Кульчицкий: Заметив сине-желтые флаги, Сергей Морозов отказался выводить команду на поле. 14-11-2017 Премьер-лига - UA-футбол
Украинская Премьер-Лига (УПЛ)
Премьер-лига Таблица Матчи Новости Команды Бомбардиры Ассистенты Гол+пас Посещаемость ТВ

Іван Вербицький
14.11.2017
вторник
12:00
Кульчицкий: Заметив сине-желтые флаги, Сергей Морозов отказался выводить команду на поле
Рейтинг публикации
Також читайте українською: Кульчицький: Помітивши синьо-жовті стяги на стадіоні, Сергій Морозов відмовився виводити команду на поле

Во второй части интервью UA-Футбола легендарный капитан "хрустальных" "Карпат" вспомнил пикантные детали кубкового триумфа-1969, ликвидацию родного клуба по политическим мотивам и его возрождения вопреки Киеву и благодаря Москве, а также поделился тонкостями пробития пенальти и впечатлениями о том, как ломает бюрократические устои в Львовском горсовете.

- "Карпаты" могли заходить в высшую лигу в 1968-м, когда нас тренировал Василий Васильев, - говорит Игорь. - Нас считали фаворитами финальной "пульки" за право получить единый пропуск в элиту. Однако беда в том, что вопрос повышения в классе тогда решались на самом высоком уровне. Там решили, что Львов в высшей лиге не надо. Точнее, высшее руководство было заинтересовано в победе "Уралмаша". Первым секретарем Свердловского обкома партии тогда был Борис Ельцин, несмотря на молодость персона уже влиятельная. В первом туре "Уралмаш" скатал откровенный договорняк с омским "Иртышом".

После той ничьей должны были играть мы с николаевским "Судостроителем". "Давайте тоже сделаем ничью, а дальше будем разбираться с русскими каждый за себя", - предлагаем николаевцам. Те согласились, но на поле нас банально обманули. Счет 0:0 держался до 88-й минуты. Пока Ираклий Петров не забил нам единственный мяч. В следующем туре мы со злости победили "Иртыш" 4:0, а николаевцы без сопротивления отдали игру "Уралмашу". Конечно, мы "Судостроителю" той ничьей не забыли и на компромиссы больше не шли. А возможность отомстить возникла в полуфинале Кубка-1969. Тогда победили николаевцев уверенно - 2:0.

А тогда, в 68-м, еще могли исправить ситуацию. Если бы победили в заключительном матче "Уралмаш". Мы вели 1:0, однако в игру вмешался арбитр. Судил матч эстонец Еуген Хярмс. Позже он признался, что накануне ему поставили условие: "Получишь статус международника только в том случае, если "потопишь" "Карпаты". Решающий момент случился в конце встречи. Когда мяч полетел в направлении наших ворот, соперник находился примерно в десятиметровом офсайде. Игрок "Уралмаша" сидел, завязывал бутсы, а затем мгновенно поднялся и забил нам без сопротивления. Вратарь Миша Лупол, понимая, что опасности нет, вообще находился в стороне. Это был произвол.

Сразу после финального свистка Хярмс бежал и из судейской комнаты не выходил до тех пор, пока "Карпаты" со стадиона не уехали. В течение следующего, 1969 года на наши матчи эстонцу не назначали.

- Вплоть до кубкового финала.

- В том матче Хярмс был лайнсменом, а в поле судил грузин Карло Круашвили. Увидев в списке арбитров эстонца, не сомневались, что его назначили для того, чтобы снова нас потопить. Впервые пересекся с Еугеном, когда за час до начала встречи как капитан ушел в судейскую комнату, чтобы подписать протокол. При входе подал руку Круашвили, его ассистенту Тофику Бахрамову, капитану соперников Антоневичу, а в сторону Хярмса даже не посмотрел. Все присутствующие начали смеяться, а Еуген покраснел от стыда. Выхожу, а Еуген за мной. "Почему со мной не здороваешься?" "Лучше себе руку отрублю, чем подам ее предателем", - и вспомнил тот матч против "Уралмаша" в Сочи. "Ты знаешь, какое нам сегодня указание дали?" - спрашивает Хярмс. "Разумеется, в Ростове уже красная дорожка постелена, - отвечаю. - Но посмотрим. Мы просто так не сдадимся".

Кульчицкий: Заметив сине-желтые флаги, Сергей Морозов отказался выводить команду на поле - изображение 1

Один из моментов финала Кубка СССР 1969

- Получилось, что фактор Хярмса снова стал одним из решающих.

- СКА представлял высшую лигу, а мы - первую. Конечно, разница в классе была заметной. Особенно на старте игры, когда соперники прижали нас к воротам и быстро открыли счет. Должен отметить свою капитанскую роль. Как капитан я в трудный момент позвал ребят, нашел правильные слова. Ведь капитан - это не просто повязка на руке, а умение проявить лидерские качества в критических ситуациях. Мне в этом контексте нравится Игорек Худобяк. Он тоже ведет игру, своим примером показывает, как надо сражаться на поле. Так вот, после моих слов мы тогда в Лужниках успокоились, умерили мандраж, во втором тайме забили два мяча подряд, а в конце поединка начали подсаживаться.

Ростовчане оказывали на наши ворота страшное давление. И таки забили второй. Круашвили указал на центр. И не заметил, что Хярмс поднял флажок. Поднял и не опускал. Стоял с поднятой вверх рукой, словно каменный. Я этого тоже в той суматохе не заметил. Но кто-то из наших ребят показал и я убедил Круашвили, что пока СКА празднует, надо пойти и послушать помощника. "Вне игры" - невозмутимо говорит Хярмс. Круашвили гол отменил, после чего ростовчане Еугена едва не разорвали.

После матча позвали Хярмса к себе в гостиницу, налили ему 50 граммов. "Игорь, я очистился?" - спрашивает меня эстонец. "Да. Только скажите, "вне игры" действительно было?"- отвечаю. "50 на 50, но теперь моя совесть чиста. Мне было очень неудобно перед вами".

Вообще, я Хярмсу даже благодарен за то, что он нас не пустил в высшую лигу с первой попытки. Потому что не уверен, что через год мы бы выиграли Кубок. Да еще и историческое достижение установили. Вообще, в начале того сезона никто бы не сказал, что мы способны на что-то серьезное. Могло же случиться, что из Кубка "Карпаты" вылетели бы на стартовой стадии. Мы играли в Мариуполе против "Азовцы". Накануне матча сломался я, в ходе первого тайма - Ростислав Поточняк. Поединок завершился 0:0 и на следующий день была назначена переигровка. Юст не смог рассчитывать на двух ведущих игроков сразу. Но ребята таки выиграли и в дальнейшем мы действовали уже увереннее.

- Принято считать, что "Карпатам" тогда хорошо повезло, что потенциально сильнее соперники выбывали раньше.

- Не без этого. Но мы еще на старте сезона ставку сделали именно на Кубок и решили, что чемпионатом пожертвуем. В 1970-м все было наоборот. Впрочем, мы же на пути к финалу тоже победили высшелиговые "Арарат" и "Черноморец".

Кульчицкий: Заметив сине-желтые флаги, Сергей Морозов отказался выводить команду на поле - изображение 2

- Кроме трофея, "Карпаты" впервые в истории получили возможность играть в еврокубках.

- Долгое время нас туда не хотели допускать. В СССР спортивный принцип в то время, когда шла речь о чести "Родины", иногда отходил на второй план. В нашем случае московские руководители колебались, способна ли команда первой лиги достойно представить в Кубке кубков весь Союз. Но в итоге львовская верхушка пообещала, что мы СССР не опозорим. В принципе, и не опозорили. Другое дело, что нам не повезло со жребием. В 1/16 финала попали на "Стяуа", команду, за которую выступали пять или шесть сборников Румынии. При этом мы играли лучше в обоих поединках. Но во Львове не использовали кучу моментов, а в конце встречи допустили грубую ошибку и уступили 0:1. Поточняк был первым на мяче, но в момент, когда должен был выбить, подвернул на мокром газоне ногу. Георге Тетару находился метрах в 30-ти, но побежал, совершил перехват, вышел с Габором Вайдой на свидание и реализовал шанс.

В ответном матче я открыл счет смачным ударом в "девятку" метров с 40-ка. А потом в игру вмешался судья из ФРГ Гюнтер Меннинг. Что поделаешь, если он воспринимал нас не как украинцев, а представителями СССР? Не любил человек москалей и особенно этого не скрывала. Сначала зафиксировал "вне игры" в ситуации, где его не было даже близко. Вскоре после того как Грещак забил во второй раз, в наши ворота ставится несуществующий пенальти - 2:2. В конце сыграли 3:3 и выбыли из розыгрыша.

- Некоторые из участников того матча считают, что "Карпаты" выиграли бы даже при условии предвзятого судейства. Но слишком часто ошибался вратарь Лупол.

- Не совсем согласен. К примеру, можно считать, что легко румыны забили после ошибки Мишки на выходе. Но его подтолкнули, не дали добраться до мяча.

- Так или иначе, Лупола после того матча в "Карпатах" уже не было. В 1971-м, когда "Карпаты" впервые попали в высшую лигу, дублером Вайды был уже Александр Швойницкий.

- Решение тренеров. Думаю, это тоже было усиление. И вообще коллектив у нас в то время был весьма боеспособный. В стартовом поединке победили 3:1 киевское "Динамо". На старте сезона были среди лидеров. Но играть на таком уровне стабильно еще не могли, поэтому со временем пошел спад в результатах. Впрочем, в целом в высшей лиге мы укоренились хорошо. "Спартак" вообще отскакивал от нас крайне редко.

Помню, как в 1972-м играли в Москве. У нас тогда был прекрасный нападающий Роман Хижняк. Ромка очень любил импровизировать, сыграть красиво и нестандартно. Так вот, в Лужниках Хижняк вышел с вратарем Юрием Дарвиным один на один. Поймал голкипера на замахе, пробросил ему мяч между ног и остановил мяч на линии, стоит и ждет. Дарвин заметил, что мяч еще не в воротах и ​​панически бросился на перехват. Юрий залетел в ворота, а Ромка издевательски подбросил ему мяч на спину. Выиграли мы тогда 3:1.

Кульчицкий: Заметив сине-желтые флаги, Сергей Морозов отказался выводить команду на поле - изображение 3

"Карпаты" образца 1969-го года

- У Хижняка вроде с грузинами особые счеты были.

- С Муртазом Хурцилавом, основным защитником сборной СССР, если быть точным. В том же 1972-м играли с грузинами в четвертьфинале Кубка. Первый матч проходил ранней весной на стадионе СКА. Ромка делал с Муртазом, что хотел. Но хуже всего - прокидал мяч Хурцилаве между ног. А для грузина ничего хуже этого нет. Матч завершился 0:0.

Поехали в Тбилиси. Перед тренировкой за сутки до игры Хурцилава, которого знал по турне в Мексику в составе сборной СССР, спрашивает: "Игорь, Хижняк приехал?" "Конечно, почему бы ему не приехать?" - отвечаю. "Плохо ...". Ощущение Муртаза не подвели. В одном из эпизодов остается он с Хижняком один в один, за спиной только вратарь и ворота. Хурцилава прижимает ноги как может, но должен передвигаться. И только он сделал шаг, как Ромка пробросил мяч между ног. Спасать ситуацию выбежал голкипер Теймураз Степания. Здоровенный, Теймураз на скорости до мяча не добрался, да еще и столкнулся с Хурцилавой. Перед Хижняком были пустые ворота. Спокойно покати и был бы гол. Но Роман не был бы собой, если бы что-то не придумал. Метров с пяти он решил пробить на силу. Мяч срезался с ноги и полетел мимо стойки. "Хотел, чтобы сетка затрещала, а оно вон как вышло", - оправдывался потом.

Мы ошалели. На тот момент мы уступали 0:1 и могли проиграть. Хорошо, что Лев Броварской счет таки сравнял. Правда, судьи сделали все, чтобы в полуфинале были не мы, а динамовцы. Незадолго до финального свистка в наши ворота даже назначили пенальти. Но Гиви Нодия своей возможности не использовал и дальше пошли мы.

Хижняк страшно не любил играть против московских "Динамо" и ЦСКА. Так как их защитники были весьма жесткими. Они высекали мяч с ногами. В таких ситуациях Ромка подходил к Юсту и просил замену. Хижняк был невероятным талантом. На одном квадратном метре он мог обыграть трех-четырех игроков. Жаль, погубила Рому водка ...

- Не только его.

- Янош Габовда тоже любил выпивать. Точнее, не столько любил, сколько не мог отказать десяткам случайных друзей, которые его постоянно угощали. Янош был прекрасным бомбардиром, выпить с ним было честью. У меня, в принципе, тоже такие трудности возникали. Но отказывался. Если бы не отказывался, то уже, пожалуй, с вами не говорил бы. Так вот, перед матчем с ростовским СКА Габовда исчез на несколько дней. Пил беспробудно. А в день матча появился на базе. Чтобы оправдать свое отсутствие, приволок откуда-то дохлого кролика. И начал рассказывать Юсту историю: "Заблудился с друзьями во время охоты, вот, зайца с собой приволок, сразу на базу приехал". А перегар стоит страшный. "Что с ним делать?", - в отчаянии спрашивает Юст. "Отмочите его немного под душем", - говорю. И действительно. Вечером Янош вышел на поле и забил ростовчанам один из трех мячей.

- Вы же в те первые для "Карпат" годы в элитном дивизионе много забивали, так как часто выполняли пенальти.

- За два года реализовал 13 ударов с отметки из 13-ти. Сбой произошел в апреле 1972, когда во Львове не сумел переиграть вратаря ЦСКА Владимира Астаповского. Игра нам давалась плохо, в дебюте пропустили дважды. Но в середине первого тайма получаем возможность пробить пенальти. У меня не было настроения. Перед матчем пенальтистом назначили меня. Но старт поединка сложился неудачно и это немного выбило меня из морального равновесия. Отказывался, но все же к отметке подошел. Это была ошибка, потому что опыт показывал, что в случае, если хорошо не настроен, лучше даже не пробовать - одиннадцатиметровый не забьешь. Разбежался и даже не знал, в какую сторону бить. Собственно, так и ударил абы как. Астаповский мяч отбил.

Кульчицкий: Заметив сине-желтые флаги, Сергей Морозов отказался выводить команду на поле - изображение 4

Но когда был в хорошем тонусе, то позволял себе иногда определенную дерзость. Играли в 197-м с "Торпедо" в Лужниках. Уступаем 0:1. Во втором тайме сбили Лихачева - пенальти. В воротах торпедовцев - Витя Банников, который тоже ездил в составе сборной в Мексику. У меня же была такая привычка: оставаться после тренировки и заводить с голкиперами спор, как правило, на пиво или кока-колу, мол, забью с отметки пять раз из пяти. Вратарей это заводило и они соглашались.

Согласился и Банников. Как левша всегда бил в правую от вратаря сторону. Отдельные споры выигрывал, отдельные проигрывал. Так тогда, перед ударом в Лужниках, подхожу к Банникову и говорю: "Витя, ты знаешь, куда я бью". А заодно обращаюсь к судье: "Проследите, чтобы вратарь был на линии". Психологическое давление и оно сработало. Когда бил, обычно прятал глаза и смотрел на мяч. Поднимал взгляд в последний момент, перед ударом. И вот смотрю, а Банников уже лежит. В левом, противоположном от того, в какой я всегда бью, углу. Тогда просто покатил мяч в другую сторону. Люди на трибунах попадали со смеху. "Игорь, ты меня опозорил", - говорит после игры Банников. "Так ты же знал, куда я буду бить. Почему не бросался в ту сторону? "- спрашиваю.

В матче с "Шахтером" тоже интересно получилось. Когда судья назначил пенальти, львовянин Славко Кикоть, который тогда выступал за "Шахтер" и сидел на замене, бежит за ворота и подсказывает вратарю Дегтерев: "Юра, будет бить в правую сторону". Услышал и говорю: "Слышал, что он сказал? Так и ударю". Но опять попросил судью, чтобы проследил за тем, чтобы вратарь до конца оставался на линии. Знал, что даже в случае, если вратарь будет прыгать в правильную сторону, но до конца находиться на ленте, сильно и точно запущенного мяча он не вытянет. Однако Дегтерев упал до удара, снова - в другую сторону. Я легонько покатил мяч в свободный угол. "Я тебе говорил!", - бушевал за воротами Кикоть. Вратари же ломаются. Так же заранее сказал направление вратарю бакинского "Нефтчи" Сергею Крамаренко. Но он тоже решил, что я его обманываю и бросился влево.

- Карьеру вы закончили в 1973-м, 31-летним. Рано.

- Еще мог играть. Но кто-то наверху не хотел, чтобы во Львове была своя, украинская команда, составленная в основном из галичан. Начали нам присылать слабых российских игроков, потом еще и поставили в "Карпатах" московского тренера Валентина Бубукина. Понял, что дела не будет, когда на одной из первых тренировок Бубукин спросил: "На каком месте ты можешь играть?" Я человек гордый и цену себе знал. "Вы что не знаете?", - огрызнулся. "Я не знаю, будешь ли ты вообще играть", - добавил тренер.

В конце чемпионата-1972, перед домашним матчем против киевского "Динамо", Бубукин говорит: "Будем вас с Петей Данильчуком из футбола провожать". Мы с Петром много лет вместе на левом фланге играли - Данильчук в обороне, я в центре поля, а Гена Лихачев в нападении. Перед матчами с "Карпатами" соперники в первую очередь ломали себе голову над тем, как закрыть нашу левую сторону. Мы постоянно менялись позициями, Петр постоянно подключался к атакам, а мы поддерживали его сзади. Однако по инициативе Бубукина это трио мгновенно распалось.

Кульчицкий: Заметив сине-желтые флаги, Сергей Морозов отказался выводить команду на поле - изображение 5

С поля нас с Данильчуком после окончания матча игроки "Карпат" и "Динамо" вынесли на руках. Почти не отдыхал и пошел проситься на работу в ту школу на Погулянке, которая в детстве сделала футболиста из меня. Решил, что буду тренировать детей. Что-то получалось. Сначала потренировал, а затем получил возможность стать директором ДЮСШ. Прежде добился, чтобы футбольную школу отделили от гандбола, баскетбола и волейбола. Только футболисты. Тренеров у нас было много и работали мы продуктивно. Воспитанниками нашей СДЮШОР-4 были такие сильные футболисты как Василий Леськив, Богдан Стронцицкий, Володя Резник.

- Когда эти талантливые ребята росли, "Карпат" не существовало в природе.

- На матчах нашей команды, особенно в начале 80-х годов болельщики любили кричать: "Бей москалей!" Конечно, у этого заряда не столько политический, сколько чисто футбольный характер.

Однако возвращались условные "Спартак" или "Динамо" в Москву с поражением и на вопрос, почему они уступили "бендеровцам", отвечали: "Вы слышали, что они с трибун кричат. Там невозможно играть".

Соответствующие органы на эти жалобы реагировали серьезно. Первый секретарь Львовского обкома партии Виктор Добрик постоянно получал звонки из Москвы. Мол, надо что-то делать. Добрик боялся, что дело может закончиться его увольнением и не нашел ничего лучшего, как расформировать команду. При этом в январе 1982-го "Карпаты" еще собрались, чтобы вести подготовку к новому сезону. Однако пришли люди от Добрика и сообщили, что клуб ликвидирован.

Футболистам посоветовали переходить в СКА. А чтобы среди львовян не возникало недовольство, армейский клуб вроде объединили с "Карпатами". Однако ребят не обманешь. Часть из них за СКА отказалась играть категорически. Степан Юрчишин и Толик Саулевич перебрались в Хмельницкий, Витя Рафальчук - в "Днепр", Лескив - в Луцк. Юрий Дубровный, Григорий Батич, Василий Щерба, Игорь Мосоро даже поехали в Кишинев и в 1983-м выиграли вместе с "Нистру" путевку в высшую лигу.

Игроки продемонстрировали, что имеют высокий потенциал. Другое дело, что не во Львове он реализовывался. Также мы понимали, что при существующих обстоятельствах вынуждены будем попрощаться и с воспитанниками СДЮШОР. В то время я отвечал за две бани. В них зимой постоянно парились, вернувшись домой в отпуск, бывшие игроки "Карпат". Отдыхали, бегали по снегу в футбол, разговаривали. Юрчишин, Саулевич говорили мне, что только "Карпаты" возродятся, они вернутся. "СКА-Карпаты" их не интересовали. Условий там не было, команда, получив от "Карпат" право выступать в первой лиге, постепенно скатывалась и в конце все закончилось вылетом во вторую лигу. Удручало и то, что и военщина взяла у нас стадион "Дружба", базу в Брюховичах. Сделали там военное положение, поставили солдата с автоматом на входе.

Меня черт дернул. Начал обивать пороги руководителей предприятий. "Покинь тот ровер. Какие "Карпаты"? Их уже не будет", - слышал в ответ. Понял, что понимание не найду и поехал в Киев, к руководителю отделения футбола при республиканском спорткомитете Николаю Фоминых. Представился ему директором школы. Собственно, собеседник подумал, что речь пойдет о детском футболе. Но я начал с другого: "Приехал, потому что хочу восстановить клуб "Карпаты". "Какие "Карпаты"? - возмутился Фоминых. - У вас есть команда. Другой не будет. Хотите чего-то нового - начинайте с нуля". Меня это возмутило. Мы же когда-то уже начинали с нуля и прошли путь в высшую лигу.

Был в отчаянии, но привык сражаться до конца, цепляться за последнюю надежду. Еду в Москву. Руководителем союзной Федерации футбола тогда был Вячеслав Колосков. С ним познакомился, когда в течение двух лет учился на стационарном отделении в Высшей школе тренеров в Москве. Это был невероятный опыт, ведь только чтобы поступить туда, надо было отвечать многим критериям, в частности иметь звание мастера спорта, быть игроком сборной республики. В процессе стажировки нас отправляли за границу. Я ездил в Лондон, в "Тоттенхэм", затем в польские Вроцлав и Силезию. Поскольку польской общаюсь свободно, сразу получил предложение остаться тренировать. Прислали поляки в Москву приглашение. В ответ - возмущение. "Мы тебе платим огромную стипендию - 350 рублей, - говорят. - Профессора таких денег не получают". Одним словом, закончил я 1980-м ВШТ и вернулся во Львов.

Кульчицкий: Заметив сине-желтые флаги, Сергей Морозов отказался выводить команду на поле - изображение 6
Возрожденные "Карпаты". 1989-й год

И с Колосковым с тех пор не виделся. Когда зашел в кабинет через восемь лет, Вячеслав Иванович узнал меня сразу, тепло поздравил. "Хочешь, чтобы нашел тебе работу? - спрашивает. - Хорошо, в России или Беларуси какой-то вариант подыщем". "Нет, мне хватает своей школы, - отвечаю. - Хочу, чтобы вы помогли возродить "Карпаты". "Так есть же "Карпаты", в первой лиге играют", - удивился Колосков. Пришлось углубиться в детали, объяснить, что армейский клуб для Львова чужой. Колосков выслушал и набрал Фоминых. При мне поговорил, еще раз убедился, что "Карпаты" и "СКА-Карпаты" - это два разных клуба. Вячеслав Иванович сказал, что "Карпаты" возобновятся и надо их включить в украинском зону второй лиги. Фоминых уперся: "Нет, у нас нет места".

Колоскову надо отдать должное. Он не бросил нас на произвол судьбы, не махнул рукой, хотя на момент нашего разговора у меня не было ни гарантий от власти, ни разрешения от высшего футбольного руководства Украины. "Могу предложить вариант с включением "Карпат" в российскую зону второй лиги, - вышел из ситуации Вячеслав Иванович. - Но должен мне в ближайшее время предоставить финансовые гарантии". После этого Колосков набрал бухгалтера и попросил, чтобы ему предоставили полную смету годовых расходов для команды второй лиги. Через некоторое время сумма была перед глазами. Я ужаснулся - 890 000 рублей! Где их взять?

- Где взяли?

- Посодействовал Виктор Волков. Бог помог, что его как раз руководителем города назначили. Во Львове же тогда 300 предприятий работало. Было к кому обратиться. Но руководители любят, чтобы всю смету им прописали. Времени на самостоятельные расчеты, конечно, не хватает. Так, с помощью друзей мы раскинули эти 890 тысяч по разным предприятиям. Зашел к Волкову с этой бумагой. "Что был в Москве?", - спрашивает тот. "Да. Надо 890 тысяч", - отвечаю. "Не о чем говорить. Нет", - возражает Волков. "Подождите, не все так страшно", - и просовываю свои расчеты.

Виктору Александровичу оставалось только собрать совещание с участием всех руководителей и поставить их в известность. Разжевал Волкову даже примерное содержание обращения. "Вы ходили раньше на матчи с участием "Карпат"? - спросил он в начале речи присутствующих. - Вы любите эту команду? Хотите, чтобы она восстановилась?". Те одобрительно закивали головами. "Мы двумя руками "за"!". "Двумя руками? Вот и прекрасно. Рядом со мной сидит человек, которого вы знаете - Игорь Кульчицкий, - продолжает Волков. - Он занимается возрождением клуба. "Автопогрузчик" на восстановление "Карпат" выделяет 60 000, завод "Электрон" - 70 000 ... ". И зачитал всю составленную мной смету. Через неделю поехали в Москву к Колоскову вместе с Борисом Рассихиным и предоставили все гарантии.

Кульчицкий: Заметив сине-желтые флаги, Сергей Морозов отказался выводить команду на поле - изображение 7До того, как стать руководителем Львова, Волков длительное время возглавлял Шевченковский район. Он единственный прислушался ко мне и построил с нуля футбольную СДЮШОР-4 на Погулянке. Пошел на встречу Виктор Александрович и сейчас. Это при условии, что футболом Волков, по большому счету, не интересовался. Матчей "Карпат" он почти не посещал. Инструкторы по Лычаковской райгосадминистрации даже удивлялись: "Игорь, как ты его уговорил? Он нам на мячик для настольного тенниса денег жалеет".

Мне же помогал во всем. Во время строительства школьного стадиона устанавливали осветительную мачту. Не хватало кабеля. Вечером Виктор Александрович звонит: "Договорился о проволоке. Надо забрать его на стройке универмага на окраине города". "Дайте машину" - говорю. "Меня это не интересует", - и положил трубку. Что мне оставалось? Сел на свой "москвич" и уехал. Обмотался кабелем с ног до головы, ехал медленно, более трех часов. Пока доехал, был весь мокрый. Особенно внимательным пришлось быть на крутом спуске по Стрыйской. Боялся, чтобы меня тот кабель не потянул вместе с машиной. На следующее утро Волков, правда, был готов предоставить машину и очень удивился, что я довез тот провод сам.

- На руководящей должности в "Карпатах вы задержались всего на год. Почему?

- Бумажная волокита затянулась. На организационные моменты мы потратили слишком много времени и команду начали собирать только в феврале. Футболистов нам не хватало. Своих воспитанников было шесть или семь. Поехал в спортинтернат, где именно выпускал класс тренер Ярослав Дмитрасевич. Группа у него была удивительная - Володя Шаран, Саша Чижевский, Николай Сыч, Руслан Забранский, Володя Ковалюк. Всех мы забрали в "Карпаты". Играли хорошо, но выше третьего места подняться не могли по объективным причинам. Считаю, что мы с Борисом Рассихиным тогда провели хорошую работу. Но что поделаешь, если зависть является одной из неотъемлемых черт характера почти каждого украинца? Наверное, потому нам никак не удается построить настоящее государство. Тянем каждый за себя. Позавидовали и нам с Борисом Андреевичем.

Нам начали упрекать, что заняли третье, а не первое место. Мол, могли выиграть решающий матч у тираспольского "Текстильщика" и сразу повыситься в классе. Но молдаване были объективно сильнее, команда у них сыгрывалась годами, а не собирался наспех за считанные дни до начала чемпионата, как у нас. В конце концов, возможностей мы создали больше и если бы их использовали. Победить, конечно, могли. Но что бы нам это дало? Преимущество тираспольцев составляло пять очков, при условии, что за победу тогда насчитывалось два пункта. Впрочем, кому-то захотелось обвинить нас в сдаче той игры.

- Есть какая-то фамилия?

- Карло Миклеш, который тогда был президентом клуба. Он обвинил нас, что мы не хотели выходить в первую лигу.

... Тем не менее, это были хорошие времена, времена национального возрождения. Люди набрались смелости и приходили на матчи с сине-желтыми флагами. Милиция пыталась бороться, кого-то задерживали. Однажды парень, спасаясь с флагом от милиционера, даже выбежал на беговую дорожку. Подбежал к нашей скамейки и кричит: "Помогите!" Помог, конечно. "Что он вам плохого сделал?", - спрашиваю. А во время встречи со смоленской "Искрой" в 1990-м флагов было так много, что тренер соперников даже хотел отказаться выводить команду на поле. Все бы ничего, если бы этим тренером ни был коренной киевлянин Сергей Морозов. Не знаю почему, но национальные цвета резали нынешнему телеэксперту глаз очень сильно.

- Вы же полноценно советским гражданином, насколько я понимаю, так и не стали.

- Конечно, нет. Когда ездил со сборной СССР в Мексику, чувствовал к себе особое отношение со стороны приставленных к команде "кагебистов". Они ходили за мной хвостом. Но так случилось, что когда мы возвращались в Москву транзитом через Нью-Йорк, меня чуть не "потеряли". Рядом с отелем находился магазин. В него и зашел, немного там походил и не заметил, что выходы есть со всех сторон дома. А сами улицы одинаковые, представляют собой длинную прямую. Поэтому когда вышел из дверей, сначала ничего не понял. Но начал искать дорогу обратно в отель и не мог сориентироваться.

Меня охватила паника: английского не знаю, спросить ничего не могу, никого из знакомых рядом нет. А до отправления автобуса в аэропорт оставались считанные минуты. Мое счастье, что заметил автобус, к которому тянулось много людей. "Возможно, в отель?" - подумал и пошел следом. В самом деле. Прихожу, а там паника. "Кульчицкий убежал!". У "кагебистов" истерика. Позже, когда вернулись домой, меня вызвали на разговор. "Почему ты хотел остаться?" - спрашивают. Объясняю, что это ложь, так как действительно заблудился. Но выглядело, что до конца мне так и не поверили.

- Сейчас, в своих 76, вы не думаете о покое.

- С тех пор, как нас выжили из взрослых "Карпат", вернулся к работе с детьми и не оставляю этой деятельности поныне. Сейчас занят строительством на территории нашей школы первого во Львове поля с искусственным покрытием стандартных размеров - 100 на 62 метров, с трибунами. Для нас это важно, ведь тренироваться на натуральном газоне, учитывая природные условия, можно приблизительно в течение четырех-пяти месяцев. Остальное время приходится месить грязь. Когда будет искусственное поле, дети смогут тренироваться в человеческих условиях. Средства на этот проект выбил с большим трудом.

Кульчицкий: Заметив сине-желтые флаги, Сергей Морозов отказался выводить команду на поле - изображение 8
Легенды Львова

Бороться с нашей бюрократической машиной почти нереально. Не представляете, каких усилий мне стоило убедить депутатов горсовета в целесообразности выделения средств на строительство. Объяснил, что же не одни дома в городе надо строить, немного денег можно вложить и в детей. А покрытие же дорогое, стоит десять с половиной миллионов гривен. Зато как доведем дело до ума, сможем тренироваться круглый год, по четыре группы ежедневно.

Хотя мог махнуть рукой. Поле же было, служебные помещения тоже. Сидел бы себе, а дети пусть месят грязь. Но я так не могу. Не мог смотреть, что ребятам после тренировок даже негде было помыться, шли домой грязные, как негры. Точнее, немного отмывались в бочке с дождевой водой, которая стояла в подвале. Так потихоньку расстроились и сейчас уже есть и душевые комнаты, и полноценные раздевалки.

Пришли ко мне весной активисты. Сообщили, что мэрия собирается отдать под застройку стадион "Сельмаш", то есть поле, на котором зарождалась история "Карпат". Сейчас на этом стадионе занимаются дети из школы "Галичина". Выступал на сессии городского совета, пояснил, что согласно постановлению правительства застройка спортивных объектов запрещена ... Выделили мне на выступление три минуты. Но выступал все 15. И мог говорить еще. "Что полезного вы для львовян сделали? - спрашиваю депутатов. - Город-миллионник, а нет ни Дворца спорта, ни нормального бассейна. У нас одна из сильнейших ватерпольный команд Украины, а играть дома не может. Только новые дома один за другим вырастают. Даже те, кто придет после вас, ничего восстановить не смогут. Там, где когда-то были площадки, стоят многоэтажки. Куда вы ту молодежь загоняете?".

Одним словом, пока есть силы, работаю. Хотя жизнь прожил трудную, похоронил сына. Однако несмотря на все трудности никогда, в отличие от многих других, не удовлетворялся тем, что имею. Даст Бог здоровья, мечтаю открыть у нас на Погулянке спортивный зал. Между грунтовым полем и искусственным есть кусок земли. Вот там можно что-то построить.

Читайте самые интересные новости футбола в Facebook и Viber
Оцените этот материал
Голосов 36

Реклама

Загрузка...

 

© UA-Футбол 2002-2017.
Все права на материалы, находящиеся на сайте www.ua-football.com, охраняются в соответствии с законодательством Украины.
Материалы сайта предназначены для лиц старше 18 лет (18+).
Пишите нам: [email protected]