Василий Евсеев: «В Элисте побывал даже в тюрьме» ᐉ UA-Футбол

Общие новости

В нынешнее межсезонье Василий Евсеев возглавил киевский ЦСКА
Общие новости
26.02.2004
четверг
20:47
Василий Евсеев: «В Элисте побывал даже в тюрьме»
Рейтинг публикации
В нынешнее межсезонье Василий Евсеев возглавил киевский ЦСКА

Мы разговаривали больше двух часов. Беседа с прославленным футболистом, поигравшим в киевском “Динамо” в середине 80-х, могла спокойно растянуться и на более длительное время. Василию Евсееву, ставшему с недавних пор наставником столичного армейского коллектива, в самом деле есть что рассказать. В этом могут убедиться читатели “ВС”.

“Первое время работал с вратарями”

- Василий Аркадиевич, для самостоятельной работы, стало быть, уже созрели? Не поздновато ли – в 41 год начинать?

- Все мы рано или поздно делаем первые шаги в этой жизни. Я не склонен считать, что уже «перерос» тот возраст, когда можно сделать новый вираж в карьере, начав работать самостоятельно. Взять, к примеру, Семена Альтмана. Не всякий, наверное, знает, что для работы «главным» он «созрел» в 50 лет, возглавив тираспольский «Шериф». А до этого помогал Анатолию Бышовцу в московском «Динамо», Виктору Прокопенко в одесском «Черноморце». Словом, каждому свое время.

- Первый тренерский опыт, если не ошибаюсь, вы приобрели в «Уралане»?

- Да, Павел Яковенко приобщил меня к тренерской работе. Мне было 34 года, когда он предложил стать его помощником. Дескать, ты попробуй, а там видно будет. «Посмотришь, оботрешься малость. Может, не все у тебя сразу будет получаться, но ты не робей. В нашей работе – главное терпение», - говорил мне тогда Яковенко. Я не стал возражать. Второй круг сезона 1996 года исполнял обязанности играющего наставника. А когда чемпионат закончился, полностью переключился на новую должность. Первое время работал с вратарями. Признаться, чувствовал себя не в своей тарелке. Я, всю жизнь проигравший на позиции защитника, и буду заниматься с голкиперами – кто бы мог подумать? Но ничего, пришлось осваивать для себя новое. С подопечными мне сильно повезло. Имея под рукой таких стражей ворот, как Медин, Тарахтий и Алексеев, признаюсь, получал от работы одно удовольствие.

- Извините, что перебиваю, но взять в толк никак не могу: отчего это вы ввязались в работу с вратарями?

- Сейчас это может показаться смешным, а тогда – восемь лет назад – никого не удивляло, если приходилось одновременно выполнять свои непосредственные обязанностями и попутно заниматься другими. В случае с «Ураланом» в штатном расписании клуба не было должности тренера по работе с голкиперами, вот мне-то, по настоянию Яковенко, пришлось восполнить пробел.

- Какими у вас были отношения с Павлом Яковенко? Говорят, он человек с непростым характером.

- Пашу могу охарактеризовать кратко: трудоголик. Таких тренеров, как он, еще поискать надо! Мог 24 часа в сутки, без устали и сна, заниматься любимым делом. Вспоминаю, бывали случаи, когда нам предстояли важнейшие матчи (в 1997 году «Уралан» боролся за выход в высший российский дивизион и таки добился своего – прим. авт.), так вот Яковенко по несколько раз просматривал видеокассеты с записью будущего соперника. Ему говорят: «Паша, иди отдохни. Поспи немного, утром рано вставать». Он все равно стоял на своем. Дескать, пока не изучу до мелочей игру соперника, о сне не может быть и речи. Вот такой он человек – работоспособный, целиком и полностью отдающийся любимому делу.

- Какие воспоминания остались от работы в Элисте?

- Когда впервые приехал в столицу Калмыкии, охватил ужас. «Как здесь люди живут, не понимаю?» - первое, что пришло тогда на ум. Постоянные ветра, сухой климат. Летом жара достигает отметки в 40 градусов. Никакой природы – кругом одни степи. Податься толком некуда. Ни развлечений тебе, ни культурных центров, ни увеселительных заведений – ничего!

- Как же в таком случае коротали время?

- Телевизор смотрели. Временами это надоедало, но выбора у нас особого не было. Довольствовались тем, что имеем. Один раз, правда, нас всей командой отвели в тюрьму. Так, на экскурсию. Посмотрели на «зэков», чем они живут, чем дышат за колючей проволокой. Нормальные люди есть среди них. И что было особенно приятно, встречались среди заключенных болельщики «Уралана».

- Инфраструктура клуба отвечала амбициям руководства, мечтавших увидеть калмыцкую команду в элите российского футбола?

- О чем вы говорите! На весь город – одно футбольное поле, на котором одновременно тренировались и проводили домашние матчи плюс еще одно нестандартных размеров. Вот все, чем располагала на тот момент футбольная Элиста. Это уже потом «Уралан» обзавелся современной базой с тренировочными полями. А тогда о нормальных условиях приходилось только мечтать.

- Чем же можно было заманить игрока в далекую от цивилизации Калмыкию?

- Хорошими зарплатами, премиальными. Не секрет, что в Элисту, жертвуя личными интересами и подчас карьерным ростом, в поисках заработка тогда бросилось немало футболистов, представлявших разные футбольные школы. Украина была представлена наиболее широко – практически весь тренерский корпус плюс с дюжину футболистов.

- 1997 год золотыми литерами вписан в историю «Уралана». Впервые команде покорилась планка высшей лиги. Как отметили столь знаковое событие?

- Президент Калмыкии Кирсан Иллюмжинов закатил по этому поводу небывалых размахов праздник. На главной площади города собралась много народа, устроили концертную программу, которую венчал праздничный фейерверк. С тех пор день выхода “Уралана” в высшую лигу считается выходным в Калмыкии.

Домой, в Киев

- Яковенко ушел из «Уралана» при загадочных обстоятельствах. А вместе с ним - и группа украинских футболистов, определявших игровое лицо команды. В их числе фамилия Евсеева не значилась…

- Мне по контракту положено было доработать еще год. Проработав еще один сезон с Виталием Шевченко, который сменил на тренерском посту Яковенко, я вернулся обратно домой, в Киев.

- Чем занимались первое время?

- Поигрывал за ветеранов киевского «Динамо». С бывшими партнерами объездил практически все бывшие союзные республики. А в России где только не приходилось бывать – на Урале, в Сибирь ездили. И везде матчи с нашим участием собирали аншлаг. Народ узнавал, подходили болельщики разных поколений, просили автографы. Приятно, черт возьми. К тому же, такие гастроли приносили неплохой барыш.

- Как возник вариант с «Ворсклой»?

- Все получилось настолько быстро и неожиданно, что даже времени для принятия решения у меня не оставалось. Позвонил Андрей Баль и говорит: «Вася, я принимаю «Ворсклу». Давай ко мне помощником. Час тебе на раздумье». Сомнений у меня не возникло. И час, данный Балем на размышления, не понадобился вовсе. «Помогу, - отвечаю ему по телефону. – С удовольствием помогу». Уже на следующий день я отправился в Полтаву для ознакомления с новым местом работы.

- После Элисты Полтава показалась раем?

- Город, и впрямь хороший. Много достопримечательностей, церквушек разных, музеев. Река Ворскла своей красой радует глаз. Жаль только, ни разу с Андреем Михайловичем Балем не посчастливилось на рыбалку выбраться. Собирались неоднократно, но в последний момент планы, словно карточный домик, рушились. Времени все не хватало.

- Вы с Балем – заядлые рыбаки?

- Не то чтобы заядлые… Хотелось попросту немного отдохнуть от футбольных дел: выехать на речку, закинуть удочки и насладиться тишиной, иногда нарушаемую свириканием кузнечиков.

- Чем, на ваш взгляд, обусловлены последние неудачи «Ворсклы»?

- Поначалу финансовыми неурядицами, окутавшими полтавский клуб. Затем, когда «Ворсклу» под свое крыло взяла компания «Нафтогаз» и денежный вопрос перестал остро стоять на повестке дня, возникли трудности психологического характера. Одно дело, когда команда, одной ногой стоявшая в первой лиге, была объединена единой целью – избежать наихудшего (и задачу выполнила, потерпев во втором круге минувшего чемпионата всего четыре поражения). И совсем другая, когда перед футболистами поставили новую высоту – еврокубки. К сожалению, не все оказались к этому готовы. А может, не все этого хотели…

- Баль сильно переживал по поводу поражений?

- Очень. Вы бы видели его лицо после каждой неудачно проведенной игры. Андрей ходил весь черный. Его решение уйти с поста наставника «Ворсклы» до сих пор считаю поспешным. Последней каплей, переполнившей чашу терпения Андрея, стало фиаско в Киеве от «Арсенала» (0:4). Мне почему-то сдается, останься он в Полтаве, и ему удалось бы вывести команду из пике, в которое она попала на старте чемпионата.

- Вместе с главным наставником «Ворсклу» покинул весь тренерский штаб…

- Все, за исключением Ивана Шария, отдавшего лучшие годы своей игровой карьеры полтавской команде. Решение уйти вслед за Балем – вполне обоснованное, поскольку мы работали в одной упряжке. А стало быть, и за результат отвечали тоже вместе.

- Долго без работы оставаться вам не пришлось. Как в ЦСКА оказались?

- В один из январских дней раздался телефонный звонок от вице-президента армейского клуба Сергея Григоровича, который предложил возглавить команду. Я ответил согласием.

- Не думали над тем, почему руководство ЦСКА остановило выбор на вашей кандидатуре?

- Не уверен, конечно, однако, мне кажется, Володя Лозинский, уходя из ЦСКА в «Ворсклу», сосватал меня в перволиговый столичный клуб. Может, еще кто-то предложил фамилию Евсеева на должность наставника армейской дружины. В любом случае, благодарен всем за доверие и поддержку.

- Раньше за выступлениями армейцев следили?

- Чтобы пристально – нет. Был на двух домашних матчах с харьковским «Металлистом» (1:0) и ивано-франковским «Спартаком» (0:2). По тем играм целостную картину относительно сильных и слабых сторон моей нынешней команды составить трудно. Ведь это были разные встречи – и по накалу, и с точки зрения результата. Более детально можем поговорить с возобновлением чемпионата.

- Один год – а именно на такой период вы заключили контракт с ЦСКА – достаточный срок, чтобы «слепить» хорошую команду? Ведь сам Лобановский на этот счет неустанно повторял, что на создание боеспособной «единицы» необходимо года три.

- Начнем с того, что пришел я не на пустое место. Необходимо продолжить нажитые традиции, заложенные в свое время Бессоновым и приумноженные Кузнецовым и Лозинским. Так что с «нуля» команду собирать не придется.

- Всех подопечных уже поименно знаете?

- Сейчас знаю всех без исключения. Первое время тяжелее приходилось. Даже в специально отведенную тетрадь записывал фамилию и инициалы каждого футболиста. Из всех ребят наибольшие хлопоты доставил Женя Шупик (смеется). Его фамилию, признаться, запомнил лишь с надцатой попытки.

- Вы приверженец какого футбола?

- Несмотря на то, что всю жизнь отыграл в обороне, мне по душе быстрый, атакующий, агрессивный футбол. Иногда, правда, в зависимости от обстоятельств, приходится жертвовать принципами и действовать на поле, как говорится, по ситуации. Но сугубо защитную манеру игры, которую, к примеру, исповедовал канувший в Лету ФК «Александрия», не считаю губительной по отношению к развитию футбола.

- Как относитесь к сказанному президентом московского «Спартака» Андреем Червиченко о том, что молодые специалисты, еще не имеющие достаточного тренерского опыта, должны начинать работу с коллективов физкультуры?

- В корне с ним не согласен. Сейчас ситуация такова, что любой уважающий себя человек, ставший на тренерскую стезю, хочет поработать в нормальных условиях и попытаться добиться определенных результатов, обратив таким образом на себя внимание футбольной общественности. С командами, выступающими ниже уровня второй лиги, достичь чего-то в нынешнее время невозможно. В союзные времена, не спорю, восхождение к тренерскому олимпу, необходимо было начинать с этих некогда популярных соревнований. И уровень другой, и закалку любой наставник получал что надо! После коллективов физкультуры сам черт был не страшен.

«Попросить квартиру у Лобановского не мог. Язык не поворачивался»

- За работой кого из западных специалистов следите?

- Нравится подход к делу англичанина Фергюсона, подкупают методы работы итальянца Капелло. По-моему, природа обоих наделила тренерскими задатками с детства. Талант, каким обладают эти матерые наставники, заработать или купить просто невозможно.

- В один ряд с ними можно смело поставить Валерия Лобановского. Какие воспоминания остались от работы с мэтром?

- Наилучшие. В «Динамо» я пришел из луганской «Зари» в конце 83-го. Помню нашу первую встречу с Васильичем. Я, молоденький паренек, и он, великий тренер, на тот момент выигравший Кубок Кубков и Суперкубок, приводивший неоднократно динамовцев Киева к победе в союзном чемпионате. Честно говоря, с трудом верилось, что рядом со мной сам Лобановский. Тем не менее, Васильич всегда держал дистанцию «игрок – тренер». И никогда игрокам не обещал, скажем, места в «основе» или еще чего-то. Он вызывал к себе и, находя необходимые слова, давал веру в то, что ты будешь играть. Он умел убеждать. Обладал, как мне кажется, для этого даром, данным от Бога. По себе знаю. Придя в «Динамо», у меня за душой ничего не было. Я не мог сказать - а уж тем более потребовать - квартиру, машину. У меня, наверное, язык не повернулся бы сказать что-то подобное. Но Васильич, по всей видимости, прочитал немой вопрос в моих глазах и сказал: «Тебе квартира нужна. Семья все-таки, ребенок на руках маленький». Через год я получил жилье, затем «подогнали» авто. Забота Лобановского о ребятах чувствовалась во все времена.

- В середине января в нашей газете вышла заметка «Евсеев стал армейцем». В ней, в частности, говорилось, что ваши лучшие годы прошли в киевском «Динамо». Согласны?

- На все сто процентов. В составе «Динамо» дважды становился чемпионом Союза, выигрывал Кубок сезона. Поиграл под началом великого Лобановского. О чем еще можно мечтать?..

- Медали сохранились?

- А как же! Занимают достойное место на стене. Все целехоньки. Жаль только, сильно потускнели. Раньше, будучи мальчишкой, наивно полагал, медали, те, что вручаются за победу в чемпионате, сделаны из благородного металла. Позже, став чемпионом, и получив заслуженную награду, переменил свое мнение (смеется).

- Если проводить параллели с тем периодом, зарплаты футболистов были невысокими? Сколько, к примеру, получал игрок основного состава?

- Футболисты считались обеспеченными людьми. Представьте себе, игрок основного состава команды высшей лиги получал 250 рублей ставку плюс 100 – за выигрыш. Зарплаты в первой лиге мало чем отличались от элитных – 200 ставка и 80 – за победу.

- Мало кто знает, что в вашей карьере, похожей на пеструю ленту, был и заграничный период. Если можно, подробнее о пребывании в Израиле: как туда попали, с кем играли, титулы, достижения. Одним словом, все, что интересует рядового болельщика.

- В 1991 году я с «Шахтером» на сборах в Израиле был. Мной и Игорем Петровым заинтересовали тамошние скауты. Правда, ехал я поначалу не в «Маккаби», а в другой какой-то клуб. Но представители команды из Хайфы, в которой на тот момент уже выступал экс-динамовец Витя Чанов, быстренько подсуетились и так я оказался в «Маккаби», в составе которого стал бронзовым призером. Именной кубок до сих пор хранится в домашнем музее. Жаль, в полной мере проявить себя в Израиле не удалось. Повредил заднюю поверхность бедра…На этом для меня период пребывания на Земле обетованной закончился.

«С женой учился в одном классе»

- Ваша семья – о ней мало кто знает. Рано женились?

- В 18 лет. Со своей спутницей жизни – очаровательной Ириной – учился в одном классе. Даже жили неподалеку. Сразу после окончания школы подали заявление в ЗАГС. Родители, в общем-то, не возражали. В их глазах, скорее, читалась некая озабоченность по поводу будущего молодоженов. Но ничего, с трудностями мы как-то справились. Двоих детей воспитываем. Виктория появилась на свет в 1982 году, а спустя пять лет – Евгений.

- Сын пошел по стопам отца?

- Да. Занимается в динамовской школе. В нынешнем году у его группы так называемый выпуск. Посмотрим, что будет дальше.

- О чем мечтаете?

- Быть всегда востребованным как специалист и быть полезным обществу как человек. И чтобы в семье все было хорошо.

- Нет обиды, что вам так и не дали шанса попробовать силы в первой союзной сборной?

- Да какая может быть обида? Я прошел все этапы сборных – от юношеской до олимпийской. До уровня первой команды страны, наверное, все-таки не дорос. Возможно, не доработал где-то. А быть может, просто не хватило везения. В таких случаях я всегда говорю: каждый из нас кузнец своего счастья.

- Будь возможность вернуться назад, лет, эдак, на 20, что поменяли бы?

- Ничего не менял бы. Ошибки совершал, как в жизни, так и на футбольном поле. Вот поэтому сейчас, будучи наставником армейской команды, стараюсь помочь их избежать своим подопечным. Хотя бы в пределах изумрудного прямоугольника…

Юрий САМОТКАН, «Весь Спорт»

Читайте самые интересные новости футбола в Telegram, Facebook и Viber
Подписывайтесь на наш канал YouTube
Оцените этот материал
Голосов 1
Загрузка...
Реклама
Авторизуйтесь на сайте, для того чтобы голосовать.
Комментарии (0)
Войдите, чтобы оставлять комментарии. Войти
 

© UA-Футбол 2002-2018.
Все права на материалы, находящиеся на сайте www.ua-football.com, охраняются в соответствии с законодательством Украины.
Материалы сайта предназначены для лиц старше 18 лет (18+).
Пишите нам: [email protected]