыться и показать миру свою другую сторону.

«Вы могли видеть его стойкость, его упорство, его желание, его голод, его менталитет Мамбы ... Но у него также была и очень добрая, очень любящая сторона».

На последних этапах своей карьеры Брайант начал чуть-чуть приоткрывать завесу и позволил миру увидеть то, о чем говорил Газоль.

«Я более естественно склонен проявлять свою мягкость на личном и эмоциональном уровнях, и я думаю, что, возможно, я в какой-то мере повлиял на него», - сказал Газоль. «Я бы сказал: «Это нормально быть обычным, вести себя добрым, уязвимым или мягким. Нам не нужно быть такими жесткими все время и постоянно находитmся на грани».

Мэтт Барнс, поигравший с Брайантом с 2010 по 2012 года, не знал, что именно Газоль заставил Брайанта открыться, но он чертовски заметил, когда это начало происходить.

«Я помню, как однажды мы ехали в автобусе в Финиксе, и я спросил Коби: «Почему остальной мир не увидит, как ты крут, сукин сын?» - сказал Барнс, «Я буквально задал ему этот вопрос при всех. И Коби ответил: «Я не могу показать это». Я думаю, что это было частью менталитета Мамбы. Он должен был позволь тебе увидеть ту сторону».

Газолю все еще трудно говорить о смерти Брайанта. При упоминании 26 января Пау вспоминает тот момент, когда он впервые услышал об авиакатастрофе, в результате которой погиб Коби, его 13-летняя дочь Джанна и еще семь человек.

В то время он был в Испании со своей нынешней женой Кэт, он направлялся домой на автомобиле, когда на телефон начали поступать сообщения о трагедии.

«Вы словно входите в транс и погружаетесь в оцепенение», - сказал он. «Ты просто в полном шоке. Ты не можешь в это поверить. И спустя несколько недель я все еще не хотел в это верить».

«Была вера, что Коби мог выбраться из этой аварии на своих ногах и отнести свою дочь и других выживших с собой в больницу. У нас было такое восприятие его как сильного и непобедимого человека. Если кто-то и мог выжить, так это он».

Газоль сказал, что он с разбитым сердцем плакал несколько дней. Испанец был потрясен и обескуражен, но он очень быстро понял, что ему нужно делать.

«Мы только что забронировали рейс в Калифорнию», - сказал Пау. «Мы решили, что нам нужно быть там, и уехали. Мы не знали, уезжаем ли мы на неделю, на две недели или на месяц, но нам нужно было быть там. Мы хотели находится рядом с Ванессой и детьми и помогать им во всем, что им нужно».

Газоль вместе семьей обосновался недалеко от дома Брайантов в округе Ориндж. Он находился там в течение нескольких месяцев, часто наведываясь к семье Коби и пытаясь поддержать их во время этой немыслимой трагедии.

Газоль отправлял Ванессе цветы на 19-ю годовщину свадьбы пары в апреле, а в мае прислал семье Коби праздничный торт на 14-летие Джанны.

В августе семейство Газолей и Брайантов отправились в путешествие на лодке по заливу Сан-Франциско, вместе они отметили и Хэллоуин, нарядившись в персонажей из «Звездных войн». А когда в сентябре у Газолей родился первенец, то они назвали девочку в честь погибшей Джанны.

«Полное имя моей дочери - Элизабет Джанна Газоль, - говорил Пау. «Это способ не только почтить память Джанны. Они – наша семья. Имя Джанны так много значит. Доброта, сердце, которое было у нее, талант вместе с той стойкостью, которую она проявляла. Ее отец и ее мама в ней, это имеет для нас большое значение – и поэтому ее зовут Элизабет Джанна».

Газоль много лет ходил на баскетбольные матчи Джанны Брайант и наблюдал, как расцветает ее талант.

«Она могла бы изменить женский баскетбол», - вспоминает Пау. «Я думаю, что мы должны не позволить ее смерти перечеркнуть то, насколько она могла повлиять на игру».

Это то, в чем Газоль находит утешение сейчас, почти через год после смерти Коби и Джанны.

Испанец все еще не может поверить, что его друга больше нет. Пау говорит, что больше никогда не будет летать на вертолете.

«Каждый раз, когда я вижу вертолет, то это просто разрывает меня».

Но Газоль убежден в том, что он знает, что делает именно то, чего хотел бы от него его старший брат Коби – он заботится о Ванессе и ее трех дочерях и помогает другим извлекать уроки из наследия, оставленного Коби и его дочерью.

«Он глубоко заботился о том, чтобы делиться своими знаниями, вдохновлять других, изменять жизни людей», - сказал Пау.

Желание Брайанта идти на контакт с другими напомнило Газолю о том, как он впервые столкнулся с Коби. На ранних этапах своих карьеры они пересекались друг с другом в качестве соперников, когда Брайант выигрывал брал титулы с Шакилом О'Нилом в Лос-Анджелесе, а Газоль пытался тащить на себе скромный Мемфис.

Затем случайная встреча изменила ход их жизней. Летом 2007 года Брайант случайно наткнулся на Газоля во время отпуска в его родной Барселоне, когда Коби тренировался в тренажерном зале в одном из каталонских отелей.

«Это безумие, как это произошло», - сказал Газоль. «Были разговоры о том, что Брайант уйдет из Лейкерс и, возможно, будет обменян в Чикаго. Ходили слухи и обо мне, потому что мне не нравилось, каким курсом развивается Мемфис».

«Я сказал ему, что может быть однажды мы сыграем вместе. Никогда не знаешь, что произойдет. Я не мог представить, что Мемфис обменяет меня в Лейкерс, но спустя несколько месяцев это произошло. И у нас были невероятные времена с Коби в Лос-Анджелесе».

Они называли друг друга братьями. История дружбы Коби Брайанта и Пау Газоля - изображение 1

Но Брайант после громкого обмена в середине сезона 2007-2008 и не думал поздравлять Газоля с переходом в контендер, в результате которого Лейкерс три года подряд сыграют в финале НБА и возьмут два титула.

Нет, вместо этого Коби в 1:30 ночи постучал в дверь гостиничного номера Газоля и рассказал ему, как все будет дальше.

«Я прилетел в Вашингтон, чтобы присоединиться к команде. После медосмотра он пришел в мою комнату, чтобы сказать мне: «Эй, я очень рад видеть тебя здесь, но теперь идем и выиграем титул».

«Он удостоверился, что я сразу понял, где он находится. Нет никакой путаницы. Это то, что я хочу. Вот где я нахожусь, и вот где тебе нужно будет быть. Готов ли я к этому? Собираюсь ли я пойти вместе с ним за этим?»

Газоль был готов.

«Я очень хотел этого шанса», - сказал он. «Это был мой шанс, и я не собирался его упускать».

Во время их первой совместной игры (в феврале 2008 года против Нью-Джерси, когда Пау набрал 24 очка и реализовал 10 из 15 бросков с игры) Брайант был еще ближе к делу. Он много играл на Газоля, чтобы заставить его работать, и часто говорил с ним на площадке по-испански, чтобы соперники не могли их понять. Как правило, Коби поддерживал этот требовательный характер каждую минуту каждой игры на протяжении тех шести с лишним сезонов, которые они провели вместе.

«Он мог быть жестким. В этом нет никаких сомнений», - сказал Газоль.

Таким Газоль запомнит Брайанта как игрока. Смелость, решительность и прямолинейность в разговорах со СМИ. Так, в 2011 году Коби через прессу пытался разбудить в испанце того «черного лебедя», который в финале плей-офф 2009 года остановил самого Кевина Гарнетта. В тот период ходили слухи о проблемах Пау на личном фронте – и Коби сразу понял, что его испанскому другу нужна помощь в возвращении былой агрессии и страсти к игре.

«Были моменты, когда мне приходилось подойти к Пау, обнять его и сказать ему, что все будет в порядке», - вспоминает Барнс. «Потому что Коби ругал его на любом языке, который вы можете себе представить».

Но Газоль не таким запомнит своего старшего брата.

«По какой-то причине казалось, что наши отношения должны сблизиться», - говорит Газоль. «И теперь, после его потери и потери Джиджи, это еще больше дало понимание того, что он значил для меня, кем он был и что он дал моей жизни и, очевидно, своей семьей, а теперь и моей семьей, как я их считаю. Он был тем, по кому я буду скучать всю оставшуюся жизнь, но я буду представлять его во всем, что я делаю».

Сейчас Пау Газоль мечтает о возвращении в Лейкерс, где с нового сезона выступает его младший брат Марк, и остается верным другом для Ванессы Брайант и ее дочерей. Он знает, что Коби следит за ним где-то с небес и делает все, чтобы не разочаровать того, кто поверил в него 14 лет назад.

Следите за нами:


Оцените этот материал:
Поделиться с друзьями:

Загрузка...
Авторизуйтесь на сайте, для того чтобы голосовать.
Комментарии (0)
Войдите, чтобы оставлять комментарии. Войти


Лучшие букмекеры

Букмекер
Бонус

загрузка...