Вадим Соснихин: Статус директора штрафной перешел и в мою внефутбольную жизнь ᐉ UA-Футбол

Общие новости

2 августа ему было бы всего лишь шестьдесят шесть!
Общие новости

Максим Максимов
05.08.2008
вторник
13:07
Вадим Соснихин: "Статус "директора штрафной" перешел и в мою внефутбольную жизнь"
Рейтинг публикации
2 августа ему было бы всего лишь шестьдесят шесть!

80 динамовских лет вместили немало фамилий доблестных капитанов, каждый из которых непременно был личностью и в футболе, и в жизни. Но только один из них, кстати, коренной киевлянин, в дополнение к капитанской повязке, заслужил почетное звание «Директор»!

Им стал центральный защитник Вадим Соснихин, чей независимый характер отразился и на поведении на футбольном поле, а потом и в жизни… 2 августа ему было бы всего лишь шестьдесят шесть!

Соснихин Вадим Александрович.

Родился 2 августа 1942 года в Киеве. Центральный защитник. Рост - 182 см, вес - 81 кг. Воспитанник футбольной школы №1 – с 1957 г. и школы «Динамо» – 1959-60 гг. В «Динамо» – с сентября 1960 г. В чемпионатах СССР сыграл 291 матч, забил 2 гола. Чемпион СССР 1966, 1967, 1968, 1971. Второй призер чемпионатов – 1965, 1969, 1972. Обладатель Кубка страны 1964, 1966 гг. В еврокубках – 18 матчей (КЕЧ-12, КОК – 6). Капитан «Динамо» – 1971 г. В списке «33» – №2 (1966, 1968, 1971), №3 (1964, 1967, 1969). В сборной СССР (1966-67, 1971) – 4 матча; в олимпийской сборной (1971) – 3 матча. Участник отборочных матчей ОИ-72. Капитан олимпийской сборной СССР – 1971. Тренер школы «Динамо» (К) – 1974-91.

О «непроходимом» центральном защитнике киевского «Динамо» вспоминают не только партнеры по команде… Первым, к кому я обратился, был Николай Федорович Пинчук – капитан того молодежного состава киевского «Динамо», который выиграл первые в истории клуба золотые медали первенства СССР.

Вам было по восемнадцать и тренеры «взрослого» «Динамо» уже начинали присматриваться к некоторым игрокам…

Когда в 60-м мы стали чемпионами Союза, почти весь основной состав нашей команды были приглашены в динамовский «дубль»… Да, к нам присматривались и иногда даже выпускали на несколько минут… Ведь даже в «основе» играли не такие уж «возрастные» игроки: лишь Макарова и Войнова можно было бы назвать ветеранами... Сучкову было 26, Турянчику – 25, Каневскому – 24, Щеголькову – 23, Базилевичу – 22, Лобановскому и Трояновскому – по 21, Сабо и Серебрянникову – по 20… Не знаю, как еще надо было играть, чтобы кого-то из них можно было бы вытеснить из состава!.. Через несколько лет из нашей компании в «Динамо» остался только бывший центрфорвард Вадик Соснихин, который к тому времени уже играл на месте центрального защитника…

В энциклопедическом справочнике «Русский футбол за 100 лет» написано, что боевой вес Соснихина, при росте в 182 сантиметра, составлял 81 килограмм – не много ли?..

А это ему даже придавало солидности... Но Вадим при этом не потерял ни скорости и мощи, ни техники обращения с мячом.

В той статье мне особенно понравилась концовка: «Ключевой игрок обороны «Динамо» второй половины 60-х – начала 70-х. Физически сильный, массивный, хорошо технически подготовленный, умел правильно выбрать позицию, расчетливо сыграть на перехвате, был аккуратен в подстраховке. Временами совершал длинные рейды к штрафной соперников...»

За эти качества его к тому времени уже называли «директором» штрафной площадки…

Знаю, что вы с Соснихиным дружили – можешь рассказать о нем подробнее?

Я начинал в динамовской школе, а Вадик пришел к нам из ДЮСШ №1, которая относилась к ГорОНО (городской отдел народного образования), где он тренировался у легендарных Михаила Борисовича Корсунского и Владимира Федоровича Качанова. Это были настоящие самородки, воспитавшие огромное количество квалифицированных футболистов, среди которых – настоящие звезды отечественного футбола: Каневский, Лобановский, Соснихин, Мунтян, Кащей... Этот список при желании можно было бы продолжить.

Вадим с самого начала играл в обороне?

Наоборот – все время играл в нападении – был типичным таранным форвардом. Много забивал, и уже в детском возрасте к нему начали присматриваться тренеры взрослых команд. В 59-м, когда после окончания школы Вадим понес свои документы в КИСИ, неожиданно «подсуетился» Виктор Степанович Жилин и, уговорив родителей, увез его в винницкий «Локомотив»… Однако стать «железнодорожником», как, впрочем, и «строителем», Вадиму не судилось: в «Динамо» начал работать главным тренером Вячеслав Александрович Соловьев, который взялся за омоложение команды. Жилин вынужден был уступить...

В это время Николай Федорович Фоминых вместе с Николаем Павловичем Мельниченко готовили на базе «Динамо» юношескую команду для участия в первенстве Союза среди групп подготовки клубов высшей лиги... Коллективчик у нас собрался что надо: ровный во всех линиях, с непроходимой защитой и забивным нападением. В 1960 году мы с огромным преимуществом завоевали приз Союза спортивных обществ и организаций СССР: забили 59 голов при 6 пропущенных – редкое достижение в футболе!..

Можешь вспомнить, кто играл в том чемпионском составе?

Володя Крамаренко, Шурик Липенко, Толя Шитый, Витя Шаронов, Витя Руденко, Игорь Петров, Дима Линник, Валера Кравчук, Володя Малахов, Володя Коковякин, Александр Водопьянов...

Фамилии ваших игроков в то время были известны всем киевским болельщикам... К тому же, среди «настоящих» футболистов вижу Александра Липенко, ставшего известным журналистом. Жаль, что не все заиграли в Большом футболе...

Все вроде бы складывалось отлично, однако, когда нашу команду перевели в дубль «Динамо», там задержались лишь Соснихин, Кравчук и я. Правда, в нападении Вадиму закрепиться не удалось. И это, несмотря на то, что после нашего успеха его призвали под знамена юношеской сборной СССР, в которой он играл в чудесной компании с Эдиком Маркаровым, Муртазом Хурцилавой, Геной Логофетом, Сашей Коваленко... Но, как известно, взрослый и юношеский футбол – две большие разницы, как говорят в Одессе: здесь и защитники искуснее и злее, и с партнерами необходимо общаться на более высоком профессиональном уровне...

Ситуация становилась критической: на горизонте замаячили команды рангом пониже, и вот-вот пришлось бы собирать вещички... Хорошо, что Михал Михалычу Коману, который тренировал дубль, пришло в голову попробовать Вадика в «хавах»... Некоторое время он помогал атаке из глубины поля, приноровился перемещаться не только в штрафной площадке соперника, но и далеко от чужих ворот… Но в основном составе «Динамо» с полузащитниками всегда был перебор: здесь играли отличные мастера вполне футбольного возраста… В конце концов Вячеслав Александрович Соловьев нашел ему место в центре обороны… Однако прошло около двух лет, прежде, чем Соснихин стал игроком основного состава. Уже в команде Виктора Александровича Маслова...

Это было всего лишь шесть лет назад…

Тогда Вадим готовился праздновать свой 60-летний юбилей и мне удалось с ним побеседовать – это было очень интересно. Приведу лишь несколько цитат…

Вадим Александрович, представляю, как легко и приятно тебе игралось рядом с такими опытными защитниками, как Турянчик, Щегольков, Островский!..

Это были ребята – что надо. С ними, если бы понадобилось, я, не думая, без колебаний, пошел в разведку!.. В простонародьи считается, что главная задача обороны обезопасить свои ворота от пропущенных мячей. И это правильно. Но не совсем... Нашим защитникам было недостаточно просто разрушать атаки соперников, они стремились даже в непосредственной близости от своих ворот ИГРАТЬ в футбол. Подчас, может быть, рискуя... Но именно играть, а не РАБОТАТЬ!. Конечно, все это – в рамках дозволенного! Правда, иногда их все-таки захлестывало желание сымпровизировать и тогда они позволяли себе обводить нападающих соперников …в своей штрафной…

Бедные тренеры при этом теряли сознание на скамейке запасных!.. А против Стрельцова ты тоже позволял себе импровизацию?

С Эдиком экспериментировать было категорически запрещено: внешне абсолютно безучастный к событиям, разворачивающимся на поле, он в мгновение ока мог взорваться и, накручивая обороняющихся одного за другим, оказаться в самом опасном месте возле ворот. Если я не успевал занять правильную позицию, он мог легко «отодвинуть» меня, как шкаф. Несмотря на мои далеко «не детские» габариты…

Сезон 1971 года был для тебя поистине звездным: ребята избрали капитаном, а Москва начала приглашать в различные сборные...

А ведь Сан Саныч Севидов уже планировал отправить меня на пенсию!.. Но, думаю, не моя игра была тому причиной: я уже считал себя «дембелем» – курил и не собирался этого скрывать от тренера. Раньше у нас был всего лишь один такой курильщик – Леха Островский, которому разрешил «смалить» еще Маслов... Помню, как-то на традиционной встрече с болельщиками института сверхтвердых сплавов – на моей родной Куреневке – наши места с Севидовым оказались рядом. За столом мы слегка «накатили» и я, вынув из кармана пачку сигарет, положил ее на стол... Тренер недоуменно поднял брови! Чувствуя, что он ждет объяснений, я достаточно нагло заявил: «Директору все дозволено!..» Интеллигентный Севидов молча принял мой вызов, но, видимо, решил, что незаменимых людей не существует… И во Львове даже нашли Журавского, которого планировали на мое место. С тех пор участились случаи, когда по непонятным причинам я оставался «на банке»... Обиднее всего было сидеть на скамейке, когда в 72-ом «Арарат» обыграл нас в финале Кубка. Уверен, при мне гол бы нам за две минуты до свистка не забили! Я плакал, как ребенок... А Севидова после этого отправили обратно в Москву, а на его место пригласили Лобановского, для которого я уже был «ветераном»... И «директора» отправили на пенсию! Вместе со мной «ушли» и совсем еще молодого Бышовца…

А эта твоя бравада: «Я – директор!» – не отпугивала ли она от тебя людей? Уж не «звездочка» ли это была?

Ничего не поделаешь – я никогда скромностью не отличался... Не стану скрывать, мой особый статус «директора штрафной» постепенно перешел и во внефутбольную жизнь. Не всем, конечно, нравилось, что я постоянно демонстрирую свою независимость, исключительность даже, а то и значительность... Сначала это, скорее всего, была юношеская бравада, чем зазнайство… Потом стало привычкой. Но есть масса людей, которые до сих пор считают меня искренним, добрым, честным, свойским человеком – рубахой-парнем... Но найдется немало и таких, которые, увидя мою крупногабаритную фигуру, «загорелое» лицо и наглые глаза, прикрытые темными очками, скажут: «Вот еще один «великий», который не может себе цены составить!..» На это я уже не обижаюсь: каждый занимает в жизни то место, которое отвоевал – «такова се ля ви!..»

Ты и в сборных считался «директором»?

В молодежной сборной я был капитаном... Потом, во время подготовки к Мюнхену-72 Александр Пономарев и Николай Гуляев пригласили меня в олимпийскую сборную. Через эту команду прошло не меньше пяти десятков лучших футболистов страны – тренеры все никак не могли выбрать... Поначалу меня даже избрали капитаном. Но мне удалось провести в отборочных играх всего лишь три официальных матча. Правда, слетал с командой в Южную Америку, где мы наигрались вволю, исколесив за месяц Бразилию, Парагвай, Эквадор и Колумбию... Перед самой Олимпиадой Москва начала окончательно тасовать состав, дергать тренеров... В общем, в Мюнхен я не попал и «бронзы» не получил. А жаль, мне понравилась и обстановка в сборной, и вдумчивые, толковые тренеры...

Бытовало мнение, что в сборную все-таки легче было попасть, живя в Москве?..

Наверное. Правда, тогда очень высоко котировался Алик Шестернев, которого было нелегко сдвинуть с нашей общей позиции... И, тем не менее, и ЦСКА, в котором он играл, и «Спартак» да и столичное «Динамо» не раз засылали в Киев «гонцов», предлагая мне райские условия... Но что такое Москва по сравнению с Киевом! А с Шестерневым мы все равно оставались друзьями, и я никогда бы не занял его место в сборной такой ценой...

А что скажешь об отношениях с прессой – мешали или помогали?..

Это особый разговор. Хотя у меня всегда были отличные отношения с твоими коллегами… Правда, в мое время не было такого количества газет и телеканалов, но тогдашние «мэтры»: и Аркадий Галинский, и Михаил Михайлов, и Владимир Маевский, и Дэви Аркадьев – были по отношению к футболистам предельно толерантны. Создается впечатление, что сегодняшние «полуметры» журналистики намного больше нас, профессионалов, разбираются в футболе... Впрочем, мне не нравилось, что тогдашняя пресса, если и писала, то исключительно о нападающих: голы Комана, Зазроева, Каневского, Бибы, Лобановского – расхваливались на все лады, а мы, защитники, постоянно оказывались в тени.

Но великолепная игра Лермана и Голубева, Турянчика и Соснихина, Щеголькова и Островского – разве не была причиной массовых восторгов?..

Это ведь болельщики нас так ценили, а твои коллеги были намного сдержанней. Я ведь говорил, что скромностью не страдаю? Так вот послушай: мне кажется, что, играя последнего защитника, я все же был своего рода новатором – ходил вперед, часто выступал в образе «плеймейкера»... Выглядел скорее созидателем, чем разрушителем. Играл так, как сегодня играют лучшие защитники мира... А до сих пор никто даже не подошел и не поговорил со мной на эту тему!.. Неужели в Украине все центральные защитники – сплошные Турянчики, Голубевы и Соснихины?..

А вот, кстати, почему, несмотря на удивительное понимание игры, твой тренерский путь был так короток?

В динамовской школе я работал с мальчишками 1959-60 годов рождения. Нельзя сказать, что мне не нравилось возиться с детьми, но почему-то казалось, что, работай я со взрослой командой, успехи были бы более значительны. Правда, моей группе все же удалось занять высокое второе место в первенстве СССР, уступив в финале тбилисцам... А тут еще родился сын и вместо тренера я стал нянькой...

Назови хотя бы пару фамилий твоих воспитанников...

Пожалуйста: Баранов, Бобаль, Микуланинец, Долинский, Догадайло, Веселов, Марченко...

Это не тот ли Веселов, который содержит «Интеркас»?

Именно. Кстати, Сережа, хоть и не стал профессиональным футболистом, зато нашел себя в бизнесе и очень многое делает, поддерживая ветеранов. А Витя Догадайло – кем только не был: и судьей, и научным сотрудником, и тренером!..

Если бы «повезло» и тебе предложили начать жизнь заново?

В КИСИ я документы точно бы не понес – снова стал бы футболистом. Но, правда, уже не тем Соснихиным, который курил и отлынивал от тренировок!.. Ведь, если быть честным, я работал примерно процентов на 30-40...

«Директору» все дозволено?..

И все-таки «директора» еще помнят...

А как же иначе: когда ты был в ударе, лучшего стоппера надо было поискать!

P.S.Через год после нашей беседы «Директора» не стало… Большой и шумный, он ушел из жизни тихо и незаметно – лег спать и… Теперь к нему можно придти на Байковое кладбище, где он нашел вечный покой в хорошей компании – рядом с Олегом Макаровым и всеми любимым Леонидом Быковым… Недалеко – скромный обелиск Леонида Островского. Мир их праху!

Читайте самые интересные новости футбола в Telegram, Facebook и Viber
Подписывайтесь на наш канал YouTube
Оцените этот материал
Голосов 1
Загрузка...
Реклама
Авторизуйтесь на сайте, для того чтобы голосовать.
Комментарии (1)
Войдите, чтобы оставлять комментарии. Войти
Pancher (Киев)
Спасибо за статью. Многое напомнило... И тот озорной крик с трибун болелы-юмориста, завопившего на весь стадион при падении споткнувшегося о чужую ногу, никогда не падающего Соснихина: "Караул!!! Сосну срубили!!!". И то как Сосна-Директор вместе с таким же по габаритам нападающим Пахтакора Красницким бежали рядышком через всё поле пытаясь толкнуть друг друга плечом, лишь слегка покачиваясь от тех толчков, от который любой другой летел бы дальше чем видит... Сначала играл в паре с Турянчиком, а затем была непроходимая пара Соснихин - Круликовский. Классный защитник был. Царство ему небесное!
Ответить
0
0
 

© UA-Футбол 2002-2018.
Все права на материалы, находящиеся на сайте www.ua-football.com, охраняются в соответствии с законодательством Украины.
Материалы сайта предназначены для лиц старше 18 лет (18+).
Пишите нам: [email protected]


Продолжая просматривать www.ua-football.com, вы подтверждаете, что соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Согласен