Премьер-лига
Премьер-лига

Премьер-лига - результаты и расписание матчей, турнирная таблица, новости.

Алексей Чередник: о золоте Олимпиады и Днепра, теннисболе с Ширером и селекции Шахтера


Бывший игрок днепропетровского Днепра вспомнил о вехах своей профессиональной карьеры

Алексей Чередник: о золоте Олимпиады и Днепра, теннисболе с Ширером и селекции Шахтера

В многолетней биографии Алексея Чередника значатся выступления всего за шесть клубов. В чемпионате СССР он защищал цвета душанбинского "Памира" и того же "Днепра", затем на стыке 80-х и 90-х выступал в английской Премьер-лиге за "Саутгемптон", после чего поиграл в чемпионате Украины за одесский "Черноморец", запорожский "Металлург" и криворожский "Кривбасс". Но участие в Олимпийских Играх 1988 года в Южной Корее, где сборная СССР завоевала вторую золотую медаль в своей истории, для нашего героя, который 15-го сентября отпраздновал день рождения, стоит особняком.

- Золото сеульской Олимпиады - ваша главная награда? - первым делом интересуюсь у Чередника.

- Естественно. Золотая олимпийская медаль для любого спортсмена является таковой. Каждый стремится выиграть Олимпиаду, чемпионат мира, чемпионат Европы, и я - не исключение. К тому же, насколько знаю, сборная СССР по футболу лишь дважды выигрывала это звание - наши предшественники в 1956-м и мы.

- О событиях, проходивших на олимпийском футбольном турнире в Южной Корее, часто вспоминаете?

- Нет, не так часто. Иногда, когда собираемся с ребятами вместе, то можем поговорить на эту тему, вспомнить о каких-то нюансах, посмеяться. Жизнь ведь течет своим чередом, время уходит, какие-то моменты забываются, а какие-то наоборот - всплывают.

ОПАСАТЬСЯ НЕМЦЕВ

- Если вас разбудить среди ночи, о том, каким был путь сборной СССР к финалу, вспомните?

- Ну, конечно! Сначала в своей группе мы сыграли с Южной Кореей вничью, 0:0, потом обыграли американцев - 4:2, а затем Аргентину - 2:1. После этого в 1/4 финала победили Австралию - 3:0, в 1/2 взяли верх над Италией - 3:2, ну а в финале выиграли у бразильцев - 2:1. Иногда я просматриваю олимпийские матчи. Не так давно наткнулся на запись нашего поединка с Италией, посмотрел также и игру с США - правда, лишь лучшие моменты. Интересно, конечно, вспомнить те незабываемые события. Да и дети просят - им интересно, и они хотят знать, как папа играл и выглядел. Сейчас они взрослые, а тогда были маленькими.

Алексей Чередник: о золоте Олимпиады и Днепра, теннисболе с Ширером и селекции Шахтера - изображение 1

- В ту пору чемпионство на Олимпийских играх прочили Бразилии, с которой сборная СССР сошлась в решающем поединке. Не задетое ли самолюбие помогло вашей команде одержать победу над коллективом, в составе которого тогда играли Таффарел, Ромарио и Бебето?

- Скажу вам откровенно: мы даже не смотрели игры бразильцев! Все ребята по сборной в один голос говорят, что больше всего опасались немцев. Вот если бы нам выпала сборная ФРГ, то это было бы гораздо сложнее. Возможно, мы Олимпиаду и не выиграли бы. Ведь немцы - это железная дисциплина. А Бразилию, повторюсь, мы даже не смотрели. Нам специально не показывали матчи с их участием, и кто там играет, даже не знали.

- Вот, оказывается, в чем залог успеха!

- Честно: мы не смотрели бразильскую сборную.

С СИГАРЕТОЙ ЗА ВОРОТАМИ

- Для многих болельщиков со стажем финальный матч с Бразилией ассоциируется с эмоциональным комментарием Владимира Маслаченко, выкрикнувшего в прямом эфире выходившему на ударную позицию Юрию Савичеву: "Юра, забей! Я тебя умоляю!".

- Эту его фразу услышал уже потом, когда посмотрел видеозапись матча. А во время игры я, будучи дисквалифицированным из-за двух желтых карточек, стоял за воротами и курил.

- ?...

- Да-да, не удивляйтесь. В то время я был еще курящим, это уже сейчас больше тридцати лет не курю. За игру с Бразилией почти пачку сигарет выкурил!

- Неужели такое футболисту позволялось, да еще и на спортивной арене?

- Никто по этому поводу с трибун меня не "травил", да и вряд ли кто-то обратил внимание. Все были увлечены игрой. Хоть я и стоял в спортивном костюме, надписи "СССР" на нем не было - ее перед отъездом попросту не успели нанести. И герба, по-моему, тоже не было.

Алексей Чередник: о золоте Олимпиады и Днепра, теннисболе с Ширером и селекции Шахтера - изображение 2

- Можно представить, как вы перенервничали..

Тот матч мы вообще могли со счетом 4:1 выиграть. На последней минуте дополнительного времени тот же Юра Савичев не забил, пробив мимо. А еще был шанс, когда Володя Лютый прострелил, а Леша Михайличенко, приняв мяч на грудь, не сумел поразить цель. Многие-то не помнят эти моменты, а я посмотрел видео и подумал: "Если-палки, выиграй мы 4:1 - и вообще об этой игре, как о необычайно сложной, все бы забыли!".

БЫШОВЕЦ И ЕГО КОМАНДА

- Как обмывали победу?

- Все было очень душевно. Гуляли на теплоходе "Михаил Шолохов", который едва не сошел со стапелей причала! У входа на судно нас торжественно встречали моряки, стюарды и стюардессы. Там были артисты и музыканты - группа "Браво" с Валерием Сюткиным, Лев Лещенко, Владимир Винокур, с которыми мы и отмечали нашу победу. Было очень весело! А на следующий день, когда нас утром с трудом разбудили, продолжили обмывать золото с баскетболистами в их четырехкомнатной квартире Олимпийской деревни. Потом к нам присоединились волейболистки, гандболисты - и началось!

- Вы, стало быть, не просыхали?

- Ну как вам сказать…. "Не просыхали" - это немного громко сказано, ведь через три дня у "Днепра" была еврокубковая игра с французским "Бордо". В ней я еще гол забил - правда, мы проиграли 1:2. Прилетели тогда из Сеула в Москву, и из здания аэропорта даже не выходили - только успев поменять вещи, сразу должны были вылетать во Францию. Переодевались прямо в камере хранения, сменив одну форму на другую.

Алексей Чередник: о золоте Олимпиады и Днепра, теннисболе с Ширером и селекции Шахтера - изображение 3
Олимпийская сборная СРСР 1988. Алексей Чередник - в нижнем ряду второй слева

- Тренировавший олимпийскую сборную СССР киевлянин Анатолий Бышовец - специалист строгий?

- В вопросах дисциплины - да, очень строгий. Не прощал, если кто-то выпил. Помню, еще до Олимпиады была одна история с Норбакевасом, которого Бышовец даже не хотел брать в команду. Все из-за того, что кто-то оставил бокал пива на его столе. Тренер подумал, что это он пил. В жизни же Бышовец - нормальный человек, любящий искусство и литературу. Он может поговорить на разные темы, сводить в театр. К этому пытался приобщать и нас.

- Неужели на "Михаиле Шолохове" вместе с командой олимпийское золото Бышовец не обмывал?

- Нет-нет! Он, видимо, был со своим штабом отдельно от нас. Правда, шампанское нам разрешил - и мы пригубили.

СОБОЛИНАЯ ШУБА ИЗ ЮЖНОЙ КОРЕИ

- Какое вознаграждение получили за победу на Олимпийских Играх?

- Около 6 тысяч долларов. Каждому. Их нам выплатили наличными еще на корабле. А от Федерации футбола СССР получили по 12 тысяч рублей, которые были перечислены нам на специально открытые счета в Москве. Вроде бы человека два или три получили машины "Волга-ГАЗ-24". Только не подумайте, что в виде подарка. Нет, за свои деньги. Правда, не по рыночной, а по госцене.

- На что потратили деньги в Южной Корее?

- Жене шубу хорошую купил.

- Не за шесть же тысяч!

- Нет, конечно. Долларов 800 она вроде тогда стоила. Соболиная.

- Надолго шубы хватило?

- Очень надолго. Вещь качественная!

- В том золотом составе играли киевский динамовец Алексей Михайличенко и сразу трое представителей "Днепра" - вы, Вадим Тищенко и Владимир Лютый.

- Тогда вся сборная была дружным коллективом. Не было никаких разделений, и никто не разбредался по комнатушкам. Я и сейчас в прекрасных отношениях с Лешей Прудниковым, и с Норбековасом, и с Янонисом - со всеми периодически созваниваемся. А еще Гела Кеташвили - он вообще всем нам, как брат! В той сборной был еще и Женя Яровенко из алма-атинского "Кайрата", который в 1989-м перешел к нам в "Днепр". С ним мы, кстати, на Олимпиаде меняли друг друга. В том же финале он играл вместо меня. Да и после поединка с Аргентиной, когда я сильно дернул мышцу и играл на уколах, вынужден был пропустить полуфинальный матч с Италией. Когда заранее сказал об этом Бышовцу, он ответил: "Не проблема - есть ведь Яровенко!". Никогда у нас не было такого, чтобы делить, кто первый, а кто второй. Дружим с Женей и по сей день.

ДВА ЗАЯВЛЕНИЯ В ОДИН ДЕНЬ

- На тот момент вы имели за плечами немалый опыт выступлений за "Днепр", с которым успели выиграть не один комплект медалей. Как очутились в Днепропетровске?

- О-о-о, это долгая история. С "Памиром", в котором я играл с 1979 года, в сезоне-1982 приехали в Украину, где предстояло встретиться с запорожским "Металлургом" и никопольским "Колосом". В первом из этих матчей от "убивавшего" нашу команду арбитра получил красную карточку и в Никополе не играл. Но именно там и произошло судьбоносное в моей карьере событие. А дело было так. Ко мне в гостиницу пожаловал один из тренеров московского "Динамо" Александр Петрашевский, который предложил написать заявление в его команду. Я охотно это сделал, еще не ведая, что ждет меня вечером. После игры "Памира" с местным "Колосом" ко мне подошел тренер "Днепра" Леонид Колтун и предложил пройти к стоявшей недалеко от стадиона "Волге". Тогда как раз шел сильный дождь, и укрывшись в ней, я оказался в салоне со старшим тренером днепропетровцев Владимиром Емецем и начальником команды Геннадием Жиздиком. Мне пообещали трехкомнатную квартиру и машину вне очереди, и убедив меня написать заявление в "Днепр", заверили, что вопрос с московским "Динамо" уладят. В "Памире" я тут же сообщил о своих намерениях, но меня попросили доиграть сезон до конца. Днепропетровцы не возражали. Все, казалось бы, складывалось как нельзя лучше, но перед сезоном-1983 в Федерации футбола СССР было введено правило, согласно которому переход футболиста из одной команды в другую мог осуществляться лишь в пределах региона.

Алексей Чередник: о золоте Олимпиады и Днепра, теннисболе с Ширером и селекции Шахтера - изображение 4

Днепр 1988

- Обидно, что первая чемпионская медаль 1983 года вам не досталась….

- Cо временем, конечно же, стало обидно. Мы ведь не знали, что выиграем золото. А в ту пору думалось: ничего страшного, вся жизнь ведь еще впереди. Но при этом было обидно другое: что меня обещали спокойно из "Памира" отпустить, а в итоге устроили такой шум. Мало кто знает, но в одной из таджикских газет вышла статья, в которой писали, что я такой-сякой - рвач, пьяница, алкоголик и, к тому же, бросил команду. И это, повторюсь, после того, как была договоренность, что я доиграю сезон и беспрепятственно уйду. В итоге получилось так, что я целый 1983 год за главную команду "Днепра" не играл. Тяжело было, что и говорить. Это сейчас осознаешь, что мог быть дважды чемпионом страны.

УРОКИ ЕМЕЦА И КУЧЕРЕВСКОГО

- Как получали игровую практику?

- Играл за дубль "Днепра" под чужими фамилиями. Помнится, еще до меня была схожая история с нападающим "Шахтера" Виталием Старухиным, Царствие ему небесное. Он тоже был дисквалифицирован и вынужден был выходить на поле в составе резервной команды под другой фамилией. Выходил - и забивал мячи. Игрока, под фамилией которого он играл, стали вызывать в одну из сборных, и каждый раз горнякам приходилось что-то придумывать - не посылать же туда Старухина! Вот и у меня так было. В то время вписали фамилию в протокол - и все, никто ничего не проверял. Кто там играл и какая у него настоящая фамилия, мало кого интересовало. Да и в лицо-то мня никто в ту пору не знал. Это сейчас все данные на игрока вносятся в специальные карточки с фотографиями и тщательно проверяются.

Алексей Чередник: о золоте Олимпиады и Днепра, теннисболе с Ширером и селекции Шахтера - изображение 5
После победы в финале Кубка СССР 1989

- Вам посчастливилось поработать под руководством Владимира Емеца и Евгения Кучеревского. По своему характеру это были разные люди?

- Совершенно разные. Мефодьич (Евгений Кучеревский - Прим.В.К.) - настоящий дипломат, демократ. Емец же более жесткий, и построже. К Кучеревскому футболисты могли прийти и сказать: "Мефодьич, давайте сегодня утреннюю тренировку пропустим - тяжело". Он мог согласиться: "Не вопрос - давайте!". Потому что знал: вечером ребята выйдут и оттарабанят как надо за две тренировки сразу! Да, бывало и такое. А вот с Емецем такое не проходило. Папа, как его называли в команде подопечные, даже после ничьей или победы на выезде в случае плохого настроения мог сразу на базу после прилета самолета всех отправить. И лишь утром отпустить. Такое тоже бывало.

ЧУДИВШИЙ "ДНЕПР" И "ТАКСИ" КЕТАШВИЛИ

- Какую зарплату получали в "Днепре"?

- Ой, уже так сразу и не вспомню! По-моему, игрок основного состава получал 200 или 250 рублей. Плюс еще премиальные, которые были достаточно большими. Вместе с зарплатой набегало в ту пору прилично. В хорошие месяцы было по 800-1000 "рэ", и даже больше. Смотря как играли.

- В 1988-м году, несмотря на переход в киевское "Динамо" двух ключевых игроков - Геннадия Литовченко и Олега Протасова "Днепр" стал чемпионом. Многие тогда неудоумевали: как днепропетровской команде такое удалось?

- У нас был хороший Коллектив! И в этом плане мне повезло. Не могу сказать, что мы дружили так уж близко после футбола - кто-то был ближе, кто-то держался дальше. Но на поле мы друг за друга могли "убить" любого! Плюс сами решили доказать, что способны на многое. Тогда ведь все читали газеты, вот и мы видели, как писали о нашей команде: все, мол, "Днепр" поплыл - двое ведущих игроков ушли, и ему "кранты"! Оказалось, что все наоборот. Выросли другие футболисты, заиграл по-другому Шох, пришли новички - в частности, Сон, Кудрицкий. В общем, на заполненных вакантных местах зажглись новые звезды.

Алексей Чередник: о золоте Олимпиады и Днепра, теннисболе с Ширером и селекции Шахтера - изображение 6

- Известно, что в "Днепре" той поры царила доброжелательная атмосфера, то и дело приводившая к разным веселым историям. Кто входил в группу главных весельчаков и балагуров?

- (Ненадолго задумавшись). Даже не знаю... Антоша Шох мог почудить, Женя Шахов. Да и другие тоже. У нас как-то так получалось, что чудили коллективно. Не было такого, чтобы это делали всего один или два человека. В связи с этим вспоминается знаменитая история со скульптурой лыжника, которая произошла в Москве на финише сезона-1988. Бронзовое изваяние спортсмена весом килограммов в восемьдесят занесли в один из номеров гостиницы "Москва", где одели на него футболку "Днепра". Милиция тогда искала этого лыжника, были неприятности. Теперь есть что вспомнить, как мы все вместе чудили! Лютый мог посмеяться, когда "Волгу" Гелы Кеташвили в такси перекрасили...

Читайте такжеНевыдуманные истории. Почему Днепру запретили селиться в гостинице Москва

- Что за история? О ней раньше не слышал.

- Гела в Грузии получил машину - бывшее такси. Отремонтировал ее, покрасил. Приехал на ней в Гантиади, где базировалась наша олимпийская сборная. Вечером мы спустились к ней и зеленкой на лобовом стекле нарисовали зеленый огонек, а фломастером нанесли на дверцах шашечки. Утром Кеташвили вышел на улицу и завидев "такси", запаниковал: "Вай! Где мая машина?!". Долго бегал, искал, а потом смотрит на тот автомобиль - а номера-то на нем его! Посмеялись мы тогда хорошо...

НА АУДИЕНЦИИ С ПРИНЦОМ ФИЛИППОМ

- В то время многие советские футболисты уезжали в зарубежные клубы. Вслед за киевским динамовцем Сергеем Балтачой, который выступал за "Ипсвич", в Англию отправились и вы - в "Саутгемптон".

- Мне посчастливилось стать первым советским футболистом, кто выступал в клубе английской Премьер-лиги. По приезду в Англию меня пригласили на аудиенцию к принцу Филиппу, супругу королевы Великобритании Елизаветы Второй. Я был представлен как футболист из СССР, было приятно. Вообще в Англии меня приняли доброжелательно. Шикарная команда, шикарное отношение людей. Грех было жаловаться.

- Насколько известно, англичане всегда весьма скрупулезно вели отбор кандидатов. Что предопределило их выбор в вашу пользу?

- Не знаю, это надо у них спросить. Для меня был сюрприз, когда я вместе с "Днепром" вернулся на родину после выездного поединка с австрийским "Тиролем", а мне говорят: "Тебе нужно лететь в Англию на просмотр. Там ждут двое агентов из Америки, двое бывших русских". Ну и полетел я в "Саутгемптон". В день прилета как раз был матч дубля. Я днем немного поспал, а вечером принял участие в игре. Сделал две передачи, после которых игроки "Саутгемптона" два мяча забили. Тренировался с командой неделю, после чего подписал контракт на три с половиной года. В августе 1993-го он закончился.

В ОДНОЙ КОМАНДЕ С РЕГБИСТОМ

Алексей Чередник: о золоте Олимпиады и Днепра, теннисболе с Ширером и селекции Шахтера - изображение 7- Как складывалась ваша карьера в "Саутгемптоне"?

- Не лучшим образом. Хотя начиналось все хорошо - я регулярно играл в основном составе, выглядел неплохо. Так продолжалось до тех пор, пока выступал под руководством тренера Криса Николла, который меня и пригласил. А потом ему на смену пришел другой - по фамилии Бренфут, которого я назвал регбистом. Для всех было шоком, что Николла поменяли, ведь при нем мы занимали седьмое или восьмое место. Я, кстати, новому рулевому так и сказал: "Вы вид спорта перепутали. Вам нужно было команду по регби, а не по футболу тренировать". От футбола он вообще человек далекий! После этого я играл за дубль, даже стал чемпионом Англии. С Бренфутом, который разогнал всех техничных ребят, а набрал "баскетболистов" под два метра ростом, "Саутгемптон" два сезона кряду боролся за сохранение прописки в АПЛ и в итоге "вылетел" классом ниже. Но это уже происходило не при мне.

- Кто из известных личностей играл в ту пору за "Саутгемптон"?

- Тогда только начинал карьеру Алан Ширер - ему было 19 лет. А из опытных исполнителей в команде играли Мэттью Ле Тиссье, Расселл Озман, Джимми Кейс, который был хорошим капитаном. А еще Тим Флауэрс и Нил Раддок, которого потом продали в "Ливерпуль".

- Помнится, вы как-то рассказывали, что играли с Ширером в теннисбол.

- Да что там играл - они ведь слабые! Англичане в теннисбол не играли, а мучались. Хотели меня проверить: думали, что не умею. А у нас ведь это была "национальная" игра! Они это быстро поняли и прекратили в теннисбол со мной играть.

КОГДА ВИНОЙ ВСЕМУ - МЕНИСК

- Футболку английского клуба на память себе хоть оставили?

- Не удалось. Раздарил всем. Это сейчас стало модно собирать футболки, а в ту пору подобное не было принято.

- Жалеете, что не сохранили?

- Вообще-то сейчас с этим проблем нет. Заказал через интернет - и тебе ее пришлют.

- Но пришлют ведь не ту, в которой вы выходили на поле в составе "Саутгемптона".

- (Улыбается). Да уж, это так.

- Из Англии вы вернулись не в СССР, а в Украину. Другой уровень чемпионата вас не разочаровал?

- Да нет, абсолютно. На тот момент, в 1993-м, я прекрасно знал украинский и российский чемпионаты. Советский Союз ведь только за полтора года до этого распался, а все игроки остались. Мы все друг друга прекрасно знали, и я был в курсе, куда возвращаюсь. Как и знал, кто на что способен. Хотя было пару команд, о которых я ничего не слышал - например, из Шепетовки, Ахтырки. Нет, ничего сложного после возвращения в украинский футбол для меня не было. И это несмотря на мой 33-летний возраст.

- За два года вы успели сыграть в трех украинских клубах высшей лиги - одесском "Черноморце", запорожском "Металлурге" и криворожском "Кривбассе".

- Да, так и было. Из "Черноморца" я ушел потому, что возглавил его Леонид Буряк. Правда, в осенней части сезона-1994/95 успел сыграть три матча за "Черноморец" - против запорожского "Металлурга", "Динамо" и "Днепра". Все были удачными - запорожцев и днепропетровцев мы обыграли, а с киевлянами разошлись миром. Буряк начал омолаживать состав, сказав мне, что я не вписываюсь в его концепцию видения футбола. Я ему тогда ответил прямо: "Леня, что ты мне такое рассказываешь? Лучше скажи, что я тебе не нужен - и все! Напишу заявление и уйду". Этот разговор произошел в самолете, когда в начале 1995-го мы с одесской командой возвращались с тренировочного сбора за рубежом. А потом было Запорожье, где играя за "Металлург" против "Шахтера", получил серьезную травму колена. Оказалось - проблема с мениском, что уже у меня случалось в Англии. Тогда в травмированном месте врачи убрали рог, сохранив сам мениск. Потом все повторилось на другой ноге. В ту пору мне было уже 35... Организм в таком возрасте, как и машина, начинает "сыпаться". Когда был в Кривом Роге, пришлось завязать с карьерой и перейти на административную работу.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В НОВОЙ РОЛИ

- Что входило в ваши обязанности?

- В "Кривбассе" занимался разными направлениями деятельности - встречал-провожал судей, ездил смотреть игры с участием соперников, после которых составлял подробный отчет для тренерского штаба. Когда же возглавлявший криворожскую команду Мирон Маркевич ушел, президент клуба Виктор Фомин назначил меня сначала исполняющим обязанности главного тренера, а затем главного тренера. Сложное было время в клубе. Иногда доходило до того, что ребята во время тренерских заданий смотрели голодными глазами. Бывало, что по 20 копеек друг у друга одалживали на скоростной трамвай. Были в моей тренерской карьере также запорожское "Торпедо", "Калуш", которому помог избежать "вылета", и работа тренером-селекционером в "Днепре".

Алексей Чередник: о золоте Олимпиады и Днепра, теннисболе с Ширером и селекции Шахтера - изображение 8

- Как снова оказались в днепропетровском клубе?

- Как-то случайно повстречал Николая Федоренко, который в то время тренировал "Днепр". Он поинтересовался, чем я занимаюсь. Когда узнал, что нахожусь временно вне футбола, спросил: "В "Днепр" работать пошел бы?". "Конечно, пойду, - отвечаю ему. - Это же "мое"!". Ассистентом Федоренко в команде тогда был мой давний друг Женя Яровенко, а я стал селекционером. Так и пошло.

БРАЗИЛЬЦЫ ПО 50 МИЛЛИОНОВ

- Селекционером "Шахтера" вы работаете уже девятнадцать лет. Чувствуете себя на своем месте?

- Да уж, скоро два десятка лет, как я тружусь в этой роли. В "Шахтере" работаю в охотку, получая моральное удовлетворение. Перед клубом всегда стоят высокие задачи, да и сама обстановка в нем отличная! "Шахтер" мечтал стать клубом европейского уровня - и этого достиг. У нашего селекционного штаба в "Шахтере" все вроде хорошо получается, мы в этот режим давно втянулись. Смысла что-то менять я не вижу.

- Назовите трех футболистов, за появление которых в донецком клубе испытываете особую гордость?

- Таких не три, а в разы больше! Мне, как человеку, отвечающему за селекцию, всегда приятно осознавать, что приглашение того или другого футболиста принесло "Шахтеру" немалую пользу. Так было, когда мы привезли в Донецк Срну, так было и со Степаненко, которого уговаривали перейти к нам, когда он уже одной ногой был в киевском "Динамо". То же самое могу сказать и о Хюбшмане, Раце. Чуть позже отыскали и привезли Дугласа Косту, Тейшейру, Фернандинью и других бразильцев, которых до перехода в "Шахтер" никто не знал. Приятно, когда потом люди продают их по 50 миллионов долларов. К этому списку добавил бы и двух вратарей - Пятова и Шуста. Помнится, со своим коллегой по селекции Владимиром Плоскиной (Царствие ему небесное!) мы предложили президенту клуба Ринату Ахметову взять обоих. Мы ему тогда сказали: "Ринат Леонидович, если их возьмем, то на много лет закроем вратарскую позицию и забудем о ней". Так с Пятовым и получилось. Восемьдесят процентов игроков из числа выигравших Кубок УЕФА - наши ребята. Только Виллиана президент взял сам, заплатив за него 20 миллионов. Еще кого-то из футболистов пригласил Мирча Луческу.

Следите за нами:


Оцените этот материал:
Поделиться с друзьями:

Загрузка...
Авторизуйтесь на сайте, для того чтобы голосовать.
Комментарии (1)
Войдите, чтобы оставлять комментарии. Войти
avatar
Віктор Бокасса (Betwmount)
Гнида цей череднік, раніше поливав рясно усіх гівном. Олімпійське золото дійсно престижна нагорода, але тільки не у футболі.
Ответить
0
-1


Новости Футбола

Лучшие букмекеры

Букмекер
Бонус

загрузка...