Игорь Зайцев: Из Москвы в Киев переехал, потому что очень любил тещу со Львова. 28-01-2016 Премьер-лига - UA-футбол
Украинская Премьер-Лига (УПЛ)
Легендарный футболист - о благородном поступке Лобановского, работу парикмахером и строительство памятника матросам в Севастополе
Премьер-лига Таблица Матчи Новости Команды Бомбардиры Ассистенты Гол+пас Посещаемость ТВ

Іван Вербицький
28.01.2016
четверг
12:05
Игорь Зайцев: Из Москвы в Киев переехал, потому что очень любил тещу со Львова
Рейтинг публикации
Легендарный футболист - о благородном поступке Лобановского, работу парикмахером и строительство памятника матросам в Севастополе
Також читайте українською: Ігор Зайцев: З Москви до Києва переїхав, бо дуже любив тещу зі Львова

Сегодня ночью, на 82-м году жизни умер Игорь Зайцев. Вспомним его последнее интервью UA-Футбол, записанное в марте 2015 года.

Коренной москвич, Украину он полюбил после того, как в течение двух лет проходил военную службу в составе львовского ОДО. Именно тогда в городе Льва Игорь Зайцев нашел любовь своей жизни, а в Украине из Белокаменной вернулся уже в статусе звезды, получив вместе с московским «Локомотивом» Кубок СССР. В киевском «Динамо» в 1960-м сначала считался основным. Начинал в этом статусе и следующий, чемпионский сезон. Но потом был конфликт с тренером Вячеславом Соловьевым, глубокий резерв и переезд в Донецк.

В конце концов, чуть позже, поиграв после «Шахтера» еще и в Тернополе и Ивано-Франковске, Зайцев вернется в Киев. Живет здесь в свои 80 поныне, в однокомнатной квартире на улице Стадионной. За футболом следит по телевизору. Говорит, что по состоянию здоровья посещать матчи «Динамо» уже не может, но всегда рад гостям. «Болею, а на лечение надо кучу денег, которых у меня нет, - констатирует нынешний гость UA-Футбола. - Поэтому будь что будет».

Игорь Зайцев: Из Москвы в Киев переехал, потому что очень любил тещу со Львова - изображение 1
Фото - Иван Вербицкий

- Игорь Иванович, в «Википедии» указано, что вы имели прозвище «Всадник без головы». Так за что?

- Впервые такое слышу. Даже если за глаза так называли, то понять за что, не смог бы. Однажды спросил журналиста Максима Максимова, Царство ему Небесное: «Скажи, играл я в футбол или нет?» «У тебя была хорошая обводка, был крепким, конечно, хорошо бегал», - пояснил тот. Пожалуй, с «всадником без головы» ассоциаций мало.

- Вы футболист-самоучка?

- Как вам сказать? Из-за войны по нынешним меркам начинал играть немного поздно. Мой отец работал на авиационном заводе, был хорошим специалистом. Поэтому с началом войны нашу семью эвакуировали из города Ступино в Павлов-на-Оке, что под Горьким. Там был секретный завод, где изготавливали двигатели для самолетов. В Павлове я постепенно начал бегать за мячом. Во дворе, потому что школ тогда по сути не было. Тогда у меня появился и первый, если так можно сказать, кумир. Речь о Васе Рысеве, который был лидером местной команды. Их матчи посещал в первую очередь для того, чтобы посмотреть на игру Василия.

Игорь Зайцев: Из Москвы в Киев переехал, потому что очень любил тещу со Львова - изображение 2

Маленький Игорочек Зайцев (в центре) с братом Юрием и соседом Юрой Беляевым

А тренироваться начал уже после окончания войны, когда мы вернулись в Ступино. Там меня заметили тренеры из Кашира, соседнего города, что емел высокий статус. За здешнюю команду и начал выступать на первенство области среди юношей. Зарекомендовал себя неплохо, получил приглашение от московского «Спартака». Учитывали москвичи и то, что я хорошо стою на коньках, умею играть в хоккей. Но мне 18 и время служить в армии. Спартаковцы удержать меня не смогли. Так оказался в ЦДСА, где как раз начали собирать новый коллектив после разгона «команды лейтенантов» по ​​итогам Олимпиады-1952. Тогда рядом со мной армейцами стали известные в будущем хоккеисты Пучков, Гурышев, Митин, Кузнецов, Якушев, Сологубов, Трегубов. В футбольной команде были Владимир Демин, Анатолий Савин, Анатолий Башашкин.

Я тренировался летом за одних, зимой других. Помню, во время одной из тренировок на льду Сокольников одному из игроков коньком порезали мошонку. Бегут к нему все – хоккеисты, тренеры, врачи со скорой. А парень даже в такой неприятной ситуации сохранял чувство юмора: «Ой, дайте хоть спокойно умереть». Мы уже не знали, смеяться или грустить.

Игорь Зайцев: Из Москвы в Киев переехал, потому что очень любил тещу со Львова - изображение 3

Хокеист Игорь Зайцев (третий справа)

- В ЦДСА вы не сыграли ни одного матча...

- Может, дождался бы своего времени, но в 1955-м меня позвал в армейскую команду Львова Алексей Гринин, с которым успел немного поиграть еще в Москве. Львовяне меня иначе как «пан Зайонц» не называли. Вообще, легко я прижился в новом для себя городе. Даже не знаю, что помогло. Может, характер такой. Я даже жену себе нашел, коренную львовянку. На танцплощадке познакомились. Пошли туда вместе с Ковачем и Латышем. Мы застенчивыми были, особенно Ковач. Но ведущий объявил белый танец. Тогда меня Марина и пригласила потанцевать. Потанцевали и вскоре сыграли свадьбу. На вокзале. Точнее, какая это была свадьба? Собрались вчетвером – я с Маринкой и Гришко Галбмиллион со своей возлюбленной. Пошли в ЗАГС, расписались, сели в поезд и поехали в Москву.

- Жена не уговаривала остаться во Львове?

- Для нее это было не принципиальным. Маринин отец делал домашнюю колбасу, кровяную. С родственниками жены мы общий язык легко нашли. Первым украинским словом для меня было «брама», «ворота» на русском. Но в совершенстве разговаривать на украинском так и не научился. Хотя старался, читал книги на мове. Но трудно мне это давалось. Три слова прочитаешь. А четвертого уже не понимаешь, переспросишь. К теще там на польский манер обращались - Туся. Мне было сложно, а «мама» говорить тоже не мог.

Но в целом во Львове чувствовал себя комфортно. Разве чуть позже в Ивано-Франковске некоторые конфликты возникали. Во Львове же не делал ничего лишнего, не пытался никому подыгрывать, но люди меня приняли. Как местные, так и те, кто были такими же как и я приезжими. Был у нас Евгений Думанский, младший брат Мирослава Думанского, долгое время за «Шахтер» выступал.

Игорь Зайцев: Из Москвы в Киев переехал, потому что очень любил тещу со Львова - изображение 4

Футболисты львовского ОДО рядом с Университетом Франка. Игорь Зайцев - второй справа

А еще тогда за наше ОДО немало закарпатцев выступало. Вася Турянчик из Мукачево, украинец. А вот Эрнест Кеслер, чрезвычайно техничный левша Дезидерий Ковач, Иштван Пажо, Габор Сайлер, Арношт Цицей, Ене Мираи, Ладислав Калуя – этнические венгры. Но общий язык находили легко. Рядом со стадионом СКА пивзавод был, то вместе на пиво ходили. В кинотеатр или на танцплощадку тоже ходили большими компаниями.

После одного из таких походов мы с Гришкой Галбмиллион (мы его «Гришка-полмиллиона» называли) отличились. Посадил нас начальник команды на гауптвахту. Даже наши будущие жены нас там успели проведывать. Но сидели не долго. Помог товарищеский матч с чехами. Играть кто-то должен был, то отвезли нас на базу в Брюховичи. Повесил шинель и иду есть. Взял тарелку и только собирался садиться, как за тот стол, на который нацелился я, тот самый начальник уселся. Демонстративно отворачиваюсь и ухожу в другое место. Долго еще за мной ходил и извинялся: «Заяц, ну что ты?»

- Но это будет потом, на закате славной карьеры. После завершения службы в армии вас сразу в московский «Локомотив» позвали?

- Не только туда. Также было приглашение от «Молдовы» и «Зенита». В «Локомотив» ушел, потому что хотел вернуться домой, в Москву. Но сразу попросил тренеров: «Если я не подхожу, то не держите меня, у меня желание остаться во Львове». И времени на раздумья не было. Пришлось ехать в турне в Китай. Перед выездом изучили гимн «Сталин и Мао слушают нас». Летели в Пекин двумя самолетами. Как стало нас подбрасывать над Китайской стеной – минут 20 были между землей и небом. Я и без того летать боялся. Сколько бы не летели – час или три – всегда ухвачусь за кресло и не отпускаю до приземления, будто это помогло бы при падении.

Игорь Зайцев: Из Москвы в Киев переехал, потому что очень любил тещу со Львова - изображение 5

Футболисты московского "Локомотива" в Китае

- Перед тем вылетом уже имели гарантии, что будете играть в «Локомотиве»?

- Нет, конечно. Чтобы попасть в состав, должен был постараться, хорошо себя проявить. Мы же в «Локомотив» с Маслаком (Владимиром Маслаченко - авт.) Пришли. Он из Кривого Рога, а я со Львова вернулся. Так мы с тех пор и дружили постоянно, получили в одном доме в районе Белорусского вокзала квартиры. Маслак стилягой был. Мы с ним постоянно в популярный в те годы московский ресторан «Прага» ходили. Победы праздновать.

- Самую значительную из них вы получили в первом для себя сезоне в составе железнодорожников, выиграв в 1957-м Кубок СССР...

- Не зря же тогда писали, что лучшей, чем Владимир Ворошилов, Валентин Бубукин, Борис Абрамов, Виктор Соколов и Игорь Зайцев пятерки нападающих в том сезоне в Союзе не было. Мы же тогда еще по системе «дубль-ве» играли.

Игорь Зайцев: Из Москвы в Киев переехал, потому что очень любил тещу со Львова - изображение 6

"Локомотив" (Москва) образца 1957 года. Сидят (слева направо): Иван Сорокин, Юрий Ковальов, Александр Парченко, Влодимир Маслаченко. Стоят: Иван Моргунов, Юрий Дудкин, Игорь Зайцев, Виктор Ворошилов, Валентин Бубукин, Михаил Афонин, Евгений Рогов

- Бубукин, говорят, был большим юмористом.

- Валентин расскажет анекдот, а потом с ним же бежит к кому-то другому. И так до пяти-шести человек. Но самое смешное, что чуть позже Бубукин собирал всех в кучу и рассказывал тот самый анекдот снова. Валентин чрезвычайно физически выносливым был. Не зря тренер сборной Гавриил Качалин на предматчевой установке говорил: «Вальок, протяни своего опекуна два-три раза от ворот до ворот и больше в него силы бегать за тобой не будет».

Бубуки всегда советовал тем, кто против торпедовцев Эдуарда Стрельцова играл персонально: «Стань рядом с ним и начни ему анекдоты рассказывать. Эдик когда смеется и в хорошем настроении, то вообще не бегает. Но ни в коем случае не зли его. Тогда нам кранты».

- Маслаченко постоянно рассказывал, что он был сильнее Льва Яшина. Согласны?

- Нет. И что значит – сильнее? Зайцев играл так, Валик Иванов имел свои козыри. То же касается и Маслака с Яшиным. У каждого свои вкусы. Всех одновременно иметь одни предпочтения вы не заставите. Поэтому и эти сравнения для меня недопустимы. Маслаченко же со своим характером даже допустить не мог, что он зазнается. Но что было, то было. Мы же, повторюсь, близко дружили. Помню, как у Володи девушка из Прибалтики появилась и он после каждого матча к ней летал. Хороший в общем парень, но самооценку имел несколько завышенную.

- «Локомотив» образца 1957 тренировал Борис Аркадьев, которого футбольные историки времен бывшего СССР называют выдающимся наставником...

- Не сказал бы, что в работе Бориса Андреевича было что-то чрезвычайное. Обычный тренер, может, чуть успешнее, чем большинство его тогдашних коллег, раз выигрывал столько. Мне запомнилось, как во время упоминавшегося выше турне в Китай мы сидели и разговаривали вовсе не о футболе. Тогда открыл для себя Аркадьева разумного, грамотную, всесторонне развитого человека. Они с Николаем Морозовым и в сборной неплохо поработали.

Игорь Зайцев: Из Москвы в Киев переехал, потому что очень любил тещу со Львова - изображение 7

Игорь Зайцев и Борис Аркадьев (справа)

- Вы тоже сыграли один матч в составе олимпийской сборной СССР...

- Осенью 1959-го, то был отбор к Олимпиаде-1960. Но представьте, что я даже не знал, что нахожусь в расположении сборной. Думал, что это обычная контрольная игра, и не настроился. И сыграл тогда против болгар в Софии, прямо скажу, плохо. Мы проиграли 0:1, единственный в матче гол забил в ворота Бориса Разинского после подачи углового Иван Колев.

- После трех успешных сезонов в «Локомотиве» в 1960-м вы оказались в Киеве. Почему?

- Люблю шутить, что перешел через тещу, которую я очень любил и хотел быть ближе ко Львову. А если серьезно, то в «Динамо» меня вместе с Юрой Ковалевым пригласил тренер Вячеслав Соловьев. Точнее, администратор киевлян Рафа Фельдштейн нас непосредственно из аэропорта «Жуляны» забрал, когда мы должны с товарищеской игры в Москву возвращаться.

Потом мы с Ковалем оказались в кабинете управляющего делами Госплана Анатолия Хорозова, который решал для нас жилищный вопрос. Благодарен Валерию Лобановскому, который мне тогда свою квартиру на Героев революции уступил. Там тогда также Соловьев, Рафа, Щегол (Владимир Щегольков – авт.), пока ему не дали дом рядом с Анрдием Бибой на Печерске, жили. Так вот, в моей трехкомнатной квартире только одна сторона была солнечной. Но родился сын, ему надо солнца. «Валера, ты же понимаешь» - объясняю Лобану. Тот не сказал ни слова, согласился. Перетянули мебель и я начал жить в его бывшей квартире. Валерий переехал в мою.

Игорь Зайцев: Из Москвы в Киев переехал, потому что очень любил тещу со Львова - изображение 8

Игорь Зайцев с Валерием Лобановским

- У вас тогда дружный коллектив был?

- Мы тогда все одинаковые были. Тренировались в спортзале на Федорова. Рядом – пельменная. В перерыве выбегали туда выпить вина. А еще в тот период пришлось учиться. Таких, что все предметы одновременно усваивали, было мало, людей пять. Один из них – Сучок (Анатолий Сучков - авт.). Остальные - «не пришей кобыле хвост». Мы с Ерохиным сидим «на галерке». «Нам, кажется, что-то Ерохин хотел сказать, - выдает как-то преподаватель. - Иди к доске ». Пока Володя шел, его кто-то дернул. Отвлекшись, Ерохин то, что так долго запоминал, забыл. Постоял рядом с доской, покраснел и побрел назад.

Но это я не для того, чтобы кого-то обидеть – мы же почти все такие были. Как-то в Москве в школе тренеров Демину дали задание разделить в столбик 1000 в 5. Тот подходит к доске, мучается, не знает, что делать. В аудитории же желающих разыграть множество. «Литр на пятерых» - подсказываем. «По 200 граммов» - отвечает Демин.

- Первых полсезона в 1960 году вы играли без замен, а затем начали терять место в основе...

- Это тренера надо спросить, почему он так решил. Не думаю, что проблема была в отношениях с Соловьевым. Он относился ко всем одинаково, ни с кем не целовался.

Игорь Зайцев: Из Москвы в Киев переехал, потому что очень любил тещу со Львова - изображение 9

- Соловьев удивил еще и тем, что поставил вас после длительной паузы на решающий матч чемпионата-1960 против московского «Торпедо». Матч, в котором решалась судьба золотых медалей...

- ... И который мы проиграли в Киеве 1:2. Серебро (Виктор Серебрянников - авт.) тогда и гол с моей подачи забил. Опять же, тренер решил и решил. Сказал играть – я играл. А почему проиграли? «Динамо» тогда только учились побеждать, команда приобретала ту стабильность, которая помогла выиграть чемпионство в 1961-м.

- В том сезоне вы в «Динамо» не доиграли и золотую медаль не получили...

- Для меня тогда удивительным было другое. Как правило, когда человека отчисляют с работы, он узнает об этом заранее, хотя бы понаслышке. В моем случае как и оснований не было. Играл в начале сезона 1961 постоянно. И вот вызывает Соловьев в отель и говорит: «Мы вас отчисляем». Без всяких объяснений. Обидно было, потому что команда играла хорошо и я как тоже был полезным. Понятно, что моим конкурентом тогда на правом фланге атаки был Олег Базилевич. Он моложе, больше забивал. И можно было что-то объяснить. Я же никому не завидовал, никогда не выступал, что кому-то зарплату повысили, дали премию, а мне нет. Дали – хорошо, нет – так нет. При этом Вячеслав Дмитриевич обеспечил меня работой – дал тренировать мальчиков. А мне же всего 27 лет было.

И подходит то летом сын Олега Ошенкова Михаил: «Иди, тебя отец зовет, хочет поговорить». Прихожу в их квариру на бульваре Леси Украинки. «Предлагаю тебе выступать у меня в «Шахтере», в Донецке, - говорит Олег Александрович. - Пойдешь?» «Пойду». Играл там до тех пор, пока из Мариуполя не пришел Виталька Хмельницкий. Ошенков начал ставить на левом фланге его. Я стал резервистом. В «Шахтере» подружился с Генкой Снегиревым. Мы постоянно номер делили во время выездов.

- Борис Рассихин, с которым вы играли в «Шахтере», рассказывал UA-Футболу, что тогда в донецкой команде хватало людей, которые любили выпить...

- Я в Донецке играл не долго. В общежитие за гостиницей «Украина», где мы жили вместе с Юрием Захаровым, после игры принимали, чтобы снять напряжение, пива. Юра не пил точно. Вратарь Ленька Клюев, немного поиграл и в Киеве, любил это дело. Он позже на шахте погиб. Сейчас тренеры к таким явлениям относятся спокойнее. Можешь пить сколько угодно, но тебя потом на игру не поставят. В наше время с любителями выпить рюмку боролись.

Игорь Зайцев: Из Москвы в Киев переехал, потому что очень любил тещу со Львова - изображение 10

"Шахтер" Донецк образца 1962 года. Игорь Зайцев - стоит третий справа

- В том же 1962-м вы перешли во второлиговый тернопольской «Авангард»...

- Получил доплату на Шахте-7 и принял приглашение Тиберия Поповича, который тогда тренировал Тернополь. Там были и другие бывшие динамовцы – Володя Ерохин, Шурик Кольцов, Боря Русланов. В конце концов, в футбольном плане выступления за «Авангард» как-то не запомнились. Вспоминаю городок – небольшой, чистенький, пять домов и озеро. Я тогда жил в расположенном над прудом отеле «Тернополь». Так Кольцов с Ерохиным перевезли туда семьи, им квартиры выдали. Нам там хорошие условия создали, руководитель района постоянно вывозил нас за город на рыбалку.

- Но в Тернополе вы надолго не задержались. В 1963-м уже выступали в Ивано-Франковске...

- Позвал туда Виктор Фомин, то и выступал. Там тоже несколько динамовцев – Серега Богачек, Ваня Терлецкий, очень хороший футболист из Запорожья Толик Василега. Он детей тренировал, сейчас тоже проблемы с сердцем. Был еще вратарь Николай Стародубов, родом из Москвы. Манию преследования было. Зайдет в комнату и ему кажется, что кто-то из-под кровати лезет. С Колей всегда Генко Думанский в номере жил.

Игорь Зайцев: Из Москвы в Киев переехал, потому что очень любил тещу со Львова - изображение 11

Игорь Зайцев в составе киевского "Динамо"

- Вы говорили, что в Ивано-Франковске имели какой-то конфликт...

- Назвал одного из игроков «шантажистом», а тренер «Спартака» Александр Щанов, который не так давно (в 2009-м - авт.) в Киеве умер, подумал, что «фашистом». «Вы что с ума сошли? Так можете что угодно приписать» - говорю. Так меня из команды и отчислили. «За такое уступить не могу» - стоял на своем Щанов. В Ивано-Франковске хорошо. Жили мы в гостинице «Карпаты», рядом с озером и парком Горького. Пришлось в Киев возвращаться, за команду «Большевик» на первенство города играть.

- Со Щановым после того общались?

- Да все время! «Игорь, ты на меня не обижайся» - любил повторять Александр Иванович. Мы здесь недалеко часто пировали, собирались, чтобы разные даты отпраздновать.

- Думаете, если бы не тот конфликт, могли бы еще немного поиграть?

- Мне к тому времени уже 30 было. В наше время о таких говорили, «не играют, а пылят». Пыль на поле порозганять, то есть, мешать играть молодым. Собственно, я ведь еще поиграл немного за команду завода «Большевик». Нас там тоже немало приличных футболистов выступало. Скажем, защитник Костин. В пределах 70-ти лет, а играл так, что не каждому молодому дано. Я бегал, пока не стал парикмахером.

- Как?

- Сначала, вернувшись в Киев, устроил парикмахером Маринку. Она к тому способности имела. Работала в гостинице «Москва», который в настоящее время «Украина» называется. Я приходил за Мариной после работы, присматривался. Доходился к тому, что попробовать стричь предложили и мне. «Устраивайся, ты аккуратный, у тебя получится», - говорит Матвей, который стоял за первым креслом. Первой своей клиентке ухо надрезал. Оказалась генеральшей, отнеслась к ситуации с пониманием и затем постоянно у меня стриглась.

Десять лет парикмахером был, имел немало клиентов. Когда же рассчитался, то и стеклотару принимал, и грузчиком работал. Там случайно встретился со скульпторами и художниками, своими хорошими знакомыми. «Что ты здесь мучаешься, поехали с нами» - говорят. Отвезли меня в Дом художника на Васильковской. Там встретил еще одного знакомого, Костей звали, тоже, к сожалению, уже умер. Знал меня и директор Серов. Устроили на работу. Сначала учился сваривать. Но прошло три месяца, работать я уже научился и чтобы работать чеканщиком самостоятельно, должен сдавать экзамены.

Выучился к тому, что позже самостоятельно ковал бюсты Шевченко и Ленина. Спрос на такие памятники тогда был, ведь ставили их перед каждой сельским советом. Мне эта работа нравилась. Однажды со своим другом Юрием изготовили бюст Шевченко. Приходят люди и спрашивают, кто автор. «Зайцев» - говорят. «Надо его на Шевченковскую премию подавать». Самая известная работа нашей бригады – памятник солдату и матросу в Севастополе (на фото – во время строительства). А женщину на монументе Независимости в Киеве устанавливал лично наш бригадир.

Игорь Зайцев: Из Москвы в Киев переехал, потому что очень любил тещу со Львова - изображение 12

- Сколько вы лет чеканщиком работали?

- Фактически всю жизнь. Во время горбачевской перестройки нас разогнали. Но не потому, что мы плохо работали. Времена изменились и наша работа оказалась ненужной. Инспектировал матчи второй лиги, снова стал стеклотару принимать. А еще продавал фрукты. Дело в том, что я тогда вдруг женился. Валя родом из Батуми, у ее сестры был богатый муж. Он то и привозил на фуре в Киев в основном мандарины. У них на земле валяются. Я с женой продавал и имел заработок. Рассказываю об этом и не стесняюсь. Потому что стыдно – не работать. А любая работа – это дело полезное.

Читайте самые интересные новости футбола в Facebook и Viber
Оцените этот материал
Голосов 1
Подпишись на рассылку от UA-Футбол
Только самое важное за неделю!
Нажимая на кнопку вы даёте согласие на обработку ваших персональных данных
Вы удачно подписаны на рассылку!
Ошибка отправки формы!
Новости по теме
Загрузка...


Реклама
comments powered by HyperComments
 

© UA-Футбол 2002-2017.
Все права на материалы, находящиеся на сайте www.ua-football.com, охраняются в соответствии с законодательством Украины.
Материалы сайта предназначены для лиц старше 18 лет (18+).
Пишите нам: [email protected]