Bekannte unbekannte Schuster ᐉ UA-Футбол

Общие новости

Вот уже пять месяцев, как Бернд Шустер, знаменитый в недалеком прошлом футболист и начинающий тренер живет и работает в Украине
Общие новости
28.11.2003
пятница
18:55
Bekannte unbekannte Schuster
Рейтинг публикации
Вот уже пять месяцев, как Бернд Шустер, знаменитый в недалеком прошлом футболист и начинающий тренер живет и работает в Украине

ЕВРОПЕЙСКАЯ СОЛЯНКА

- Почему вы живете здесь? Отсюда ближе к Европе, чем из квартиры в центре Донецка?

- На самом деле все просто: я себе не принадлежу. У кого-то, возможно, складывается впечатление, что мой рабочий день длится ровно столько, сколько тренируется команда – пару часов. Но это ошибочное суждение – работы намного больше. В жизни на базе есть и свои плюсы. Я, например, не боюсь опоздать или чего-то не успеть. В моем распоряжении целые сутки. И потом, в Донецк я приехал без семьи. Это тоже немаловажно. Но то, что я все время нахожусь на закрытой территории, вовсе не означает, что я веду затворнический образ жизни и таким образом хочу ото всех отгородиться. Я сажусь в машину и еду в город, гуляю по улицам... Когда ко мне приезжали моя жена и дети, им понравилось. Правда, Донецк – типично индустриальный город, и здесь мало что можно посмотреть. Мы прошлись по площади Ленина, посетили рестораны. В "Боссано" ели итальянские блюда, в "Титанике" лакомились суши, поужинали в "Golden Lion"... Кстати, однажды забрел в настоящий украинский ресторанчик недалеко от стадиона "Шахтер". Забыл, как называется. Был немного удивлен, что ваша кухня – это "солянка" всех европейских кухонь.

- А как насчет пищи духовной? Например, вы ходили в театр?

- Пока нет. Но собираюсь. В следующем году приглашу семью, и мы вместе сходим на какую-нибудь премьеру.

- К тому времени как раз и русский язык выучите...

- О, этот русский! Поверьте, я очень хочу выучить ваш язык. Беру ежедневные уроки, читаю ваши газеты, смотрю ваши телеканалы, и не только те передачи, где показывают футбол. Между прочим, в свое время телевидение во многом способствовало тому, что я не только овладел испанским языком, но даже стал на нем думать. В принципе, я прилежный ученик, но эта кириллица!.. Например, вашу букву "Н" все время норовлю прочесть как латинскую "Н".

- Может, стоит чаще "ходить в народ"? Так сказать, для живого общения? Тем более что наши люди так устроены – могут первому встречному раскрыть свою душу. А после одной-другой рюмочки рассказать и о самом сокровенном.

- Думаю, что после водки человека любой национальности потянет на откровенный разговор. В том числе и в Германии. Вся разница лишь в том, что немцам нужно меньше водки, чем русским (смеется). Кстати, о спиртном. Недавно нас возили на экскурсию в Артемовск на завод шампанских вин.

- Понравилось?

- Шампанское? Божественное.

ГАЛСТУКИ ПЛОХО СОЧЕТАЮТСЯ С ФУТБОЛЬНЫМ ПОЛЕМ

- Можно ли сравнить ваш переезд из Германии в Испанию с переездом в Украину?

- В Испании я столкнулся со всем новым: менталитетом, привычками, едой, языком, которого не знал. По своей сути немцы – люди холодные и расчетливые. Как, кстати, и украинцы. Немцы все время куда-то торопятся, и их мысли заняты только одним – работой. В этом смысле испанцы лучше нас. Они тоже работают, но при этом не забывают просто жить. Встречаться с друзьями, веселиться... Спустя годы, проведенные в Испании, я изменился, стал более открытым, эмоциональным. В какой-то момент даже пришел к выводу, что больше чувствую себя испанцем, чем немцем. Но то, кем ты себя ощущаешь, вещь непостоянная и полностью зависимая от тебя. После Испании, в которой прожил 12 лет – с 81-го по 93-й, я вернулся на родину. И снова стал думать по-немецки и ощущать себя немцем. Думаю, что это естественный процесс. Если ты приезжаешь в чужую страну, не жди, что страна будет подстраиваться под тебя. Ты сам должен подобрать ключик к замку под названием "другой менталитет". Ты должен ценить культуру этой страны, уважать ее людей и то, что они делают. Этот процесс долгий, созидательный, и он зреет в общении. Вот поэтому я и учу ваш язык, чтобы в Украине чувствовать себя украинцем.

- Чему вы больше всего удивились в нашей стране?

- До приезда в Донецк я был уверен в том, что самые красивые в мире женщины – испанки. Теперь я знаю, что они на втором месте. После украинок. Ваши женщины настолько красивы, что на их фоне ваши мужчины выглядят просто блекло. Очень, надо сказать, разительный контраст. Впрочем, как известно, красота для мужчины – не главное. Его красит не внешность, а поступки. Я вспоминаю испанцев. Они перед зеркалом проводят больше времени, чем женщины.

- А что стало самым большим потрясением?

- То, что некоторые люди приходят на стадион посмотреть футбол, но они его не видят! На протяжении всего матча они безостановочно ходят вокруг поля, глядя либо себе под ноги, либо на трибуны. Не знаю, может, для Украины это типично...

- Говорят, чтобы понять менталитет нашего народа, надо постоять в очереди за хлебом или проехать в общественном транспорте. Вы знаете, сколько стоит буханка хлеба?

- Понятия не имею...

- А в троллейбусе ездили?

- Нет, но очень хочу попробовать. Мне говорили, что это того стоит.

- Ну, если вам не жалко пуговиц на пиджаке – рискните. Кстати, что-нибудь из одежды вы покупали в Донецке?

- Совсем немного. По натуре я спартанец – неприхотлив в еде, одежде, быту. Практически все время я в спортивной форме "Шахтера". И только в официальных случаях внимательно изучаю свой гардероб.

- Говорят, вы не любите галстуки.

- Люди как всегда преувеличивают. Просто галстуки плохо сочетаются с футбольным полем. Если я выйду к фанам команды эдаким напыщенным и расфуфыренным франтом, они будут смотреть на меня снизу вверх. А мне важно, чтобы мы смотрели друг другу в глаза. Я ценю равенство.

- И постоянство? Уже четверть века вы носите одну и ту же прическу...

- Э-э... (Смеется). За эти годы длинные волосы стали уже моей визитной карточкой. В Испании, например, меня узнавали именно по прическе. Знаете, мне тяжело расставаться с тем, к чему привык. А если честно, я как-то особо и не задумываюсь, что у меня на голове. Хотя ваши слова – "четверть века" – заставили меня содрогнуться. Может, действительно, пришла пора что-то изменить в своей внешности? Может, постричься наголо? (Поправляет рукой копну своих пшеничного цвета волос).

ЧТО НЕ УБИВАЕТ НАС, ДЕЛАЕТ НАС СИЛЬНЕЕ

- Кроме прически вы еще постоянны и в браке.

- Между прочим, – весело смеется Шустер, – в этом году нашему браку с Габи исполнится столько же лет, сколько и моей прическе – 25.

- Вы женились довольно-таки рано – в 19.

- Не думаю, что есть какие-то закономерности в ранних или поздних браках. Просто люди должны найти друг друга. В юности, наверное, срабатывает элемент случайности. Еще молоды, много эмоций, высока вероятность ошибки... Но ведь и в зрелом возрасте опытные люди тоже ошибаются. Брак – это не только чувства, это еще умение прощать, подстраиваться, понимать, доверять. В любом союзе горячие и эмоциональные отношения со временем проходят. Остается самое главное: сердцевина. Мы с Габи сумели ее сберечь.

- Если не секрет, как скоро вы сделали предложение руки и сердца своей жене?

- Это была любовь с первого взгляда, я сходил от Габи с ума. Во время первой встречи я вел себя достаточно уверенно. Вместе мы стали жить уже на третий день после нашего знакомства. А сама свадьба состоялась через четыре месяца.

- Ваши родители не были против столь раннего брака?

- Я женился так давно, что уже и не помню, как они к этому отнеслись... Я рос в обычной семье: папа, мама и сестра. Отец много работал. Знаете немецкую пословицу: "У мужчины в голове дело, а у женщины – дом?" – это про моих родителей. В свободное от работы время мой отец играл в футбол. Правда, на любительском уровне. К несчастью, он умер. Признаюсь, мне его чертовски не хватает... Когда-то он сказал: "Что не убивает нас, делает нас сильнее". Отец был прав. Несколько лет назад у меня в коленке обнаружили вирус. Врачи разводили руками: ничем помочь не можем. Но я поспорил с Судьбой и выиграл пари...

- Если не секрет, где сейчас ваши родные?

- Мама на пенсии, живет на юге Германии. Там же живет и моя сестра, которая младше меня на десять лет. Она замужем, воспитывает сына.

В ТУРИНЕ НЕ БЫЛО НЕМЕЦКОЙ ШКОЛЫ

- Если бы родились заново, что-то в своей жизни изменили?

- Нет, оставил бы все как есть. Хотя... (Задумался). Наверное, немного бы скорректировал свою карьеру. Я сыграл за национальную сборную Германии всего 22 матча. А мог бы сто. Впрочем, в таком случае, возможно, небеса забрали бы у меня что-то другое. Нет, пусть все идет своим чередом. Все, что ни делается – к лучшему.

- Вы сожалеете о том, что очень мало матчей провели в составе сборной своей страны. Но с другой стороны, вы же сами отказались играть за национальную команду. Почему?

- (Долго молчит). В 80-е годы чемпионат Бундеслиги был одним из сильнейших в Европе. Поэтому немцы резко осуждали тех игроков, которые покидали Германию. В их понимании это было и непатриотично, и ненормально. И когда я приезжал в сборную из "Барселоны", чувствовал, что некоторые партнеры относятся ко мне с холодком. Если не сказать больше – враждебно. И после мучительных раздумий я принял тяжелое, но твердое решение прекратить играть за сборную Германии. Несмотря на то, что выступать под флагом своей страны считал за честь и счастье.

- А как себя чувствует футболист, который сначала играет против "Реала" за "Барселону", а потом – наоборот?

- (Подпирает голову рукой). Это стоит невероятных психологических усилий. С первого дня моей карьеры в "Барселоне" и партнеры по команде, и жители города говорили мне, что я – их парень. Со стороны болельщиков я чувствовал столько любви и признательности, что просто не мог играть плохо. Все шло великолепно, я был королем. Но годы летят быстро. В команду пришло новое поколение, и в 88-м я понял, что мое время в "Барсе" закончилось. Поначалу о переезде в Мадрид не думал, поскольку возник вариант поиграть в "Ювентусе". Но с переездом в Италию возникла проблема. Моим детям нужно ходить в школу, а в Турине, как я узнал, нет немецкой школы. И я решил, что "Ювентус" как-нибудь обойдется без меня. Возможно, я бы отверг и последовавшее вскоре предложение "Реала", но в Мадриде есть очень хорошая немецкая школа. Пожалуй, это и было главным, что повлияло на мой выбор. Видит Бог, этот шаг стал одним из самых мучительных и трудных в моей карьере. Каких сверхусилий мне стоило на протяжении двух лет выходить на поле в футболке "Реала", известно только мне одному. Это невозможно понять. Это надо почувствовать на собственной шкуре.

22 МИЛЛИОНЕРА ГОНЯЮТ ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЕГО

- Какой матч в вашей карьере самый памятный?

- Уф-ф... Их было так много! Ну, напишите, что финал чемпионата Европы 80 года против Бельгии в Риме. (Этот матч сборная ФРГ выиграла со счетом 2:1 – прим. авт.).

- А самый памятный гол?

- В этом случае вариантов нет. Тот, который я забил с центра поля в ворота "Айнтрахта" из Франкфурта, когда играл в леверкузенском "Байере". Произошло это в чемпионате Бундеслиги после моего возвращения на родину из Испании.

- Сегодня гонорары футболистов потрясают воображение. Интересно, сколько бы стоил Шустер, играй он в наше время?

- (Задумывается). Даже не знаю... Но во всяком случае, намного больше, чем когда-то. А то, что нынешние цены на игроков просто умопомрачительные, я согласен. Но, на мой взгляд, дело вовсе не в цене как таковой. Великие футболисты достойны великой суммы. Я допускаю, что Роналдо или Бекхэм стоят 50 или сколько там миллионов евро. Беда в том, что ординарные футболисты, "середнячки", пусть и стоят меньше, но совсем не дешевы: и десять, и пятнадцать, и двадцать. Миллионов! Цены завышены неимоверно. Подумать только: мяч гоняют сплошь миллионеры! Футболисты не имеют цели, им не к чему стремиться, им не надо эволюционировать. Зачем прилагать усилия, если все подано на блюдечке – только ешь. Я, конечно, говорю не обо всех, но таких игроков много. Считаю, что это очень серьезная проблема нашего времени. И ее надо каким-то образом решать.

БЕРНД, ТЫ СУМАСШЕДШИЙ!

- Что означает ваша фамилия?

- Сапожник. На юге Германии живут тысячи Шустеров. Но Берндом повезло родиться только мне (смеется).

- И именно 22 декабря – в самую длинную в году ночь...

- Даже так? Я, признаться, об этом никогда не задумывался.

- Как собираетесь отмечать свой день рождения?

- Если честно, то этот день не представляет для меня ничего особенного. Утром моя семья как обычно поздравит меня, и ко времени ланча – все, аут, день рождения для меня окончен. Вы удивляетесь, а для меня это нормально.

- Вам звонят друзья?

- Постоянно. Практически со всеми происходит один и тот же диалог. "Бернд ты где? Ты сумасшедший! Украина? Где это?" Я – им: "Все замечательно. Я доволен" – "Неужели в Испании хуже?" – "Что поделаешь, это футбол". И успокаиваю: "I’ll be back", – Шустер заразительно хохочет и продолжает вполне серьезно: – Иногда в жизни надо совершать решающие поступки. Как в моем случае. Я молодой тренер, и мне хочется ступенька за ступенькой шагать к вершине. За успех в карьере я расплачиваюсь разлукой с семьей. Поверьте, очень тяжело после матчей, особенно неудачных, оставаться один на один со своими мыслями.

- Что тяжелее: быть совершенным игроком, тренером, мужем или отцом?

- Ни в одной ипостаси невозможно быть совершенным. Другое дело – быть хорошим, великолепным, лучшим. Мне сложно сказать, что труднее: быть хорошим тренером или мужем. И то, и другое – большая ответственность. Есть люди, которым судьбой и Богом дан шанс состояться в жизни. И они должны им воспользоваться. Когда человек сам себе не интересен, он и другим в тягость.

- Вы своим шансом воспользовались?

- Мне бы хотелось так думать. Во всяком случае я уже в 15 лет четко знал, чего хочу от жизни. Хотел стать профессиональным футболистом (загибает пальцы) – раз, и играть за национальную сборную – два. Хотел иметь семью – три, и детей – четыре. Я был абсолютно уверен в том, что состоюсь, сделаю карьеру и смогу прокормить семью. Наверное, мои амбиции, самолюбие подталкивали меня. Невольно сравниваю себя со своими сыновьями, которые сейчас живут в Америке. Бенджамину 22 года, Дэвиду – 21. Я вижу, вернее, не вижу, что они хотят в жизни, собираются ли жениться, где будут работать... В их возрасте я уже выиграл чемпионат Европы, состоялся как футболист, был женат и имел двух детей! Это огромное достижение. В этом плане сыновья меня немного расстраивают. Говорят, что ищут себя. Пару месяцев они пилоты, три месяца в какой-то команде во что-то играют... Но в любом случае я рад, что они не сидят без дела и не ждут, что кто-то им поможет и что-то за них сделает.

ОСОБЫЙ СЛУЧАЙ

- Четыре ребенка в семье – для Германии это нормально?

- У меня особый случай. Я всегда мечтал о дочери. Но и первый, и второй ребенок – мальчики. Я сказал жене, что будем рожать третьего, пятого – до тех пор, пока не родится девочка. И небеса смилостивились: на свет появилась Сара (взгляд Шустера теплеет). Я прекрасно помню, как мы мыли, пеленали наших деток, как они в годик-полтора забирались на руки и что-то лепетали... Три ребенка – это огромная ответственность. Мы никогда не делили детей на Бенджамина, Дэвида и Сару, а воспринимали их как единое целое. Шло время, дети подросли и пошли в школу. Однажды во время завтрака мы с Габи почувствовали, что в доме как-то пусто и непривычно тихо. В общем, мы родили Ребекку. Когда росли старшие дети, я не мог уделять кому-то из них больше внимания. Ребекке же я достался в полное распоряжение. И те шесть-семь часов, пока старшие были в школе, я посвящал своей младшей дочери. Это были самые замечательные мгновения в моей жизни.

- Где сейчас ваши дочки?

- В Германии. Сара учится в университете, будет учителем. У нас, кстати, вся семья удивилась ее выбору. Но ей это по душе. Бекке – 15, она еще школьница. Откровенно говоря, мне немного не по себе, что в такой переломный период ее жизни я нахожусь в другой стране. Может, "телефонное воспитание" для кого-то и выход, но не для меня. Но что поделаешь? Се ля ви...

НЕМЕЦКИЙ ФАН ХОККЕЙНОЙ СБОРНОЙ СССР

- Любовь к футболу вам привил отец?

- Мимо. Это сделала моя бабушка. Когда мне исполнилось четыре года, я получил от нее в подарок футбольный мяч. Она раньше всех поняла, что ее внук и футбол не могут существовать раздельно. Интуиция ее не подвела.

- Обычно футболисты не самые лучшие в школе ученики. Вы – исключение из правил?

- (Качает головой). Я не огорчал родителей плохими оценками, но скажу честно, особо и не радовал. После школы бежал на футбольное поле, с большой неохотой уходил с него, а ночью мне снился футбол. Школу я закончил в 15 лет, после чего три года работал вместе с отцом. Это был единственный выбор, поскольку моих знаний для университета не хватало. Свою профессиональную футбольную карьеру начал в 18. Точкой отсчета стал "Кельн".

- Если бы не стали футболистом, то кем?

- Я страстный поклонник гольфа и хоккея с шайбой. Кстати, в 70 – 80-е годы я был сумасшедшим фаном сборной СССР, старался не пропускать ни одного матча с участием этой великой команды. Советские хоккеисты были потрясающими мастерами. Их игрой нельзя было не восхищаться.

- Что еще вы любите?

- Море. В Испании у нас был дом на Ибице, и все лето мы проводили на побережье. Я даже яхту купил. Но потом моя семья стала часто переезжать, и я подсчитал, что яхта задействована только три-четыре недели в году. А это непозволительно мало. Пять лет назад скрепя сердце я ее продал. Но когда стану пенсионером, снова куплю яхту и выйду на ней в открытое море...

Читайте самые интересные новости футбола в Telegram, Facebook и Viber
Подписывайтесь на наш канал YouTube
Оцените этот материал
Голосов 1
Новости по теме
Загрузка...
Реклама
Авторизуйтесь на сайте, для того чтобы голосовать.
Комментарии (0)
Войдите, чтобы оставлять комментарии. Войти
 

© UA-Футбол 2002-2018.
Все права на материалы, находящиеся на сайте www.ua-football.com, охраняются в соответствии с законодательством Украины.
Материалы сайта предназначены для лиц старше 18 лет (18+).
Пишите нам: [email protected]


Продолжая просматривать www.ua-football.com, вы подтверждаете, что соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Согласен