Премьер-лига
Премьер-лига

Премьер-лига - результаты и расписание матчей, турнирная таблица, новости.

"Как я сломал челюсть Синише Михайловичу? Просто повел себя так же, как он". Памяти Сергея Ателькина


Его не стало первого октября 2020-го года...

"Как я сломал челюсть Синише Михайловичу? Просто повел себя так же, как он". Памяти Сергея Ателькина


Сегодня – 9 дней со дня смерти Сергея Ателькина, одного из лучших форвардов украинского футбола 1990-х годов. Считается, что на девятый день душа усопшего предстает перед Богом, и ей необходима поддержка близких людей. А потому на 9-й день и устраиваются поминки, когда родственники и друзья умершего собираются вместе, и сидя за столом, предаются воспоминаниям. Давайте и мы вспомним еще раз Сергея Ателькина – игрока неординарного, а в чем-то даже и уникального. Не верите? Судите сами. С "Шахтером" он участвовал в четырех финалах Кубка Украины, и в трех из них забивал (в том числе и самый поздний гол финальных матчей КУ – на 120-й минуте в ворота киевского ЦСКА в 2001-м). "Почти" забил и в четвертом – подставил голову под дальний удар Игоря Петрова, и этот рикошет дезориентировал вратаря "Днепра" Николая Медина, но авторство гола осталось за бьющим – Петровым. В 1997-м Ателькин стал первым игроком, перешедшим из украинского чемпионата в итальянскую серию А, за два года до Андрея Шевченко. На Апеннинах Ате, как его там прозвали, подружился с легендарным хавбеком сборной СССР 1980-х Сергеем Алейниковым, поиграл под руководством Чезаре Пранделли и Карло Анчелотти, и получил серьезную травму, пострадав от знаменитого бразильца Кафу. Вернувшись в Украину, в 2000-м он оформил первый хет-трик в еврокубковой истории "Шахтера" (в поединке с эстонской "Левадией" в квалификации ЛЧ-2000/01), а спустя месяц его гол в ворота пражской "Славии" впервые вывел "горняков" в групповой этап Лиги чемпионов.

Ателькин не любил давать интервью, но для автора этих строк сделал исключение – помогла протекция общих знакомых. Мы встретились с ним канун его дня 40-летия в одном из итальянских ресторанчиков Донецка (пожив на Апеннинах, Сергей стал фанатом местной кухни) и проговорили почти два часа. Часть беседы была "не для печати", хотя, и интервью получилось очень большим и интересным. Но так вышло, что в полном виде оно так нигде и не печаталось. И когда, как не сегодня, в день памяти Сергея, тому давнему разговору с ним все же увидеть свет?

Читайте такжеНе стало Сергея Ателькина - экс-игрока Шахтера, с которым команда впервые выходила в группу ЛЧ


"Как я сломал челюсть Синише Михайловичу? Просто повел себя так же, как он". Памяти Сергея Ателькина - изображение 1

– Если бы в твоей жизни не было футбола, кем бы ты мог стать?

– Скорее всего, шахтером. Во времена моего детства эта профессия была и престижной, и высокооплачиваемой. У меня отец – шахтер, да я и сам я учился в горном техникуме в Енакиево. Но, отучившись два курса, попал в дубль "Шахтера" и оказался перед выбором – продолжать учебу или посвятить себя футболу. Большое влияние на этот выбор оказал мой старший брат Юрий. Он тоже пробовал себя в дубле "Шахтера", потом играл за керченский "Океан", выступавший во второй союзной лиге. Он то меня и убедил бросить техникум и начать карьеру футболиста.

– Помнишь свою первую зарплату в "Шахтере"?

– В дубле получал 170 рублей. А когда зачислили в основу, перевели на ставку в 340. Почти сразу же я подписал первый контракт с клубом, сроком на пять лет. "Шахтер" незадолго до этого стал хозрасчетной организацией, и начала вводиться контрактная система. Так вот мне по первому контракту были предоставлены автомобиль – ВАЗ-2106 – и двухкомнатная квартира в хорошем районе, возле гастронома "Москва".

– Когда провел свой дебютный матч в основном составе?

– В чемпионате СССР 1990 года. Вышел на замену в домашней игре с минским "Динамо". И уже через пару минут мог забить гол – выскочил один на один с вратарем, но не переиграл его. И потом дебютный гол пришлось ждать еще полтора года. В союзные времена отличиться так и не удалось.

– Когда же это произошло?

– Весной 1992-го года, в первом чемпионате Украины. В матче с винницкой "Нивой" я заменил во втором тайме Сергея Реброва. Произошло это как раз перед подачей "Шахтером" углового. Я сразу побежал в штрафную, наши подали, и я первым же касанием, головой отправил мяч в ворота.

– Ты застал еще те времена, когда система призыва на воинскую службу позволяла армейским командам забирать к себе талантливую молодежь из других клубов. Не пришлось с этим столкнуться?

– А я заочно окончил Славянское авиационное училище, где находилась военная кафедра общества "Авангард", и по окончании мне присвоили воинское звание – младший лейтенант. Тогда это был легальный и достаточно распространенный среди спортсменов нашей области способ "отбиться" от армейских скаутов. Причем, это касалось не только футболистов "Шахтера". Славянское училище в свое время закончили и Сергей Бубка, и Александр Ягубкин.

– Так ты и день авиации отмечаешь?

– Нет, я все ж таки не летчик (смеется).

– Футболисты – люди достаточно суеверные. Ты каким-то приметам перед выходом на поле следовал? Какие-то ритуалы были?

– Я всегда мыл свои бутсы не сразу после матча, а за два дня до следующего. Даже если играли в дождь, в грязь, я их положу в пакетик и не трогаю. Тренировался в других, а игровые доставал только за два дня до очередной игры. Такая вот "фишка" у меня была.

– Кто из состава "Шахтера" середины 1990-х мог бы закрепиться и в нынешней команде?

– Думаю, что многие. Сергей Попов однозначно бы играл и сейчас. Уверен, что Зубов и Орбу тоже подошли бы Луческу (разговор состоялся тогда, когда "горняков" тренировал еще Мирча Михайлович – примечание).

– А кто из игроков "Шахтера" твоего поколения по каким-либо причинам не смог реализовать свой потенциал?

– Травмы помешали в полной мере раскрыться Саше Мартюку. Из-за своей лени, нежелания совершенствоваться, работать через "не могу" не сумели заявить о себе Александр Барабаш и Вадим Красников. Сейчас эти фамилии никому ни о чем не скажут, но в свое время они могли очень далеко пойти. Они учились в одном спецклассе с Сергеем Щербаковым и по своим задаткам ему не уступали. Но не захотели становиться профессионалами, их сознание, ментальность остались на любительском уровне.

– По твоему мнению, какие три самых памятных мяча ты забил за свою карьеру?

– Это, наверное, два кубковых финала, в которых я забивал победные мячи – в 1997-м с "Днепром" и в 2001-м с киевским ЦСКА. Ну, а самый важный гол – в ворота пражской "Славии", который позволил нам выйти в Лигу чемпионов.

– Вспоминая тот матч с чехами, все сразу говорят о мяче, забитом на последних секундах основного времени Андреем Воробьем, хотя он только уровнял шансы. А решающим стал именно твой гол в овертайме.

– Да то вообще был сумасшедший матч. На 4-й добавленной минуте мы подаем угловой, я бью головой в "девятку". Как их вратарь потянул тот удар – мне до сих пор не понятно. Но молодец Андрей, что оказался в нужное время в нужном месте и сыграл на добивании. А в дополнительное время он отдал мне должок – обокрал защитника и выдал голевой пас.

– Отмечать выход в Лигу чемпионов начали еще в Праге или уже в самолете?

– Начали в аэропорту, но втихаря, без фанатизма. А уже в Донецке по этому поводу был организован серьезный банкет.

– Самое обидное поражение, сохранившееся в памяти?

– Наш проигрыш "Виченце" в Кубке Кубков в 1997-м году. В тот год "Шахтер" был на подъеме, о чем свидетельствовали и наши игры с "Боавиштой". Не умаляя достоинств итальянцев, я до сих пор убежден, что мы были обязаны проходить и их. Даже после проигрыша 1:3 в первой игре в Донецке, у нас была возможность все решить в ответном матче. Если вспоминать моменты – и штанга, и мой нереализованный выход один на один, и пара неназначенных пенальти, да еще и вратарь их поймал кураж. Где сейчас та "Виченца" и где "Шахтер"? Впрочем, именно благодаря играм с "Виченцей" я и оказался в Серии А.

– Перебравшись в "Лечче", ты какое-то время играл под руководством Чезаре Пранделли, который сейчас тренирует "Фиорентину" (через полгода после нашего разговора Франт возглавил Скуадру Адзурру, с которой стал вице-чемпионом Европы-2012. – Авт.). Что можешь о нем сказать?

Пранделли – профессионал с большой буквы. Если бы у него под рукой на тот момент был необходимый человеческий материал, думаю, он бы добился многого уже и с "Лечче". Когда я пришел в команду, мне было 25 лет, но я был одним из самых возрастных игроков. В Италии есть много команд, подобных "Лечче", которые, едва выйдя в Серию А, тут же распродают всех своих ведущих футболистов, набирая вместо них необстрелянную молодежь, и создают по сути новую команду. И когда они вылетают в Серию В, никто из этого трагедии не делает. Берут кого-нибудь в аренду, чуть усиливаются и снова бьются за повышение в классе. И так повторяется многократно – такова политика клуба, больших задач никто перед собой не ставит.

– Ты почти два года провел в Италии и Португалии – двух общепризнанных винодельческих странах. Стал ценителем местных вин?

– Помню, когда играл в "Боавиште", у нас в команде был парень, который с завязанными глазами безошибочно различал вина одного сорта, но разного срока выдержки. До такой степени гурманом я, конечно, не стал. А вообще там существует просто культ вина. Даже за обедом в день игры нам не возбранялось выпить по фужеру сухого – и для аппетита, и для поднятия тонуса. Кстати, обед – это вообще тема отдельного разговора. Представьте себе – в ресторан все приходят в одно время, предварительно собравшись в фойе. Пока все не поели, никто из-за стола не встанет. Капитан команды за этим строго следит. Когда он видит, что все поели, командует: "Встали!", и все идут на выход. На выходе из ресторана есть небольшой холл с баром. Бармены готовят по желанию кофе. Тут же можно выкурить легкую сигарету. Причем, все это открыто, ни от кого не прячась. Но никто этим не злоупотреблял, потому что у людей профессиональное отношение к делу. А к чему я действительно пристрастился в Италии, так это к оливковому маслу. Сейчас без него не мыслю ни одного блюда, даже отбивные поливаю.

– А из футбольных моментов, что тебе больше всего запомнилось во время пребывания в Серии А?

– Моя краткосрочная командировка в "Парму", где я поиграл под руководством Карло Анчелотти. Я об этом раньше никогда не рассказывал.

– Так восполни пробел…

– По окончании сезона 1997/98 я не поехал домой в отпуск, поскольку в случае отъезда зарплату за месяц мне бы не начислили. Вдруг вызывают меня в клуб и говорят: "Сергей, есть вариант поехать с "Пармой" на турнир в Испанию. У них перед чемпионатом мира легионеры разъехались по сборным, и не хватает одного нападающего". Уж не знаю, почему выбор пал на меня, но я от такого предложения, конечно, не отказался. Представьте себе, я неделю играл под руководством Анчелотти, в одной команде с Буффоном, Кьезой, Дино Баджо. А служебный телефон, который мне выдали на это время, принадлежал уехавшему на ЧМ Лилиану Тюраму. Такие воспоминания остаются на всю жизнь. Кстати, на том турнире я познакомился с Карпиным и Мостовым – "Парма" играла с их "Сельтой".

"Как я сломал челюсть Синише Михайловичу? Просто повел себя так же, как он". Памяти Сергея Ателькина - изображение 2

– Как у тебя обстояли дела с языком?

- Первые полгода было тяжело, поначалу – так вообще ничего не понимал. На первых порах мне очень помог Сергей Алейников. Он после "Юве" доигрывал в Лечче и остался жить в этом городе. Руководство клуба специально наняло его переводчиком, когда я появился в команде. Я ему очень благодарен. Никогда не забуду, как у меня заболела дочь, и он по ночам подрывался и вместе со мной мотался по аптекам, поднимал врачей. Мы с ним тогда очень подружились, и до сих пор поддерживаем отношения. Но через полгода руководство клуба сказало: "Все, хватит его опекать. Пусть теперь он сам". И меня сама жизнь заставила учить язык. Сначала был период, когда уже все понимал, но ничего не мог сказать. Но потом я понял, что главное не молчать, не стесняться, говорить постоянно. Если неправильно, тебя поправят, подскажут. А вообще самый лучший способ изучения языка мне подсказал игрок сборной Югославии Деян Говедарица, игравший тогда в "Лечче". Те фильмы, которые я смотрел раньше на русском языке, брал в прокате на итальянском. То есть, сюжет фильма я знаю, примерно помню, что говорят герои в том или ином эпизоде. И когда поверх всего этого накладывается итальянский текст, ты начинаешь понимать смысл сказанного. И поверьте мне, на самом деле, итальянский язык оказался не таким уж и сложным. А когда я переехал в "Боавишту", то мне даже переводчик не понадобился. Я уже через три месяца на португальском самостоятельно общался с журналистами – языки оказались достаточно похожими.

– В Италии всем футболистам, особенно легионерам, принято давать какие-нибудь короткие прозвища. Тебя как называли?

– Да, там действительно все сокращают. Меня в команде называли Ате или Руя – "русский".

– Помню, в свое время много говорили о том, как ты сломал челюсть Михайловичу. Как это произошло?

– Пройдя школу Серии А, я прекрасно знал как играют итальянские защитники. Они бьют по ногам, а уши болят. Тем более, такой жесткий игрок, как Синиша Михайлович, в особых представлениях не нуждается. От него в Италии многие нападающие настрадались. У него была такая привычка – когда идет верховая подача, он отпускает нападающего на пару шагов, чтобы затем вступить в борьбу за мяч не с места, а с небольшого разбега. И при этом еще всегда выставлял вперед локоть. Я играл против него, когда он еще выступал за "Сампдорию", и эту его манеру хорошо изучил. Несколько раз он мне достаточно больно бил локтем в голову. И вот в игре Лиги чемпионов с "Лацио" в Донецке я в одном из эпизодов повел себя точно так же – пошел в борьбу за верховой мяч с разбега и с выставленным вперед локтем. Я выпрыгнул выше, выиграл дуэль, и при этом локтем попал ему в челюсть. Михайловича увели с поля, но судья, надо отдать ему должное, посчитал это игровым эпизодом, и не стал меня наказывать.

– А какая у тебя самого была самая серьезная травма за карьеру?

– Это случилось в одном из матчей Серии А, когда бразилец Кафу поломал мне ребра. "Лечче" тогда играл с "Ромой". При счете 0:2, я забил один ответный гол, а вскоре мог забивать и второй – пробросил, помню, мяч себе на ход и выскакивал на вратаря. Так Кафу по-борцовски схватил меня руками и принял на колено. Я потом три месяца лечился и надолго потерял место в составе. Хорошо еще, что перелом без смещения, а то бы и легкие могли пострадать.

– У Олега Блохина есть книга воспоминаний "Гол, который я не забил". Тебе в этом контексте какой матч вспоминается прежде всего?

– Наверное, игра плей-офф за выход на чемпионат мира сборных Хорватии и Украины в Загребе в 1997-м году. При счете 0:1 я не реализовал, скажем так, 99-процентный момент. Помню, после подачи углового мяч отскочил ко мне. Я находился прямо по центру, метрах в четырех от ворот. Бил, казалось, наверняка, но мяч попал в колено бросившемуся под удар защитнику и перелетел через перекладину. А вскоре хорваты забили нам второй гол. Сравняй я тогда счет, думаю, и та игра, и двухматчевое противостояние в целом, да и моя судьба в сборной сложились бы по-другому. Больше всего жалею о том, что за свою карьеру не поиграл ни на чемпионате мира, ни на чемпионате Европы.

– Если бы сейчас можно было вернуться на 15-20 лет назад, какую черту тогдашнего Сергея Ателькина ты бы поменял в первую очередь?

Прежде всего, я бы добавил сдержанности. Очень я был горячий по молодости, дурковатый, как у нас говорят. Много совершил необдуманных поступков, часто рубил сплеча.

Фото - автора

Следите за нами:


Оцените этот материал:
Поделиться с друзьями:

Загрузка...
Авторизуйтесь на сайте, для того чтобы голосовать.
Комментарии (6)
Войдите, чтобы оставлять комментарии. Войти
Запорізьке Торпедо (zp)
хорошее интервью с достойным игроком, не знал что он успел побегать за мою любимую Парму. спасибо автору
Ответить
+2
0
Лекарь (село Дарница)
Царство Небесное, пусть пухом будет земля.
Ответить
+3
0
avatar
Yurko-Zahid (Валлего)
Земля пухом...
Ответить
+5
0
болельщик_футбола (Донецк)
спасибо за статью... вечная память...
Ответить
+6
-1
avatar
beatles (Крижопіль)
"...вступить в борьбу за мяч не с места, а с небольшого разбега..." - это как раз школа защитника, если и не заберешь мяч, то противник от тебя не убежит! И еще так особо ретивых нападающих "гасили", чтобы он при любом столкновении начинал беречь ноги и терять мяч) Это стиль игры Ирландии и Шотландии, потом и другие переняли! Но играть "кость в кость", как правило, старались лишь в очень важных матчах или против очень сильного соперника, потому что риск получить травму самому очень велик - никто ведь не железный! Хороший игрок был и человек хороший! Пусть земля ему пухом!
Ответить
+6
-1
TIRAN (Донецк (Украина!))
вечная память ЧЕЛОВЕКУ и ИГРОКУ!
Ответить
+7
-1


Новости Футбола

Лучшие букмекеры

Букмекер
Бонус

загрузка...