Иван Диковець - интервью с экс-футболистом Карпат, Динамо, Шахтера
Украинская Премьер-Лига (УПЛ)
Большое интервью с легендой Карпат, а также экс-игроком Динамо и Шахтера
Премьер-лига Таблица Матчи Новости Команды Бомбардиры Ассистенты Гол+пас Посещаемость ТВ

Ігор Семйон
14.07.2017
пятница
06:45
Иван Диковец: Амосов говорил мне, что после болезни проживу долго, но играть не смогу
Рейтинг публикации
Большое интервью с легендой Карпат, а также экс-игроком Динамо и Шахтера
Також читайте українською: Іван Диковець: Амосов казав мені, що після хвороби проживу довго, але грати не зможу

Скоро ему исполнится восемьдесят. О своих годах Иван Диковец говорит как о богатстве. Но добавляет, что чувствует себя нормально. Спокойно выбирается в город, ведет беседы и в ряды-годы может даже выпить рюмку в хорошей компании. Это несмотря на то, что имеются проблемы с желудком, из-за которых, собственно, и отказывается от любых гостинцев во время интервью UA-Футболу.

Свое прошлое Иван Васильевич вспоминает с улыбкой. Собственно, то прошлое, которое еще не стерлось из памяти под давлением неумолимого времени. В футбол он играл во дворе, затем переехал в Казахстан, где был участником колхозной команды. Когда его, - юношу, - судьба занесла в родную Украину, возвращаться в Казахстан желания уже не было. Иван Диковец оказался в ужгородском "Спартаке", откуда ушел на повышение в "Динамо". Болезнь, возвращение в Ужгород, приглашение "Шахтера", дисквалификация – и переезд во Львов, где Иван Диковец стал настоящей легендой. Подробнее – из уст самого ветерана.

Иван Дикоіец

- Вы начинали свой футбольный путь в Казахстане. Расскажите подробно, с чего все началось?

- После смерти Сталина был набор на целинные земли – в Казахстан, на Поволжье. Я был комсомольцем, но до того два года работал сапожником в Ужгороде. Был молодым, только получил паспорт, но в футбол уже играл. Оказался в Казахстане. Меня оформили в школу механизации сельского хозяйства. За её команду я играл в чемпионате города. А потом в школе меня оформили на курсы комбайнеров и трактористов. Тогда была игра на первенство области, затем – республики. Так и попал в футбол.

Иван ДиковецВскоре я уже играл в колхозной сборной Казахстана. Также провел два товарищеских матча за "Кайрат". Один из поединков пришлось проводить в Одессе. Когда все закончилось, нужно было возвращаться в Алматы. Мне взяли билет в ту сторону. Но поезд в Казахстан был на два часа раньше, нежели поезд во Львов. Я погулял по Дерибасовской, пошел к морю – переждал, пока они уедут. Затем на вокзале объяснил девушке-продавщице, что имею билет в Алматы, но не поехал, можно ли что-то сделать? Она ответила, что проблем нет. Забрала у меня тот билет, выдала билет в Ужгород – и сдачу. В городе я купил шампанское и большую шоколадку, отблагодарил ее.

Так я вернулся в Ужгород. Опять пошел работать сапожником. Но в футбол играть уже знал. Правда, никому ничего не говорил. В те времена при каждом заводе и каждой фабрике были футбольные команды. Наше предприятие не стало исключением. Мы изготавливали обувь, а параллельно за команду завода я играл в футбол.

В Ужгороде же в то время была серьезная команда – "Спартак". Закарпатье считалось кузницей талантов. "Спартак" тогда тренировал Михаил Михалина, а помогал ему Товт. Параллельно Михалина был тренером команды пошивочного цеха. Мы встречались с ними в первенстве города. В том матче я спокойно (это было просто первенство города) забил три гола. А Михалина после матча подошел и сказал: "Ванюша, чтобы завтра в шесть часов я видел тебя в "Спартаке".

С тех пор был в команде. Пришел на тренировку, меня зарегистрировали. В первом матче играли против харьковского "Авангарда" в классе Б, выиграли 2:0, я забил ударом головой второй мяч.

- В ужгородском "Спартаке" провели два сезона и перешли в "Динамо". Тогда легко было осуществить такой скачок – из провинции в большой город в один из флагманов футбола?

- В составе молодежной сборной Украины мы поехали на чемпионат Союза, стали чемпионами. Финал проходил в Москве. Бесков и Маслов уже тогда меня заметили. Басков приглашал в "Спартак", а Маслов – в "Торпедо" (Эдик Стрельцов играл в команде). Но я не мог никуда идти, потому что был договор. Михалина сказал, что уже есть договоренность с Киевом и я поеду туда. Так и произошло. В 1957-м году уже играл за "Динамо".

В 1959-м в Киев переехали Сабо, Турянчик, Гаваши. А я уже два года играл за "Динамо". Кроме того, левого защитника в "Динамо" играл закарпатец Попович Тиби.

- Сколько времени вы провели в "Динамо"?

- Два года.

- Довольно быстро завершили...

- У нас было турне по Африке, после которого поехали в Норвегию, еще позже – в Западную Германию. В Африке я очень сильно заболел. Мы должны были провести тринадцать игр (в Египте, Судане, Эфиопии и так далее.) при бешеной жаре. После одного из матчей я принял холодный душ. У меня возникло воспаление мозговых оболочек, уже позже его стали называть менингитом. В больницу ко мне приходил знаменитый врач-академик Амосов. Переговорив с местными врачами, Амосов сказал мне такую ​​вещь: "Не обижайся, Иван, ты будешь жить долго, однако играть не сможешь".

Но он допустил ошибку – и потом эту ошибку признал, когда меня вернули в Киев. Через полгода я уже играл в футбол. В Киеве. Я тренировался, поддерживал форму, меня снова пригласили в команду. Поехали на сборы в Гагры (Грузия). Тренировки там были очень тяжелыми. Я не выдерживал. У меня болела и кружилась голова. Я так и сказал тренеру, что, мол, не могу.

Я вернулся домой. Но очень быстро ко мне пришли представители харьковского "Авангарда", львовских "Карпат" и донецкого "Шахтера". В составе последнего я и оказался.

Иван Диковец

Фото - Роман Сенишин

- Немного опережаем события. Расскажите о своих отношениях с Лобановским. Вы же играли в одной команде...

- Он не играл в выдающийся футбол, но очень хорошо подавал штрафные. Мы с ним часто жили в одном гостиничном номере, поэтому могу сказать, что человеком он был хорошим. Ну а тренером стал выдающимся.

Однажды они приезжали в Ужгород на сборы. Мы встретились, отошли в сторону и я у него спросил: "Почему ты постоянно качаешься?". А он мне говорит: "Ваня, нервы. Я не хочу этого, но оно само получается".

- Расскажите о матче "Спратак" - "Динамо" (15-е августа 1958-го года), который пришлось переигрывать из-за протеста киевлян.

- К сожалению, не помню той игры, прошло уже очень много лет.

- Вы говорили, что получали от "Динамо" пенсию в сто гривен. Получаете до сих пор?

- Да. Платят и до сих пор. Мне и Василию Турянчику платили по сто гривен с лихвой. А сейчас, кажется, немного подняли. Точной суммы теперь не знаю, но в ближайшее время должен получить, тогда и узнаю.

- Приглашение "Шахтера" считалось тогда возвращением на самый высокий уровень. "Горняки" же выступали в элитном дивизионе...

- В "Шахтере" я был одним из ведущих игроков. Параллельно числился рабочим шахты, в которой получал три тысячи рублей – это были большие деньги. За победы же получали 300 - 500 рублей, когда как получалось. Это была обычная ситуация, когда футболисты были оформлены рабочими и получали деньги из заводов или учреждений.

- За "Шахтер" вы тоже играли недолго. Почему так сложилось?

- Был договор, мы получим автомобили. А в "Шахтере" центрального защитника играл Гена Снегирев – один из ведущих футболистов. Хороший был игрок. Он меня подбил на то, чтобы пойти выпрашивать у руководства те автомобили. Я пошел к тренеру, а тот мне сказал, что если выдадут нам, то захочет целая команда. Но договор есть договор. Я обиделся. Взял билет на самолет и улетел. Из-за этого меня дисквалифицировали на три года.

Но три года не отсиживал. У меня еще со времен "Динамо" была травма – разрыв мышц. В Киеве надлежащей аппаратуры для обследования и лечения не было. Я поехал в Москву. Реабилитация проводилась в "Лужниках". Там были маленькие комнаты на двоих. В одной из них лежал артист кино, борец Ванин. Он тоже потянул мышцы. Я захожу в комнату, а он мне говорит: "Ванюша, ты что здесь потерял?". Я спросил, откуда он меня знает. А он мне – "Киевское "Динамо" не знать?".

Оказалось, что тот борец был заместителем Гранаткина – председателя Федерации футбола СССР. После лечения меня вызвали в город. Гранаткин спрашивает: "Что ты можешь сказать? Какое твое последнее слово?". Я ответил, что действительно виноват, что не надо было бежать из "Шахтера". Но отметил, что я еще очень молод и еще поиграю в футбол.

Выходя из кабинета, в коридоре увидел того самого Ванина, с которым лечился. Он позвал меня за угол и сказал "Езжай домой, устройся на работу, но работать ты не будешь. Через полгода снова будешь играть в футбол". Так оно и было.

Иван Диковец

Иван Диковец в "Карпатах". Второй слева. Фото - ФК "Карпаты"

- В "Шахтере" вы могли играть, несмотря на последствия болезни?

- В "Шахтере" было легче, там не было таких тяжелых тренировок. Я спокойно играл, не испытывая дискомфорта.

- После разговора с Ваниным Вы вернулись домой? Как оказались во Львове?

- За мной пришли представители "Авангарда" (Харьков), "Черноморца" (Одесса) и "Карпат" (Львов). Сказал жене, что Харьков и Одесса очень далеко, а Львов – недалеко от дома. Поэтому выбрал Львов.

- Дисквалификацию отменили?

Иван Диковец- Отменили. Во Львове тогда была команда Второй лиги – следующего по рангу дивизиона после Высшей лиги. Меня назначили капитаном тренеры, а в течение следующих четырех сезонов капитаном меня выбирала команда. Я пять лет был капитаном "Карпат".

Когда мы добыли Весенний Кубок, тренер "Шахтера" Ошенков сказал: "Ваня, приходи. Все будет хорошо. Машина будет". Но я уже не мог оставить "Карпаты", я был капитаном. Захожу в раздевалку, а мне говорят: "Уходишь?". А я ответил: "От этих хулиганов я уже никуда не денусь". Они меня качали на руках.

- В "Карпатах" Вас называли "ракетой"?

- "Ракетой" и "Божьим даром". Я был очень быстрым, быстро стартовал с места – и с мячом и без мяча. Имел очень быстрый рывок.

- Вы развили это качество, или это способности от природы?

- Я не знаю. Я сам удивлялся, и другие мне говорили, что никогда не думали, что с меня, - сироты, - будет такой футболист. Я ложился на кровать и удивлялся этому всему. В детстве играл во дворе, но настал момент, когда против меня уже не могли играть на равных. Говорили выставлять на двух игроков больше.

- "Шахтер", "Динамо" и "Карпаты". Где Вам было комфортнее всего?

- В Донецке я был основным игроком. К тому же, там было лучше с финансовой точки зрения. Но для понимания замечу, что Гена Снегирев, - тот, о котором рассказывал в истории с автомобилями, - звонил мне и просился ко мне в "Карпаты". Говорил: "Я уже не в "Шахтере", я хочу к тебе" (а я уже был капитаном "Карпат"). Он жил в Донецке. Я ему говорю: "Гена, садись на велосипед и езжай во Львов". Он был хорошим парнем, хорошим игроком. Прилетел во Львов и был основным футболистом "Карпат".

- Во Львове все завершилось естественным путем?

- Я был уже в годах. После "Карпат" еще играл в Ужгороде, а потом на меня вышли представители черновицкой "Буковины". Я принял их условия, два года играл в Черновцах – уже завершал.

ФК Буковина

"Буковина" - 1970-й год / Фото - Официальный сайт ФСК "Буковина"

- После завершения карьеры не предлагали быть тренером?

- Приглашали, но это же очень нервная работа.

- А чем после завершения карьеры зарабатывали на жизнь?

- Во времена карьеры мы все были профессионалами, но на официальном уровне этого не признавали. Потому что в таком случае все способные футболисты за большие деньги уезжали бы за границу. Поэтому мы числились любителями, хотя играли на профессиональном уровне и нигде не работали. Если бы нас признали профессионалами, то половины команды бы не было. Поэтому пенсию как футболист не получаю. Имею пенсию по инвалидности.

- С кем-то поддерживали отношения после завершения карьеры?

- Я был в хороших отношениях со многими – и не только с футболистами. Такой характер. В хороших отношениях был с командиром партизан Ковпаком. Он меня приглашал к себе. В хороших отношениях был с народным артистом Украины, Героем Украины Дмитрием Гнатюком. И с Амосовым... Вспоминаю, когда я играл за "Динамо" после болезни, мы встретились с ним на Крещатике. А он мне раньше говорил, что играть больше не буду. И вот Николай говорит: "Ваня, даже врачи делают ошибки". А я отвечаю ему в шутку: "Вы не врач, вы большой академик".

Читайте самые интересные новости футбола в Telegram, Facebook и Viber
Подписывайтесь на наш канал YouTube
Оцените этот материал
Голосов 2
Подпишись на рассылку от UA-Футбол
Только самое важное за неделю!
Нажимая на кнопку вы даёте согласие на обработку ваших персональных данных
Вы удачно подписаны на рассылку!
Ошибка отправки формы!
Загрузка...
Реклама
Авторизуйтесь на сайте, для того чтобы голосовать.
Комментарии (3)
Войдите, чтобы оставлять комментарии. Войти
Печник (Бабаи Харьковская об)
Спасибо за вью, очень нравится подобный материал. Но не в обиду автору, у Ивана Вербицкого получалось намного интереснее! Где он пропал? На ЮА Футбол он уже не работает?
Ответить
0
0
Alex51 (KYIV Zoo)
Куці,питання, куці відповіді. Не чіпляє ні з якого боку. У того ж Вербицького була авторська позиція, відчувалося, що він грунтовно готується до вюхи. І щодо Ваніна непонятки. "Алексей Ванин продолжал сниматься, учился в институте физической культуры, затем в школе машинистов локомотивов. В начале 1960-х годов был арестован и осуждён за контрабанду (взял с собой в служебную командировку в Венгрию 30 секундомеров для продажи). Отбыл полтора года, освобождён досрочно за примерное поведение. Был исключён из КПСС, уволен из ЦСКА. С 1962 года работал тренером в ДСО «Локомотив». Як це вяжеться з Федерацією футболу?
Ответить
0
-1
lera khoima (Киев)
За познавательное интервью большое спасибо !
Ответить
+1
0

 

© UA-Футбол 2002-2018.
Все права на материалы, находящиеся на сайте www.ua-football.com, охраняются в соответствии с законодательством Украины.
Материалы сайта предназначены для лиц старше 18 лет (18+).
Пишите нам: [email protected]